Реализация инвестиционной деятельности государства в развитии социальной сферы макрорегиона: теория и практика

Квон Г.М.1, Поздеева О.Г.1
1 Уральский государственный экономический университет, Россия, Екатеринбург

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 10 (Октябрь 2022)

Цитировать:
Квон Г.М., Поздеева О.Г. Реализация инвестиционной деятельности государства в развитии социальной сферы макрорегиона: теория и практика // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – Том 12. – № 10. – С. 2725-2738. – doi: 10.18334/epp.12.10.116351.

Аннотация:
В статье рассмотрены теоретические и практические аспекты развития социальной сферы макрорегиона, обеспечиваемого путем реализации федеральных адресных инвестиционных программ. Существующие диспропорции в социально-экономическом развитии территорий, которые затрудняют экономический рост, продолжают увеличиваться под влиянием различных негативных факторов, что актуализирует роль государства в решении социальных проблем, предусматривающее финансирование различных программ и проектов за счет бюджетных источников. В работе проведено сопоставление реализуемых программ на примере субъектов Уральского федерального округа, выявлены особенности государственного финансирования социальных проектов и программ в разрезе каждого субъекта. Теоретические положения статьи рассматривают различные аспекты развития, в том числе и регионального; кроме того, значительное внимание уделено вопросам социальной справедливости как концепции, направленной на обеспечение равных возможностей при получении доступа к образованию, здравоохранению, справедливого распределения благ

Ключевые слова: макрорегион, инвестиционная деятельность, федеральные адресные инвестиционные программы (ФАИП), индекс развития инфраструктуры, потребность в инвестициях, социальная сфера, социальная политика, социальная справделивость

JEL-классификация: E22, R58, R11, R12, R13



Введение и обзор литературы

На протяжении длительного времени развития экономической науки не теряют своей актуальности вопросы развития социальной сферы, которая предусматривает равные возможности каждого человека в получении доступа к образованию, здравоохранению, получения социальных благ, обеспечения благоприятных условий для жизни. Вопросы развития, в том числе и социальной сферы в этом случае требуют обоснования данного термина. В научном дискурсе понятие «развитие» рассматривается в контексте непосредственно развития, устойчивого развития, территориального (регионального и муниципального) развития и является достаточно сложным и емким. Под развитием, согласно трудам Анимицы Е.Г., Силина Я.П. и Сбродовой Н.В. можно понимать «изменение хода событий, в том числе эволюцию, революцию, ретроволюцию, катаволюцию, инволюцию, контрэволюцию, кореволюцию» [2], при этом «главным в развитии является достижение и обретение системой целостности, а не увеличение одного из элементов или подсистем». Авторы считают, что развитие не является тождественным понятию «рост экономики», так как процесс развития порождает явления, являющиеся новыми в качественном отношении.

Понятие «устойчивое развитие», на которое обычно идет ссылка в связи с принятой ООН концепцией устойчивого развития (концепция направлена на решение насущных вопросов повышения благосостояния людей, защиты планеты) [12] также является неоднозначным. Появившись впервые в 1987 году оно «применяется для характеристики типа экономического развития, обеспечивающего экологическую безопасность, воспроизводимость ограниченных ресурсов и качество экономического роста (например, справедливое распределение доходов») и «предполагает достижение разумной сбалансированности социально-экономического развития человечества и сохранение окружающей среды, а также резкое сокращение экономического диспаритета между развитыми и развивающимися странами путем, как технологического процесса, так и рационализации потребления» [11, 21].

Существуют различные аспекты территориального развития, где под региональным развитием понимается «режим функционирования региональной системы, который ориентирован на позитивную динамику параметров уровня и качества жизни населения, обеспеченную устойчивым, сбалансированным и многофакторным воспроизводством социального, хозяйственного ресурсного и экологического потенциала территории» [10,17]; под развитием территории можно также понимать «длительный процесс, обеспечивающий рост продукта (дохода) на каждого жителя страны», при этом «экономическое развитие любой территории обусловлено тесным взаимодействием между природными, социальными и экономическими элементами общественно-хозяйственной системы» [6]. Представленные определения включат социальную составляющую, связывая понятие «развитие» с вопросами качества жизни населения, повышения его уровня, предполагающее также и справедливое распределение доходов [9].

Вопросы социальной справедливости также являются актуальными и волнующими людей, живущих в различных эпохах. Аспекты справедливости, отраженные в различных теориях, предусматривают ее классификацию по различным «видам», к которым можно отнести справедливость дистрибутивную (распределительную), коммутативную (обменивающую) и ретрибутивную (воздающую), которые, согласно работе Кашникова Б.Н. можно в дальнейшем разделить на части (разделяющую и уравнивающие) [7].

В трудах Джона Стюарта Милля [22], который также ратовал за социальную справедливость, содержится призыв к правительствам различных стран стимулировать не только развитие научно-технического прогресса, но и социальную сферу, обеспечивая малоимущих членов общества, тем самым добиваясь справедливого с его точки зрения распределения. В нашей интерпретации стимулировать понимается как вложение инвестиций.

Теории социальной справедливости неизбежно затрагивают роль государства в распределении благ, в процессах регулирования рынка, где государство обеспечивает «свободный доступ граждан к здравоохранению, культуре, спорту», гарантирует «социальное обеспечение и другие направления» [5]. Решая вопросы развития социальной сферы, государство должно соблюдать определенный баланс между социальной и производственной сферами, учитывая также тот факт, что оно функционирует в среде уже сложившихся институтов [23].

Основополагающим документом, отражающим аспекты справедливости в контексте обеспечения мирового развития, служит доклад Всемирного банка «Справедливость и развитие: доклад о мировом развитии», в котором под справедливостью понимаются «равные жизненные возможности для каждого индивида по его выбору и недопущение крайней обездоленности в отношении результатов» [16]. Государство активно участвующее в социальной политике, вовлекая в этот процесс большое количество лиц, способствует также тому, что «процессы развития становятся более устойчивыми к потрясениям приводят к совершенствованию институтов, устранению конфликтов, использовании всего потенциала общества» [16].

Парадигма современного развития исходит из того, что потенциала государства в финансировании социальных программ, а также потенциала благотворительности уже не хватает для решения социальных проблем, преодоления бедности, поэтому мейнстримом становится концепция преобразующего инвестирования. Данная концепция предусматривает реализацию механизма социальных инвестиций за счет инновационных инструментов и источников финансирования [1, 3].

Тем не менее, на наш взгляд невозможно отрицать роль государства в инвестиционной деятельности, направленной на решение вопросов развития социальной сферы, законодательные основы которой предусмотрены в ряде нормативных документов, отражающих специфику и механизм реализации данной деятельности. Это «старый» Федеральный закон «Об инвестиционной деятельности в РФ, осуществляемой в форме капитальных вложений» 1999 г. [18], «новый» Федеральный закон «О защите и поощрении капиталовложений в Российской Федерации» 2020 г. [19], а также Федеральный закон «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [20]. Инвестиционная деятельность предусматривает реализацию ФАИП (федеральных адресных инвестиционных программ), где под ФАИП понимается документ, содержащий распределение бюджетных средств и вложение в объекты различной направленности.

Формирование федеральной адресной инвестиционной программы осуществляется с соблюдением требований бюджетного кодекса РФ (статья 179.1) [4], а также федеральными законами, регулирующими инвестиционную деятельность в Российской Федерации, перечисленными выше и предусматривает предоставление субсидий, бюджетных инвестиций на финансирование капитальных вложений определенного назначения по трем комплексам: социальному, производственному, специальному. В данной статье особое внимание уделено социальному блоку, направлениям его реализации по субъектам исследуемого макрорегиона.

Цель исследования – проанализировать инвестиционные аспекты реализации социальных проектов (программ) регионов, реализуемых за счет бюджетных средств, в частности федеральных адресных инвестиционных проектов.

Гипотеза исследования – неравномерное развитие социальной сферы регионов обуславливается неравномерным финансированием реализуемых социальных проектов, в том числе и за счет бюджетных источников. Полигон исследования – регионы Уральского федерального округа.

Новизна исследования: на основе научного обоснования теорий социальной справедливости, являющихся научной платформой исследования вопросов развития социальной сферы регионов, в работе представлена динамика бюджетного финансирования региональных проектов за период 2010-2021 год; выявлена структура и направления социальных проектов, реализация которых стала возможна благодаря поддержке государства, проведено сопоставление финансирования проектов с минимальной потребностью в инвестировании и индексом развития социальной инфраструктуры; обоснована специфика развития регионов Уральского федерального округа в исследуемой области.

Данные, методы и методология

Объект исследования – субъекты Уральского федерального округа (по своему компонентному составу совпадающие с субъектами Уральско-Сибирского макрорегиона), отличающиеся в своем социально-экономическом развитии, обусловленное также и вложением инвестиций в социальную сферу. При проведении анализа использованы данные территориальных органов статистики исследуемых регионов (по состоянию на 15.09.2022 г.), основные положения федеральных законов в области инвестиционной деятельности, бюджетного кодекса, данные аналитики, представленные на сайтах ФАИП и InfraOne, публикации отечественных и зарубежных исследователей. В работе использованы метода анализа и синтеза, сравнения, динамики, а также табличный и графический методы визуализации данных.

Результаты

Социально-экономическое развитие регионов существенно зависит от привлечения инвестиций за счет разных источников. Одним из таких источников являются бюджетные ассигнования.

Несмотря на то, что за последние 10 лет объемы инвестиций в основной капитал увеличивались по всем субъектам Уральского федерального округа, темпы роста во всех регионах, кроме Ямало-Ненецкого автономного округа, были ниже, как общероссийских, так и в целом по федеральному округу (таблица 1).

Таблица 1

Объем инвестиций в основной капитал за 2010-2021 гг., млрд.рубл.

Регионы
2010
2015
2019
2020
2021
2021 г. в % к 2010 г.
Российская Федерация
9152,1
13897,2
19329,0
20302,9
22945,4
251
Уральский ФО
1490,8
2357,9
2967,3
3071,6
3190,7
214
Курганская область
25,5
27,8
40,7
42,6
46,9
184
Свердловская область
264,5
350,0
392,7
408,7
412,8
156
Тюменская область
154,8
217,4
302,7
300,3
212,8
137
Челябинская область
151,1
217,3
300,9
322,2
317,8
210
Ханты-Мансийский АО-Югра
507,2
766,1
986,4
1006
1061,1
209
Ямало-Ненецкий АО
387,7
779,4
943,8
991,8
1139,3
294
Источник: составлено авторами по [15]

Одним из способов участия федеральных органов власти в финансировании социальной сферы регионов является распределение бюджетных ассигнований через ФАИП. Как видно из таблицы 2, доля бюджетных средств, распределяемых государством через адресные инвестиционные программы, в общем объеме инвестиций в субъектах Уральского федерального округа невелика, но данное финансирование имеет огромное значение для развития регионов.

Таблица 2

Удельный вес бюджетных ассигнований ФАИП в общем

объёме инвестиций за 2012-2021 гг., %

Регионы
2010
2015
2019
2020
2021
РФ
6,05
6,62
4,38
4,40
4,08
Уральский ЭР
0,31
1,18
0,56
1,02
1,61
Курганская область
1,88
0,01
1,31
0,88
12,64
Свердловская область
0,54
2,98
0,91
0,25
1,04
Тюменская область
0,51
0,63
0,01
0,59
1,39
Челябинская область
1,31
0,73
2,53
1,30
1,32
Ханты-Мансийский АО-Югра
0,00
0,03
0,09
0,03
0,04
Ямало-Ненецкий АО
0,00
1,82
0,42
2,39
2,94
Источник: составлено авторами по [14,15]

На рисунке 1 видно, что более активно адресные инвестиционные программы реализуются в промышленном комплексе. В четырех из шести субъектов УрФО за исследуемый период доля бюджетных ассигнований ФАИП в промышленный комплекс составляла 70-100 % (Челябинская, Тюменская области и Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий автономные округа). И только в Свердловской области доля бюджетных вложений в инвестиционные программы в социальном комплексе варьировалась в диапазоне 43-98%.

Рисунок 1. Соотношение бюджетных ассигнований ФАИП по направлениям, %

Источник: составлено авторами по [14]

Проведенный анализ показал, что за период с 2010 по 2021 годы бюджетные ассигнования, вложенные в социальные проекты субъектов Уральского федерального округа, увеличились почти в 11 раз, тогда как по РФ в целом объемы финансирования через Федеральную адресную инвестиционную программу, выросли только в 1,7 раз (169%) (таблица 3).

Таблица 3

Бюджетные ассигнования за 2010-2021 гг. (млн.руб.)


2010
2015
2019
2020
2021
РФ
553 926
919 718
845 728
893 036
936 661
Уральский ФО
4 671
27 823
16 528
31 432
51 325
Курганская область
480
2
534
377
5 930
Свердловская область
1 415
10 421
3 572
1 029
4 279
Тюменская область
792
1 365
35
1 780
2 952
Челябинская область
1 980
1 594
7 603
4 173
4 180
Ханты-Мансийский АО-Югра
0
223
849
320
433
Ямало-Ненецкий АО
4
14 218
3 934
23 751
33 551
Источник: составлено авторами по [14]

Из таблицы 4 видно, что от года к году финансирование по регионам осуществлялось не равномерно, это связано с различными потребностями субъектов в развитии социальной сферы и разными возможностями региональных органов власти обосновать необходимость привлечения финансовых средств в конкретный регион, тем не менее оно позволяет выявить определённые приоритеты в развитии регионов, что подтверждается значительным разбросом в выделении средств (например, от 0% до 42,39% в 2010 г., или от 0,84% до 11,55% в 2021 г.).

Таблица 4

Территориальная структура бюджетных ассигнований

субъектов Уральского ФО, %

Регионы
2010
2015
2019
2020
2021
Уральский ЭР
100
100
100
100
100
Курганская область
10,28
0,01
3,23
1,20
11,55
Свердловская область
30,30
37,45
21,61
3,27
8,34
Тюменская область
16,95
4,90
0,21
5,66
5,75
Челябинская область
42,39
5,73
46,00
13,28
8,14
Ханты-Мансийский АО-Югра
0,00
0,80
5,14
1,02
0,84
Ямало-Ненецкий АО
0,09
51,10
23,80
75,56
65,37
Источник: составлено авторами по [14]

Доля бюджетных ассигнований, направленных на финансирование социального комплекса субъектов Уральского федерального округа существенно отличается и по годам, и по регионам (Таблица 5).

Таблица 5

Бюджетные ассигнования в социальный комплекс субъектов Уральского ФО в 2021 г., млн. руб.


2010
2 015
2019
2 020
2 021
Курганская область
375,7
0,0
376,9
0,0
103,4
Свердловская область
607,1
7 306,3
2 435,5
915,4
4 180,0
Тюменская область
0,0
100,0
0,0
0,0
840,4
Челябинская область
181,2
201,9
542,0
254,0
979,0
Ханты-Мансийский АО-Югра
0,0
223,5
0,0
273,6
432,9
Ямало-Ненецкий АО
0,0
93,0
0,0
0,0
0,0
Источник: составлено авторами по [14]

На протяжении всего изучаемого периода, практически не вкладывались федеральные средства в социальные проекты в Ямало-Ненецком автономном округе, Тюменской и Челябинской областях. В данных субъектах предпочтение отдавалось развитию производственного комплекса.

Активное участие государства в финансировании социальных проектов не носит постоянного и долговременного характера. Бюджетные ассигнования выделяются под конкретные проекты в сфере культуры, образования, здравоохранения, жилищного строительства.

Несмотря на то, что ярко выраженной динамики в финансировании регионов за счет данного источника не прослеживается, тем не менее, нами установлена определенная зависимость в инвестиционных потребностях регионов при финансировании их инфраструктуры, оценка которых проводится группой компаний InfraOne с 2018 г. и включает определение общего (сводного) индекса по региону, а также расчет по региону индексов в разрезе отраслей. К отраслям инфраструктуры, по которым компанией InfraOne проводятся расчеты относятся транспортная, энергетическая, социальная, коммунальная и телекоммуникационная. Расчёты индексов проводятся в трех вариантах: максимальное, среднее, минимальное (по шкале от 0 до 10) и формируются разные прогнозы (средний, пессимистический, оптимистический). Также компанией проводится оценка потребностей в инвестициях для финансирования инфраструктуры. В данной статье более подробно рассматривается социальная инфраструктура (здравоохранение, образование, культура, спорт).

Кроме того, компанией проводится оценка минимальной потребности в инвестициях, где под минимальной потребностью понимается та, которая «представляет собой консервативную оценку инвестиций, необходимых для того, чтобы закрыть основные инфраструктурные пробелы и дать импульс развитию экономики»; при этом логика расчётов предусматривает, что «больше вложений нужно тем субъектам, которые при достаточно развитой экономике и наличии спроса на инфраструктуру инвестируют в нее критически мало» (за исключением Москвы) [13].

Индекс развития и минимальная дополнительная потребность в финансировании социальной инфраструктуры субъектов УрФО представлена в табл.6

Таблица 6

Индекс развития и минимальная дополнительная потребность в финансировании социальной инфраструктуры субъектов УрФО


индекс развития
потребность, млрд.руб.
2019
2020
2021
2019
2020
2021
Курганская область
6,42
6,55
6,54
11,3
12,9
15,8
Свердловская область
5,34
5,51
5,49
103
107,2
120,9
Тюменская область
5,24
5,30
5,36
29,6
48,3
52,1
Челябинская область
5,23
5,50
5,70
69,2
74,6
81,1
Ханты-Мансийский АО-Югра
4,69
4,78
4,80
189,9
248,4
257,4
Ямало-Ненецкий АО
4,75
4,97
4,98
127,8
186,1
175,0
Источник: составлено авторами по [13]

Таким образом, можно проследить логическую взаимосвязь между бюджетными ассигнованиями в социальный комплекс субъектов УрФО (ФАИП), индексом развития социальной инфраструктуры и минимальной дополнительной потребностью в её финансировании. Так, Курганская область характеризуется самым высоким уровнем развития социальной инфраструктуры и, соответственно, самой низкой потребностью среди субъектов УрФО. По сумме бюджетных ассигнований Курганская область занимает 5 место. ХМАО и ЯНАО характеризуются самыми низкими индексами развития социальной инфраструктуры и наиболее высокими потребностями, при этом бюджетные ассигнования в социальный комплекс отсутствуют, а в ХМАО, несмотря на положительную динамику за последние три года они не высоки.

Свердловская область характеризуется достаточно высоким индексом развития социальной инфраструктуры (2-е место в 2020 г. и 3-е место в 2021 г.), потребность в инвестициях остается достаточно высокой, но объемы бюджетных ассигнований кратно выше по сравнению с остальными субъектами УрФО, что обусловлено реализацией крупных проектов период подготовки к мероприятиям национального и международного уровней.

Ранее нами уже был сделан вывод о том, что существует неравенство в «инфраструктурном обеспечении регионов» и «для его ликвидации необходимо увеличение инвестиций, что в перспективе приведет к постепенному сглаживанию региональных различий» [8].

Таким образом, поддержка федерального бюджета по социальному комплексу для регионов является существенной и значимой и направлена на решение актуальных социальных проблем.

Выводы

В современных условиях состояние экономики регионов и страны в целом во многом зависит от уровня развития социальной сферы.

Государство в процессе своего взаимодействия с регионами ставит задачу обеспечить максимальную доступность основных социальных благ, именно поэтому финансирование развития качественного образования, здравоохранения, жилищной и культурной сферы является приоритетом в реализации современной социальной политики в Российской Федерации.

Для реализации своих функций в сфере социального развития регионов, государство использует такой мощный рычаг воздействия как национальный бюджет.

Несмотря на то, что финансирование социальных проектов осуществляется из различных частных и государственных источников, традиционно слабое финансирование социальной сферы в регионах предопределяет необходимость участия государства для решения имеющихся проблем в этой сфере. Одним из важнейших источников являются бюджетные ассигнования, привлекаемые через Федеральную адресную инвестиционную программу (ФАИП).

В работе проведен анализ использования бюджетных ассигнований на реализацию социальных проектов в субъектах Уральского федерального округа, проведено сопоставление с аналитикой, проводимой группой компаний InfraOne, подтверждающей логику проводимого авторами исследования. Следует отметить, что на протяжении всего изучаемого периода, в большинстве регионов сохраняется недостаточное финансирование социальной сферы, но в тоже время в большинстве субъектов УрФО наибольшая доля данного вида инвестиций приходится на промышленный комплекс.

Неравномерность и нестабильность, выделяемых бюджетных средств, прежде всего, связана с особенностями реализации ФАИП в социальной сфере. Финансирование проектов осуществляется ограниченный период, т.к. строительство социальных объектов требует определенного времени и с завершением проекта прекращается финансирование.


Источники:

1. Анимица Е.Г., Дворядкина Е.Б., Квон Г.М. Преобразующие инвестиции - мейнстрим развития региона // Вестник Белгородского университета кооперации, экономики и права. – 2020. – № 4 (83). – c. 83-95.
2. Анимица Е.Г., Силин Я.П., Сбродова Н.В. О сущностно-содержательных характеристиках регионального и местного развития // Вестник Самарского государственного экономического университета. – 2014. – № 11– (121). – c. 11-19.
3. Багг-Левин Э., Эмерсон Дж. Социально-преобразующие инвестиции. Как мы меняем мир и зарабатываем деньги. - М.: Полит. энцикл., 2017. – 217 c.
4. Бюджетный кодекс Российской Федерации" от 31.07.1998 N 145-ФЗ (ред. от 14.07.2022). [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_19702/a407e753b79d2c3d3c3ec83436278b519c0ebadb/ (дата обращения: 12.09.2022).
5. Долгорукова И.В. Корпоративное социальное инвестирование в современной России: между экономической эффективностью и социальной справедливостью // Вестник Пермского университета. Философия. Психология. Социология. – 2019. – № 3. – c. 402 - 411.
6. Дорофиенко В.В. Экономическая природа регионального развития и его значение в современной экономике // Менеджер. – 2017. – № 4 (82). – c. 6-10.
7. Кашников Б.Н. Концепция общей справедливости Аристотеля: опыт реконструкции // Этическая мысль. – 2001. – № 2. – c. 89-117.
8. Квон Г.М., Поздеева О.Г. Преодоление экономического неравенства субъектов макрорегиона: инвестиционно- инфраструктурный аспект // Вестник Белгородского университета кооперации, экономики и права. – 2021. – № 4 (89). – c. 92-102.
9. Квон Г.М., Шишкина Е.А. Социально-преобразующие инвестиции в контексте обеспечения социального благополучия населения региона в новых реалиях российской экономики: стратегический аспект // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – № 7. – c. 2079-2094.
10. Коваленко Е.Г., Зинчук Г. М. Региональная экономика и управление. / учеб. пособие. 2-е изд. - СПб, 2008. – 117–118 c.
11. Коптюг В.А. Конференция ООН по окружающей среде и развитию (Рио-де-Жанейро, июнь 1992 г.). / Информационный обзор. - Новосибирск, 1992. – 19–20 c.
12. Резолюция Генеральной Ассамблеей ООН «Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года». Принята 25 сентября 2015 г. [Электронный ресурс]. URL: https://undocs.org/ru/A/RES/70/1 (дата обращения: 12.09.2022).
13. Сайт компании InfraOne. [Электронный ресурс]. URL: https://infraoneresearch.ru/fkh2ub/248w70?s1qtyk=1ts0wf (дата обращения: 12.09.2022).
14. Федеральная адресная инвестиционная программа. Регионы. Сайт ФАИП. [Электронный ресурс]. URL: https://faip.economy.gov.ru/cgi/uis/faip.cgi/G1/region_list/2022?yover=2021 (дата обращения: 08.09.2022).
15. Сайт Росстата. Инвестиции в основной капитал по субъектам Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/invest_sub(2).xlsx; (дата обращения: 08.09.2022).
16. Бондаренко А. В. Справедливость и развитие : доклад о мировом развитии 2006 года. - Москва : Весь Мир, 2006. – 312 c.
17. Анимица Е.Г., Силин Я.П., Сбродова Н.В. Теории регионального и местного развития. / учеб. пособие М-во образования и науки Рос. Федерации, Урал. гос. экон. ун-т. - Екатеринбург : [Изд-во Урал. гос.экон. ун-та], 2015. – 151 c.
18. Федеральный Закон «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_22142/ (дата обращения: 05.09.2022).
19. Федеральный закон «О защите и поощрении капиталовложений в Российской Федерации» от 1 апреля 2020 г. N 69-ФЗ (в редакции, принятой Государственной Думой 16 июня 2021 года). [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_349045/ (дата обращения: 05.09.2022).
20. Федеральный закон «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации от 02.08.2019 N 259-ФЗ». [Электронный ресурс]. URL: http://docs.cntd.ru/document/560855174 (дата обращения: 05.09.2022).
21. Цапиева O.K. Устойчивое развитие региона: теоретические основы и модель // Проблемы современной экономики. – 2010. – № 2 (34). – c. 307-311.
22. Шуремов Е. Л. Методология и история экономической науки. Коротко о главном. - Издательские решения, 2018. – 52 c.
23. Якобсон Л.И. Социальная политика: коридоры возможностей // Общественные науки и современность. – 2006. – № 2. – c. 52-67.

Страница обновлена: 22.11.2022 в 10:23:50