Рейтинговая оценка экономической безопасности регионов Приволжского федерального округа

Курилова А.А.1
1 Тольяттинский государственный университет

Статья в журнале

Экономическая безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 7, Номер 5 (Май 2024)

Цитировать:
Курилова А.А. Рейтинговая оценка экономической безопасности регионов Приволжского федерального округа // Экономическая безопасность. – 2024. – Том 7. – № 5. – С. 1311-1326. – doi: 10.18334/ecsec.7.5.121018.

Аннотация:
Целью работы является проведение рейтинговой оценки регионов Приволжского федерального округа России за 2000 г., 2010 г. и 2022 г. по показателям экономической безопасности. Для проведения комплексной рейтинговой оценки был cформирован сводный индекс экономической безопасности регионов Приволжского федерального округа (ПФО) на основе 7 показателей, которые отражают уровень рисков и уязвимости экономики данного региона. В работе был использован объективный метод взвешивания составных индексов на основе анализа главных компонентов (РСА). В 2010 и 2022 годах первое место в рейтинге занимает Республика Мордовия, поднявшаяся с восьмого места в 2000 году. Республика Татарстан в 2022 году стала занимать второе место, улучшив свои показатели по сравнению с 2000 (12 место) и 2010 (6 место) годами. Также улучшила свои показатели экономической безопасности Удмуртская Республика, перейдя с 11 места в 2010 году на третье место в 2022 году. Самарская область перешла с третьего места на четвёртое за последние 12 лет. Также улучшила свои показатели Республика Марий Эл. Оренбургская область являлась лидером в полученном рейтинге в 2000 году, однако в 2010 году заняла лишь 14 место, а в 2022 году улучшила свои показатели, перейдя на шестое место. Также необходимо отметить улучшение и рост рейтинга показателей Чувашской Республики и Республики Башкортостан. Пермский край, также как и Саратовская область, ухудшили свои показатели, заняв 13 и 14 место в 2022 году. Рейтинговая оценка может быть полезна для оценки общей экономической ситуации и стабильности в регионах, и изменения в оценках могут отражать динамику изменений в рассматриваемых переменных.

Ключевые слова: экономическая безопасность, ПФО, инвестиции, затраты, анализ главных компонентов

JEL-классификация: R11, R12, R13, R58



Введение. В современной теории социально-экономического развития большее внимание уделяется региональной экономической безопасности и ее институциональному объяснению [4].

В настоящее время, в период сложных международно-правовых отношений, возникает острая необходимость в обеспечении экономической безопасности нашей страны [11].

Тенденции развития основных составляющих финансово-экономической безопасности страны свидетельствуют об их значительной изменчивости и зависимости от совокупности внутренних и внешних факторов. В условиях длительной национальной и транснациональной рыночной турбулентности, которая наблюдается в большинстве секторов экономики, одной из главных угроз финансово-экономической безопасности большинства стран является наличие значительного объема теневых операций. Тютюник И. В. И Белоус Ю. Г. выделили три характерные особенности финансово-экономической безопасности страны: как показатель ее способности защищать интересы общества в условиях нестабильности внешней и внутренней среды; экономически устойчивое развитие и рост; нивелирование угроз внутренней и внешней среды [19].

Оценкой экономической безопасности России занимались многие учёные. Манахова И. В. и Хрупина К. С. провели сравнительную характеристику методов экономической безопасности, отразили положительные и отрицательные стороны каждого из них [6].

Юрина Е. А. и другие ученые провели группировку показателей экономической безопасности федеральных округов и предложили методику ее оценки в условиях пандемии коронавируса. Авторы оценили эффективность внутреннего государственного управления федеральными округами по принятым в 2020 году антикризисным мерам (поддержание оборота в основных региональных сегментах экономики, недопущение налоговой задолженности по региональным сборам, повышение рентабельности реального бизнеса, повышение уровня цифрового развития), а также мерам по сохранению занятости и платежеспособности населения каждого региона [20].

В условиях нестабильной геополитической ситуации экономическая безопасность является ключевым моментом регионального развития. Обеспечение экономической безопасности требует достижения устойчивого экономического роста. Михайлова А. А. подчеркивает значительное расхождение российских регионов по уровню инновационного развития. Региональная политика инновационной и экономической безопасности должна учитывать существенные различия в целях и угрозах инновационной безопасности между регионами [17].

Что касается экономической безопасности регионов, то следует остановиться на вопросе неравенства. Анализ показателя абсолютной бедности в регионах свидетельствует о значительных различиях между регионами по доле граждан с доходами ниже черты абсолютной бедности. Нередко регионы Российской Федерации с более низким уровнем абсолютной бедности имеют более высокий коэффициент Джини [10].

Капустина Н. В. в своем исследовании выявила побочные эффекты эпидемических рисков для экономической безопасности российских регионов и предложила систему мер по их снижению на этапе постпандемического восстановления. В исследовании обоснована гипотеза о том, что эпидемические риски экономической безопасности оказывают побочное воздействие на экономику российских регионов, усиливая влияние совокупности традиционных рисков и провоцируя возникновение новых рисков [14].

Опыт показывает, что уровень экономической активности и качество жизни населения растет в тех регионах, где муниципалитеты успешно решают вопросы своей экономической безопасности [8].

Отраслевой подход к решению проблем импортозамещения в России оказался бесперспективным. Российским регионам необходимо внедрять модель импортозамещения, направленную на комплексную трансформацию производственной экосистемы [13].

Хуажева А. Ш., Чиназирова С. К., Водождокова З. А. подчеркивают важность оценки влияния теневой экономики на уровень экономической безопасности страны [9].

Головин А. А. и его соавторы отмечают, что странам ЕАЭС необходимо сформировать оптимальную модельную структуру доходной и расходной частей бюджета с помощью унификации бюджетной политики [1].

Добрянский О. И. подчеркивает важность разработки механизмов адаптации и резервирования, а также внедрения практики разумного управления рисками для обеспечения безопасности экономической системы страны [3].

Немирова Г. И. и Мохнаткина Л. Б. считают, что большая часть рисков экономической безопасности регионов предопределяется высокой централизацией доходов [7].

Карсунцева О. В. и ее соавторы уделяют особое внимание цифровой трансформации в рамках управления экономической безопасностью региона [15].

Регионы РФ существенно различаются по уровню социально-экономического развития и, соответственно, по уровню экономической безопасности. Такой разброс отражается и на уровне безопасности всего государства [2].

Лысенко Ю. и Зеленская Ж. представили научный анализ элементов разработанной методики построения эффективной системы региональной экономической безопасности, имеющей важное значение для национальной безопасности в целом [16].

Дюжилова О. М. и Вякина И. В. в своем исследовании провели оценку безопасности и устойчивости рентабельности региональных отраслей, выявили основные приоритеты экономического развития региона и определили «горячие точки» отрасли, которые могут стать источником риска и дестабилизировать экономическую региональную безопасность [12].

Необходимость разработки региональной системы экономической безопасности обусловлена высокой внешней зависимостью российской экономики и отсутствием твердых рычагов воздействия на международные способы взаимодействия. Низкие социально-экономические показатели России по отношению к крайним критическим значениям свидетельствуют о неудовлетворительном состоянии ее экономической безопасности [18].

Как отмечают Круглова И. А., Загорнова В. Ю. и Назаров П. В., для достижения целей экономической безопасности необходимо учитывать уникальные характеристики конкретного региона, а также анализировать достижение показателей устойчивого развития этими регионами [5].

Таким образом, рассматриваемая тема исследования является актуальной и своевременной.

Целью работы является проведение рейтинговой оценки регионов ПФО России за 2000, 2010 и 2022 год по показателям экономической безопасности.

Первой задачей исследования является оценка весов исследуемых компонент и факторной нагрузки выбранных показателей за 2000, 2010 и 2022 года. Второй задачей исследования является формирование сводного индекса экономической безопасности регионов ПФО России.

Новизной исследования является проведение комплексной рейтинговой оценки на основе сводного индекса экономической безопасности регионов ПФО с использованием анализа главных компонентов.

Практическая значимость исследования состоит в том, что рейтинговая оценка может быть полезна для оценки общей экономической ситуации и отражает динамику показателей рассматриваемых переменных, позволяя учесть их влияние и вес на экономическую безопасность регионов ПФО.

Методы исследования. В работе было использован объективный метод взвешивания составных индексов на основе анализа главных компонентов (РСА).

С помощью двухэтапного метода анализа главных компонентов были получены соответствующие веса и факторные нагрузки, измеряющие изменения экономической безопасности регионов.

Для анализа экономической безопасности были ПФО федерального округа за 2000, 2010 и 2022 года на сайте Росстата. Такими показателями стали:

1. Уровень безработицы (в процентах);

2. Затраты на инновационную деятельность организаций (в процентах от общего объема отгруженных товаров, выполненных работ, услуг);

3. Инвестиции в основной капитал на душу населения (рублей);

4. Индексы потребительских цен (в процентах);

5. Объем инновационных товаров, работ, услуг, (в процентах от общего объема отгруженных товаров, выполненных работ, услуг);

6. Степень износа основных фондов (на конец года, в процентах);

7. Удельный вес убыточных организации (в процентах от общего числа организаций).

Результаты. Рассмотрим результаты анализа основных компонент за каждый исследуемый год по регионам ПФО России.

В методе главных компонент компоненты представляют собой линейные комбинации исходных переменных. При этом каждая компонента имеет свой вес, который показывает важность соответствующей переменной в формировании этой компоненты.

На рисунке 1 представлена визуализация весов компонент и их влияние, учитываемое при формировании индекса экономической безопасности в 2000 году в регионах ПФО России.

Рисунок 1. Визуализация весов компонент, и их влияние, учитываемое при формировании индекса экономической безопасности 2000 году

Источник: составлено автором.

Как видно из рисунка 1, наибольший удельный вес имеет фактор под номером 4 – «Индексы потребительских цен (в процентах)», имеющий отрицательное влияние на экономическую безопасность регионов. Вторым по значимости является фактор под номер 3 – «Инвестиции в основной капитал на душу населения», однако имеющий уже положительное влияние при формировании индекса экономической безопасности.

Диаграмма визуализации факторной нагрузки за 2000 год представлена на рисунке 2.

Рисунок 2. Визуализация факторной нагрузки за 2000 год

Источник: составлено автором.

Полученные расчёты показали, что 37% дисперсии объясняет фактор под номером 3 – «Инвестиции в основной капитал на душу населения», 33,18% объясняет фактор под номером 2 – «Затраты на инновационную деятельность организаций», на третьем месте фактор под номером 1 – «Уровень безработицы (в процентах)», объясняющий 22,64% дисперсии.

Данные три фактора являются основными объясняющими компонентами при формировании индекса экономической безопасности в 2000 году.

На рисунке 3 представлены веса компонент и их влияние, учитываемое при формировании индекса экономической безопасности в 2010 году в регионах ПФО России.

Рисунок 3. Визуализация весов компонент, и их влияние, учитываемое при формировании индекса экономической безопасности 2010 году

Источник: составлено автором.

Высокие положительные веса указывают на то, что более высокие значения данной переменной вносят больший вклад в положительное направление компоненты.

Как видно из рисунка 3, наибольший удельный вес имеют факторы под номерами 1 и 2 – «Уровень безработицы (в процентах)» и «Затраты на инновационную деятельность организаций», оказывающие положительное влияние на экономическую безопасность регионов.

Диаграмма визуализации факторной нагрузки за 2010 год представлена на рисунке 4.

Рисунок 4. Визуализация факторной нагрузки за 2010 год

Источник: составлено автором.

Полученные расчёты показали, что 26,62% дисперсии обусловлено фактором под номером 1 – «Уровень безработицы (в процентах)», 26,77% обусловлено фактором номер 2 – «Затраты на инновационную деятельность организаций», 26,33% обусловлено фактором под номером 3 – «Инвестиции в основной капитал на душу населения». Фактор под номером 4 - «Индексы потребительских цен» объясняет 11% дисперсии экономической безопасности регионов ПФО.

На рисунке 5 представлены веса компонент и направление их влияния, учитываемое при формировании индекса экономической безопасности 2022 году.

Рисунок 5. Визуализация весов компонент, и их влияние, учитываемое при формировании индекса экономической безопасности 2022 году

Источник: составлено автором.

В 2022 году основным показателем становится показатель под номером 1 – «Уровень безработицы (в процентах)», имеющий наибольший удельный вес. Также наибольшее значение, хотя и отрицательное, имеет фактор под номером 2 – «Затраты на инновационную деятельность организаций.

Из рисунка 6 можно увидеть, что основным компонентом становится фактор под номером 1 – «Уровень безработицы (в процентах)», объясняющий 62,57% дисперсии. Также можно выделить влияние фактора под номером 4 – «Индексы потребительских цен», объясняющего 15,95% дисперсии.

Рисунок 6. Визуализация факторной нагрузки за 2022 год

Источник: составлено автором.

Безработица оказывает прямое воздействие на социальные аспекты общества. Высокий уровень безработицы может привести к социальной напряженности, ухудшению жизненного уровня и увеличению социальных проблем, что влияет на общую стабильность и безопасность региона.

В таблице 1 представлена рейтинговая оценка ранжирования регионов ПФО России по индексу экономической безопасности за рассматриваемый период времени, исходя из проведенного анализа основных компонентов.

Таблица 1. Ранжирование регионов Приволжского федерального округа России по индексу экономической безопасности за рассматриваемый период времени,

исходя из анализа основных компонентов

Регион
2000 год
2010 год
2022 год
Республика Мордовия
8
1
1
Республика Татарстан
12
6
2
Удмуртская Республика
5
11
3
Самарская область
9
3
4
Республика Марий Эл
11
7
5
Оренбургская область
1
14
6
Ульяновская область
2
2
7
Чувашская Республика
10
9
8
Республика Башкортостан
3
10
9
Кировская область
7
5
10
Пензенская область
6
12
11
Нижегородская область
13
13
12
Пермский край
14
8
13
Саратовская область
4
4
14
Источник: составлено автором.

Из таблицы 1 можно увидеть место того или иного региона Приволжского федерального округа России.

Так в 2010 и 2022 годах первое место в рейтинге занимает Республика Мордовия, поднявшаяся с восьмого места 2000 года. Республика Татарстан в 2022 году стала занимать второе место, улучшив свои показатели по сравнению с 2000 годом (12 место) и 2010 (6 место) годом.

Также улучшила свои показатели экономической безопасности Удмуртская Республика, перейдя с 11 места в 2010 году на третье место в 2022 году.

Самарская область перешла с третьего места на четвёртое за последние 12 лет в 2022 году. Также улучшила свои показатели Республика Марий Эл: с 11 места в 2000 году на пятое место в 2022 году.

Оренбургская область являлась лидером в полученном рейтинге в 2000 году, однако в 2010 году она оказалась на самом последнем 14 месте, а в 2022 году улучшила свои показатели, перейдя на шестое место. Также необходимо отметить улучшение и рост рейтинга показателей Чувашской Республики и Республики Башкортостан. Кировская область перешла с пятого на 10 место. Пермский край, также, как и Саратовская область, ухудшили свои показатели заняв 13 и 14 место в 2022 году.

Выводы

Таким образом, в работе была проведена рейтинговая оценка регионов Приволжского федерального округа России за 2000 г., 2010 г. и 2022 г. по показателям экономической безопасности на основе оценки весов исследуемых компонент и факторной нагрузки выбранных показателей за 2000 г., 2010 г. и 2022 г., что соответствует поставленной цели и задачам.

Исследование сводных индексов экономической безопасности регионов ПФО России выявило, что в 2010 г. и 2022 г. первое место в рейтинге занимает Республика Мордовия. Республика Татарстан в 2022 году стала занимать второе место, улучшив свои показатели по сравнению с 2000 годом и 2010 годом. Также улучшили свои показатели экономической безопасности Удмуртская Республика, Республика Марий Эл, Оренбургская область, Чувашская Республика и Республика Башкортостан. Самарская область перешла с третьего места на четвёртое за последние 12 лет. Пермский край, также, как и Саратовская область, ухудшили свои показатели к 2022 году.

Измерение значимости факторов с течением времени позволит планировать мероприятия по управлению экономической безопасности регионов ПФО. В результатах анализа можно наблюдать результаты экономической политики, проводимой в части экономической безопасности регионов России.

Выявленный процесс изменения показателей экономической безопасности требует дальнейшего изучения причин распространения и является важным индикатором правильной государственной политики, касающейся экономической безопасности России и достижения ЦУР 8.


Источники:

1. Головин А. А., Головин А. А., Шинкарева О. И. Финансовая составляющая экономической безопасности стран Евразийского экономического союза // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия: Экономика. Социология. Менеджмент. – 2023. – № 13(2). – c. 24-38. – doi: 10.21869/2223-1552-2023-13-2-24-38.
2. Горковенко Е. В., Платонова И. В., Рогова Е. А. Состояние экономической безопасности региона и направления ее обеспечения // Вестник Воронежского государственного университета инженерных технологий. – 2022. – № 84(2). – c. 357-367. – doi: 10.20914/2310-1202-2022-2-357-367.
3. Добрянський О. І. Екзогенні детермінанти економічної безпеки країни в умовах глобальної волатильності // Наукові записки Національного університету «Острозька академія». Серія «Економіка»: науковий журнал. – 2023. – № 1(29(57)). – c. 50-54.
4. Каюков В. В., Шихвердиев А. П. Институциональная характеристика экономической безопасности региона // Экономика региона. – 2018. – № 14(4). – c. 1181-1193. – doi: 10.17059/2018-4-10.
5. Круглова И. А., Загорнова В. Ю., Назаров П. В. Обеспечение региональной экономической безопасности в условиях ESG-повестки // Журнал правовых и экономических исследований. – 2023. – № 2. – c. 207-213. – doi: 10.26163/GIEF.2023.32.43.031.
6. Манахова И. В., Хрупина К. С. Сравнительная характеристика способов оценки экономической безопасности россии // Экономическое возрождение России. – 2023. – № 1 (75). – c. 56–66. – doi: 10.37930/1990-9780-2023-1-75-56-66.
7. Немирова Г. И., Мохнаткина Л. Б. Совершенствование межбюджетных отношений как фактор обеспечения региональной экономической безопасности // Вопросы региональной экономики. – 2018. – № 35(2). – c. 102-108.
8. Старовойтов В. Г. Роль муниципалитетов в обеспечении экономической безопасности российских регионов // Вопросы Безопасности. – 2022. – № 1. – c. 1-8. – doi: 10.25136/2409-7543.2022.1.36842.
9. Хуажева А. Ш., Чиназирова С. К., Водождокова З. А. Оценка влияния элементов теневой экономики на экономическую безопасность страны // Вестник Адыгейского Государственного Университета, Серия «Экономика». – 2023. – № 1(315). – c. 35-42. – doi: 10.53598/2410-3683-2023-1-315-35-42.
10. Цветков В. А., Зоидов К. Х., Янкаускас К. С., Кобил Ш. Оценка уровня бедности как критерия социальной составляющей экономической безопасности российских регионов и стран ЕАЭС // Экономика и управление. – 2019. – № 7. – c. 4-14. – doi: 10.35854/1998-1627-2019-7-4-14.
11. Bystrova Y., Melnik S., Nadtachaev P., Bidova B., Pratsko G. The main threats to economic security of the country // E3S Web of Conferences. – 2021. – № 273.
12. Dyuzhilova O. M., Vyakina I. V. Methodology of risk analysis and regional economic security threats // Asian Social Science. – 2015. – № 11(20).
13. Golova I. Import Substitution Priorities for Ensuring the Economic Security of Russian regions // SHS Web of Conferences. – 2021. – № 110.
14. Kapustina N. V., Kuznetsov Y. V., Pilipchuk N. V., Materova E. S., Lisova E. V. The Impact of the COVID-19 Pandemic on the Economic Security of Russian Regions: Assessment of Resistance to the Spillover Effects of Epidemic Risks. / Smart Green Innovations in Industry 4.0 for Climate Change Risk Management. Environmental Footprints and Eco-Design of Products and Processes. - Springer Nature, 2023. – 451-460 p.
15. Karsuntseva O. V., Denisova O. N., Burkina T. A. Strategic management of the regional economic security in the digital economy // Journal of Advanced Research in Law and Economics. – 2019. – № 10(4).
16. Lysenko Y., Zelenskaya J. System performance indicators of regional economic security // SHS Web of Conferences. – 2017. – № 35.
17. Mikhaylova A. A. The dimension of innovation in the economic security of Russian Regions // European Journal of Geography. – 2018. – № 9(4).
18. Smirnov V. V., Osipov D. G., Babaeva A. A. Designing a Regional Economic Security System // IOP Conference Series: Materials Science and Engineering. – 2020. – № 753(5).
19. Tiutiunyk I., Belous J. The impact of tax gaps on the financial and economic security of the country // Scientific Opinion: Economics and Management. – 2021. – № 4(74).
20. Yurina E. A., Tishchenko E. S., Fedotova E. V., Markov B. E., Kuzmenko N. I. New Approaches to the Economic Security of Russian Regions in Terms of the COVID-19 Pandemic. / In Geo-Economy of the Future: Sustainable Agriculture and Alternative Energy: Volume II., 2022.

Страница обновлена: 11.06.2024 в 08:38:41