Институциональная среда развития и обеспечения взаимодействия власти, бизнеса и общества в регионах нового освоения Дальнего Востока

Преснякова Н.Г.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 13, Номер 9 (Сентябрь 2023)

Цитировать:
Преснякова Н.Г. Институциональная среда развития и обеспечения взаимодействия власти, бизнеса и общества в регионах нового освоения Дальнего Востока // Экономика, предпринимательство и право. – 2023. – Том 13. – № 9. – С. 3653-3670. – doi: 10.18334/epp.13.9.118989.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=54773566

Аннотация:
В статье обоснованы теоретические и практические подходы к взаимодействию власти, бизнеса, общества как необходимому условию устойчивого развития регионов, в частности регионов нового освоения Дальнего Востока. Предложена методика по определению модели взаимодействия данных структур на основе трех блоков параметров институциональной среды – социально-рыночной модели экономики, конкурентоспособности, форм взаимодействия. С точки зрения автора институциональная среда носит универсальный характер. Выявлены факторы, способствующие укреплению социально-рыночной модели экономики и конкурентоспособности и позволяющие изменить или сформировать новые подходы к процессам управления экономической системой. Статистически обоснованы рекомендации по использованию механизмов взаимодействия структур, обеспечивающих опережающее развитие исследуемого макрорегиона. Целесообразно отметить, что определение модели взаимодействия структур в рамках институциональной среды, систематизация выделенных в рамках данной среды параметров и улучшения наиболее значимых из них, способствуют формированию партнерских отношений, укреплению социально-рыночной модели экономики и конкурентоспособности. Формирование конструктивных отношений между властью, бизнесом и обществом – основное условие для устранения неоднородного развития в отраслях и регионах и достижения целей всех участников взаимодействия.

Ключевые слова: взаимодействие, власть, бизнес, общество, устойчивое развитие, Дальний Восток

JEL-классификация: R11, R12, R13, R58



Введение

Проблема изучения взаимодействия власти, бизнеса, общества – чрезвычайно актуальна в современных экономических реалиях. Рост глобальных экономических проблем, неравномерное развитие регионов, недостаточный уровень взаимодействия структур и ряд негативных факторов – экономические санкции, снижение уровня потребления товаров и услуг, сокращение инвестиций, уменьшение импорта и проч. – препятствуют устойчивому развитию регионов. Необходим целый ряд комплексных мер: институциональных, организационных, административных и др., направленных на развитие экономического потенциала региона. Определение факторов, способствующих интеграции ресурсов всех уровней экономики [1] и обеспечению взаимодействия власти, бизнеса, общества [2; 3] – одно из основных направлений социо-эколого-экономического развития.

Отличительная черта регионов России в целом и Дальневосточного федерального округа, в частности, – их неравномерное развитие, препятствующее диверсификации экономики, решению социальных задач, обеспечению высокого уровня жизни населения, укреплению связей удаленных территорий, защите окружающей среды и др. [4; 5; 6; 7]. Недостаточный уровень развития различных сфер (социальной, трудовой, инновационной, технологической, инфраструктурной), экологические проблемы, обострение положения в сфере демографии усиливают дифференциацию развития регионов. Таким образом, целый ряд негативных факторов, являющийся результатом недостаточного уровня взаимодействия власти, бизнеса, общества, препятствует созданию единого целостного пространственного образования.

В экономической науке вопросы развития взаимодействия структур исследованы с различных аспектов. Основным принципам, моделям, инструментам взаимодействия посвящены публикации авторов Т.В. Бутовой [8], Ш.М. Валитова [9], И.Ю. Беляевой [10] и др. С позиции механизмов партнерского взаимодействия власти, бизнеса в процессе реализации совместных проектов значимы труды В.Г. Варнавского [11], В.А. Кабашкина [12] и др. Различные аспекты взаимодействия структур исследовали О.В. Панина [13], А.Н. Бойко [14], Н.К. Попадюк [15], Ю.Н. Шедько [16] и др. Проблемам развития Дальнего Востока России посвящены труды П.А. Минакира [17], Е.В. Харченковой [18] и др.

В настоящее время в экономической науке не выработаны единые механизмы и критерии по формированию институциональной среды взаимодействия власти, бизнеса, общества и определению уровня взаимодействия структур на основе современных концепций управления. В связи с этим целью статьи является определение условий, способствующих развитию взаимодействия власти, бизнеса, общества, в частности, применительно к регионам нового освоения Дальнего Востока. Научная новизна работы заключается в определении критериев для оценки уровня взаимодействия структур в рамках институциональной среды. Авторская гипотеза заключается в наличии зависимости модели взаимодействия власти, бизнеса, общества от критериев социально-рыночной модели экономики, конкурентоспособности, форм взаимодействия. Материалы исследования включают статистические данные социально-экономического развития, конкурентоспособности и различных форм взаимодействия власти, бизнеса, общества. Методы исследования – статистические, графические, общенаучные, математические. Методологическая основа статьи – стратегии развития, территориального планирования, концепции по укреплению взаимодействия между властью, бизнесом, обществом.

Основная часть

Уровень социо-эколого-экономического развития, по существу, отражает, насколько оптимально осуществляется межсекторное взаимодействие власти, бизнеса и общества, состоящие из трех блоков параметров. Первый блок – конкурентоспособность, объединяющая критерии результатов экономической деятельности, уровня государственного управления, эффективности предпринимательской деятельности, уровня развития инфраструктуры согласно международной классификации [19] и критерии в социальной, инновационной, трудовой, технологической, инфраструктурной сферах согласно российской классификации [20]. Основные положения нормативно-правовой базы направлены на создание условий по укреплению конкурентоспособности. Второй блок – социально-рыночная модель экономики, включающая параметры: доля валового регионального продукта, доля малых и средних предприятий в валовом региональном продукте, уровень инновационной активности, государственная и частная, прочая собственность. Социально-рыночную модель экономики формируют механизмы, обеспечивающие взаимодействие структур. Третий блок – формы взаимодействия власти, бизнеса, общества, реализующие взаимодействие и включающие параметры: индустриальные парки, государственно-частные партнерства, льготное кредитование, субсидирование, налоговые преференции [21].

Фактически уровень реализации целей всех структур взаимодействия проявляется в параметрах социально-рыночной модели экономики, конкурентоспособности, форм взаимодействия структур. Значения трех блоков параметров позволяют определить модель взаимодействия власти, бизнеса, общества, как и представлено на рисунке.

Рисунок. Модели взаимодействия власти, бизнеса, общества в рамках институциональной среды взаимодействия структур. Источник: составлено автором.

В том случае, если регион отличают социально-рыночная конкурентоспособная экономика с высоким уровнем взаимодействия структур, модель взаимодействия – партнерство. Основные характеристики модели доминирования – один из двух индексов конкурентоспособности или социально-рыночной модели экономики выше или равен медианному, индекс взаимодействия структур обязательно выше или равен медианному. Модель конфликта предусматривает три варианта. Первый вариант: в регионе сравнительно высокий уровень социально-рыночной модели экономики и конкурентоспособности, но низкий уровень взаимодействия структур. Второй вариант – в регионе недостаточный уровень социально-рыночной модели экономики и конкурентоспособности, но сравнительно высокий уровень форм взаимодействия структур. Третий случай – один из блоков социально-рыночной модели экономики или конкурентоспособности достаточно развит, но невысокий уровень взаимодействия структур. В случае, если уровень развития социально-рыночной модели экономики, конкурентоспособности и форм взаимодействия недостаточен, в регионе распространена модель игнорирования. Установлена взаимосвязь и взаимозависимость трех блоков институциональной среды, обеспечивающей взаимодействие и развитие власти, бизнеса, общества.

Оценить уровень взаимодействия структур, а, следовательно, определить модель позволяет предлагаемая методика по вычислению трех интегральных индексов: социально-рыночной модели экономики, конкурентоспособности, форм взаимодействия структур.

Необходимость включения блока социально-рыночной модели экономики в институциональную среду обусловлена следующим условием: социально ориентированная модель экономики является наиболее эффективной формой взаимодействия власти, бизнеса, общества. В связи с этим обоснована классификация механизмов взаимодействия данных структур в зависимости от степени реализации социально-экономических преобразований. Первая группа направлена на решение социальных проблем и обеспечение синергетического эффекта, укрепление социально-экономической модели развития и достижение целей устойчивого развития. В данную группу входят: соглашения о добросовестной торговле, аффирмативный бизнес, экономические формы «дно пирамиды», государственно-частные партнерства, особые экономические зоны, территории опережающего социально-экономического развития и др. Вторая группа механизмов ориентирована на получение прибыли и может сопровождаться сложностями в процессе согласования и контроля. Примером является соглашение о разделе продукции. Для третьей группы механизмов характерно создание условий для развития предпринимательской деятельности и, как следствие, создание условий для реализации социальных преобразований. Но реализация данных механизмов сопровождается целым рядом проблем: трудности в согласовании интересов, риски незапланированной приватизации, значительные бюджетные расходы для сохранения управляемости и др. В данную группу входят контракты, аренда, технопарки, индустриальные парки, специальный инвестиционный контракт/СПИК, бизнес-инкубатор и др.

Необходимость включения блока конкурентоспособности в институциональную среду обусловлена следующим условием: укрепление конкурентоспособности, создающей синергетический эффект, гарантирует самодостаточность экономики. В рамках данного взаимодействия представлены критерии конкурентоспособности с учетом международной и российской классификации. Основу международной классификации конкурентоспособности (глобального индекса конкурентоспособности) составляют 4 блока, включая экономическую деятельность, государственное управление, эффективность предпринимательской деятельности, уровень развития инфраструктуры. Основные блоки российской классификации – параметры пяти сфер: инновационной, инфраструктурной, трудовой, социальной, технологической.

Участие власти, бизнеса, общества наблюдаем во всех критериях конкурентоспособности. Соответственно, чем выше доля участия в каждом из показателей в блоках (сферах), тем выше и конкурентоспособность региона. Фактически участие власти, бизнеса, общества в критериях конкурентоспособности позволяет расширить конкурентную среду и создать новые конкурентные преимущества. При этом в случае несбалансированного учета интересов всех участников, взаимодействие реализуется по моделям доминирования, конфликта, игнорирования.

Выявление параметров, влияющих на расширение внешней и внутренней конкурентной среды на микро, мезо, макро уровнях экономики и принятие соответствующих мер способствует повышению эффективности производства, созданию организационно-экономических сообществ. Важно отметить главенствующую роль власти по совершенствованию структурных составляющих социо-эколого-экономического развития, включающих имплементацию целого ряда мер по нивелированию действия негативных факторов и усилению факторов, стимулирующих оптимизационную активность: организационных, экономических, инновационных, социальных, создающих условия для развития взаимодействия структур по модели партнерства и достижения целей всех участников взаимодействия.

Пространственная структура экономики предполагает наличие регионального разнообразия, при котором эффективно функционируют региональные системы и тем самым обеспечивается единое экономическое пространство [22; 23]. В условиях развития рыночных отношений на региональном уровне среди приоритетных задач остается определение подхода к управлению, направленному на сокращение дифференциации развития регионов. В связи с этим именно регионы нового освоения приобретают приоритетное значение с позиции формирования единого целостного пространственного образования. К тому же принимая во внимание сложившуюся геополитическую и экономическую ситуацию в мире и Азиатско-Тихоокеанском регионе усиливается стратегическая роль Дальнего Востока России [24; 25].

Традиционные модели освоения регионов в рыночной экономике не обеспечивают стабильные условия для эффективного функционирования бизнеса и не способствуют повышению качества жизни населения. Развитие регионов нового освоения Дальнего Востока возможно только в условиях устойчивого развития с учетом трех направлений: социального, экономического и экологического.

Факторами, сдерживающими устойчивое развитие, являются относительно короткий период освоения регионов и ресурсная специализация экономической структуры; незначительные показатели экономического развития в таких секторах экономики, как отрасли по переработке сырья и сфере услуг; развитие ресурсодобывающих отраслей на основе простейших технологий при незначительном соблюдении регламентов по защите окружающей среды; влияние высокого потенциала роста в добывающих секторах экономики на отсутствие необходимости повышать производительность; недостаточный уровень развития транспортной, энергетической и социальной инфраструктуры; отсутствие диверсификации структуры хозяйства по ресурсосберегающим отраслям; локализация основных видов производства на незначительных территориях; ориентация развития экономики в соответствии с особенностями развития соседних стран; специфичные природно-климатические условия [26; 27].

В связи с этим ключевой задачей становится определение основы (среды), которая позволит интегрировать ресурсы власти, бизнеса, общества в целях устойчивого социально-экономического и экологического развития. Предложенная методика определения модели взаимодействия зависит от значений рассчитанных трех интегральных индексов: социально-рыночной модели экономики, конкурентоспособности, форм взаимодействия структур.

Интегральные индексы рассчитываются по формуле:

1 – ∑ мест в рейтинге/ ∑ последних мест всех параметров.

Так, рассчитаны интегральные индексы социально-рыночной модели экономики, конкурентоспособности, форм взаимодействия структур для регионов нового освоения Дальнего Востока по данным, усредненным за период с 2016 по 2020 годы, итоги расчетов представлены в таблице 1.

Таблица 1. Модели взаимодействия власти, бизнеса, общества в регионах нового освоения Дальнего Востока (за период с 2016 по 2020 годы) по данным статистики [28; 29; 30; 31; 32; 33; 34; 35; 36; 37; 38; 39; 40; 41]

Регион
Место в рейтинге и интегральный индекс социально-рыночной модели экономики
Место в рейтинге и интегральный индекс конкурентоспособности
Место в рейтинге и интегральный индекс взаимодействия структур
Сумма мест в рейтингах
Модель взаимодействия
Приморский край
1 (0,64)
2 (0,56)
1 (0,84)
4
Партнерство
Хабаровский край
2 (0,62)
1 (0,62)
2 (0,75)
5
Партнерство
Республика Саха (Якутия)
3 (0,61)
3 (0,52)
3 (0,67)
9
Партнерство
Камчатский край
5 (0,52)
3 (0,52)
7 (0,49)
15
Конфликт
Амурская область
6 (0,48)
6 (0,47)
5 (0,60)
17
Доминирование
Сахалинская область
9 (0,33)
5 (0,50)
4 (0,62)
18
Доминирование
Республика Бурятия
4 (0,58)
8 (0,40)
8 (0,42)
20
Конфликт
Магаданская область
8 (0,36)
4 (0,51)
9 (0,40)
21
Конфликт
Забайкальский край
7 (0,44)
9 (0,37)
6 (0,53)
22
Конфликт
Чукотский автономный округ
11 (0,24)
7 (0,44)
10 (0,24)
28
Игнорирование
Еврейская автономная область
10 (0,30)
10 (0,33)
11 (0,13)
31
Игнорирование
Медианное значение
0,48
0,50
0,53


Источник: составлено автором.

На основе проведенных расчетов определены основные особенности каждой модели взаимодействия структур. Так, в модели партнерства, реализованной в Приморском крае, Хабаровском крае, республике Саха (Якутия) все индексы выше или равны медианным значениям. Основные признаки модели доминирования, распространенной в Амурской области и Сахалинской области, – один из двух индексов социально-рыночной модели экономики или конкурентоспособности выше или равен медианному, индекс взаимодействия структур обязательно выше или равен медианному. В исследуемом макрорегионе модель конфликта реализуется в трех вариантах. В первом варианте индексы социально-рыночной модели экономики и конкурентоспособности имеют значения ниже медианного, но индекс взаимодействия выше или равен медианному – в Забайкальском крае. Второй вариант конфликта, характеризующийся значением индексов социально-рыночной модели экономики, конкурентоспособности выше или равного медианным значениям, но взаимодействия ниже медианного значения – в Камчатском крае. Третий вариант – один из индексов социально-рыночной модели экономики или конкурентоспособности выше/равен медианному, индекс взаимодействия – ниже медианного значения – в Магаданской области, республике Бурятия. В модели же игнорирования все индексы имеют значения ниже медианного – в Чукотском автономном округе и Еврейской автономной области. Все действующие модели взаимодействия структур соответствуют обоснованной институциональной среде развития и обеспечения взаимодействия власти, бизнеса, общества.

Необходимость включения в каждый интегральный индекс соответствующего блока параметров доказана статистически за счет проведения оценки набора параметров, позволяющих определить институциональную среду взаимодействия власти, бизнеса, общества в данном макрорегионе.

Во-первых, выявлена зависимость интегральных индексов институциональной среды взаимодействия структур, как представлено в таблице 2.

Таблица 2. Зависимость интегральных индексов конкурентоспособности, социально-рыночной модели экономики, форм взаимодействия в рамках институциональной среды развития взаимодействия власти, бизнеса, общества

Зависимость интегральных индексов
Коэффициент корреляции Пирсона
Значение коэффициента
Конкурентоспособность и взаимодействие власти, бизнеса, общества
0,75
Очень высокое положительное
Социально-рыночная модель экономики и взаимодействие власти, бизнеса, общества
0,77
Очень высокое положительное
Конкурентоспособность и социально-рыночная модель экономика
0,54
Высокое положительное
Источник: составлено автором.

Во-вторых, установлены характеристики коэффициентов детерминации для интегральных индексов, как указано в таблице 3.

Таблица 3. Характеристика коэффициентов детерминации интегральных индексов в регионах нового освоения Дальнего Востока

Интегральный индекс
Коэффициент детерминации
Характеристика коэффициента детерминации
Интегральный индекс конкурентоспособности в социальной сфере
0,98
Весьма высокая
Интегральный индекс конкурентоспособности в инновационной сфере
0,99
Весьма высокая
Интегральный индекс конкурентоспособности в трудовой сфере
0,97
Весьма высокая
Интегральный индекс конкурентоспособности в технологической сфере
0,64
Заметная
Интегральный индекс конкурентоспособности в инфраструктурной сфере
0,97
Весьма высокая
Интегральный индекс социально-рыночной модели экономики
0,97
Весьма высокая
Интегральный индекс форм взаимодействия власти, бизнеса, общества
0,90
Весьма высокая
Источник: составлено автором.

В-третьих, выявлены релевантные параметры трех интегральных индексов, как указано в таблице 4.

Таблица 4. Набор релевантных параметров трех интегральных индексов в рамках институциональной среды развития взаимодействия власти, бизнеса, общества в регионах нового освоения Дальнего Востока

Параметр интегрального индекса
p-значение
Наличие значимости
Плотность железнодорожных путей (инфраструктурная сфера)
0,004
Да
Количество перевезенных пассажиров и перевозки пассажиров в автобусах общего пользования (инфраструктурная сфера)
0,001
Да
Уровень занятости (трудовая сфера)
0,026
Да
Численность студентов средних специальных учебных заведений (трудовая сфера)
0,047
Да
Численность студентов высших учебных заведений (трудовая сфера)
0,019
Да
Доля расходов государственного бюджета на образование (трудовая сфера)
0,019
Да
Число организаций, выполняющих исследования и разработки (инновационная сфера)
0,012
Да
Доля инновационных предприятий в общей структуре (инновационная сфера)
0,025
Да
Уровень инновационной активности
0,027
Да
Государственная собственность
0,027
Да
Льготное кредитование
0,044
Да
Источник: составлено автором.

В результате проведенных расчетов приходим к выводу, что параметрами, в наибольшей степени способствующими развитию взаимодействия власти, бизнеса, общества в регионах нового освоения Дальнего Востока являются: плотность железнодорожных путей; перевозки пассажиров; уровень занятости; численность студентов средних специальных учебных заведений; численность студентов высших учебных заведений; доля расходов государственного бюджета на образование; число организаций, выполняющих исследования и разработки; доля инновационных предприятий в общей структуре; уровень инновационной активности; государственная собственность; льготное кредитование.

Отличительная черта исследуемого макрорегиона – это наличие наряду с выделенными блоками конкурентоспособности дополнительных факторов, включая зависимость развития от экспорта ресурсов, экологозатратный и капиталоемкий процесс освоения, создающих потенциал для развития различных форм взаимодействия власти, бизнеса, общества.

В результате рассмотрения институциональной среды обеспечения и развития взаимодействия власти, бизнеса, общества в Дальневосточном федеральном округе приходим к выводу, что устойчивое развитие, сопоставимое с другими регионами, возможно только в процессе укрепления экономических связей, в результате решения социальных задач, охраны окружающей среды, при условии использования инновационных предпринимательских средств, способствующих достижению синергетического эффекта, обеспечению конкурентоспособности региона и повышению качества жизни населения.

Проведенные расчеты интегральных индексов социально-рыночной модели экономики, конкурентоспособности, форм взаимодействия структур, свидетельствующие о наличии связи между тремя блоками параметров, и выявление параметров, в наибольшей степени способствующих развитию взаимодействия структур, являются методикой по определению, оценке и установлению специфики развития взаимодействия власти, бизнеса, общества в рамках институциональной среды.

Развитие взаимодействия структур в рамках институциональной среды предполагает не столько некое равенство по всем критериям социально-экономического развития, конкурентоспособности, форм взаимодействия, которое недостижимо по целому ряду причин, включая субъективные и объективные, сколько достижение определенных параметров критериев, которые будут обеспечивать конкурентные преимущества, а, следовательно, и паритет в отношении прав (гарантированных со стороны власти) и выбора деятельности для бизнеса и общества. В связи с этим полагаем: как на уровне региона, так и макрорегиона необходим контроль за изменениями социально-рыночной модели экономики, конкурентоспособности и реализуемых форм взаимодействия власти, бизнеса, общества.

Полагаем, что интегральные индексы конкурентоспособности, социально-рыночной модели экономики, форм взаимодействия подлежат оценке с целью выявления положительной/отрицательной динамики. В рамках институциональной среды изменения параметров свидетельствуют о развитии взаимодействия структур в направлении партнерства, доминирования, конфликта, игнорирования. Необходимость контроля обусловлена недопущением отрицательной динамики, сигнализирующей о возникновении рисков, связанных с неспособностью производить продукцию, оказывать услуги в соответствии с заявленными требованиями, поддерживать стабильное социальное положение и др. Таким образом, от уровня взаимодействия структур в результате будут зависеть и показатели конкурентоспособности, и социально-рыночной модели экономики, и форм взаимодействия. При этом от действующей модели партнерства зависит возможность достижения целей всеми участниками взаимодействия: для государства – устойчивое социо-эколого-экономическое развитие, для бизнеса – получение прибыли, для общества – достижение социальных, культурных, образовательных и др. целей.

В связи с этим возникает необходимость создания экономической системы, способной сформировать условия для достижения целей всеми участниками взаимодействия. Полагаем: учет институциональной среды взаимодействия власти, бизнеса, общества позволит совместить в единый блок параметры устойчивого развития на микро, мезо и макроуровнях экономики. При этом принятие мер по выделенным наиболее значимым параметрам будет способствовать развитию реального сектора экономики на основе инноваций, финансированию фундаментальной и прикладной науки, развитию системы здравоохранения, образования, социальной защищенности населения, инфраструктуры, а также формированию экономически активного человека с высокой квалификацией.

Предложение по развитию взаимодействия власти, бизнеса, общества заключается, во-первых, в контроле за динамикой всех параметров конкурентоспособности, социально-рыночной модели экономики, форм взаимодействия структур в рамках каждого региона. Во-вторых, принятие мер, прежде всего, в выявленных значимых параметрах. В-третьих, определение динамики изменения моделей взаимодействия на уровне округа на основе расчета трех интегральных индексов. Полагаем, что наименьшим риском для развития партнерской модели взаимодействия власти, бизнеса, общества является значение каждого интегрального индекса не ниже, чем за предыдущие периоды для данного региона.

Выводы

Безусловно, привлечение инвестиций на создание промышленных и инновационных площадок, совершенствование инфраструктуры, формирование конкурентоспособной социально-рыночной модели экономики – это процесс, затратный по времени и окупаемости. Несмотря на это принятие ряда дополнительных институциональных, организационных, административных и др. мер в выявленных параметрах является значимым для развития взаимодействия власти, бизнеса, общества, формирования конкурентоспособной социально-рыночной экономики, а, следовательно, и создания условий для достижения целей всеми участниками взаимодействия.

Согласование публичных и частных, общественных и предпринимательских интересов непосредственно влияет на пространственное развитие территорий. Учитывая необходимость выявления подходов к управлению на региональном уровне, сокращения неравномерного развития, полагаем, что предложенные рекомендации по развитию взаимодействия власти, бизнеса, общества в рамках институциональной среды – это направление территориального развития, ориентированное на достижение целей всех структур.


Источники:

1. Псарева Н.Ю. Интеграционные процессы как условие экономического роста // Экономика. Бизнес. Банки. – 2018. – № 6(27). – c. 38-48.
2. Ермакова М.Н. Сближение стратегии государства и бизнеса для обеспечения устойчивого развития экономических субъектов // Стратегии бизнеса. – 2017. – № 3(35). – c. 10-13.
3. Сергеев А.А. Состояние экономики и модели устойчивого развития промышленности // Экономика: вчера, сегодня, завтра. – 2022. – № 4-1. – c. 71-84. – doi: 10.34670/AR.2022.96.54.002.
4. Зубаревич Н.В. Неравенство регионов и крупных городов России: что изменилось в 2010-е годы? // Общественные науки и современность. – 2019. – № 4. – c. 57-70. – doi: 10.31857/S086904990005814-7.
5. Зубаревич Н.В. Регионы России: неравенство кризис, модернизация. - Москва: Независимый институт социальной политики, 2010. – 160 c.
6. Владыка М.В., Стрябкова Е.А., Третьякова М.С. Особенности регионального развития России на основе формирования локального ресурсного потенциала // Экономика. Информатика. – 2023. – № 2. – c. 235-247. – doi: 10.52575/2687-0932-2023-50-2-235-247.
7. Молчанов И.Н. Особенности пространственного развития территорий (на примере субъектов РФ в составе Дальневосточного федерального округа) // Региональная экономика. Юг России. – 2022. – № 1. – c. 79-93. – doi: 10.15688/re.volsu.2022.1.8.
8. Бутова Т.В., Ерхов М.В. Власть и бизнес в современном обществе. - Москва: Маросейка, 2007. – 188 c.
9. Валитов Ш.М. Мальгин В.А. Взаимодействие власти и бизнеса: сущность, новые формы и тенденции, социальная ответственность. / Монография. - Москва: ЗАО «Издательство «Экономика», 2009. – 207 c.
10. Беляева И.Ю. Проблемы конфигурации глобальной экономики XXI века: идея социально-экономического прогресса и возможные интерпретации. / Сборник научных статей. Том 2. - Краснодар: Научно-исследовательский институт экономики Южного федерального округа, 2018. – 16-23 c.
11. Варнавский В.Г. Партнерство государственного и частного сектора: формы, проекты, риски. - Москва: Наука, 2005. – 314 c.
12. Кабашкин В.А., Малахаева О.М. Государственно-частное партнерство в Великобритании и Ирландии. - Москва: ООО «Международный Инновационный центр», 2010. – 130 c.
13. Панина О.В. Развитие удаленных территорий на принципах постоянства // Вопросы российского и международного права. – 2022. – № 18. – c. 509-514.
14. Бойко А.Н. Коррекция модели макрорегулирования экономики как практическая задача // Экономика и предпринимательство. – 2017. – № 5-1(82). – c. 110-116.
15. Попадюк Н.К. Управление межрегиональной конкуренцией: новый уровень «прочтения» // Проблемы теории и практики управления. – 2019. – № 2. – c. 59-67.
16. Шедько Ю.Н. Достижение устойчивого конкурентного преимущества на основе интегрированной стратегической модели управления проектами // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: экономика и право. – 2020. – № 11. – c. 93-96. – doi: 10.37882/2223-2974.2020.11.39.
17. Минакир П.А. Восточный вектор развития: новые вызовы и ожидания // Регионалистика. – 2023. – № 1. – c. 67-73. – doi: 10.14530/reg.2023.1.67.
18. Харченкова Е., Симутина Н. Об оценке эффективности механизмов территорий опережающего развития Дальнего Востока // Общество и экономика. – 2018. – № 8. – c. 105-117. – doi: 10.31857/S020736760000820-1.
19. Imd world competitiveness booklet. Worldcompetitiveness.imd.org. [Электронный ресурс]. URL: https://worldcompetitiveness.imd.org (дата обращения: 20.08.2023).
20. Цикин А.М. Диалектика самодостаточности и конкурентоспособности российской экономики. / Диссертация на соискание ученой степени доктора экономических наук. - Москва, 2021. – 338 c.
21. Косов М.Е. Перспективы формирования социально-ориентированной рыночной экономики // Вестник Финансового университета. – 2015. – № 2(86). – c. 29-37.
22. Агафонов В.А. Стратегическое планирование регионального развития. Системный подход. / Монография. - Москва: Финансовый университет, 2014. – 228 c.
23. Плисецкий Е.Л., Симагин Ю.А., Попов В.Ю., Захаров А.В., Шаповал И.С., Аблова Н.О., Носонов А.М., Макар С.В., Федотова М.А., Волович Н.В., Пинская М.Р., Щепина И.Н. Экономическое развитие и региональное разнообразие Российской Федерации. / Монография. - Москва: Финансовый университет, 2013. – 188 c.
24. Орлов С.Л. Современные проблемы социально-экономического развития приоритетных геостратегических территорий России // Вестник экономики, права и социологии. – 2022. – № 1. – c. 28-34.
25. Пищик В.Я., Алексеев П.В. Актуальные проблемы социально-экономического развития Дальнего Востока России // Экономические науки. – 2022. – № 206. – c. 206-214. – doi: 10.14451/1.206.206.
26. Мирзеханова З.Г. Регионы нового освоения: стартовые позиции формирования экологической политики в условиях активизации хозяйственной деятельности // Региональная экономика: теория и практика. – 2016. – № 11(434). – c. 54-65.
27. Полякова А.Г. Регионы нового освоения в условиях модернизации. / Монография. - Тюмень: Ист Консалтинг, 2010. – 232 c.
28. Официальный сайт Казначейства России. [Электронный ресурс]. URL: https://roskazna.gov.ru (дата обращения: 20.08.2023).
29. Регионы России. Социально-экономические показатели: 2017. / Статистический сборник. - Москва: Росстат, 2017. – 1402 c.
30. Регионы России. Социально-экономические показатели: 2018. / Статистический сборник. - Москва: Росстат, 2018. – 1162 c.
31. Регионы России. Социально-экономические показатели: 2019. / Статистический сборник. - Москва: Росстат, 2019. – 1204 c.
32. Регионы России. Социально-экономические показатели: 2020. / Статистический сборник. - Москва: Росстат, 2020. – 1242 c.
33. Регионы России. Социально-экономические показатели: 2021. / Статистический сборник. - Москва: Росстат, 2021. – 1112 c.
34. Количественные характеристики банковского сектора Российской Федерации. Cbr.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://cbr.ru/statistics/bank_sector/lic/ (дата обращения: 20.08.2023).
35. Ассоциация индустриальных парков России. [Электронный ресурс]. URL: https://Overview_Industrial_parks_SEZ_Russia_2022_ AIP.pdf (дата обращения: 20.08.2023).
36. Платформа для подготовки проектов и привлечения инвестиций в инфраструктуру. Rosinfra.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://rosinfra.ru (дата обращения: 20.08.2023).
37. Единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства – получателей поддержки. [Электронный ресурс]. URL: https://rmsp-pp.nalog.ru (дата обращения: 20.08.2023).
38. Полный перечень субсидий РФ. Spending.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://spending.gov.ru (дата обращения: 20.08.2023).
39. Бухарова М.М., Андреев А.Н., Бододько Р.Ф., Гуляева Д.А. и др. Бизнес-навигатор по особым экономическим зонам России. / Монография. - Москва: АКИТ РФ, 2021. – 241 c.
40. Территории опережающего развития. Министерство Российской Федерации по развитию Дальнего Востока. [Электронный ресурс]. URL: https://minvr.gov.ru (дата обращения: 20.08.2023).
41. Особая экономическая зона в Магаданской области. Министерство экономического развития Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: https://economy.gov.ru (дата обращения: 20.08.2023).

Страница обновлена: 17.01.2024 в 13:00:05