Современные тенденции экономического развития регионов Узбекистана

Асадов Х.С.1
1 Центр экономических исследований и реформ

Статья в журнале

Экономика Центральной Азии
Том 4, Номер 3 (Июль-сентябрь 2020)

Цитировать:
Асадов Х.С. Современные тенденции экономического развития регионов Узбекистана // Экономика Центральной Азии. – 2020. – Том 4. – № 3. – doi: 10.18334/asia.4.3.110805.

Аннотация:
В данной статье проводится анализ динамики экономического роста регионов Узбекистана, их дифференциация, изменение отраслевой структуры производства экономики регионов и сложившихся диспропорций.

Ключевые слова: регионы, экономический рост, валовой региональный продукт, дифференциация, отраслевая структура, диспропорции

JEL-классификация: O11, O53, P24



Введение

Сложившееся состояние мировой экономики в силу растущей глобализации, а также происходящих изменений в период распространения коронавирусной пандемии ставит новые задачи перед экономикой страны и ее регионов для обеспечения стабильного и устойчивого экономического роста на перспективу. Именно поэтому осмысление новых реалий, определение методов и подходов к обеспечению устойчивого регионального развития сегодня особенно актуально.

Комплексное и сбалансированное социально-экономическое развитие областей, районов и городов, оптимальное и эффективное использование их потенциала – одно из приоритетных направлений развития и либерализации экономики, предусмотренных в стратегии действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017–2021 годах [1].

Следовательно, анализ тенденции социально-экономического развития регионов Узбекистана даст возможность определения имеющихся различий в уровнях развития и диспропорций между регионами, причин, связанных с эффективностью использования потенциалов в этих регионах в зависимости от сложившейся отраслевой структуры и многих других факторов, влияющих на рост, что даст возможность выработки эффективной политики по обеспечению устойчивого развития регионов на перспективу.

Анализ литературы по теме

Исследованию проблем пространственного развития экономики посвящено множество научных трудов, затрагивающих различные аспекты развития экономики регионов с современных условиях. В исследованиях Л. Вальраса [2] рассматривались проблемы экономического равновесия в увязке с структурными преобразованиями. В работах Д. Рикардо динамические процессы структуры экономики рассматривались во взаимосвязи с проблемами труда и прибыли, а тематика исследований М. Фридмана и А. Маршала посвящена структуре и динамике экономического развития [3]. Исследования, проведенные С. Ю. Глазьевым [4], А.Г. Гранбергом [5], Ю.В. Яковецом [6] и Е.Г. Ясиным [7], раскрывают характеристики структурных процессов, механизм трансформации экономики и методологические проблемы прогнозирования структурной динамики в современных условиях.

Обобщение научных взглядов различных школ позволяет сделать вывод о том, что развитие экономики регионов будет зависеть от политики выбора структурообразующих элементов и максимального использования их потенциала, что обеспечит устойчивое развитие регионов на перспективу.

Как и в других странах, пространственное развитие является одним из основных направлений экономической политики Узбекистана. Эффективное управление устойчивым развитием подсистем национальной экономики, в свою очередь, способствует устойчивому росту благосостояния общества. Следовательно, процесс устойчивого развития экономики региона должен быть адекватен многоаспектным региональным факторам.

Анализ результатов и выводы

Исходя из этих целей, в период 1995–2019 гг. и по нынешний день правительством страны осуществляются глобальные меры, направленные на реформирование экономики страны и ее регионов. В частности, за этот период проводились реформы по модернизации и диверсификации отраслей регионов, совершенствованию производственной и социальной инфраструктуры, приняты и реализовывались программы по локализации экономики регионов, либерализации банковско-финансового сектора и налогово-бюджетной политики, что обеспечило устойчивый рост экономик регионов страны (рис. 1).

Рисунок 1. Среднегодовые реальные темпы прироста ВРП регионов Узбекистана за 1995–2019 гг.

Источник: составлено автором на основе данных Государственного комитета Республики Узбекистан по статистике. Данные за 2017–2019 гг. получены из рубрики Ежеквартальные доклады сайта Государственного комитета по статистике, www.stat.uz. Данные за 2010–2016 гг. получены из Статистического ежегодника 2010–2016 гг., Ташкент-2017 г., Данные за 1995–2009 гг. получены из Статистического ежегодника, Ташкент-2010 г.

В целом за 1995–2019 гг. накопленный реальный рост ВРП регионов имел позитивные значения во всех регионах и варьировался от 2,4 раза в Навоийской области (самый низкий рост ВРП за анализируемый период) до 6,7 раза в городе Ташкенте. За этот период рост ВВП Узбекистана составил 4,3 раза.

Высоких значений роста ВВП страны за анализируемый период достигли Андижанская область (5,4 раза), Самарканд (4,9 раза), Джизакская (4,9 раза) и город Ташкент (6,7 раза). Остальные регионы по показателю накопленных темпов роста ВРП имели значение низкое, по сравнению с ростом ВВП страны за 1995–2019 гг.

Как утверждалось выше, экономическое положение страны зависит от состояния экономики регионов в совокупности. Исходя из значимости регионов при формировании ВВП страны, появляется интерес к определению места регионов в ее создании, а также к анализу факторов, воздействующих на их положение. Если в 1995 году в состав регионов с высоким удельным весом при формировании ВВП страны входили г. Ташкент, Ташкентская область, Фергана, Самарканд и Кашкадарья, то в 2019 году в состав данной группы были вхожи г. Ташкент, Ташкентская область, Фергана, Самарканд, Кашкадарья и Андижан (рис. 2).

Удельный вес регионов в формировании ВВП страны в 1995 г.
Удельный вес регионов в формировании ВВП страны в 2019 г.


Рисунок 2. Изменение территориальной структуры ВВП за 1995–2019 гг.

Источник: составлено автором на основе данных Государственного комитета Республики Узбекистан по статистике. Данные за 2017–2019 гг. получены из рубрики Ежеквартальные доклады сайта Государственного комитета по статистике, www.stat.uz. Данные за 2010–2016 гг. получены из Статистического ежегодника 2010–2016 гг., Ташкент-2017 г., Данные за 1995–2009 гг. получены из Статистического ежегодника, Ташкент-2010 г.

Все эти регионы превышали 7%-ный рубеж при формировании ВВП страны. За период 1995–2019 гг. значительно увеличили свое влияние на экономику страны Андижан, Навои и Сурхандарьинская области, а значительно снизила свое участие Хорезмская область.

Необходимо отметить, что в целом за анализируемый период все регионы Узбекистана имели позитивный экономический рост, что, в свою очередь, обеспечило рост экономики страны.

Однако наряду с ростом экономики в значительной степени увеличивалась дифференциация регионов Узбекистана по уровню экономического развития (рис. 3).

Рост дифференциации регионов был вызвано тем, что регионы имели разный уровень экономического роста, то есть в некоторых регионах экономический рост имел высокие темпы, а в других – умеренные.

Рисунок 3. Разрыв между максимальным и минимальным значениями ВРП на душу населения регионов Узбекистана за 1995–2019 гг.

(в сопоставимых ценах 1995 года, в тыс. сум)

Источник: составлено автором на основе данных Государственного комитета Республики Узбекистан по статистике. Данные за 2017–2019 гг. получены из рубрики Ежеквартальные доклады сайта Государственного комитета по статистике, www.stat.uz. Данные за 2010–2016 гг. получены из Статистического ежегодника 2010–2016 гг., Ташкент-2017 г., Данные за 1995–2009 гг. получены из Статистического ежегодника, Ташкент-2010 г.

Дифференциацию регионов по уровню экономического развития можно обосновать сложившейся экономической политикой в данных регионах, которые определяют виды экономического роста. Экономический рост регионов, исходя из их факторов, разбивается на интенсивный и экстенсивные виды экономического роста.

Результаты анализа показывают, что в группе регионов, достигших наиболее высоких темпов роста ВРП за 2000–2019 годы (г. Ташкент – 5,7 раза, Джизакская область – 4,5 раза, Андижанская область – 4,1 раза, Республика Каракалпакстан – 4,1 раза, Самаркандская область – 4,0 раза, Наманганская область – 3,9 раза и Сурхандарьинская область – 3,7 раза), основными детерминантами экономического роста выступали отрасли промышленности и сферы услуг (рис. 4).

Из группы регионов, достигших наиболее высоких темпов роста ВРП, в Джизакском, Самаркандском и Сурхандарьинском регионах одной из основных детерминант экономического роста выступила отрасль сельского хозяйства, которая имеет тенденцию к снижению. Доминирующими в формировании экономического роста в этих регионах выступают отрасли сферы услуг. В группу регионов, достигших умеренных и невысоких темпов экономического роста ВРП, по сравнению с накопленным ростом ВВП страны (3,6 раза), за анализируемый период входят Хорезмская (3,6 раза), Бухарская (3,4 раза), Кашкадарьинская (2,9 раза), Ташкентская (3,1 раза), Сырдарьинская (2,9 раза), Ферганская (2,7 раза) и Навоийская (2,2 раза) области.

Рисунок 4. Вклад отраслей в приросте ВРП регионов за 2000–2019 гг.

Источник: составлено автором на основе данных Государственного комитета Республики Узбекистан по статистике. Данные за 2017–2019 гг. получены из рубрики Ежеквартальные доклады сайта Государственного комитета по статистике, www.stat.uz. Данные за 2010–2016 гг. получены из Статистического ежегодника 2010–2016 гг., Ташкент-2017 г., Данные за 1995–2009 гг. получены из Статистического ежегодника, Ташкент-2010 г.

Регионы, где основной детерминантой экономического роста выступала отрасль сельского хозяйства, имели самые низкие или умеренные темпы экономического роста ВРП за анализируемый период. Самый низкий темп роста ВРП за анализируемый период имеет Навоийская область (2,2 раза), где вклад отрасли сельского хозяйства в приросте ВРП составляет 49,7%.

Однако высокие темпы роста ВРП за анализируемый период не в полной мере отражают социально-экономическое положение регионов, так как здесь особое внимание надо уделить качеству экономического роста в виде таких показателей, как ВРП на душу населения, который в общих чертах свидетельствует о распределении между населением сформированного капитала в регионе в течение года, что говорит, в свою очередь, о благосостоянии населения как результате социально-экономической деятельности.

Учитывая сложившиеся высокие темпы роста и разности в уровнях роста экономики регионов в целом за период 1995–2019 гг., можно сказать, что по уровню ВРП на душу населения в сопоставимых ценах построение регионов будет иметь определенные сдвиги (табл. 1).

Таблица 1

Группировка регионов по уровню ВРП на душу населения за

1995–2019 гг. (в сопоставимых ценах 1995 года, тыс. сум)

Наименование регионов
1995 г.
2019 г.
ВРП на душу
Уровень региона
ВРП на душу
Уровень региона
Республика Каракалпакстан
9,0
12
24,9
12
Андижанская область
8,8
13
30,6
7
Бухарская область
12,0
7
35,5
4
Джизакская область
10,8
8
33,5
6
Кашкадарьинская область
10,8
9
20,2
13
Навоийская область
17,3
2
30,4
8
Наманганская область
9,9
10
26,6
11
Самаркандская область
9,0
11
28,8
10
Сурхандарьинская область
7,8
14
19,5
14
Сырдарьинская область
17,3
3
37,4
2
Ташкентская область
13,7
5
35,8
3
Ферганская область
15,4
4
28,8
9
Хорезмская область
12,4
6
33,8
5
г. Ташкент
18,0
1
92,2
1
Источник: составлено автором на основе данных Государственного комитета Республики Узбекистан по статистике. Данные за 2017–2018 гг. получены из рубрики Ежеквартальные доклады сайта Государственного комитета по статистике, www.stat.uz. Данные за 2010–2016 гг. получены из Статистического ежегодника 2010–2016гг., Ташкент-2017 г., Данные за 1995–2009 гг. получены из Статистического ежегодника, Ташкент-2010 г.

Итак, в 2019 году по сравнению с 1995 годом по уровню ВРП на душу населения высокие показатели заняли г. Ташкент – 92,2 тыс. сум (1-е место), Сырдарья – 37,4 тыс. сум (2-е место), Ташкентская область – 35,8 тыс. сум (3-е место). За этот период значительно улучшили свои позиции такие регионы, как Бухара (4-е место в 2019 году против 7-го в 1995 году), Джизак (5-е место в 2018 году против 8-го в 1995 году), Андижан (7-е место в 2019 году против 13-го в 1995 году) и Самарканд (10-е место в 2019 году против 11-го в 1995 году).

Ухудшили за анализируемый период свои уровни по данному показателю такие регионы, как Фергана (9 место в 2019 году против 4-го в 1995 году), Кашкадарья (13 место в 2019 году против 9-го в 1995 году), Навои (8 место в 2019 году против 2-го в 1995 году) и Наманган (11 место в 2019 году против 10-го в 1995 году).

Исходя из этого, чтобы более четко определить уровень экономического развития, целесообразной считается оценка индекса развития регионов, формируемая посредством группировки регионов по индикатору «Реальные темпы роста ВРП на душу населения» и другим результирующим индикаторам.

Достигнутые структурные сдвиги и качественные изменения в отраслях обеспечили достижение изменений в индексе социально-экономического развития и, как следствие, в рейтинге развития экономик в одних регионах – к позитивным результатам, а в других регионах – к негативным за анализируемый период (табл. 2).

За период 2000–2019 гг. в рейтинге развития регионов позитивные сдвиги произошли в Республике Каракалпакстан – 8-е место в 2019 году против 13-го места в 2000 году, Андижанской – 5-е место (в 2000 году – 7-е место), Бухарской – 2-е место (в 2000 году – 4-е место), Наманганской – 11-е место (в 2000 году – 12-е место), Самаркандской – 6-е место (в 2000 году – 8-е место) и Хорезмской – 7-е место (в 2000 году – 10-е место) областях.

В Джизакской, Ташкентской областях и в г. Ташкенте значение рейтинга не изменилось, а остальные регионы снизили свои позиции в рейтинге развития областей.

Таблица 2

Индекс социально-экономического развития регионов Узбекистана за 2000–2019 гг.

Регионы
2000 год
2019 год
Индекс
Рейтинг
Индекс
Рейтинг
Республика Каракалпакстан
0,39
13
0,37
8
Андижанская область
0,47
7
0,41
5
Бухарская область
0,54
4
0,45
2
Джизакская область
0,38
14
0,35
14
Кашкадарьинская область
0,49
6
0,36
10
Навоийская область
0,63
2
0,42
4
Наманганская область
0,41
12
0,36
11
Самаркандская область
0,47
8
0,41
6
Сурхандарьинская область
0,42
11
0,35
13
Сырдарьинская область
0,47
9
0,35
12
Ташкентская область
0,56
3
0,45
3
Ферганская область
0,54
5
0,37
9
Хорезмская область
0,46
10
0,39
7
г. Ташкент
0,84
1
0,86
1
Источник: составлено автором на основе данных Государственного комитета Республики Узбекистан по статистике. Данные за 2017–2018 гг. получены из рубрики Ежеквартальные доклады сайта Государственного комитета по статистике, www.stat.uz. Данные за 2010–2016 гг. получены из Статистического ежегодника 2010–2016гг., Ташкент-2017г., Данные за 1995–2009 гг. получены из Статистического ежегодника, Ташкент-2010 г.

Заключение

Анализ тенденции социально-экономического развития регионов Узбекистана за 1995–2019 гг. показывает значительные различия между ними, все регионы Узбекистана имели позитивный экономический рост, однако росла и дифференциация регионов Узбекистана по уровню экономического развития. Разрыв между максимальным и минимальным значениями ВРП на душу населения вырос за анализируемый период с 2,3 раза в 1995 году до 4,7 раза в 2019 году. В ходе анализа вклада отраслей в рост экономики регионов выявлено, что в некоторых регионах сложились низкие значения вклада промышленности, сельского хозяйства и сферы услуг в рост экономики, хотя они имеют огромный потенциал роста по данному направлению. Такие регионы, как Кашкадарьинская, Навоийская, Ташкентская и Ферганская области, хотя имеют огромный природно-ресурсный потенциал, однако значительно отстают от среднереспубликанского значения в росте промышленного производства.

Анализ тенденции развития регионов показал, что причины неполного использования имеющихся потенциальных возможностей регионов в развитии отраслей своих экономик кроются в сложившихся низких уровнях трансформации достигнутых структурных изменений на качественные показатели экономического роста регионов. Это привело к тому, что некоторые регионы отстают по темпам экономического роста от других регионов, несмотря на однозначные структурные сдвиги в отраслевой структуре экономики.

Учитывая сложившиеся тенденции экономического развития регионов Узбекистана и трансформации их результатов на благосостояние населения, основными задачами правительства для дальнейшего развития экономики регионов и его социальных последствий на перспективу должны стать следующие:

1. Необходимо разработать и принять «Стратегию развития регионов», учитывающую вызовы и последствия пандемии коронавируса для экономики регионов и определяющую ключевые направления и приоритетные задачи социально-экономического развития Узбекистана и его регионов на среднесрочную и долгосрочную перспективу.

2. Исходя из задач, определенных в разрабатываемой стратегии развития регионов, органы, ответственные за социально-экономическое развитие регионов и их территорий, должны на постоянной основе осуществлять мониторинг стратегических видений перспективного развития, предусматривающего ускоренное индустриальное развитие и обеспечивающего высокую конкурентоспособность на основе эффективных сравнительных преимуществ.

3. Необходимо повышение роли органов местной власти по развитию бизнес-среды и применению равных условий для инвесторов с четко проработанной стратегией дальнейшего развития территорий, включающей эффективное планирование и размещение производственных сил.

4. Дальнейшее развитие кадрового потенциала территорий, предусматривающее применение эффективных способов организации науки и ее перетока в бизнес-процессы.

[1] Указ Президента Республики Узбекистан от 7 февраля 2017 года № УП-4947 «О стратегии действий по дальнейшему развитию Республики Узбекистан».

[2] Кириякова Н.И. Модель равновесия Л. Вальраса: история и современность

https://cyberleninka.ru/article/n/model-ravnovesiya-l-valrasa-istoriya-i-sovremennost/viewer

[3] Рахматуллина А. Д. Оценка структурных изменений в экономике регионов. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Уфа-2013 год.

[4] Глазьев С.Ю. Современная теория длинных волн в развитии экономики // Экономическая наука современной России. – 2012. – № 2 (57)

[5] Гранберг А.Г., Суслов В.И. Изучение пространственного развития экономики в системе межрегиональных межотраслевых взаимосвязей // Оптимизация территориальных систем / под. ред. С.А. Суспицына; ИЭОПП СО РАН – Новосибирск, 2010.

[6] Яковец Ю.В. Циклы, кризисы, прогнозы. – М., 1999

[7] Ясин Е.Г. и др. Состоится ли новая модель экономического роста в России // Вопросы экономики, – 2013, №5


Источники:

1. Указ Президента Республики Узбекистан от 7 февраля 2017 года №УП-4947 «О стратегии действий по дальнейшему развитию Республики Узбекистан»
2. Кириякова Н.И. Модель равновесия Л.Вальраса: история и современность. Cyberleninka.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/model-ravnovesiya-l-valrasa-istoriya-i-sovremennost/viewer.
3. Рахматуллина А.Д. Оценка структурных изменений в экономике регионов. / Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук. - Уфа, 2013. – 25 c.
4. Глазьев С.Ю. Современная теория длинных волн в развитии экономики // Экономическая наука современной России. – 2012. – № 2(57). – c. 27-42.
5. Гранберг А.Г., Суслов В.И. Изучение пространственного развития экономики в системе межрегиональных межотраслевых взаимосвязей. / глава из монографии: Оптимизация территориальных систем. - Новосибирск: ИЭОПП СО РАН, 2010. – 29-38 c.
6. Яковец Ю.В. Циклы, кризисы, прогнозы. - М.: Наука, 1999. – 447 c.
7. Ясин Е.Г. и др. Состоится ли новая модель экономического роста в России // Вопросы экономики. – 2013. – № 5. – c. 4-39.

Страница обновлена: 31.08.2020 в 09:53:08