Цифровая экономика: развитие NFT-рынка и смарт-контрактов

Городнова Н.В.1
1 Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцина, Россия, Екатеринбург

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 2 (Апрель-июнь 2022)

Цитировать:
Городнова Н.В. Цифровая экономика: развитие NFT-рынка и смарт-контрактов // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – Том 12. – № 2. – С. 949-966. – doi: 10.18334/vinec.12.2.114328.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=48939608

Аннотация:
В эпоху развития цифровизации всех сторон жизнедеятельности общества на первое место выходит проблема цифрового благополучия человека. В этой связи тема данной работы, посвященной анализу возможностей повышения безопасности и эффективности проведения сделок в цифровой среде при помощи информационных и сквозных технологий, приобретает еще большую актуальность. Целью научного исследования является выявлении специфики формирования и позитивных последствий использования смарт-контрактов и блокчейн-технологий, а также перспектив развития рынка цифровых активов, в частности, невзаимозаменяемых токенов (англ. «non-fungible token», NFT). Научная новизна работы состоит в обобщении теории применения смарт-контрактов в блокчейн-сети и обосновании их преимуществ, выявлении проблем правового регулирования заключения договоров посредством электронного обмена данными, в развитии понятийно-категориального аппарата, связанного с блокчейн-технологиями и Интернетом вещей. Сделан вывод о том, что в ближайшее время в целях развития системы смарт-контрактов и расширения указанной практики их функционирования необходимо создание цифровой и технологической инфраструктуры, поскольку смарт-контракты – это эффективная система реализации договорных отношений, позволяющая облегчить взаимодействие между сторонами и сделать процесс прозрачным и безопасным. Результаты научного исследования могут быть полезными для специалистов в сфере регулирования Интернета вещей, развития системы смарт-контрактов и криптовалют, а также лицам, принимающим управленческие решения в сфере цифровой трансформации экономики

Ключевые слова: блокчейн, биткоин, криптовалюты, цифровые валюты, смарт-контракт, токены, Интернет вещей, NFT-рынок, мета-вселенная

JEL-классификация: O31, O32, O33



Введение

Актуальность выбранной темы. Бурное развитие информационных и сквозных цифровых технологий, особенно в последние два года, серьезным образом сказывается на всех сторонах жизни отдельного человека и общества в целом. Наибольшее распространение цифровые технологии получили в таких ключевых сферах, как образование и здравоохранение, рынок труда и занятость, социальное развитие общества и услуги, финансовый и банковский секторы экономики, логистика и маркетинг, электронная торговля в Интернете вещей, средства массовой информации, а проектах концепции Smart City и пр. [14] (Shchegoleva, Malsagov, 2019). Прогнозируется, что уже к концу 2022 года 1 млрд человек будут использовать различные цифровые финансовые инструменты в виде цифровых денег и криптовалюты [1].

Дефиниция «цифровое благополучие» определяет исключительно позитивное влияние и благоприятное воздействие указанных технологий на жизнедеятельность человека (домохозяйства) в информационно-цифровой среде, позволяющее оценить уровень комфорта применения технологий, их доступность и распространение. В этой связи тема научной работы, посвященная изучению специфики, перспектив и последствий применения технологий блокчейн, эмиссии цифровых активов смарт-контрактов в целях повышения надежности, безопасности и прозрачности проведения сделок в цифровой среде, становится еще более актуальной.

Цель данной статьи заключается в исследовании особенностей применения смарт-контрактов в блокчейн-сети и в Интернете вещей, а также специфики развития рынка цифровых активов – невзаимозаменяемых токенов (пер. с англ. «non-fungible token» – «невзаимозаменяемый токен», NFT).

Для достижения указанной цели были поставлены и решены следующие задачи:

1) исследован и развит понятийно-категориальный аппарат цифровой экономики, включая такие дефиниции, как смарт-контракт, электронная и интернет-торговля, криптовалюты, токен, NFT и пр.;

2) изучены специфика эмиссии и оборота токенов (смарт-контрактов);

3) выявлены преимущества и перспективы применения смарт-контрактов (токенов) на технологиях блокчейн в Интернете вещей и в метавселенной.

Научная новизна заключается в систематизации тенденций развития системы смарт-контрактов (токенов) и NFT-рынка, а также перспектив внедрения возможностей метавселенной в повседневную жизнь общества, исследовании дефиниций смарт-контракт, электронная и интернет-торговля, обобщении теории возникновения и развития смарт-контрактов (токенов), выявлении их преимуществ, а также проблем правового регулирования заключения договоров посредством электронного обмена данными.

Научная гипотеза: быстрый рост числа пользователей цифровых сквозных технологий требует возможности расширения применения эффективных и безопасных инструментов реализации трансакций в цифровой среде. К таким возможностям относятся смарт-контракты (токены), использующие блокчейн-технологии.

Сделан вывод о том, что в ближайшем будущем, для развития системы смарт-контрактов и расширения указанной практики их функционирования необходимо создание цифровой и технологической инфраструктуры и соответствующей нормативно-законодательной базы. Кроме того, следует отметить, что подписание смарт-контрактов не исключает традиционных способов заключения договоров.

Основная часть. Применение смарт-контрактов в блокчейн-сети

Дефиниция термина «смарт-контракт» была введена в научный и юридический оборот более 20 лет назад. В 1994 году Ник Сабо, аспирант Вашингтонского университета и криптоэнтузиаст, впервые обозначил данный термин и визуализировал идею смарт-контрактов за 10 лет до введения понятий блокчейн и биткоин [2]. Под смарт-контрактом, по мнению Ника Сабо, подразумевается компьютерный протокол, который призван обеспечить выполнение условий заключенного контракта. Смарт-контракт обычно состоит из серии обязательств, представленных в цифровой форме. При использовании технологии блочной схемы (блокчейн) возможно автоматическое осуществление транзакции с соответствующей записью в цифровом регистре. Привлекательность для бизнес-структур такой формы контрактов, как смарт-контракт, заключается в том, что они существенно снижают стоимость проведения и мониторинга финансовых операций, повышают скорость их осуществления, а также минимизируют финансовые и иные виды рисков [5] (Zaynutdinova, 2020).

Смарт-контракт является программным (компьютерным) кодом, который имплементирован на блокчейн-платформу. Такая форма контракта позволяет обеспечивать самоисполняемость и автономность условий заключаемого договора в случае наступления заранее оговоренных в нем условий и обстоятельств.

Следует отметить, что в Гражданском кодексе РФ понятие «смарт-контракт» не отражено как самостоятельное понятие и поэтому не является юридическим термином. По своей сути, ту правовую конструкцию, которую общепринято обозначать смарт (smart, умным) договором и смарт-контрактом – это условие об автоматическом исполнении любого гражданско-правового договора.

Рассмотрим экономические аспекты смарт-контрактов и их основные специфические характеристики. Основными преимуществами смарт-контрактов являются [2] (Vashkevich, 2018):

1) безопасность. Система смарт-контрактов представляет собой максимально возможную по уровню безопасности и надежности среду для хранения документации и информации в цифровой среде, которую практически невозможно взломать;

2) отсутствие простоев в работе. Исключение человеческого участия и автономный характер работы смарт-контрактов обеспечивают непрерывность их работы в режиме 24/7;

3) скорость трансакций. Смарт-контракты реализуются в цифровой среде и при помощи программных кодов обрабатываются автоматически, без участия посредников и контролеров;

4) отсутствие ошибок. Исключение человеческого фактора и грамотные составление и проработка смарт-контракта позволяют избежать ошибок при выполнении поставленных задач;

5) отсутствие комиссий. Отсутствие посредников исключает необходимость оплачивать услуги третьей стороны.

Высокий уровень безопасности, отсутствие времени ожидания и простоев, быстрое осуществление трансакций, отсутствие ошибок и комиссионных сборов – указанные преимущества смарт-контрактов дополняются следующими прерогативами смарт-контракта:

1) возможность верификации участников сделки. Верифицируемость позволяет определить всех участников сделки и последовательность их действий, а также защитить участников от недобросовестных и неправомерных действий на этапе вхождения в цифровую систему, что обеспечивает высокий уровень цифровой безопасности;

2) «наблюдаемость» контракта. Возможность тотального мониторинга исполнения контракта на всех этапах, что позволяет исключить риск на этапе заключения контракта «скрытого знания» (пер. с англ. hidden knowledge), где одна из сторон, например, знает о невыгодности заключения контракта. На этапе исполнения контракта наблюдаемость позволяет исключить риск так называемого скрытого поведения, когда одна из сторон в силу личной заинтересованности совершает определенные действия, которые могут нанести ущерб другой стороне;

3) защищенность условий и данных смарт-контракта от третьих лиц. Это подразумевает под собой ограничение действий третьих лиц в отношении контракта, а также внесений в него изменений. Помимо создания определенного алгоритма, который автоматически исполняет условия контракта (сделки), все действия – транзакции – заносятся в систему распределенного реестра (блокчейн), которая полностью защищена от внесения каких-либо изменений [9] (Kubrak, 2020).

На наш взгляд, смарт-контракты – это эффективная система реализации договорных отношений, позволяющая облегчить взаимодействие между сторонами и сделать процесс практически полностью прозрачным.

Возможности смарт-контракта в деятельности бизнеса, компаний и организаций могут быть использованы при осуществлении, к примеру, межбанковских расчетов. В частности, технология блокчейн может заменить финансового посредника (например, систему SWIFT), наличие которого требует указания корреспондентского счета. Кроме того, смарт-контракты позволяют осуществлять оптимизацию процессов предоставления кредитов под залог имущества, в частности при ведении реестров залога прав на основе блокчейна [13] (Savelev, 2017). Также указанная система позволяет оптимизировать процессы выдачи аккредитивов, при этом система блокчейн позволяет снизить риск недоверия сторон. Примером заключения такого контракта служит операция между ПАО «Альфа-Банк» и авиакомпанией S7 Airlines. Указанные компании в 2016 году впервые в российской правоприменительной практике провели сделку-аккредитив через блокчейн.

На рисунке 1 отражены фазы создания и внедрения смарт-контрактов.


Фазы развития смарт-контрактов
Фаза
формирования
Экспериментальная
фаза
Фаза бурного роста
Фаза широкого внедрения
Материальные и нематериальные активы
Электронные активы [4]
Цифровые активы
Умные активы
1994 год
2009 год
2012–2014 годы
2014–2015 годы
2015–2017 годы
2018–2019 годы
С 2020 года






Появление новых цифровых продуктов и сервисов

Формирование R3CEV – консорциума банков, страховых и IT-компаний

Развития правовой базы применения блокчейна и смарт-контрактов

С ноября 2021 года
формиро-вание мета-вселенной

Формирование идей смарт-контрактов (proofs-of-concept – POCs). Появление NFT

Включение базовых идей смарт-контрактов в систему Bitcoin


Создание концепции блокчейн
Описание идеи смарт-контракта



Рисунок 1. Фазы создания и внедрения смарт-контрактов в цифровой среде

Источник: составлено автором по: Новости криптовалют и блокчейн-технологий: майнинг, криптовалютные биржи. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.ruscryptoclub.ru/wp-content/uploads/2019/12/image2–3-810x550.jpg (дата обращения: 03.02.2022 г.).

Практика показывает, что сегодня подписание смарт-контрактов не исключает традиционных способов заключения контрактов, поскольку для непосредственного заключения смарт-контракта не требуется оформления сделки в письменном виде. В ближайшем будущем для развития системы смарт-контрактов и расширения указанной практики их функционирования необходимо создание инфраструктуры и нормативно-законодательной основы, позволяющей следующее:

1) возможность защиты прав сторон, возникающих после заключения договоров с помощью смарт-контрактов;

2) предоставление смарт-контракта в качестве доказательства при разрешении споров, в том числе в судебном порядке;

3) выбор применимого права при разрешении споров, связанных с использованием смарт-контрактов в рамках цифрового благополучия человека.

В рамках создания условий для цифрового благополучия человека и общества в целом практическая реализация смарт-контрактов в текущий момент времени реализуется в следующих основных направлениях:

1) построение логистических цепочек поставки и клиринг;

2) здравоохранение и образование;

3) энергетический комплекс, кадастровый учет объектов недвижимости;

4) медиаиндустрия; информация и данные, авторизация участников, Интернет вещей [3].

С помощью блокчейна эффективно реализовываются клиринговые операции – проведение безналичных расчетов между сторонами за поставленную продукцию, выполненные работы или оказанные услуги, а также в процессе приобретения/продажи ценных бумаг и иных финансовых инструментов. Такие операции требуют достаточно большого количества согласований между банковскими структурами и юридическими (физическими) лицами. Клиринговые компании учитывают все взаиморасчеты между участниками, в целях минимизации количества трансакций и снижения суммы комиссии осуществляют ведение комплексного документооборота и мониторинга множества трансакций. Блокчейн-технологии и система смарт-контрактов позволяют клиринговым компаниям обеспечивать проведение платежей в автоматическом режиме и фиксировать данные о сделке в распределенном реестре.

В рамках исследований, проведенных компанией Santander InnoVentures, было спрогнозировано, что в 2022 году применение блокчейн-сети и смарт-контрактов позволит банковским структурам получить ежегодную экономию до 20 млрд долл. [4]. Кроме того, данные технологии являются актуальным решением в обслуживании логистических цепочек поставок сырья и продукции, позволяя интегрировать отдельные базы данных с единый реестр, а также автоматически распределять платежи между многочисленными участниками процесса.

Блокчейн-технологии в здравоохранении позволяют создавать единый и безопасный реестр записей, содержащих персональные данные пациентов, доступ к которым может быть ограничен смарт-контрактом с применением цифровой мультиподписи. Открытие доступа к данным может быть предоставлено третьей стороне (государству, другим врачам и пр.) только с разрешения пациента и его лечащего врача, и это условие также отражено в смарт-контракте. При этом такая форма контракта – это оптимальный инструмент обеспечения выплаты и вознаграждения по факту передачи данных и информации.

Разработчики и правообладатели объектов интеллектуальной собственности с помощью системы смарт-контрактов получают возможность прозрачного распределения средств и вознаграждения. Данная система позволяет обеспечить и оптимизировать доступ к информации и авторизацию участников процесса иди сделки.

Самое широкое применение смарт-контракты получили в Интернете вещей, в котором безопасность, надежность и неизменяемость блокчейн-реестров в комбинации с возможностями и перспективами системы смарт-контрактов позволяют создать прозрачные и эффективные механизмы взаимодействия и обмена информацией и ценностями между различными умными устройствами (смартфонами, автомобилями, элементами умного дома и т.п.). Право владения на умные устройства, а также параметры их использования, представляющие собой различные трансакции (оплата за электричество, продажи и покупки через Интернет вещей, не покидая блокчейн-сеть, подтверждения проведенных операций) также могут быть зафиксированы в смарт-контракте.

Основной документ международного права, регулирующий торговлю в Интернете вещей, – это Типовой закон ЮНИСТРАЛ «Об электронной торговле» (1996 г.). В тексте данного закона не содержится четкого определения рассматриваемого понятия – электронная торговля, но зафиксированы его признаки, к которым можно отнести передачу информации в рамках торговой деятельности с использованием сообщения данных. Дефиниция «торговля» подразумевает торговые отношения как договорного, так и внедоговорного характера [7] (Kirillov, 2018).

Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН к Типовому закону содержит определение понятия «электронная торговля» – это заключение сделок с помощью электронного обмена данными и других средств передачи данных, которые предусматривают использование альтернативных бумажным формам методов передачи и хранения информации.

В развитие приведенного выше понятия можно сформулировать такое определение: интернет-торговля – это система заключения сделок купли-продажи в глобальной сети Интернет с помощью электронных средств передачи, обмена и хранения информации (стационарного и мобильного интернета) с возможностью применения электронных средств платежа или цифровых валют [1] (Antonopulos, 2018). Следует отметить, что до настоящего времени в рамках интернет-торговли существует альтернатива оплаты наличными денежными средствами по факту доставки клиенту заказанного товара.

Основным документом, регулирующим импортные сделки, например, в Великобритании, является Integrated Tariff of the United Kingdom (Интегрированный тариф Великобритании), включающий ЕТТ ЕС, статистическую номенклатуру, систему гармонизированного описания и кодирования товаров и т.д.

В мае 2000 г. вступила в силу Директива Европейского союза (ЕС) № 2000/31/EC, содержащая правовые нормы оказания услуг информационного общества, в частности электронной коммерции, на внутреннем рынке [8] (Kiselev, 2013). Таким образом в Европейском союзе предприняты необходимые предварительные шаги к формированию рамочных правил для развития электронной коммерции. Цели данного вида услуг определены двумя основополагающими документами: Европейской инициативой 1997 г. в области электронной коммерции и Предложением Комиссии ЕС 1998 г. по вопросам, рекомендуемым к включению в Директиву.

Мировой опыт интернет-торговли показывает, что покупательское поведение жителей разных стран весьма отличается в силу наличия различных факторов, традиций и психологических особенностей. Общий объем мирового рынка интернет-торговли по состоянию на 2019 год составляет 3,46 трлн долл. КНР и США являются лидерами рынка электронной коммерции, на их долю приходится около 40% всех объемов [5].

Мировым лидером по темпам роста и объемам интернет-торговли считается Китай [12] (Penkova, Matts, 2014). Рынок электронной торговли КНР в соответствии с классификацией аналитического агентства A.T. Kearney относится к рынкам нового поколения и является вторым по степени привлекательности после США.

Сложность анализа китайского рынка и его регулирования состоит в отсутствии информации о развитии китайского нормотворчества в открытых источниках. Кроме того, существуют определенные сложности в толковании норм китайского права и реальной правоприменительной практики КНР.

Существует система основных показателей динамики роста рынка интернет-торговли, по которой осуществляется определение места страны в мировом рейтинге:

- рост количества интернет-пользователей [6] (Inozemtseva, 2018);

- снижение стоимости интернет-услуг;

- повышение грамотности интернет-пользователей [15] (Yakovleva, Tolochko, 2021).

Наиболее существенным недостатком в развитии российского рынка интернет-торговли является явное недоверие покупателей к онлайн-платежам, в частности к осуществлению предоплаты [11] (Ochakovskiy, Usenko, 2016). На рынке интернет-торговли в качестве основных услуг, передаваемых службам экспресс-доставки, можно перечислить курьерскую доставку, комплектацию заказов, сортировку, складирование, хранение. Учитывая, что на долю крупных городов России приходится около 70% объема грузоперевозок, рост рынка интернет-торговли осуществляется в основном за счет географической экспансии логистических компаний в регионы России. В настоящее время в российских регионах наблюдается потенциал развития данной сферы, в то время как в Москве и Санкт-Петербурге рынок курьерской экспресс-доставки достаточно развит и представлен различными логистическими компаниями, что, бесспорно, повышает качество оказываемых услуг в силу наличия высокого уровня конкуренции.

В среднесрочной перспективе развитие российского рынка интернет-торговли обусловливается наличием следующих факторов:

- наращивание объемов мультиканальной сбытовой деятельности торговых компаний;

- развитие инфраструктуры экспресс-доставки товаров на уровне регионов России;

- развитие сетей терминалов с автоматизированными ячейками для хранения и выдачи товара;

- рост популярности мобильных приложений и мобильного Интернета;

- возможность удаленного заказа товара в других странах, что позволяет получить покупку по месту пребывания.

Применение смарт-контрактов: развитие NFT-рынка

Прежде всего, необходимо ввести понятие NFT, которое появилось в 2014–2015 годах (см. рис. 1). Это аббревиатура, полученная от английского понятия non-fungible token, что в переводе означает «невзаимозаменяемый токен». То есть это создание уникального цифрового объекта, имеющего определенную ценность, подкрепленную конкретным физическим носителем, в частности недвижимостью, изображением, к примеру, реально существующей картиной в галерее, персонажем в компьютерной игре, записями в сети Интернет, объектом интеллектуальной собственности, подтвержденными профессиональными навыками и пр. В отличие, к примеру, от принципов создания и применения биткоинов, где каждый биткоин равен другому такому же биткоину и поэтому вполне взаимозаменяем, каждый конкретный NFT таковым не является, поскольку олицетворяет конкретную часть реального объекта либо объект в целом. К примеру, в начале 2021 года на аукционе была продана первая запись, сделанная на платформе «Твиттер», по цене 2,9 млрд евро [6], электронное уведомление с матча NBA было реализовано за 208 тыс. долл. [7], цветное изображение электронного кота Nyan Cat было приобретено за 600 тыс. долл. [8] На цифровые объекты в Интернете возникли покупатели, которые стали обладателями нового вида собственности [9].

В целях изучения специфики невзаимозаменяемых токенов (NFT) необходимо рассмотреть такое понятие, как токен. Токен – от англ. Token (в переводе с англ. – жетон) – продукт работы технологии блокчейн, которая исключает из осуществления сделки купли-продажи такого традиционного посредника, как банк. Банк в лице служащего, сверяя поступившую информацию о сделке с данными конкретного банковского счета, принимает решение об осуществлении трансакции. Можно сделать вывод, что по своей экономической сути, в интерпретационном смысле токены – это и есть оформленные и подписанные смарт-контракты.

В настоящее время в ряде стран наблюдается процесс упорядочивания законодательной базы выпуска и оборота цифровых активов и валют. В отдельных государствах (Китай, Индия, Исландия, Румыния, Эквадор, Тайвань, Вьетнам, Бангладеш, Кыргызстан и др.) запрещено приобретать различного рода криптовалюту на криптобиржах и ее майнинг для нелицензированных игроков, а также осуществлять в криптовалюте частные инвестиции. Прогнозируемый запрет, по всей вероятности, коснется и России. Сейчас, в начале 2022 года, Центральным банком России проводятся консультации по данному вопросу. Следует отметить, что вступивший в силу с 1 января 2021 года федеральный закон № 259-ФЗ о цифровых финансовых активах [10] запрещает выпуск и обращение криптовалюты на территории Российской Федерации (ч. 3 ст. 1), при этом на процесс ее приобретения на зарубежных площадках действие данного закона не распространяется [11].

Исследование закрепленных в законе 259-ФЗ [12] дефиниций с терминологией криптовалютного рынка позволяет сделать вывод, что положения принятого закона распространяются на отдельные виды токенов (смарт-контрактов), которые подпадают под определение «цифровые финансовые активы», введенное данным законом. В первую очередь это токены-акции и кредитные токены, а также классические, необеспеченные криптовалюты. В тексте принятой редакции закона отсутствуют положения, регулирующие оборот цифровых валют, эмитированных вне территории России (к примеру, биткойна, эфира и т.п.), поскольку указанный закон нацелен в первую очередь на регулирование всех имеющихся цифровых финансовых инструментов, базирующихся на блокчейн-технологии.

Блокчейн-технология строится на полном доверии и полностью исключает из цепочки взаимодействия банковские структуры путем передачи нагрузки по подсчетам денежных операций и переводов на огромное количество вычислительных систем, рассредоточенных по всему миру, но объединенных в единую сеть. Каждый из компьютеров, включенных в блокчейн, осуществляет сделку, регистрирует ее и публикует информацию о проведенной трансакции в открытом доступе. Любой пользователь или участник сделки имеет возможность подключаться к этой сети и, обладая информацией о сделке и покупателе, отследить историю сделки с момента регистрации смарт-контракта (токена). Указанные выше в данной статье преимущества смарт-контрактов, в частности тотальная прозрачность данных обо всех без исключения проводимых сделках, а следовательно, их абсолютная безопасность, обеспечивают повышенную ценность такого продукта. Покупатель уникальной цифровой записи в сети является владельцем цифрового объекта или его конкретной части, и данная информация никаким образом не может быть изменена, искажена или потеряна.

Приобретение цифрового объекта с помощью системы блокчейн означает заявление прав собственности в цифровом пространстве и получение свидетельства на уникальные права на него. Итогом проведения успешной операции и получения свидетельства является токен (жетон), содержащий всю информацию о цифровом товаре, данные о проведенной сделке, сведения о продавце, покупателе и стоимости данного товара. Важнейший фактор в NFT-сделках – это возможность заявления о неоспоримом праве пользования приобретенным объектом. Следовательно, NFT могут реализовывать ряд таких функций, как заявление прав на уникальный цифровой объект, произведение или иной объект интеллектуальной собственности, то есть предмет спекулятивной или обменной торговли через сеть Интернет, а также своеобразный виртуальный объект – цифровой жетон (токен), который в силу своих свойств может бесконечно долгое время храниться и сохранять информацию об объекте, приобретая в течение времени дополнительную ценность.

В целях генерирования и последующей реализации через сеть токена необходимо выполнение следующих условий: наличие непосредственного «объекта сделки», а также открытие онлайн-кошелька (электронного кошелька) с необходимой для сделки криптовалютой. Цифровой объект сделки (к примеру, собственное фотографическое изображение) необходимо загрузить в сервис Mintable, с его помощью создать NFT без дополнительных комиссионных сборов и добавить полученный токен (цифровой жетон) в собственный электронный (онлайн) кошелек. Уникальность созданного NFT обеспечивается за счет файла с данными, к которому привязывается жетон (токен), и наличия непосредственно самого кошелька. Открывая в сети собственный аккаунт, пользователь системы генерирует индивидуальный ключ, который будет впоследствии распространяться как цифровая запись на все токены, которые будут помещаться в электронный кошелек или проходить через него. Указанные ключи-записи позволяют системе отслеживать всех без исключения владельцев на NFT-рынке с момента их появления и создания объектов сделки.

В качестве интересного примера создания NFT необходимо привести информацию об одной из первых продаж цифровых картинок из интернет-пространства за криптовалюту, осуществленной в 2017 году. Указанную цифровую картинку можно поменять на реальные (традиционные, фиатные) денежные средства. В реальности получается, что цифровые объекты (картинки), которые находятся в сети Интернет, были проданы за сотни тысяч реальных долларов.

По состоянию на начало 2022 года общий NFT-рынок превысил 250 млн долл. [13], но имеет огромные перспективы развития в связи с созданием метавселенной – нового типа Интернета вещей и формирования новых принципов электронной торговли. О создании метавселенной и переименовании крупнейшей социальной сети Facebook Inc. в Meta (28 октября 2021 года) впервые было объявлено в ноябре 2021 года. Социальная метавселенная – это интернет, в котором человек имеет возможность не только смотреть на различную информацию, но и находиться непосредственно внутри посредством создания цифрового двойника, своей цифровой копии, применения различных возможностей технологий дополненной реальности.

По данным, полученным крупнейшим аудитором мирового рынка, сетью компаний PwC, к 2030 году применение блокчейн-технологий обеспечит рост объемов мировой экономики на 1,7 трлн долл. [14] Динамика и перспективы развития рынка блокчейн представлены на рисунке 2.

Рисунок 2. Динамика развития рынка блокчейн-технологий, млрд долл.

Источник: составлено автором по: Блокчейн (мировой рынок). – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.tadviser.ru/index.php/Статья:Блокчейн_(мировой_рынок) (дата обращения: 07.02.2022 г.).

Таким образом, можно получить формализацию прогноза роста рынка блокчейн-технологий через следующие функции:

y = 1,0104e0,4751x , (1)

y = 0,4818x2–0,4853x + 1,5648, (2)

где y – значение функции, в млрд долл.;

xаргумент функции (порядковый номер года).

Полученные результаты на основе данных за 2018–2023 годы (экспоненциальный и полиномиальный тренды) позволяют сделать прогноз динамики рынка блокчейна до 2030 года. Указанные данные приведены ниже в следующей таблице.

Таблица

Оценка перспектив развития рынка блокчейн-технологий до 2030 года

Показатель рынка блокчейн-технологий, по годам, в млрд долл. США
2024
2025
2026
2027
2028
2029
2030
Экспоненциальный тренд y = 1,0104e0,4751x
19,56
46,60
73,37
121,83
196,93
318,36
514,64
Полиномиальный тренд y = 0,4818x2–0,4853x + 1,5648
21,85
28,47
36,23
44,89
54,53
65,12
76,68

Источник: составлено автором по расчетным данным, полученным с помощью формул (1) и (2).

Полученные автором показатели объемов рынка блокчейн-технологий к 2030 году, рассчитанные в умеренно-пессимистическом сценарии развития событий, существенно ниже прогнозируемых PwC. Основными причинами такого прогностического отставания могут являться цифровое неравенство пользователей, существенное отставание от процесса цифровизации ряда стран, включая и Российскую Федерацию, а также наличие недоверия потенциальных пользователей к цифровой среде [3] (Gorodnova, 2021).

Заключение

Основной вектор российского государства в настоящее время – это построение цифровой экономики. Базовыми инструментами, позволяющими осуществить цифровизацию жизнедеятельности общества, являются информационные и сквозные технологии [10] (Makarov, Drobot, Levchegov, 2020). Обозначенные инструментарий и возможности оказывают существенное и определяющее влияние на человека в целом и его цифровое благополучие в частности. Прогнозы экспертов показывают экспоненциальный рост объемов сделок с цифровыми активами в ближайшей перспективе, что расширяет области применения блокчейн-технологий. В этой связи необходимы нормативно-правовые условия и технологическая инфраструктура, обеспечивающие безопасность и эффективность проведения возрастающего объема трансакций с цифровыми активами и цифровыми объектами.

В ходе проведения работы нашла свое подтверждение гипотеза о том, что применение смарт-контрактов (токенов) и NFT в блокчейн-сети является наиболее перспективными и востребованными в ближайшем будущем технологиями. Исследование показало, что использование смарт-контрактов обеспечивает высокий уровень информационной и финансовой безопасности, существенное повышение скорости проведения операций, исключение ошибок и посредников.

[1] Рейтинг стран по количеству пользователей криптовалюты. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://mining-cryptocurrency.ru/rossiya-vhodit-v-top-3-stran-po-kolichestvu-polzovatelej-kriptovalyut/ (дата обращения 06.02.2022 г.).

[2] Blockchain-разработка. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://gb.ru/professions/blockchain?utm_source=yandex.ru&utm_medium=cpc&utm_campaign=y andex_s_rus_blockchain_lp_gu_blockchain_prog&utm_term=smart%20contract&utm_content=cid:58755560%7Cgid:4440586748%7Caid:10189484199%7Cpt:premium%7Cpos:1%7Cst:search%7Csrc:none%7Cdvc:desktop%7Creg:54%7Cadph:no%7Capt:none%7Cret:%7Cdsa:25650469467&yclid=3764117859226649742 (дата обращения: 05.07.2021 г.).

[3] Что такое смарт-контракты, где их можно применять и при чем здесь блокйчен? – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://tproger.ru/blogs/smart-contracts/ (дата обращения 05.02.2022 г.).

[4]Блокчейн может сэкономить банкам до 20 миллиардов долларов в год. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://forklog.com/blokchejn-mozhet-sekonomit-bankam-do-20-milliardov-dollarov-v-god/ (дата обращения 08.02.2022 г.).

[5] Глобальное развитие e-Commerce: США, Китай, Россия. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.shopolog.ru/metodichka/analytics/global-noe-razvitie-e-commerce-ssha-kitay-rossiya/ (дата обращения 15.02.2022 г.).

[6] Основатель Twitter Джек Дорси продал свой первый твит за $2,9 млн/ – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.forbes.ru/newsroom/tehnologii/424231-osnovatel-twitter-dzhek-dorsi-prodal-svoy-pervyy-tvit-za-29-mln (дата обращения 15.02.2022 г.).

[7] Что такое NFT: разрушаем мифы и отвечаем на главные вопросы. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://dtf.ru/life/1001912-chto-takoe-nft-razrushaem-mify-i-otvechaem-na-glavnye-voprosyhttps://www.ruscryptoclub.ru/wp-content/uploads/2019/12/image2-3-810x550.jpg (дата обращения 15.02.2022 г.).

[8] Что такое NFT: разрушаем мифы и отвечаем на главные вопросы. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://dtf.ru/life/1001912-chto-takoe-nft-razrushaem-mify-i-otvechaem-na-glavnye-voprosyhttps://www.ruscryptoclub.ru/wp-content/uploads/2019/12/image2-3-810x550.jpg (дата обращения 04.02.2022 г.).

[9] Там же.

[10] Федеральный закон № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 31 июля 2020 г. – [Электронный ресурс.] – Режим доступа: http://ivo.garant.ru/#/document/74451466/paragraph/1/doclist/441/showentries/0/highlight/259-ФЗ%20О%20цифровых%20финансовых%20активах,%20цифровой%20валюте%20и%20о%20внесении%20изменений%20в%20отдельные%20законодательные%20акты%20Российской%20Федерации:1. (дата обращения 22.05.2021 г.).

[11] Депутаты задумали разрешить криптовалюту как договорное средство платежа. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.interfax.ru/russia/768213 (дата обращения 08.02.2022 г.).

[12] Федеральный закон № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 31 июля 2020 г. – [Электронный ресурс.] – Режим доступа: http://ivo.garant.ru/#/document/74451466/paragraph/1/doclist/441/showentries/0/highlight/259-ФЗ%20О%20цифровых%20финансовых%20активах,%20цифровой%20валюте%20и%20о%20внесении%20изменений%20в%20отдельные%20законодательные%20акты%20Российской%20Федерации:1. (дата обращения 22.05.2021 г.).

[13] Сумма транзакций с NFT в 2020 году превысила $250 млн. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: Bits.media: https://bits.media/issledovanie-kolichestvo-tranzaktsiy-s-nft-v-2020-godu-prevysilo-250-mln/ (дата обращения 15.02.2022 г.).

[14]Блокчейн (мировой рынок). – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.tadviser.ru/index.php/Статья:Блокчейн_(мировой_рынок) (дата обращения 07.02.2022 г.).


Источники:

1. Антонопулос А. Интернет денег. / пер. А. Руднев; ред. А. Власов. - М.: Олимп-Бизнес, 2018. – 192 c.
2. Вашкевич А. М. Смарт-контракты: что, зачем и как. - М.: Симплоер, 2018. – 89 c.
3. Городнова Н.В. Развитие цифровой экономики: теория и практика // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 3. – c. 911-928.
4. Гребенкина А., Зубарев А. Перспективы использования смарт-контрактов в финансовой сфере // Экономическое развитие России. – 2018. – № 3. – c. 32-43.
5. Зайнутдинова Е.В. Смарт-контракт: возникновение и развитие в гражданском праве // Предпринимательское право. – 2020. – № 3. – c. 25-32.
6. Иноземцева С. А. Технологии цифровой трансформации в России // Актуальные проблемы экономики, социологии и права. – 2018. – № 1. – c. 44-45.
7. Кириллов П. Цифровая платформа для Интернета вещей: универсальный продукт для умных производств, городов, зданий // Бизнес Территория. – 2018. – № 1. – c. 35-36.
8. Киселев Ю. Н. Электронная коммерция: практическое руководство. - М.: ДиаСофтЮП, 2013. – 224 c.
9. Кубрак В.С. Правовое регулирование смарт-контрактов: правовые и технические ограничения // Предпринимательское право. Право и Бизнес. – 2020. – № 2. – c. 14-18.
10. Макаров И.Н., Дробот Е.В., Левчегов О.Н. Зеленая экономика, цифровые технологии и наноинструментарий: основные базисы трансформации производственных систем в Евразийском экономическом союзе // Экономические отношения. – 2020. – № 3. – c. 719-742.
11. Очаковский В.А., Усенко А.С. К вопросу об установлении сбора за Интернет-покупки в России // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. – 2016. – № 118. – c. 376-385.
12. Пенькова С.В., Матц Л.Э. Импортные налоги и сборы Китая // Экономика и менеджмент инновационных технологий. – 2014. – № 12. – c. 40-43.
13. Савельев А.И. Некоторые правовые аспекты использования смарт-контрактов и блокчейн-технологий по российскому праву // Закон. – 2017. – № 5. – c. 94-117.
14. Щеголева Н.Г., Мальсагов Т.Г. Цифровые технологии в экономике и экологии «Умных городов» // Проблемы теории и практики управления. – 2019. – № 3-4. – c. 12–22.
15. Яковлева Е.А., Толочко И.А. Инструменты и метолы цифровой трансформации // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 2. – c. 415-430.

Страница обновлена: 25.09.2022 в 19:17:25