Нравственные аспекты социального предпринимательства: морально-этическое самосознание и чувство личного достоинства

Кадол Ф.В.1, Кадол Н.Ф.2
1 Гомельский государственный университет им. Ф. Скорины
2 Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации - Высшая школа корпоративного управления

Статья в журнале

Социальное предпринимательство и корпоративная социальная ответственность
Том 1, Номер 1 (Январь-март 2020)

Цитировать:
Кадол Ф.В., Кадол Н.Ф. Нравственные аспекты социального предпринимательства: морально-этическое самосознание и чувство личного достоинства // Социальное предпринимательство и корпоративная социальная ответственность. – 1970. – Том 1. – № 1.

Аннотация:
Современный социальный предприниматель играет важную роль в создании благоприятной морально-психологической атмосферы в обществе и государстве. На его возлагаются не только чисто экономические функции, но и социально-нравственные и морально-этические. Помогает их реализации высокий уровень морально-этического самосознания и чувство собственного достоинства субъектов социальной предпринимательской деятельности. В этой связи в статье ставится и решается проблема нравственного аспекта социального предпринимательства. Для этого используется соответствующий философско-этический, социально-нравственный и психологический материал о нравственном и социальном достоинстве личности.

Ключевые слова: социальное предпринимательство, социально-нравственные ценности, морально-этическое самосознание, чувство личного достоинства, экономическое развитие общества, государства



Нравственные аспекты социального предпринимательства: морально-этическое самосознание и чувство личного достоинства
Кадол Ф.В. 1, Кадол Н.Ф. 2 1 Гомельский государственный университет им. Ф. Скорины, Гомель, Беларусь 2 Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации – Высшая школа корпоративного управления, Москва, Россия

АННОТАЦИЯ:
Современный социальный предприниматель играет важную роль в создании благоприятной морально-психологической атмосферы в обществе и государстве. На него возлагаются не только чисто экономические функции, но и социально-нравственные и морально-этические. Помогает их реализации высокий уровень морально-этического самосознания и чувство собственного достоинства субъектов социальной предпринимательской деятельности. В этой связи в статье ставится и решается проблема нравственного аспекта социального предпринимательства. Для этого используется соответствующий философско-этический, социально-нравственный и психологический материал о нравственном и социальном достоинстве личности.

ФИНАНСИРОВАНИЕ:

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: социальное предпринимательство, социально-нравственные ценности, морально-этическое самосознание, чувство личного достоинства, экономическое развитие общества, государства

Moral aspects of social entrepreneurship: moral and ethical self-awareness and a sense of personal dignity
Kadol F.V. 1, Kadol N.F. 2 1 Francisk Skorina Gomel State University, Belarus 2 RANEPA, Russia

ABSTRACT:
The modern social entrepreneur plays an important role in creating a favorable moral and psychological atmosphere in society and the state. The entrepreneur is assigned not only purely economic functions, but also socio-moral and moral-ethical ones. A high level of moral and ethical self-awareness and self-esteem of subjects of social entrepreneurial activity helps realization of the above mentioned functions. In this regard, the article raises and solves the problem of the moral aspect of social entrepreneurship. For this purpose, appropriate philosophical, ethical, socio-moral and psychological material about the moral and social dignity of the individual is used.
KEYWORDS: social entrepreneurship, social and moral values, moral and ethical self-awareness, sense of personal dignity, economic development of society, state

Received: 24.03.2020 / Published: 31.03.2020
© Author(s) / Publication: PRIMEC Publishers
For correspondence: Kadol F.V. (nkadol@yandex.ru)
CITATION:
Kadol F.V., Kadol N.F. (2020) Nravstvennye aspekty sotsialnogo predprinimatelstva: moralno-eticheskoe samosoznanie i chuvstvo lichnogo dostoinstva [Moral aspects of social entrepreneurship: moral and ethical self-awareness and a sense of personal dignity]. Sotsialnoe predprinimatelstvo i korporativnaya sotsialnaya otvetstvennost. 1. (1). – 000-000. doi: 10.18334/social.1.1.110946

ОБ АВТОРАХ: Кадол Федор Владимирович, доктор педагогических наук, профессор (nkadol@yandex.ru) Кадол Наталья Федоровна, кандидат экономических наук (nkadol@yandex.ru)
ЦИТИРОВАТЬ СТАТЬЮ:
Кадол Ф.В., Кадол Н.Ф. Нравственные аспекты социального предпринимательства: морально-этическое самосознание и чувство личного достоинства // Социальное предпринимательство и корпоративная социальная ответственность. – 2020. – Том 1. – № 1. – С. 000–000. doi: 10.18334/social.1.1.110946

В настоящее время социальное предпринимательство охватывает достаточно широкий диапазон действий предпринимателей. Эти действия основаны на использовании деловых навыков для более эффективного решения социальных проблем и нормализации экономических отношений между различными категориями производителей и потребителей материальных и духовных ценностей. Следует отметить, что социальные предприниматели не только очень деятельные люди, но и очень сплоченные и социально ответственные. Им необходимо быть способными анализировать, предвидеть, общаться, сочувствовать, проявлять энтузиазм, защищать интересы малоимущих граждан, быть посредниками. В своей деятельности они сочетают свободу и ответственность, честь и достоинство личности, морально-этическое самосознание [3, c. 9] (Kadol, 2020, р. 9). Все эти аспекты лежат в качестве нравственной основы социального предпринимательства.

В постсоветских странах сформировался достаточно заметный социальный слой предпринимателей, занятых инициативной экономической деятельностью. Он приобрел относительно высокий социально-экономический статус и сформировался в качестве самостоятель­ного элемента современного общества, который начал эффективно функционировать во благо общества и отдельного человека. При этом преодоле­ваются определенные трудности, неизбежные по объективным причинам данного периода времени для постсоветских стран. Предприниматель в этих странах начал выпол­нять свою главную общественную функцию – выступать органи­затором общественного производства, отлаживая гибкую систему его функционирования, способную работать на удовлетворение реальных потребностей общества, его отдельных структур и кон­кретных граждан. Все это придает современному предпринимательству большую социальную направленность и актуализирует развитие социального предпринимательства, делает его одним из важ­нейших факторов социального развития современного общества [5, с. 17] (Kadol, Zapadnyuk, 2009, р. 17).

Так как деятельность субъектов социального предпринимательства связана с выполнением экономических и социальных функций, то при определении их эффективности следует иметь в виду проявление как экономического, так и социального эффекта. Поэтому в современной системе предпринимательской деятельности на первый план выходят личностные качества, ценности и компетентности предпринимателя, то есть нравственный и морально-этический аспект предпринимательской деятельности. Социальное предпринимательство – это вид профессиональной деятельности человека, а не только способ организации эффективного производства и получения прибыли. К нему приемлемы все те морально-этические требования, которые характерны и для других сфер профессионального труда и социальной самореализации современного человека. В этой связи весьма интересную мысль высказал известный российский специалист в области профессионального самоопределения личности академик Е. А. Климов. Он связывал нравственность, морально-этическую культуру личности и чувство личного достоинства человека с его альтруизмом, готовностью думать о завтрашнем дне, «переживать чувство ответственности перед широкой общностью людей, включая и далеких потомков» [8, с. 163] (Klimov, 2006, р. 163). В этой связи ученый отмечал, что «идеалы служения (трудом, мастерством) народу, потомкам не вытекают из естественнонаучного знания. Эти идеалы, нормы нравственности, гуманистического (человеческого) видения мира (мировоззрения), положительного отношения к людям. Необходимость этих идеалов нельзя доказать как, скажем, геометрическую теорему. Но можно сослаться на то, что люди, которых ценят и помнят профессиональные общности, человечество, этим идеалам следовали. И это уместно считать напутствием, образцом для каждого из нас» [8, с. 163] (Klimov, 2006, р. 163). Приведенное высказывание подтверждает социальную значимость морально-этического начала в человеке в любую эпоху, подтверждает неприемлемость нигилистического отношения к людям, которые на первый план своей профессии ставят нравственность и социальную ответственность, что непосредственно относится к социальному предпринимателю. Очень высоко оценивал социально-нравственные качества в профессиональной деятельности человека Л.Н. Толстой. «Из всех наук, которые должен знать человек, главнейшая есть наука о том, как жить, делая как можно меньше зла и как можно больше добра», – писал классик художественной и социально-философской мысли России. Все это напрямую относится к методологии предпринимательской деятельности вообще и социального предпринимательства в частности.

Также следует отметить, что многие общественные деятели прямо или косвенно утверждают о наличии в современном обществе глобальных трудностей для развития у современного человека нравственного самосознания и чувства личного достоинства. Рассуждая подобным образом, легко прийти к прямому отрицанию моральных ценностей, можно постепенно прийти к «моральному аморфизму» – отрицанию социально-нравственных начал в жизни общества и их значимости для социального благополучия человека, а в сфере предпринимательской деятельности, когда на первый план ставится получение максимально возможной прибыли – прямой путь в «социальный дарвинизм». Разумеется, в условиях кризисного или переходного периода в экономике и политике можно наблюдать определенный безнравственный беспредел. Весьма односторонним становится чувство личного достоинства человека, когда в обществе главной ценностью становятся материальные блага. Но мы в большей мере солидарны с мыслителями-гуманистами, которые придерживаются более оптимистических взглядов и на первый план в социальной самореализации человека ставят не материальное, а его социально-нравственное богатство, связанное с обретением человеком своего истинного человеческого достоинства на основе своей нравственности и морально-этической культуры. Восточная народная мудрость также гласит: «Если хочешь быть благородным, не допускай к себе алчности и не давай ей места в сердце».

Убеждают в правильности этой позиции воспоминания людей, которые попали в критические ситуации, например, в концлагерь. По воспоминаниям известнейшего европейского психолога В. Франка, из царства смерти (концлагеря) могли выйти, пройти самый жестокий социальный отбор только те, «кто мог вести духовную жизнь. Если кто-то переставал ценить духовное, спасения не было, и ему приходил конец. Сильное влечение к жизни при отсутствии духовной жизни приводило к самоубийству… Духовная жизнь заключенного укрепляла его, помогала адаптироваться, повышала его шансы выжить» [16, с. 231] (Frank, 1990, р. 231).

Решая эту проблему в условиях современного социума, следует исходить из того, что чувство личного достоинства человека является одним из древнейших социальных и нравственных чувств. Поэтому может возникнуть вполне закономерный вопрос: «Что же нового можно внести в содержание нравственного аспекта социального предпринимательства, если о морально-этическом самосознании, чести и личном достоинстве человека говорят и пишут с незапамятных времен, отстаивая свою честь и личное достоинство, вызывают оскорбителя на дуэль, идут на смерть ради того, чтобы сохранить свое достоинство и репутацию?». Отвечая на этот вопрос, следует сделать ссылку на работы известного российского психолога Б.С. Братуся. В предисловии к книге знакового методолога современной научной мысли В.И. Слободчикова Б.С. Братусь пишет: «Вспомним Л.С. Выготского, который охарактеризовал современную ему психологию двумя словами: «Человека забыли». Разве не ту же характеристику можно во многом адресовать и современной нам психологии, и современной педагогике, где антропологический принцип столь часто бывает затушеван как в грубых (смешение с психикой животного), так и в тонких формах (игнорирование проблем ценностей, совести, милосердия и т.п.)» [14, с. 7] (Slobodchikov, 2009, р. 7). Приведенный перечень моральных ценностей может быть продолжен понятиями чести и достоинства личности, так как именно они отражают эмоционально-ценностное отношение современного человека к самому себе, понимание необходимости соответствовать требованиям социума, без выполнения которых не может состояться человеческое в человеке, не может быть сформировано ответственное поведение.

Довольно часто наблюдается нивелирование внимания к социально-нравственным, морально-этическим и эстетическим факторам развития человека. Возникает проблема, связанная с объективной необходимостью культивировать в сознании и поведении современного предпринимателя универсальные ценности, придающие человеку нравственную устойчивость и позволяющие избежать формального отношения к общественному мнению. Важнейшими из таких ценностей являются нравственное самосознание и чувство личного достоинства. Именно они «больше всего возвышают человека», наполняют конкретным духовно-нравственным содержанием социальный прогресс, а также придают практическим действиям социального предпринимателя «высшее благородство».

С позиции особенностей экономической деятельности социального предпринимателя, его морально-этического самосознания чувство личного достоинства проявляется в такой социально-этической категории, как честность. В контексте рассматриваемой нами проблемы честность – морально-этическая характеристика честного и правдивого человека, его нравственное качество, черта характера, формирующиеся на основе высоконравственного отношения человека к самому себе и другим людям, стремления быть правдивым, держать данное слово, в обязательном порядке выполнять взятые на себя обязательства. К этому побуждает человека данное честное слово, за нарушение которого последует недоверие к человеку. Честность социального предпринимателя, как и его чувство личного достоинства, предполагает отсутствие обмана и самообмана, лжи и лицемерия. Современные предприниматели предпочтение отдают работникам, проявляющим честность и правдивость.

Подобно морально-этическому самосознанию и чувству личного достоинства честность имеет внутреннюю и внешнюю стороны. Внешняя – это правдивость перед другими, внутренняя – принципиальность по отношению к себе, объективная самооценка своих достоинств и недостатков. Честность предполагает отсутствие дезинформации, что в условиях экономической и политической конкуренции не всегда считается нравственной нормой.

Честность социального предпринимателя затрагивает глубинные внутренние аспекты его нравственной сущности, предполагает отсутствие сугубо эгоистических мотивов осуществления предпринимательской деятельности или чисто корыстных интересов. В честности преобладает мотив справедливости, моральной свободы и ответственности. В этой связи честность близка по смыслу с такими моральными ценностями, как деловая репутация, честь и личное достоинство, искренность, твердость характера и нравственная устойчивость личности. «Честность не только первый шаг к величию, она сама по себе величие» (Н. Г. Чернышевский). Все это относится к современным видам социального предпринимательства и личностным характеристикам социального предпринимателя.

Приступая к рассмотрению социально-нравственной сущности понятия «чувство личного достоинства» как базовой характеристики социального предпринимателя, подчеркнем его первостепенную значимость как социально-этического феномена. Выдающийся представитель гуманистической мысли В.А. Сухомлинский считал достоинство личности цементирующей основой нравственного развития личности, что правомерно отнести и к социальному предпринимателю. Обращаясь к своим современникам, он писал: «Есть такая тонкая и нежная, сильная и мужественная, неприкасаемая и несгибаемая вещь – достоинство человеческой личности. В жизни человек соприкасается с красотой и подлостью, радостью и горем; в его духовной жизни бывают часы торжества и часы страдания; душу его потрясает всепоглощающая любовь и чувствование мерзости; бывают такие повороты и стечения обстоятельств, когда необходимо отказаться от удовольствия и пойти на жертву... возвыситься силой своих мыслей, убеждений над чувствами и эмоциональными порывами. Все это требует достоинства» [15, c. 160–161] (Sukhomlinskiy, 1975, р. 160–161). Проявление социальным предпринимателем чувства личного достоинства составляет один из главных стимулов его профессиональной деятельности.

В православной морали и этике морально-этическая культура и чувство личного достоинства заключаются в самом человеке. Известный специалист в области философской гуманистики Е.В. Золотухина-Аболина отмечает, что «вся религиозно-философская западноевропейская традиция усматривает достоинство человека в его богоподобии. Достоинство человека – в его возможности, будучи земным существом, выбрать путь к Богу, правильно употребить свою свободу» [2, с. 160] (Zolotukhina-Abolina, 1999, р. 160). С этой точки зрения человек должен стремиться к нравственному совершенству. При этом одним из основополагающих правил для каждого человека должно стать стремление преодолевать свои дурные свойства и качества: злость, гнев, зависть, коварство, жадность. То есть религиозная традиция предполагает в качестве стимула социально-предпринимательской деятельности нравственное проявление человеком своего человеческого достоинства, основанного на морально-этическом самосознании.

Вместе с тем целесообразно отметить, что проповедь религиозного послушания и покорности судьбе обрекает предприимчивого человека на пассивное отношение к самоутверждению своей социальной и личной значимости. Поэтому в более поздний период развития христианства так называемые еретики восстали против смирения человека перед своей греховностью, объявили его достойным человеческого счастья, права на самоутверждение, в том числе и через предпринимательскую деятельность, которой придавалась социальная направленность.

На заре зарождения социального предпринимательства среди активных предпринимателей и верующих начало употребляться выражение «Вера без дела мертва». То есть любая социальная предпринимательская деятельность предполагает активную нравственную позицию, стремление не на словах, а на деле быть полезным людям. В этой связи выделим рассуждение итальянского философа П. Мирандола в «Речи о достоинстве человека», которую называют манифестом ренессансного гуманизма. Он писал: «Я создал тебя существом не небесным, но и не только земным, не только смертным, но и бессмертным, чтобы ты, чуждый стеснений, сам себе сделался творцом и сам выковал окончательно свой образ. Тебе дана возможность пасть до степени животного, но также и возможность подняться до ступени существа богоподобного – исключительно благодаря твоей внутренней воле» [1, с. 96] (Gusev, 1987, р. 96). В общественном сознании постепенно созревала идея о том, что предприимчивый человек по своей внутренней природе предрасположен к общественному признанию и самоуважению на основе анализа социальных результатов предпринимательской деятельности. Характерное в этом отношении высказывание знаменитого французского мыслителя XVII века Паскаля, который считал, что «чем бы человек ни обладал на земле: прекрасным здоровьем, любыми благами жизни, но он все-таки недоволен, если он не пользуется почетом у людей». Комментируя эту мысль, А.И. Липкина заключает: «Таков человек, такова его природа! Он не может успешно действовать без поддержки других, без их одобрения… Сознательно или бессознательно, мы все хотим знать свою человеческую цену» [11, с. 37] (Lipkina, 1976, р. 37). Неслучайно видные мыслители развивали идею о том, что человек, пока живет, думает об одобрении других. Тем самым передовая общественная мысль поднимала личностную значимость достоинства человека, содействовала развитию у него уверенности в своем человеческом достоинстве и совершенстве, позволяющей ему проявлять свою морально-этическую культуру и нравственную репутацию в процессе предпринимательской деятельности. В историческом плане она все больше и больше приобретала оттенки социальной направленности.

Социально обоснованный подход к интерпретации нравственной значимости достоинства личности начал складываться в эпоху Возрождения, когда в общественном сознании утвердилась идея о высоком предназначении каждого человека независимо от его сословной принадлежности и рода деятельности. «Достоинство не утрачивается от низкого происхождения человека, лишь бы он заслужил его своей жизнью, – писал поэт и мыслитель Ф. Петрарка. – И действительно, если добродетель дает истинное благородство, я не вижу, что может помешать кому бы то ни было стать благородным. Истинно благородный человек не рождается с великой душой, но сам себя делает таковым великолепными своими делами» [1, с. 17–18] (Gusev, 1987, р. 17–18). Весьма популярной становится идея о том, что морально-этическое самосознание и достоинство личности выражаются в совокупности интеллектуальных, эстетических и физических качеств, наполнении их нравственным смыслом, развитии в человеке всего человеческого через разнообразные виды предпринимательской деятельности, в том числе и благодаря социальному предпринимательству, которое встает на защиту «униженных и оскорбленных».

Именно в этом ключе рассматривали достоинство личности представители немецкой классической философии. В частности, И. Кант считал, что личное достоинство человека «не допускает замены себя чем-то иным в качестве эквивалента». В этом смысле все люди равны в своем достоинстве, каждый утверждает свою ценность сам, своим образом жизни, путем исполнения своего социального долга. Кроме того, Кант считал, что каждый обязан понимать и чувствовать, что со стороны других людей он нуждается в истинно человеческом отношении, должен обладать глубоким самоуважением и уважать других. Кант также утверждал, что человек как разумное существо не может быть уподоблен простой вещи повседневного обихода и «является целью сам по себе». Он признавал, что морально-этическое самосознание и чувство личного достоинства являются важным мотивом социальной активности человека, так как могут побудить человека к «общеполезным поступкам». Такие поступки, в свою очередь, связаны со стремлением человека к общественному признанию. По мнению философа, нравственное отношение человека к себе «состоит не в том, чтобы красиво одеваться, хотя все должно быть опрятно; не в том, чтобы удовлетворять свои страсти и наклонности – наоборот, следует проявлять умеренность и воздержанность, – а в том, чтобы человек обладал известным внутренним достоинством, которое придает ему благородство по сравнению со всеми прочими созданиями; его прямая обязанность – не отрекаться от этого общечеловеческого достоинства в своем собственном лице... Обязанность по отношению к самому себе, – заключает мыслитель, – состоит в том, чтобы человек соблюдал человеческое достоинство в самом себе...» [7, с. 203–204] (Kant, 1980, р. 203–204). Вместе с тем Кант усматривал в сохранении человеком своего достоинства некоторые эгоистические мотивы, определенное своекорыстие, проистекающее у отдельных индивидов из стремления к показному блеску, что прежде всего касается предпринимательской деятельности, дающей успешному человеку соответствующий материальный достаток, социальные соблазны и излишества, связанные с этим достатком.

Следует подчеркнуть, что философские взгляды Канта на достоинство человека актуальны и в современной экономической этике. В современном этическом словаре морально-этическая культура человека и его достоинство трактуются «с точки зрения внутренней ценности, соответствия собственному предназначению». Принци­пиально таковы уже исторически ранние представления о достоинстве, привязанные к социальному статусу человека; соответственно, достоинство тем выше, чем выше статус. На это указывает и употребление в посттрадиционных обществах словосоче­тания «внутреннее благородство» для обозначения достоинства, которое вместе с тем сви­детельствует и о том, что в достоинстве выражается благородство, отличное от иерархи­чески высокого происхождения или положения. Таково моральное понятие достоинства как «общечеловеческого достоинства» (И. Кант), которым обладает индивид как личность; достоинство человека определяется не его происхождением, богатством, образованием или социальным положением, а присущим ему как индивидуальной личности и гражданину свободой. По Канту достоинство противостоит лю­бым иным практическим побуждениям, в частности своекорыстным. Само­ценность достоинства удостоверяется тем, что оно, в отличие от цены, не имеет эквива­лента; и как «внутренняя ценность» имеет отношение не к склонности и по­требности, а соответствует статусу» [18, с. 125] (Apresyan, Guseynov, 2001, р. 125). Именно через альтруизм и чувство личного достоинства социальный предприниматель наиболее успешно реализует свое истинное человеческое предназначение, принося пользу себе и другим людям.

Яркие высказывания об эмоционально-ценностном смысле чувства личного достоинства в социально-предпринимательском развитии человека принадлежит К. Марксу. В своем выпускном сочинении «Размышления юноши при выборе профессии» он писал: «Достоинство есть именно то, что больше всего возвышает человека, что придает его деятельности, всем его стремлениям высшее благородство…» [12, с. 294] (Marks, Engels, 1978, р. 294). Критикуя «угодническую» теорию социальной жизнедеятельности человека, он подчеркивал, что учение, которое проповедует блаженство низкопоклонства и презрение к самому себе, вполне подходит для доблестных монахов, но никогда не подойдет решительным людям. Как видим, отмеченные западноевропейскими философами морально-этическое самосознание и достоинство личности относятся к важнейшим стимулам социального становления личности. Они обратили внимание на социальную значимость этих качеств для человека. Это было заметным продвижением в научной постановке вопросов достоинства личности, признании прав каждого человека быть носителем этого качества, что не потеряло своей значимости и в настоящее время с точки зрения мотивов и стимулов социального предпринимательства.

Центральное место в социальном становлении человека отводили морально-этическому самосознанию и достоинству личности также и представители российского просветительного движения. Русские просветители развивали идею о том, что каждый человек должен содействовать благу сограждан своего Отечества.

Литературный критик В.Г. Белинский, отвечая на вопрос «В чем должна состоять нравственность?», утверждал, что она состоит «в пламенной, непоколебимой вере в достоинство человека, в его высокое назначение», являющейся источником «всех человеческих добродетелей, всех действий». По его мнению, один из высочайших принципов истинной нравственности заключается в уважении к человеческому достоинству во всяком человеке без различия лица, прежде всего за то, что он человек [13, c. 38] (Poznanskiy, 1949, р. 38).

В.Г. Белинский полагал, что чувство собственного достоинства является основным свойством человеческой природы. Поэтому абсурдной является ситуация, когда люди не уважают достоинство других, но еще хуже, когда «человек вовсе не уважает собственного достоинства». Все эти социально-нравственные максимумы легко трансформируются на систему морально-этических качеств и чувства личного достоинства социального предпринимателя как выразителя экономических интересов широких слоев населения.

Современные мыслители также считают большим злом превращение человека в робота, в безликое существо. Во многих монографических работах подчеркивается, что если человек утрачивает свободную волю, личностную активность и способность сопротивления насилию, то он теряет свою человеческую природу, превращается в вещь и безропотное орудие труда. Весьма жалким является положение человека, когда в обществе главной ценностью становятся деньги, когда люди обращаются друг к другу как держатели денег или ценных бумаг. Но большинство философов-гуманистов придерживаются оптимистических взглядов и на первый план в социальной реализации человека ставят осознание и обретение им своего человеческого достоинства. В частности, известный немецко-американский философ, психолог и социолог Эрих Фромм писал, что «… в истории есть место жестокости и разрушению, надо стараться понять, как человечество ухитрилось сберечь свое достоинство, доброту и доблесть, примеры проявления которых мы находим в исторических летописях (и у огромного количества представителей современного общества), причем человечество не только сохранило и развило эти качества, но и обогатило их, даже несмотря на то, что происходило с людьми на всем протяжении многовековой истории» [17, c. 331–332] (From, 1998, р. 331–332). Тем более важно руководствоваться морально-этическим принципом и чувством нравственного достоинства современным предпринимателям, так они действуют в социально и юридически защищенном пространстве.

По-особому сказано об этом в экзистенциалистской философии. Ее главные представители К. Ясперс, А. Камю и Ж.П. Сартр поставили вопрос: «Как жить человеку, лишенному прогрессивных и обнадеживающих представлений о своем будущем, перед лицом исторических катастроф?» Отвечая на него, они утверждали, что человек может оставаться человеком, только познавая ценностную сущность своего предназначения. Но в повседневной жизни далеко не каждый человек понимает смысл своего бытия. Для познания себя ему необходимо оказаться в «пограничной ситуации», то есть в состоянии глубокого кризиса, внутреннего сильного страха, ситуации жизненной катастрофы или даже приближающейся смерти. Попав в критическое положение, человек освобождается от ранее сковывавших его условностей. При этом он наиболее глубоко осознает себя, свою социально-ценностную сущность и человеческое достоинство. Именно они помогают человеку стать активным социально ориентированным предпринимателем.

Сторонники экзистенциализма защищали собственную ценность человека как общественного существа, впервые объявили высшей социальной ценностью не человека вообще, а конкретного индивида, способного к саморазвитию и самоутверждению.

В завершение следует отметить, что обретая свое достоинство, человек обретает свободу осмысленного жизненного выбора. При этом свобода состоит в том, что человек не формируется в результате естественной или социальной необходимости, а сознательно формирует себя сам, каждым осмысленным действием и поступком. Только в этом случае свободный человек будет нести ответственность за все совершенное им, а не оправдывать свое поведение течением обстоятельств или влиянием чужой воли. В этом и состоит его предпринимательское достоинство как социально активного созидателя и благотворителя. Для развития социального предпринимательства возрастает значение личностных социально-нравственных качеств и ценностей, что оказывает непосредственное воздействие на формирование его социально значимой направленности и составляет его методологическую доминанту в целом.

ИСТОЧНИКИ: 1. Гусев Г.М. Странствия Великой мечты. / 2-е изд., доп. – М.: Мол. гвардия, 1987. – 431 c. 2. Золотухина-Аболина Е.В. Курс лекций по этике. – Ростов н/Д.: Феникс, 1999. – 384 c. 3. Кадол Н.Ф. Гражданская ответственность социального предпринимательства в мировой практике // Народная асвета. – 2020. – № 5. – c. 8-12. 4. Кадол Н.Ф. Институциональные основы развития социального предпринимательства: зарубежный опыт. / Монография. - Москва: МАКС Пресс, 2020. – 140 c. 5. Кадол Н.Ф., Западнюк Е.А. Социальное предпринимательство и социальное партнёрство в рыночной экономике. - Брянск: Дельта, 2009. – 206 c. 6. Кадол Н.Ф. Специфика социального предпринимательства как инновационного фактора экономического роста // Друкеровский вестник. – 2020. – № 2(34). – c. 187-200. – doi: 10.17213/2312-6469-2020-2-187-200 . 7. Кант И. Трактаты и письма. – М.: Наука, 1980. – 710 c. 8. Климов Е.А О становлении профессионала: приближение к идеалам культуры и сотворение их (психологический взгляд). - М.: Московский психолого-социальный институт, 2006. – 176 c. 9. Конституция Республики Беларусь. / (с изменениями и дополнениями). Принята на респ. рефер., 24 ноября 1996 г. - Мн. : Беларусь, 1997. – 95 c. 10. Купала Я. Чаму плача песня наша? // Наша ніва. – 1913. – № 26. – c. 3. 11. Липкина А.И. Самооценка школьника. - М.: Знание, 1976. – 64 c. 12. Маркс К., Энгельс Ф. Размышление юноши при выборе профессии. / О воспитании и образовании. В 2 т. Т. 2. - М.: Педагогика, 1978. – 291-295 c. 13. Познанский Н.Ф. В.Г. Белинский о воспитании. – М.: Учпедгиз, 1949. – 128 c. 14. Слободчиков В.И. Антропологические перспективы отечественного образования. / Монография. – Екатеринбург: Информ.-изд. отд. Екатеринбургской епархии, 2009. – 264 c. 15. Сухомлинский В.А. Мудрая власть коллектива. – М.: Мол. гвардия, 1975. – 240 c. 16. Франк В. Человек в поисках смысла. – М.: Прогресс, 1990. – 368 c. 17. Фром Э. Бегство от свободы: человек для себя. – Мн.: Попурри, 1998. – 672 c. 18. Апресян Р.Г., Гусейнов А.А. Этика. / Энциклопедический словарь. – М.: Гардарики, 2001. – 671 c.

REFERENCES:
Konstitutsiya Respubliki Belarus [Constitution of Belarus] (1997). Mn.: Belarus. (in Russian).
Apresyan R.G., Guseynov A.A. (2001). Etika [Ethics] M.: Gardariki. (in Russian).
Frank V. (1990). Chelovek v poiskakh smysla [Man in search of meaning] M.: Progress. (in Russian).
From E. (1998). Begstvo ot svobody: chelovek dlya sebya [Escape from freedom: a man for himself] Mn.: Popurri. (in Russian).
Gusev G.M. (1987). Stranstviya Velikoy mechty [Wanderings of the Great Dream] M.: Mol. gvardiya. (in Russian).
Kadol N.F. (2020). Grazhdanskaya otvetstvennost sotsialnogo predprinimatelstva v mirovoy praktike [Civil responsibility of social entrepreneurship in the world practice]. Narodnaya asveta. (5). 8-12. (in Russian).
Kadol N.F. (2020). Spetsifika sotsialnogo predprinimatelstva kak innovatsionnogo faktora ekonomicheskogo rosta [Specificity of social entrepreneurship as an innovative factor of economic growth]. Drukerovskij vestnik. (2(34)). 187-200. (in Russian). doi: 10.17213/2312-6469-2020-2-187-200 .
Kadol N.F. (2020). Institutsionalnye osnovy razvitiya sotsialnogo predprinimatelstva: zarubezhnyy opyt [Institutional foundations for the development of social entrepreneurship: foreign experience] Moscow: MAKS Press. (in Russian).
Kadol N.F., Zapadnyuk E.A. (2009). Sotsialnoe predprinimatelstvo i sotsialnoe partnyorstvo v rynochnoy ekonomike [Social entrepreneurship and social partnership in a market economy] Bryansk: Delta. (in Russian).
Kant I. (1980). Traktaty i pisma [Treatises and letters] M.: Nauka. (in Russian).
Klimov E.A (2006). O stanovlenii professionala: priblizhenie k idealam kultury i sotvorenie ikh (psikhologicheskiy vzglyad) [About becoming a professional: approaching the ideals of culture and creating them (psychological view)] M.: Moskovskiy psikhologo-sotsialnyy institut. (in Russian).
Kupala Ya. (1913). Chamu placha pesnya nasha? [Why does our song cry?]. Nasha nіva. (26). 3. (in Russian).
Lipkina A.I. (1976). Samootsenka shkolnika [Pupil's self-assessment] M.: Znanie. (in Russian).
Marks K., Engels F. (1978). Razmyshlenie yunoshi pri vybore professii [Reflection of a young man when choosing a profession] M.: Pedagogika. (in Russian).
Poznanskiy N.F. (1949). V.G. Belinskiy o vospitanii [V. G. Belinsky on education] M.: Uchpedgiz. (in Russian).
Slobodchikov V.I. (2009). Antropologicheskie perspektivy otechestvennogo obrazovaniya [Anthropological perspectives of Russian education] Yekaterinburg: Inform.-izd. otd. Ekaterinburgskoy eparkhii. (in Russian).
Sukhomlinskiy V.A. (1975). Mudraya vlast kollektiva [Wise power of the collective] M.: Mol. gvardiya. (in Russian).
Zolotukhina-Abolina E.V. (1999). Kurs lektsiy po etike [Course of lectures on ethics] Rostov n/D: Feniks. (in Russian).


Источники:

1. Гусев Г.М. Странствия Великой мечты. / 2-е изд., доп. - М.: Мол. гвардия, 1987. – 431 c.
2. Золотухина-Аболина Е.В. Курс лекций по этике. - Ростов н/Д.: Феникс, 1999. – 384 c.
3. Кадол Н.Ф. Гражданская ответственность социального предпринимательства в мировой практике // Народная асвета. – 2020. – № 5. – c. 8-12.
4. Кадол Н.Ф. Институциональные основы развития социального предпринимательства: зарубежный опыт. / Монография. - Москва: МАКС Пресс, 2020. – 140 c.
5. Кадол Н.Ф., Западнюк Е.А. Социальное предпринимательство и социальное партнёрство в рыночной экономике. - Брянск: Дельта, 2009. – 206 c.
6. Кадол Н.Ф. Специфика социального предпринимательства как инновационного фактора экономического роста // Друкеровский вестник. – 2020. – № 2(34). – c. 187-200. – doi: 10.17213/2312-6469-2020-2-187-200 .
7. Кант И. Трактаты и письма. - М.: Наука, 1980. – 710 c.
8. Климов Е.А О становлении профессионала: приближение к идеалам культуры и сотворение их (психологический взгляд). - М.: Московский психолого-социальный институт, 2006. – 176 c.
9. Конституция Республики Беларусь. / (с изменениями и дополнениями). Принята на респ. рефер., 24 ноября 1996 г. - Мн. : Беларусь, 1997. – 95 c.
10. Купала Я. Чаму плача песня наша? // Наша ніва. – 1913. – № 26. – c. 3.
11. Липкина А.И. Самооценка школьника. - М.: Знание, 1976. – 64 c.
12. Маркс К., Энгельс Ф. Размышление юноши при выборе профессии. / О воспитании и образовании. В 2 т. Т. 2. - М.: Педагогика, 1978. – 291-295 c.
13. Познанский Н.Ф. В.Г. Белинский о воспитании. - М.: Учпедгиз, 1949. – 128 c.
14. Слободчиков В.И. Антропологические перспективы отечественного образования. / Монография. - Екатеринбург: Информ.-изд. отд. Екатеринбургской епархии, 2009. – 264 c.
15. Сухомлинский В.А. Мудрая власть коллектива. - М.: Мол. гвардия, 1975. – 240 c.
16. Франк В. Человек в поисках смысла. - М.: Прогресс, 1990. – 368 c.
17. Фром Э. Бегство от свободы: человек для себя. - Мн.: Попурри, 1998. – 672 c.
18. Апресян Р.Г., Гусейнов А.А. Этика. / Энциклопедический словарь. - М.: Гардарики, 2001. – 671 c.

Страница обновлена: 12.10.2020 в 15:21:05