Исследование влияния пенсионной реформы на трансформацию социально-трудовых отношений

Легчилина Е.Ю., Апенько С.Н., Кирилюк О.М, Цалко Т.В.

Статья в журнале

Экономика труда
Том 6, Номер 4 (Октябрь-Декабрь 2019)

Цитировать:
Легчилина Е.Ю., Апенько С.Н., Кирилюк О.М, Цалко Т.В. Исследование влияния пенсионной реформы на трансформацию социально-трудовых отношений // Экономика труда. – 2019. – Том 6. – № 4. – С. 1397-1410. – doi: 10.18334/et.6.4.41414.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=42471881

Аннотация:
В статье проанализированы современные тенденции развития социально-трудовых отношений в условиях происходящих изменений в системе пенсионного обеспечения. Дана оценка роли институциональных изменений пенсионного обеспечения в трансформации социально-трудовых отношений и, как следствие, в его влиянии на экономический рост и качество жизни населения. Тема отражает современные проблемы, связанные с реализацией пенсионной реформы, которая затрагивает интересы широких слоёв населения. Статья представляет описание структуры концепции трансформации системы социально-трудовых отношений в условиях реформирования системы пенсионного обеспечения, что определяет новизну исследования Представлена блок-схема системы, описаны ее подсистемы и результаты проведенного исследования; сделаны обобщающие выводы. Авторы стремятся проследить процесс трансформации, начиная с определения факторов и причин, и заканчивая описанием посттрансформационных процессов трансформации системы СТО. Результаты исследования, представленные в статье, могут быть использованы государственными органными управления и предприятиями для регулирования социально-трудовых отношений при реализации реформы пенсионного обеспечения

Ключевые слова: социально-трудовые отношения, экономический рост, пенсионная реформа, качество жизни населения, трансформация социально-трудовых отношений, концепция влияния

JEL-классификация: I31, J26, J16



Введение

Социально-трудовые (СТО) отношения являются одним из основных элементов любой социально-экономической системы, и их функционирование подвергается постоянным изменениям. Важная роль в трансформации социально-трудовых отношений в настоящее время отводится социальным и технологическим процессам (трендам), меняющим окружающий мир. Так, глобализация расширяет границы рынка труда, цифровизация сокращает количество рабочих мест и кардинально меняет подход к управлению предприятиями. Продолжающиеся демографические изменения, такие как рост продолжительности жизни, постепенное возрастание доли людей старше 60-летнего возраста, создают напряжение для будущего поколения работников, что снижает качество жизни населения за счет снижения ее условий [1, 2] (Vasilev, 2007; Potudanskaya, Shaykin, 2010).

Кроме того, по прогнозам экспертов, старение населения будет тормозить темпы роста ВВП на 0,23 п.п. в среднем каждый год с 2019 по 2025 [3].

Процесс реформирования системы пенсионного обеспечения, являющегося одним их важнейших компонентов социальной политики, вносит серьезные коррективы в систему функционирования социально-трудовых отношений. Исследуя опыт зарубежных стран с развитой системой пенсионного обеспечения, следует отметить, что грамотное построение данной системы позволит (в сочетании с мероприятиями денежно-кредитной и бюджетно-налоговой сфер) повысить эффективность социально-трудовых отношений, обеспечить экономическое развитие государства и рост уровня и качества жизни, улучшение условий труда населения.

Так, Указ Президента России от 7 мая 2018 г. № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» п. 1(в) ставит задачу обеспечения устойчивого роста реальных доходов граждан, а также роста уровня пенсионного обеспечения выше уровня инфляции…Что полностью соответствует основным идеям Стратегии долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года и Стратегии долгосрочного развития пенсионной системы Российской Федерации до 2030 года, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 25.12.2012 № 2524-р.

Влияние пенсионной реформы на систему социально-трудовых отношений, вызывающее очередной виток их трансформации, прослеживается по ряду направлений.

Во-первых, по данным сайта РБК, положительным моментом настоящей пенсионной реформы, вызвавшей повышение пенсионного возраста в России до 65 лет для мужчин и до 60 лет для женщин, является то, что она задержит на рынке труда работников старших возрастов, что окажет небольшой, но положительный эффект на ВВП страны и сгладит негативный эффект сокращения трудоспособного населения. При этом в системе социально-трудовых отношений прогнозируется рост негативных тенденций со стороны наемных работников, как предпенсионного возраста, так и молодого поколения [3].

Во-вторых, прогнозируется изменение требований работодателей к работникам в сторону большей гибкости трудовых отношений, адаптивности к современным технологиям, поскольку данные тенденции в настоящее время уже сегодня прослеживаются в сфере социально-трудовых отношений.

В-третьих, повысится нагрузка на работодателей и самих наемных работников в части повышения квалификации. В настоящее время различные государственные программы позволяют работникам проходить профессиональную переподготовку и повышение квалификации за счет средств государственного бюджета. В дальнейшем эта обязанность ляжет на плечи работодателя и самого работника.

В-четвертых, поскольку, по данным прогнозов, наблюдаются общие тенденции старения населения и сокращения трудовых ресурсов, прогнозируется повышение потребности экономики в использовании труда пожилых людей, осуществление пенсионной реформы позволит работодателям плавно осуществить этот переход на использование в рамках своей деятельности труда пенсионеров и предпенсионеров.

В-пятых, необходимо отметить, что, по данным исследований ряда ученых [4], более молодое поколение не боится повышения пенсионного возраста, скорее, относится к нему положительно.

В-шестых, повышение пенсионного возраста позволит легализовать работу пенсионеров, которых работодатели зачастую вынуждены переводить на срочный трудовой договор, на гражданско-правовые отношения, применять различные формы неформальных трудовых отношений.

Однако необходимо ответить, что помимо положительных моментов пенсионной реформы, прогнозируются и отрицательные тенденции.

Во-первых, старшее поколение, выходящее на пенсию в условиях стартовых шагов пенсионной реформы, обладает более низкими компетенциями для работы в условиях цифровой экономики, более низкой гибкостью и адаптивностью, зачастую более слабым здоровьем, по крайней мере, по мнению работодателей. Указанные факторы могут привести к росту безработицы.

Во-вторых, даже при условии сохранения рабочего места возможна тенденция снижения производительности труда из‑за более низких, чем у молодежи, карьерных устремлений, более низкой эффективности труда, проблем со здоровьем.

В-третьих, самой уязвимой в условиях данной реформы является категория работников бюджетной сферы, имеющих низкую заработную плату и рассматривающих ее исключительно как прибавку к пенсии.

Очевидно, что указанные негативные изменения в системе социально-трудовых отношений, обусловленные изменением пенсионного законодательства, окажут влияние и на экономический рост, и на качество жизни населения.

Таким образом, четко прослеживается взаимосвязь между реализацией пенсионной реформы и трансформацией системы социально-трудовых отношений предприятий, оказывающих влияние на качество жизни лиц предпенсионного возраста и экономический рост.

Отмечая многообразие научных исследований в области трансформации социально-трудовых отношений российских и зарубежных ученых: Долженко Р.А. [5] (Dolzhenko, 2014), Медведевой Т.А. [6] (Medvedeva, 2013), Беззубко Л.В., Нехода Е.В. [7] (Bezzubko, Nekhoda, 2013), Дюркгейм Э. [8] (Dyurkgeym, 1991), Тарасова Н. [9] (Tarasova, 2000), Buchele, R., Christiansen J. [10] (Buchele, Christiansen, 1999), Cushen J. [11] (Cushen, 2016), Howe J. [12] (Howe, 2017), Ehlers L.I. [13] (Ehlers, 2017) и многих других, изучающих отдельные стороны и формы изменений в СТО, авторы настоящей статьи отмечают, что вопросы влияния пенсионной реформы на трансформации социально-трудовых отношений остаются открытыми.

Целью настоящей статьи является исследование влияния пенсионной реформы на трансформацию социально-трудовых отношений, обуславливающих изменение качества жизни населения и экономический рост.

Методы исследования

Учитывая сложность предмета и объекта исследования, основные выводы были построены на комплексной методологии системного, институционального, аксиологического подходов. Выбор комплексной методологии обусловлен тем, что, во-первых, социально-трудовые отношения рассматриваются авторами как устойчивая система взаимосвязей, взаимодействий между субъектами труда в процессе социально-трудовой деятельности на основе обмена материальными и нематериальными ценностями, имеющая институциональную основу и функционирующая в институциональной среде.

Во-вторых, авторы рассматривают СТО в данном исследовании через совокупность ключевых системных компонентов: «работник» ↔ «работодатель» ↔ «социально-трудовые процессы» ↔ «отношения (взаимосвязи)» ↔ «институты» ↔ «ценности», которые находятся по отношению друг к другу во взаимозависимости и взаимообусловленности, диалектически определяются, обладают динамичностью и могут трансформироваться в условиях институциональных изменений пенсионного обеспечения.

В-третьих, трансформация системы социально-трудовых отношений в условиях институциональных изменений пенсионного обеспечения представляется как процесс кардинальных преобразований в ключевых компонентах данной системы («институтах» и «ценностях»), которые приводят к изменениям качества жизни населения и влияют на экономический рост (рис. 1).

Рисунок 1. Схема влияния трансформации социально-трудовых отношений на экономический рост и качество жизни населения в условиях пенсионной реформы

Источник: составлено авторами.

Применялся опрос респондентов, анализ статистических и аналитических материалов, отчетов органов государственного управления, в части регулирования социально-трудовых отношений и реализации пенсионной реформы.

Логика исследования выстраивалась следующим образом: причины проведения пенсионной реформы, ее связь и влияние на трансформацию социально-трудовых отношений, особенности трансформации СТО, изменение качества жизни и экономический рост.

Результаты исследования

Анализ статистической и аналитической информации показал, что одной из причин пенсионной реформы является трансформации системы социально-трудовых отношений на предприятиях. Так, распространение новых гибких форм социально-трудовых отношений (аутсорсинг, инсорсинг, фрилансинг), а также распространение дистанционных, неформальных форм трудовых отношений, которые в большинстве своем носят характер гражданско-правовых договоров, где не предусмотрена обязательность отчислений в пенсионный фонд. Соответственно, это привело к значительному снижению числа плательщиков и объема пенсионных взносов, к ослаблению пенсионной системы. Согласно открытым данным Пенсионного фонда РФ [14], количество работодателей как страхователей в системе обязательного пенсионного страхования уменьшилось с 9,4 млн в 2016 году до 8,9 млн в 2018 году, притом что количество пенсионеров неуклонно растет с 42,9 млн чел в 2016 году до 43,9 млн чел в 2018 году соответственно. Ежегодный рост уровня трудовых пенсий (по данным Пенсионного фонда РФ средний размер страховой пенсии по старости увеличился с 13172 руб в 2016 году до 14184 руб в 2018 году соответственно), опережающий рост средней заработной платы, будучи положительным фактором в повышении качества жизни пенсионеров, при этом негативно отражается на пенсионной системе, приводит к увеличению дефицита бюджета Пенсионного фонда РФ. С учетом старения населения, отмечаемого рядом специалистов [15] (Ivanov, 2019) (так, например, в 2019 году пенсионеры составляют 25,5 % населения России, на одного пенсионера приходится около 2,2 человека трудоспособного возраста) [14], указанные обстоятельства приводят к ослаблению пенсионной системы, к росту дополнительной нагрузки на государственный бюджет, к сокращению ВВП. Кроме того, распространение гибких и неформальных форм трудовых отношений способствует снижению налоговых отчислений в бюджет.

Реализация первого этапа пенсионной реформы определила новые изменения и трансформации в социально-трудовых отношениях. Так, по данным опроса (более 1700 респондентов – лиц предпенсионного возраста и работающих пенсионеров), более чем у 22 % респондентов изменились условия труда и трудовые отношения, в частности 5,5 % переведены на гибкую форму занятости, 8,7 % переведены на срочный трудовой контракт, у 6,1 % респондентов уменьшена заработная плата без уменьшения объема должностных обязанностей. Практически на всех предприятиях, где проводился опрос, внесены изменения в коллективные трудовые договоры. Кроме того, исследования показали появление новых проблем и противоречий в системе СТО в рамках реализации пенсионной реформы. Так, например, в связи с автоматизацией технологических процессов сокращается численность персонала (данная тенденция отмечается в корпоративных социальных отчетах большинства крупных компаний), однако при необходимости сохранения рабочих мест за предпенсионерами происходит дисбаланс в возрастной структуре работников в сторону старения, который способствует росту оппортунистического поведения, что в конечном счете приводит к снижению эффективности и качества труда. Работодатель, стремящийся повысить производительность труда, переходит на гибкие формы занятости в отношении лиц предпенсионного возраста.

Следовательно, институциональная реформа в части продления пенсионного возраста, обусловленная трансформациями в институциональных формах системы социально-трудовых отношений, с одной стороны, определяет необходимость предотвращения кризисных тенденций в экономике, обеспечивая экономический рост, с другой стороны, определяет новые изменения в социально-трудовых отношениях, влияющих на качество жизни населения.

Особенности и параметры трансформации СТО. В соответствии с комплексной методологией, условия трансформации системы социально-трудовых отношений предполагают достижение системой СТО момента бифуркации (в соответствии с терминологией системного подхода), что обусловлено не одной причиной, а совокупностью кардинальных изменений в трех плоскостях: экономические изменения ↔ аксиологические изменения, экономические изменения ↔ институциональные изменения, институциональные изменения ↔ аксиологические изменения.

В таблице 1 представлена трансформация ключевых структурных компонентов СТО в условиях пенсионной реформы.

Таблица 1

Трансформация ключевых структурных компонентов СТО в разных параметрах

Параметры трансформации
Компоненты СТО (что трансформируется)
Институты
Социально-трудовые процессы
Работники
Ценности
Отношения
1
2
3
4
5
6
Экономические
Изменения в коллективном трудовом договоре в условиях пенсионной реформы; изменение форм СТО; изменения в условиях оплаты труда лиц предпенсион-ного возраста
Изменение уровня производительности труда, объемов производства, изменение экономической эффективности труда, изменение структуры капитала в трудовых процессах
Изменение структуры человеческого капитала, рост доли работников предпенсион-ного возраста, изменение структуры знаний, интеллектуализация трудовой деятельности
Изменение структуры экономических ценностей, изменение потребите-льских ценностей, изменение ценностей в отношении к труду и трудовом поведении, в технологических процессах
Трансформация обусловлена изменениями в графах 2,3,4,5, что приводит к модификации в формах взаимодействий между субъектами СТО
Социально-культурные
Изменение институциональных аспектов, обусловливающих инклюзивность и толерантность социальных различий в трудовой деятельности предпенсионеров
Изменение уровня дистанционных трудовых процессов
Изменение структуры мотивации
Изменение социальных и культурных ценностей лиц пред пенсионного возраста
Источник: составлено авторами.

Преобразование компонента «институты» в системе СТО, регламентирующее отношения в системе СТО, предполагает изменение по- «экономическому параметру» институциональных аспектов (правил, норм, институтов, механизмов). Например, изменение в коллективном трудовом договоре в условиях пенсионной реформы; изменение форм СТО (переход на гибкие формы занятости), изменение в механизме по результатам труда, изменяются правила, нормы, регламенты в оплате труда для лиц предпенсионного возраста. Так, с одной стороны, автоматизация и технологический детерминизм модифицируют институциональные основы взаимодействия в социально-трудовых процессах, изменяют систему нормативно-правовой, технологической, организационно-экономической и иной документации (новые технологические регламенты, режимы труда и отдыха и т.п.) [16] (Legchilina, 2019), что обуславливает потребность предприятий в новых знаниях и компетенциях. С другой стороны, социально-трудовые процессы, определяющие параметры выполняемых работ (труда) в системе СТО, с развитием научно-технического прогресса трансформируются с преобладания физического труда на преобладание интеллектуального труда в трудовых процессах, обуславливающих функции наблюдения, управления, обслуживания, то есть происходит сокращение физического труда, замена его автоматизацией, что определяет возможность продления пенсионного возраста, не снижая качество жизни. По «социально-культурному параметру» происходит трансформация институциональных аспектов, обусловливающих инклюзивность, толерантность социальных различий в трудовой деятельности относительно лиц предпенсионного возраста.

Трансформация «социально-трудовых процессов» по экономическому параметру предполагает изменения уровня производительности труда и объемов производства, изменение экономической эффективности труда, изменение структуры капитала в трудовых процессах (например, за счет сокращения времени производства в связи с автоматизацией трудового процесса, повышения качества трудовых операций и т.п.). По «социально-культурному параметру» происходит модернизация локальных культур в трудовых процессах с достижениями формирующейся глобальной мультикультурной деятельности, в том числе за счет глобальных информационно-коммуникационных технологий, т.е. трансформация сотрудничества и взаимодействия культур лиц предпенсионного возраста [17].

Преобразование системного компонента «работники» предполагает изменение структуры человеческого капитала (по экономическому параметру), в частности рост доли лиц предпенсионного возраста, изменение структуры знаний, интеллектуализация трудовой деятельности, что влечет за собой изменения и в мотивационной структуре социально-культурной среды. Соответственно, происходит и изменение структуры мотивации (по социально-культурному параметру).

Исследования авторов показали, что трансформация социально-трудовых отношений происходит через изменение системы интересов и ценностей, которая способствует переходу к новому качеству роста [18; 19] (Selezneva, Sukhova, Lyasina, 2018; Rodionova, 2012), где изменяются представления об эффективности трудовой деятельности лиц предпенсионного возраста. Соответственно, по «экономическому параметру» происходит изменение структуры экономических ценностей, изменение потребительских ценностей лиц предпенсионного возраста. Изменяется отношение к труду, трудовое поведение в технологических процессах. Следует отметить, что в данном компоненте наибольшее значение приобретает социально-культурный параметр трансформации, где изменяется совокупность социальных и культурных ценностей, формируется новое мотивационное поле во взаимоотношениях между субъектами СТО. Ценностные ориентации определяют восприятие условий жизни, трудовой деятельности и модели трудового поведения лиц предпенсионного возраста.

Рассмотрим концепцию влияния трансформации СТО в условиях реализации пенсионной реформы (рис. 2).

Для достижения устойчивого экономического роста, повышения технологического уровня и эффективности системы социально-трудовых отношений в целом следует оказывать управляющие воздействие на процесс трансформации системы социально-трудовых отношений в условиях пенсионной реформы. Для этого необходимо соотнести цели и задачи трансформации и реформирования пенсионной системы.

В рамках данного исследования авторы акцентируют внимание на трансформации системы СТО под воздействием происходящих изменений институциональных основ пенсионного обеспечения, поэтому цели, задачи и стратегия трансформации данной системы обусловлены возможностями нахождения равновесия в данной системе на основе баланса экономических (определяющих экономический рост) и социальных (определяющих качество жизни) эффектов.

Целью трансформации системы социально-трудовых отношений наряду со стратегией ее достижения является сокращение трансформационного периода за счет сокращения сроков трансформации ее компонентов. Поскольку, как было отмечено выше, из всех компонентов системы СТО медленнее и сложнее всего трансформируются ценности, по мнению авторов работы, важным элементом трансформационного процесса является построение новой сети ценностей субъектов социально-трудовых отношений, соответствующей целям пенсионной реформы, то есть, по сути, успех пенсионной реформа определяется в том числе за счет изменения ценностей в системе социально-трудовых отношений.

Рисунок 2. Структура концепции трансформации системы социально-трудовых отношений в условиях пенсионной реформы

Источник: составлено авторами.

Рассматривая проблему трансформации системы СТО в условиях институциональных изменений пенсионного законодательства, необходимо отметить, что данная система может по-разному реагировать на внешнее воздействие. Одним из вариантов последствий может быть ускорение процесса трансформации в результате принятия идей реформирования всеми участниками системы СТО либо, наоборот, затормаживание процесса в результате полного либо частичного неприятия идей пенсионной реформы.

Таким образом, можно сделать вывод, что чем быстрее будут введены необходимые нормативные документы в области институционального обеспечения системы пенсионного реформирования, тем быстрее возможно накопить положительный опыт с целью его транслирования, принятия обществом и глубокого внедрения, что обеспечит повышение качества жизни населения за счет обеспечения более высокого уровня оплаты труда и возможности людей, ранее считавшихся пенсионерами по возрасту, обеспечить себе достойный уровень жизни, продолжая работать и получать достойную заработную плату. Эти процессы, несомненно, приведут к экономическому росту в стране в целом.

Рассмотрим условия посттрансформационных процессов системы СТО. Ряд ученых предлагают условия эффективного выхода из трансформационного состояния через «социальное научение» (Медведева Т.А), которое трактуется как «функция от участия индивида в социальном процессе», где «происходит усвоение правил и норм поведения, передача опыта, социально-экономическое самопознание, конструирование мира СТО в процессе социально-трудовой деятельности» [6] (Medvedeva, 2013).

В ходе исследования авторы определили следующие условия посттрансформационных процессов системы СТО по результатам реализации пенсионной реформы:

– новая (адаптированная) система корпоративных сетей ценностей в СТО, обладающая механизмом надлежащего правового и институционального обеспечения взаимодействий на основе баланса интересов субъектов СТО в условиях реализации пенсионной реформы;

– эффективные (для новых условий) социально-трудовые процессы, предполагающие безопасные и благоприятные условия труда;

– новое мотивационное поле субъектов СТО, определяющее трудовое поведение лиц предпенсионного возраста, обеспечивающее приверженность персонала и способствующее формированию необходимой ответственности в социально-трудовых процессах;

– подсистема саморегулирования, обладающая механизмами самоорганизации, саморазвития.

Заключение

Таким образом, проведенное исследование в области трансформации системы социально-трудовых отношений в условиях пенсионной реформы, позволило авторам разработать и развить концепцию влияния пенсионной реформы на трансформацию системы социально-трудовых отношений, обуславливающую изменение качества жизни лиц предпенсионного возраста, и экономический рост.

Применение комплексной методологии позволило выявить причины и факторы трансформации, визуализировать трансформационный процесс в системе социально-трудовых отношений в условиях институциональных изменений пенсионного обеспечения.

Подводя итог исследования, необходимо отметить, что внутренние и внешние факторы трансформации системы социально-трудовых отношений в условиях пенсионной реформы взаимосвязаны между собой, способны в сочетании усиливать или же смягчать оказываемое воздействие на качество жизни населения и способствовать экономическому росту. При этом следует иметь в виду, что если внутренние условия определяют основную тенденцию социально-экономической динамики и важнейших параметров качества жизни, то влияние внешних создает «фактор неопределенности», поскольку трудно прогнозировать вероятность относительного ускорения или замедления экономической динамики, формируемой под влиянием изменений системы пенсионного обеспечения.


Источники:

Васильев В.П. Качество и уровень жизни населения Российской Федерации. - М.: ЭКОС, 2007. – 117 с.
2. Потуданская В.Ф., Шайкин Д.Н. Качество жизни и качество трудовой жизни как среда формирования трудового потенциала // Экономический анализ: теория и практика. – 2010. – № 25.
РосБизнесКонсалтинг. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/economics ( дата обращения: 20.11.2019 ).
4. Повышение пенсионного возраста в Российской Федерации: социально-трудовые последствия // Народонаселение. – 2015. – № 4.
Долженко Р. А. Новые формы трудовых отношений: институционализация и использование в условиях инновационной экономики. - Барнаул: АлтГУ, 2014. – 200 с.
6. Медведева Т. А. Исследование процессов трансформации социально-трудовых отношений на основе расширенного системного подхода // Вестник НГУ. Серия. Социально-экономические науки. – 2013. – № 13. – С. 172-180.
Беззубко Л.В., Нехода Е.В. Социально-трудовые отношения: результаты исследований в России и Украине. - Томский государственный университет, 2013. – 372 с.
Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. - М.: Наука, 1991. – 244 с.
9. Тарасова Н. Трудовые отношения в условиях глобализации и технологической революции (опыт стран Запада) // Общество и экономика. – 2000. – № 1.
10. Buchele, R., Christiansen J. Labor Relations and Productivity Growth in Advanced Capitalist Economies // Review of Radical Political Economics. – 1999. – № 31. – С. 87-110. – doi: 10.1177/048661349903100105.
11. Cushen J. Financialization and value: why labour and the labour process still matter // Work, Employment and Society. – 2016. – № 30. – С. 352-365.
12. Howe J. Labour regulation now and in the future: Current trends and emerging themes // Journal of Industrial Relations. – 2017. – № 59. – С. 209-224.
13. Ehlers L.I. Conceptualising primary labour relationship quality // South African Journal of Economic and Management Sciences. – 2017. – № 20.
Открытые данные. Официальный сайт Пенсионного фонда РФ. [Электронный ресурс]. URL: http://www.pfrf.ru/opendata/ ( дата обращения: 15.10.2019 ).
15. Иванов С. Ф. Пенсионная реформа-2019: детерминанты, последствия, альтернативы // Демографическое обозрение. – 2019. – № 2.
Легчилина Е.Ю. Трансформация социально-трудовых отношений: системно-аксиологический подход. - М.: Креативная экономика, 2019. – 318 с.
A Leader’s Guide to “Always-On” Transformation / Jim Hemerling, Diana Dosik, and Shaheer Rizvi (BCG)// 2015
18. Селезнева И.Г., Сухова А.С., Лясина И.Ю. Влияние экономического роста на показатели уровня и качества жизни населения // СервисPlus. – 2018. – № 3. – С. 79-86.
Родионова Н. В. Ценностное измерение хозяйственно-трудовой деятельности. Российская модернизация. / Междисциплинарный подход. Коллективная монография. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2012.

Страница обновлена: 05.07.2020 в 10:54:25