Специфика развития широкополосного интернета в России

Имашева И.Ю.1
1 Казанский инновационный университет им. В.Г. Тимирясова (ИЭУП)

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 10 (Октябрь 2022)

Цитировать:
Имашева И.Ю. Специфика развития широкополосного интернета в России // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – Том 12. – № 10. – С. 2835-2850. – doi: 10.18334/epp.12.10.116373.

Аннотация:
Статья направлена на раскрытие и анализ роли совершенствования широкополосной связи в Интернет в российских регионах. В статье определяются сущность цифрового регионального неравенства и методы сокращения данного неравенства. Автором выявлено, что одним из ключевых факторов, способствующих преодолению цифрового неравенства российских регионов, является улучшение региональной политики в сфере развития широкополосной связи в Интернет. Этот фактор заслуживает пристального внимания со стороны органов региональной власти. Эффективность региональных цифровых программ определяется сочетанием качества институциональной среды и обеспечением формальных институтов в сфере развития цифровой инфраструктуры.

Ключевые слова: широкополосный доступ в Интернет, цифровое неравенство, региональная политика, цифровая трансформация, цифровая инфраструктура

JEL-классификация: L86, O31, O32, O33



Введение. Широкополосная связь в Интернет, как движущий фактор проникновения ИКТ (информационно-коммуникационные технологии), существенно ускоряет передачу информации и знаний и, следовательно, усиливает воздействие ИКТ на экономический рост. В настоящее время научные исследования о влиянии широкополосной связи на экономический рост являются скудными. По данному вопросу провели исследование и выявили влияния проникновения широкополосной связи на экономический рост П. Котрампис и Н. Черних [1, 2]. Кроме того, Х. Томпсон и К. Гарбач, Х. Чавула, К. Блэкберн и В. Хунг [3,4,5] отметили, что влияние ИКТ на экономический рост заметно отличается для стран с высоким и низким уровнем дохода. А. Армента, А. Серрано, М. Кабрера и Р. Конте даже предполагают, что участие общества, социально-экономическое развитие на основе общечеловеческих ценностей и эффективные широкополосные технологии играют решающую роль в программе цифрового единства для сельского населения в развивающихся странах [6, 11].

В. Бутенко, В. Веерпалу и др. считают, что основным элементом информатизации, помимо компьютеризации, является широкополосная связь [7,8,9]. Цифровая трансформация России невозможна без развитой цифровой инфраструктуры, которая позволяет в онлайн-режиме передавать разные объемы информации в любое место назначения и в нужном виде, обеспечивая хранение, обработку и защиту.

И.Ю. Имашева и Т.В. Крамин в своем исследовании опираются на концепцию и методологию моделирования экономического роста на основе расширенной модели Р. Солоу с использованием модификации широко распространенной производственной функции Кобба – Дугласа с включением в нее широкополосного интернета как дополнительного фактора создания ВРП (валового регионального продукта) [10, 11]. Проведенное исследование дало возможность глубже оценить факторы экономического роста в условиях цифровизации.

В последующем своем исследовании Т.В. Крамин и И.Ю. Имашева на основе метода бенчмаркинга выявили направления лучших практик в сфере развития цифровой инфраструктуры, характерных для регионов России. Результаты исследования доказывают факт наличия положительного влияния широкополосной связи в Интернет на экономический рост российских регионов [11, 18].

Таким образом, во всем мире люди сталкиваются с различными проблемами, связанными с Интернетом, начиная от неравного доступа, различий в навыках и возможностях способствующих получению необходимых результатов. При этом данные различия сводятся к неравенству. Такое неравенство или разрывы были названы «цифровой пропастью» [12]. В представленном исследовании использован термин «цифровое неравенство» вместо «цифровой пропасти», так как он лучше объясняет динамичные социальные причины и последствия ограниченного доступа в Интернет и навыков, которые определяют получение наилучших выгод от его использования.

В исследовании М. Лещенко рассматривается проблема цифрового неравенства российских регионов. Отмечено, что услугами широкополосной связи в Интернет обеспечены в основном жители мегаполисов (Москвы и Санкт-Петербурга), но в значительно меньшей степени обеспечены домохозяйства сельской местности и отдельные населенные пункты [13].

Важность, которую мы придаем развитию ШПД (широкополосный доступ) в Интернет, естественным образом привела нас к тому, что мы заметили увеличивающийся разрыв в цифровом развитии российских регионов. При этом в России межрегиональный цифровой разрыв является значительным.

Специфические особенности экономического развития России отражаются в неравномерном региональном развитии ШПД в Интернет, где уровень проникновения Интернета имеет большой размах колебаний. В развитых регионах России гибкая и недорогая связь привела к дальнейшему повышению производительности, бизнеса, образования, здравоохранения, развлечений, глобальной осведомленности и качества жизни. С другой стороны, более бедные регионы сталкиваются со многими проблемами в развитии своих телекоммуникационных систем.

Развитие цифровой инфраструктуры имеет огромное значение для сокращения цифрового неравенства, затрагивающего сельские или отдаленные территории. При ограниченном доступе к кабельным линиям и небольшом количестве местных интернет-провайдеров [1], обслуживающих сельские и отдаленные районы, затраты на развитие инфраструктуры высоки. Интернет-провайдеры обычно доступны в промышленных и деловых районах или урбанизированных районах, но их распространение на сельские районы и отдаленные районы является дорогостоящим и утомительным, что ограничивает доступ более бедных и малообеспеченных граждан к новым ресурсам знаний. Поэтому очень важны стимулы для поощрения инвестиций частного сектора в инфраструктуру ИКТ.

За 25 предшествующих лет Россия прошла долгий путь с точки зрения развития сети Интернета. Развитие Интернета в России началось в начале 90-х годов. На начальном этапе Интернет развивался медленно, в середине 1990–х годов более 90 процентов интернет-хостов находились в Северной Америке и Западной Европе, в то время как на Россию приходилось всего три процента глобальных интернет-хостов [14]. После медленного старта в период с 1999 по настоящее время произошел большой скачок повышения числа серверов в России и, как следствие, увеличение числа пользователей сети Интернет [15]. Это было заметное достижение.

Цифровое неравенство российских регионов усиливает социальное и экономическое неравенство, характерное для региональной экономики, и способствует снижению социальной мобильности и благосостояния жителей. В результате влияние доступа к широкополосной связи в Интернет на различные экономические и социальные показатели различны для каждого анализируемого региона. Несмотря на очевидную актуальность региональных исследований в районах с особыми проблемами, недостаточно исследований, которые бы оценивали влияние доступа к широкополосной связи в Интернет на региональном уровне. Поэтому цель данного исследования, которое направлено на устранение этого пробела в литературе, является оценка потенциального влияния доступа к широкополосной связи в Интернет на показатели уровня жизни населения в российских регионах.

Научная новизна исследования состоит в том, что в работе предложен способ оценки региональной политики в области распространения широкополосной связи в Интернет на основе сравнительного анализа некоторых количественных социально-экономических показателей.

На наш взгляд, наиболее перспективным методом решения проблемы регионального неравенства социально-экономического развития является совершенствование ШПД в Интернет по всей территории страны, так как доступ к широкополосной связи в Интернет в настоящее время рассматривается как услуга, сравнимая по своему вкладу в благосостояние с основными жизненно важными услугами. Таким образом, увеличение ШПД в Интернет положительно влияет на социально-экономические процессы. Существует положительная взаимосвязь между интенсивностью развития цифровой инфраструктуры региона и его ВРП на душу населения. Таким образом, скорость развития цифровой инфраструктуры в регионах с более высоким ВРП на душу населения выше, чем в регионах с более низким ВРП на душу населения. Данные положительные взаимосвязи были исследованы и обнаружены не только в странах с развитой инфраструктурой, но и в развивающихся странах [16]. По мере того как все больше функций общества становятся зависимыми от подключения к широкополосной связи в Интернет и использования ИКТ, подтверждается гипотеза о том, что цифровое неравенство является следствием существующего социально-экономического неравенства. Поэтому одним из приоритетов цифровой политики должен быть универсальный, доступный высокоскоростной доступ в Интернет.

В связи с вышеизложенным, И.Ю. Имашева и Т.В. Крамин разработали направления воздействия, стимулирующие развитие цифровой инфраструктуры и цифровой грамотности населения. В первую очередь внимание было уделено направлениям развития цифровой инфраструктуры регионов России [17].

Основная часть. Положительная динамика развития ШПД к сети Интернет в российских регионах позволяет понять тенденции его развития и оценить уровень экономического развития каждого конкретного региона (рисунок 1,2,3,4) [2]. Однако этот рост неравномерно распределен между всеми российскими регионами. Быстрый рост Интернета был достигнут только в более развитых регионах.

Рисунок 1 – Динамика численности активных абонентов фиксированного ШПД к сети Интернет на 100 человек населения (измеряется в единицах).

Источник: Официальный сайт Федеральной службой государственной статистики (Росстат)

Рисунок 2 – Динамика численности активных абонентов фиксированного ШПД к сети Интернет на 100 человек населения (измеряется в единицах).

Источник: Официальный сайт Федеральной службой государственной статистики (Росстат)

Рисунок 3 – Динамика численности активных абонентов фиксированного ШПД к сети Интернет на 100 человек населения (измеряется в единицах).

Источник: Официальный сайт Федеральной службой государственной статистики (Росстат)

Рисунок 4 – Динамика численности активных абонентов фиксированного ШПД к сети Интернет на 100 человек населения (измеряется в единицах).

Источник: Официальный сайт Федеральной службой государственной статистики (Росстат)

Чтобы пролить дополнительный свет на неравномерное региональное развитие цифровой инфраструктуры, на Рисунке 5 представлена карта России с указанием уровня проникновения широкополосной связи в Интернет в разрезе субъектов РФ [3].

Были выбраны четыре интервала группировки: (1) 1-15 активных абонентов фиксированного ШПД к сети Интернет на 100 человек населения; (2) 15-20 активных абонентов фиксированного ШПД к сети Интернет на 100 человек населения; (3) 20-25 активных абонентов фиксированного ШПД к сети Интернет на 100 человек населения; (4) 25-38 активных абонентов фиксированного ШПД к сети Интернет на 100 человек населения [4].

Рисунок 5 - Численность активных абонентов фиксированного ШПД к сети Интернет на 100 человек населения (измеряется в единицах).

Россия по площади является самой большой страной мира, соответственно природные и климатические условия в разной части ее территории отличаются. Поэтому существует много базовых факторов, которые создают разные предпосылки для развития цифровой инфраструктуры в российских регионах: доходы населения, географическая разбросанность, плотность населения, сложная топография, уровень ВРП, наличие экономических стимулов и т.д. При этом на рисунке 5 видно, что во многих регионах широкополосная связь в Интернет развивается независимо от того или иного благоприятного фактора, а именно от географической разбросанности: Хабаровский край, Мурманская область, Республика Карелия, Магаданская область, Камчатский край и т.д.

Одним из инструментов получения достоверной информации о субъектах, являющихся лидерами и занявшими первые места, является группировка регионов, проводимая статистическими методами. Рассмотрим отношение уровня ВРП на душу населения к уровню показателя использования сети Интернет населением, которое представлено в соответствии с рисунком 6. [5]

Рисунок 6 - Матрица распределения субъектов Российской Федерации по отношению уровня ВРП на душу населения к уровню показателя использования сети Интернет населением. [6]

Источник: Официальный сайт Федеральной службой государственной статистики (Росстат)

При группировке регионов, согласно рисунку 6, была использована следующая формулировка групп. Подгруппы I и II объединены в группу «Высокообеспеченные регионы», подгруппы III и IV объединены в группу «Менее обеспеченные регионы». Сравним в группе «Высокообеспеченные регионы» – Новгородскую область (I) и Республику Татарстан (II) и в группе «Менее обеспеченные регионы» – Республику Калмыкия (III) и Ростовскую область (IV) по основным социально-экономическим показателям.

Таблица 1 – Сравнение основных социально-экономических показателей, оказывающих влияние на цифровое развитие российских регионов за 2019 год.


Факторы цифрового развития
«Высокообеспеченные регионы»
«Менее обеспеченные регионы»
Новгородская область
Республика Татарстан
Республика Калмыкия
Ростовская область
1
Валовой региональный продукт на душу населения (тыс руб.)
457,12
716,75
327,15
389,93
2
Затраты на внедрение и использование цифровых технологий (млн руб.)
2840,9
35476,7
536,6
15011,9
3
Среднедушевые денежные доходы (в месяц), руб.
26268
35635
19811
31427
4
Численность активных абонентов фиксированного широкополосного доступа к сети Интернет (тыс чел)
111,1
1091,5
38,5
995,6
5
Численность активных абонентов мобильного широкополосного доступа к сети Интернет (тыс чел)
610,5
4276,8
224,8
3821,1
Источник: Официальный сайт Федеральной службой государственной статистики (Росстат)

Важным фактором, влияющим на повышение цифровой активности населения, является доступная цифровая инфраструктура. Мы выделяем следующие показатели, которые характеризуют уровень развития цифровой инфраструктуры: затраты на внедрение и использование цифровых технологий; численность активных абонентов фиксированного ШПД к сети Интернет; численность активных абонентов мобильного ШПД к сети Интернет.

В соответствии с таблицей 1 можно заметить, что значения показателей Республики Татарстан и Ростовской области превышают значения показателей Новгородской области и Республики Калмыкия. Уровень развития цифровой инфраструктуры в соответствии с данными показателями Новгородской области и Республики Калмыкия можно отметить как недостаточный.

Большое значение в развитии цифровой инфраструктуры региона имеют финансовые показатели, которые повышают эффективность региональной политики по сокращению цифрового неравенства. Если сравнить строки № 1, 2, 3 заметно, что Республика Татарстан является наиболее развитым регионом по отношению к Новгородской области с точки зрения таких показателей, как ВРП на душу населения, затрат на внедрение и использование цифровых технологий и среднедушевых денежных доходов (в месяц). Данный факт свидетельствует о том, что в Татарстане реализуется много практик по развитию цифровой инфраструктуры.

Несмотря на низкий уровень ВРП на душу населения, Ростовская область показывает хороший уровень развития цифровой инфраструктуры и рассматривается в качестве лучших региональных практик обеспечения населения широкополосной связью в Интернет. В рассматриваемом регионе активно реализуются региональные цифровые проекты, в том числе в рамках соответствующих федеральных программ. Это подтверждается досрочной реализацией проекта устранения цифрового неравенства в соответствии с Концепцией развития связи в Ростовской области до 2020 года. Были обеспечены широкополосным доступом в Интернет все населенные пункты, которые обозначены в проекте. Таким образом, в Ростовской области обеспечены широкополосным доступом в Интернет около 55 тыс. домашних хозяйств. Республика Калмыкия наименее обеспечена финансированием в части затрат на внедрение и использование цифровых технологий, и, на наш взгляд, предлагает плохие условия для цифровой деятельности.

Исходя из вышеизложенного, показатель ВРП на душу населения, один из ключевых показателей регионального развития, не является единственным фактором развития широкополосной связи. Данный факт отражается на рисунке 6, регионы, попавшие в подгруппу I, имеют высокий уровень показателя ВРП, но низкий уровень развития широкополосной связи в Интернет, и наоборот, регионы, попавшие в подгруппу IV, имеют показатель ВРП низкий, а уровень развития широкополосной связи в Интернет высокий.

Таким образом, помимо базовых факторов развития широкополосной связи в Интернет, которые были изначально обозначены, есть еще факторы, которые оказывают наиболее сильное влияние. Мы полагаем, что одним из ключевых факторов, который оказывает наибольшее влияние в сфере развития широкополосной связи в Интернет, является региональная политика.

Для того чтобы дать характеристику региональной политике по совершенствованию широкополосной связи в Интернет, проведем сравнительный анализ российских регионов в соответствии с рисунком 6.

В десятку лидеров (II группа) по совершенствованию широкополосной связи в Интернет вошли Ямало-Ненецкий автономный округ, Ханты-Мансийский АО – Югра, Москва, Тульская область, Республика Башкортостан, Республика Татарстан, Санкт-Петербург, Мурманская область, Оренбургская область, Тюменская область. Лидерство регионов, входящих в первую десятку рейтинга, основано на непрерывном совершенствовании региональной политики в сфере развития цифровой инфраструктуры. Например, Москва активно реализует региональную программу «Информационный город», начиная с 2012 года. Ряд направлений, которые предусмотрены в федеральной программе «Цифровая экономика Российской Федерации», в Ямало-Ненецком автономном округе и Ханты-Мансийском АО – Югра уже тестируются на практике. Мурманская область входит в базу лучших региональных цифровых практик Центров управления регионами, а именно, Единая цифровая платформа управления регионом в Мурманской области стала первой лучшей практикой цифровизации с привлечением механизма государственно-частного партнёрства. У Татарстана один из самых передовых опытов по совершенствованию широкополосной связи в Интернет. На данный момент в Татарстане завершена реализация национального проекта «Цифровая экономика» – главным достижением проекта является развитие цифровой инфраструктуры в сельской местности. При этом источниками финансирования реализации национального проекта в Татарстане являются республиканский и федеральный бюджет.

Рейтинг замыкают (III группа) Республика Алтай, Рязанская, Орловская и Ульяновская область, Республика Марий Эл, Республика Адыгея, Республика Калмыкия, Карачаево-Черкесская Республика, Республика Ингушетия, Еврейская автономная область.

Важно отметить такие регионы, как Саратовская, Волгоградская и Ростовская области, Республика Дагестан, Чеченская Республика, Кабардино-Балкарская Республика, Республика Тыва (IV группа), которые имеют высокие показатели развития широкополосной связи в Интернет, при том, что показатель ВРП у них невысокий. Обозначенные регионы имеют эффективную региональную политику в сфере развития высокоскоростного Интернета. Данный факт подтверждают исследования Агентства стратегических инициатив, которое выявило лучшие практики развития широкополосной связи в Интернет именно в этих регионах. Саратовская область при поддержке Института развития интернета запустила для своих жителей новый региональный проект в социальных сетях, с новым информационным ресурсом – Интернет-портал «Владей Легко» как интегральный элемент системы дополнительной работы с гражданами в сфере земельно-имущественных отношений. Главная цель реализации данного проекта – эффективное взаимодействие граждан с правительственными органами. В Волгоградской области в рамках реализации региональной программы «Развитие информационного общества Волгоградской области» внедрены более 50 информационных систем. Широкополосной связью в Интернет обеспечены 936 социальных учреждений и активно ведутся работы по подключению отдаленных сел к современным стандартам связи. Чеченская Республика в рамках национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации» активно разрабатывает и реализует региональные программы по подключению к сети Интернет социально значимых объектов, в том числе в горных и отдаленных населенных пунктах, а именно: устранение цифрового неравенства, создание цифровой образовательной среды в учебных заведениях, строительство сетевой инфраструктуры и т.д.

Исходя из вышеизложенного, региональная политика, направленная на совершенствование широкополосной связи в Интернет, способствует достижению высоких социально-экономических выгод. При этом региональная политика зависит от высококачественных институтов, которые обеспечивают эффективность работы органов региональных властей. Также, помимо создания благоприятной институциональной среды, главное значение имеет обеспечение формальных институтов.

Одним из главных подходов к преодолению цифрового неравенства российских регионов является положительный опыт других регионов. Поэтому лучшие практики в сфере распространения широкополосной связи в Интернет должны быть распространены в субъектах Российской Федерации, которые попали в I и III подгруппы. На основе нашего исследования рекомендуется рассматривать Республику Татарстан, Ростовскую область и другие вышеобозначенные регионы в роли представителей лучших практик региональной политики в сфере совершенствования широкополосной связи в Интернет.

Таким образом, проведенное исследование позволило выявить важные подходы по повышению региональной политики по сокращению цифрового неравенства российских регионов. Мы выделяем группу регионов, в которой большое внимание отведено обеспечению широкополосной связью к сети Интернет и вкладываются средства в цифровую инфраструктуру (Республика Татарстан и Ростовская область). Такая модель эффективно повышает цифровой уровень региона.

Наиболее привлекательной выглядит модель развития региональной политики в сфере сокращения цифрового неравенства с привлечением лучших региональных практик в сфере развития цифровой инфраструктуры, в которую должны войти следующие направления работы:

- установление общедоступных точек доступа к сети Интернет в малонаселенных пунктах.

- обслуживание оборудования на установленных общедоступных точках доступа в целях обеспечения сотовой связи в малонаселенных пунктах.

Для стимулирования развития цифровой инфраструктуры необходимо придерживаться программно-целевого подхода. Менее развитым регионам необходимо разработать план по цифровой трансформации региона, в котором необходимо предусмотреть пошаговое достижение поставленных целей.

Следовательно, эффективная внутренняя организация развития цифровой инфраструктуры, а именно обеспечения доступа всех граждан региона широкополосной связью в Интернет, и наращивание внутренней компетенции высокого уровня, определяются как ключевые стратегии для развития цифровой инфраструктуры в обозначенных регионах.

Из вышеизложенного следует, что равномерный доступ к широкополосной связи в Интернет является дополнительным механизмом повышения благосостояния жителей российских регионов, который способствует лучшей региональной интеграции, поскольку доступ к широкополосной связи в Интернет способствует расширению доступа к различным услугам и рынкам (например, образованию, здравоохранению и рынку труда), тем самым увеличивая возможности получения дохода. При этом наши выводы следует рассматривать как свидетельство, которое поможет улучшить фокус и применение региональной государственной политики в целях подключения к широкополосному интернету сельского населения в цифровую эпоху.

Выводы. Для сокращения цифрового разрыва в отдаленных регионах России, мы рекомендуем реализовать государственную политику, направленную на улучшение доступа к широкополосной связи в Интернет путем развития необходимой инфраструктуры, особенно в отдаленных регионах. Развитие этой инфраструктуры следует понимать как стратегический вопрос, поскольку в условиях кризисов, таких как нынешняя пандемия COVID-19, это единственный способ гарантировать обеспечение прав человека, таких как доступность образования, здравоохранения и жизненно важных информационных ресурсов.

Кроме того, рекомендуется принять меры по эффективному снижению цен на подключение и в то же время обеспечить обучение в области цифрового образования. Гораздо больше внимания следует уделять государственной политике, способствующей приобретению навыков цифровой грамотности для значительной части населения, что затем позволит создать всеобъемлющую цифровую экосистему, способствующую благосостоянию жителей сельских районов. Результатом станет более эффективное использование киберпространства и потенциальные выгоды, связанные с Интернетом.

Настоящее исследование подчеркивает жизненно важную роль, которую доступ к широкополосной связи в Интернет может сыграть в качестве дополнительного механизма, способствующего снижению уровня бедности людей, живущих в сельской местности, с возможностями для их благосостояния в долгосрочной перспективе.

Таким образом, существует реальная опасность того, что глобальное информационное общество останется глобальным только по названию, если менее развитым регионам не будет оказана помощь. Хотя финансовая помощь важна для развития широкополосной связи в Интернет, она может быть не единственным фактором, определяющим развитие ИКТ в стране. Поэтому для нас важно понять, какие другие факторы могут способствовать развитию широкополосной связи в Интернет. Благодаря лучшему пониманию различных факторов, влияющих на распространение Интернета, есть надежда, что и менее развитые российские регионы смогут эффективно сокращать цифровые разрывы.

[1]Интернет-прова́йдер (иногда просто провайдер; от англ. Internet service provider, сокр. ISP — поставщик интернет-услуг) — организация, предоставляющая услуги доступа к сети Интернет и иные связанные с Интернетом услуги.

[2]Россия в цифрах: краткий стат. сб.: [ежегодные отчеты Федеральной службы гос. статистики] [Электронный ресурс].

URL: https://rosstat.gov.ru/folder/210/document/13204 (дата обращения: 20.05.2022).

[3]Данные взяты из отчета Федеральной службой государственной статистики (Росстат). Официальный сайт: rosstat.gov.ru. Россия в цифрах: краткий стат. сб.: [ежегодные отчеты Федеральной службы гос. статистики] [Электронный ресурс]. (дата обращения: 02.05.2022)

[4] 38 активных абонентов фиксированного широкополосного доступа к сети Интернет – это максимальное значение.

[5] На рисунке 6 субъекты (синие ромбы) Российской Федерации идут в том же порядке, что и в статье 65 Конституции РФ.

[6] Данные взяты из отчета Федеральной службой государственной статистики (Росстат) за 2019 год. Официальный сайт: rosstat.gov.ru. Россия в цифрах: краткий стат. сб.: [ежегодные отчеты Федеральной службы гос. статистики] [Электронный ресурс]. (дата обращения: 15.05.2022)


Источники:

1. Koutroumpis P. The economic impact of broadband on growth: A simultaneous approach // Telecommunications policy. – 2009. – № 9. – p. 471-485. – doi: 10.1016/j.telpol.2009.07.004.
2. Czernich N., Falck O., Kretschmer T., Woessmann L. Broadband infrastructure and economic growth // The Economic Journal. – 2011. – № 552. – p. 505-532. – doi: 10.1111/j.1468-0297.2011.02420.x.
3. Thompson Jr H. G., Garbacz C. Mobile, fixed line and Internet service effects on global productive efficiency // Information Economics and Policy. – 2007. – № 2. – p. 189-214.
4. Chavula H.K. Telecommunications development and economic growth in Africa // Information Technology for Development. – 2013. – № 1. – p. 5-23. – doi: 10.1080/02681102.2012.694794.
5. Blackburn K., Hung V.T. A theory of growth, financial development and trade // Economica. – 1998. – № 257. – p. 107-124. – doi: 10.1111/1468-0335.00116.
6. Armenta Á., Serrano A., Cabrera M., Conte R. The new digital divide: the confluence of broadband penetration, sustainable development, technology adoption and community participation // Information Technology for Development. – 2012. – № 4. – p. 345-353. – doi: 10.1080/02681102.2011.625925.
7. Бутенко В.В., Веерпалу В.Э., Володина Е.Е., Девяткин Е.Е. Пути развития широкополосного доступа в России // Электросвязь. – 2014. – № 10. – c. 22-26.
8. Веерпалу В., Володина Е., Девяткин Е. Развитие широкополосных систем связи как условие создания информационного общества // Электросвязь. – 2010. – № 12. – c. 17-20.
9. Бутенко В. Беспроводные технологии в инфраструктуре цифровой экономики // Электросвязь. – 2017. – № 8. – c. 5-10.
10. Imasheva I.Y., Kramin T.V. Impact of Broadband Internet on the Economic Growth of the Russian Regions // Proceedings of the First International Volga Region Conference on Economics, Humanities and Sports (FICEHS 2019). 2019.
11. Крамин Т.В., Имашева И.Ю. К вопросу о бенчмаркинге на примере анализа эффективности использования широкополосного Интернета в регионах России // Актуальные проблемы экономики и права. – 2020. – № 1. – c. 67-78. – doi: 10.21202/1993-047X.14.2020.1.67-78.
12. DiMaggio P., Hargittai E. From the ‘digital divide’ to ‘digital inequality’: Studying Internet use as penetration increase. Princeton. [Электронный ресурс]. URL: http://www.princeton.edu/wartspol/workpap/WP15%20-%20DiMaggio%2BHargittai.pdf.
13. Лещенко М. ШПД-фундамент информационной экономики // Технологии и средства связи. – 2013. – № 1(94). – c. 48-49.
14. Lottor Mark RFC 1296 - Internet Growth (1981-1991). SRI International, Network Information Systems Center, Network Working Group. [Электронный ресурс]. URL: http://www.faqs.org/rfcs/rfc1296.html ever.
15. Интернет-опрос NUA. Nua. [Электронный ресурс]. URL: http://www.nua.com/surveys/how_many_online/index.html (дата обращения: 12.12.2021).
16. Голяшев А.В., Григорьев А.М. Типы российских регионов: устойчивость и сдвиги в 2003–2013 гг. Доклад в Аналитическом центре при Правительстве Российской Федерации. Ac.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://ac.gov.ru/files/publication/a/4363.pdf (дата обращения: 02.05.2022).
17. Имашева И. Ю., Крамин Т. В. Механизм стимулирования распространения широкополосного интернета в России // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2022. – № 7-1. – c. 79-87. – doi: 10.17513/vaael.2303.
18. Имашева И.Ю., Крамин Т.В. Влияние широкополосного интернета на экономический рост регионов РФ // Эффективные системы менеджмента: качество и цифровая трансформация: Материалы VIII международного научно-практического форума. Казань, 2019. – c. 131-135.

Страница обновлена: 29.11.2022 в 21:43:13