Smart city в Арктике: обзор современных исследований и практик

Иванова С.А.1
1 Тюменский государственный университет

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 11, Номер 1 (Январь-март 2021)

Цитировать:
Иванова С.А. Smart city в Арктике: обзор современных исследований и практик // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – Том 11. – № 1. – С. 157-170. – doi: 10.18334/vinec.11.1.111805.

Аннотация:
В статье систематизированы и классифицированы научные исследования ведущих зарубежных и отечественных авторов, непосредственно относящиеся к исследованию ключевых технологий «умного города» и особенностей их внедрения в суровых арктических условиях. Основной упор делается на обзор литературы и других источников, в которых содержится эмпирическая доказательная база по реализации государственной политики развития арктических городов на основе концепта «smart city». Для выявления сходства и различий между городскими инициативами по созданию умных городов в Арктике проведен сравнительный анализ стратегических документов развития США, Канады, стран Северной Европы, официальных сайтов правительств указанных государств, а также данных тематических сетей, касающихся реализации смарт концепции.

Ключевые слова: умные города, умные технологии, Арктика, цифровая экономика, устойчивое развитие

JEL-классификация: O31, O32, O33, Q01, R12



Введение

С 2016 года страны, расположенные как внутри арктической зоны, так и вне ее, определили направления собственных арктических исследований, разработали и подкрепили финансированием программы по освоению Арктики [1, с. 29] (Zaykov, Kalinina, Kondratov, Tamitskiy, 2016, р. 29). В основу фундаментальных и прикладных задач данных исследований все чаще закладываются проблемы освоения и развития Арктической зоны в контексте устойчивого развития, в частности создания умных городов (концепт smart city), способных предоставить базу для решения экономических, экологических и социальных проблем [2. с. 134].

Умный город позиционируется не просто как прогрессивная концепция урбанизации регионов, направленная на оптимизацию городских процессов: обеспечение устойчивости в развитии, повышение уровня и качества жизни граждан, но и механизм, ведущий к совершенствованию системы территориальной организации экономики города [3] (Ivanova, Karagulyan, 2020).

Несмотря на популярность концепции Smart City в решении обозначенных выше проблем, в научных дискуссиях последних лет недостаточно раскрыты принципы и механизмы реализации данной концепции с учетом северной специфики. Остается непроработанным и дискуссионным вопрос эффективности технологий Smart City в решении социально-эколого-экономических проблем современных арктических городских поселений. Данные положения требуют глубокого осмысления и научного обоснования. Без ответа на них невозможна как результативная государственная политика по поддержке развития арктических городов, так и предметная научная дискуссия о возможностях последующего тиражирования результатов Smart City в суровых климатических условиях Арктики.

Цель статьи – представить научный обзор существующих исследований и практик по реализации концепции умных городов в арктической зоне на предмет выявления основных принципов и механизмов внедрения технологий Smart City для системного решения социально-эколого-экономических проблем арктических городских поселений и обеспечения целей и задач устойчивости их развития.

Научная новизна исследования состоит в конкретизации специфики и анализе эффективности умных технологий, подходящих для арктического города, с учетом возможности последующего масштабирования наиболее удачных практик.

Материалы и методы. На основе контент-анализа в статье систематизированы и классифицированы научные исследования ведущих зарубежных и отечественных авторов, непосредственно относящиеся к исследованию ключевых компонентов умного города и особенностей его создания в суровых арктических условиях.

Основной упор делается на обзор литературы, в которой содержится эмпирическая доказательная база по реализации государственной политики развития арктических городов на основе концепта Smart City. Для выявления сходств и различий между городскими инициативами по созданию умных городов в Арктике проведен сравнительный анализ стратегических документов развития городской среды стран Северной Европы, США, Канады, данных тематических сетей, касающихся реализации концепции.

Опыт Smart City стран Северной Европы

Приарктическими странами накоплен значительный опыт по созданию умных и устойчивых городов. Начиная с середины 2000-х гг. страны Арктического совета стали разрабатывать и, главное, подкреплять финансированием национальные программы и стратегии изучения и освоения Арктики. К 2013 году большинство крупнейших приарктических городов мира пересмотрели свои стратегии развития, сделав акцент на умном и устойчивом городском развитии.

В рамках заявленного исследования интересен опыт стран Северной Европы в создании умных городов, которые еще с конца 1980-х годов заложили принципы «устойчивости» в национальные стратегии, а с 2014 года переориентировали городские программы на развитие умных устойчивых городов [4, с. 39] (Karagulyan, Batyreva, 2020, р. 39), благодаря чему они не только стабильно лидируют в мировых таблоидах экономики знаний, устойчивого развития (например, первые три места в рейтинге «Sustainable Development Report 2020» достались Швеции, Дании и Финляндии [5]), но и достигли значительного прогресса в достижении заявленных целей (например, в искоренении нищеты и достижении равенства, в переходе на возобновляемые источники энергии, развитии экономики знаний и человеческого потенциала [6] (Smirnov, 2020)). Так, в рейтинге «Умных городов – 2019» (Smart City Index 2019), который был проведен Группой Easy Park заявлены все восемь стран Арктического совета. В анализ были включены 500 городов по всему миру, оценка осуществлялась по 24 группам факторов, включая:

· государственные инвестиции;

· количество точек для электронных платежей;

· количество точек доступа Wi-Fi;

· количество умных зданий и умных парковок;

· частота транзакций с биткойнами.

По итогам был составлен рейтинг 100 лучших городов мира, в котором страны Северной Европы занимают верхние позиции либо находятся в первой трети рейтинга (рис. 1).

Рисунок 1. Рейтинги Smart City

Источник: составлено автором на основании [7, 8].

Для достижения заявленных целей, предусмотренных в рамках стратегии «Европа 2020», а именно создание и развитие Smart City, обеспечивающих устойчивый инклюзивный рост, сформированный на знаниевых и инновационных технологиях, а также ресурсоэффективности [9], приарктическими странами Европы созданы формальные и неформальные институты, поддерживающие функционирование и оценку прогресса городов, развивающихся на основе данной концепции, а также реализованы предложения, способствующие созданию привлекательных и конкурентоспособных городских территорий, здоровых и устойчивых мест для жизни.

Ниже рассмотрены основные механизмы внедрения технологий умного города странами Северной Европы.

I. Основное продвижение северными европейскими странами инициатив по созданию умных городов строится на понимании необходимости узкой специализации регионов и решения глобальных проблем на локальном уровне и, как следствие, принятия взаимосвязанных стратегий развития городов на национальном, региональном и местном уровне. Подобное стратегическое клонирование и связанность программ пространственного развития объясняются большими расходами на инновации и НИОКР, зачастую превышающими возможности национальных экономик стран Северной Европы.

Для развития и внедрения современных технологий в рамках умных городов в Евросоюзе предусмотрены различные механизмы финансирования. Например, используется прямое финансирование городов, формирующих рабочие места в IT-отраслях, предлагающих смарт-решения городских проблем в области экологии, транспорта и энергетики. Кроме того, 3% от бюджета Европейского союза направляется на поддержку инновационных разработок по внедрению цифровых инициатив для достижения намеченных целей устойчивого развития [10] (Karagulyan, 2020).

II. Немаловажной составляющей развития умных городов в Северной Европе является высокий уровень цифровизации экономики и общества. В списке стран, упорядоченных по уровню цифровизации экономики и общества (Digital Economy and Society Index, DESI), данные страны на регулярной основе занимают верхние позиции рейтинга (табл. 1).

Таблица 1

Рейтинг стран Европейского союза по уровню индекса цифровизации экономики и общества

Страна
DESI 2018
DESI 2019
DESI 2020
Ранг
Индекс
Ранг
Индекс
Ранг
Индекс
Норвегия
н/д
61,9
н/д
64,2
н/д
69,5
Финляндия
2
62,8
1
68,1
1
72,3
Швеция
1
64,0
2
67,5
2
69,7
Дания
3
62,5
3
66,0
3
69,1
ЕС в целом

46,5

49,4

52.6
Источник: [11–13].

III. Отдельного упоминания заслуживают вопросы реализации городами инновационно-технологического потенциала. Успешность экономики умного города, его независимость и экономическая устойчивость напрямую связаны с наличием инновационных возможностей и развитой IT-инфраструктуры, позволяющих удовлетворять потребности города и его сообществ. Значительные успехи стран Северной Европы являются результатами изменений в национальных программах инновационного развития. Например, Финляндия одной из первых еще в 1980-х годах приняла концепцию национальной информационной системы в качестве базового элемента инновационной и технологической политики, направленной на поддержание разработок в сфере промышленности и IT-технологий.

Основными технологическими решениями, выступающими связующим звеном и средством достижения городской устойчивости, являются [14]:

1. Информационная система умного города (Smart City Information System, SCIS) – зонтичная цифровая платформа по вопросам создания и функционирования европейского рынка умных городов.

2. Программа развития IT-технологий и информационной инфраструктуры Smart City (ICT Policy Support Program), направленная на стимулирование инноваций и повышение конкурентоспособности за счет более широкого внедрения и эффективного использования информационно-коммуникационных технологий (далее – ИКТ) гражданами, правительствами и бизнесом.

3. IT-платформа заинтересованных сторон Smart City Европейской комиссии (Smart cities European Commission), которая ориентирует все заинтересованные стороны на разработку инновационных решений, участие в управлении городом и повышении эффективности городской среды.

4. Региональные тематические сети, объединяющие города по приоритетам в реализации концепта Smart City с целью обмена опытом в создании и развитии умных городов.

IV. Построение странами Северной Европы модели умных и устойчивых городов осуществлялось не только благодаря активному внедрению ИКТ и созданию открытого информационного общества, но и за счет выстраивания различных форм сотрудничества на уровне связи «государство – бизнес – университеты» – основных участников разработок новых технологий. Таким образом, информационное и инновационное развитие стран Северной Европы изначально строилось на принципах модели Г. Ицковича «Тройная спираль» (The Triple Helix Model), которая при реализации концепции умных устойчивых городов была преобразована в так называемую модель четверной спирали (The Quadruple Helix Model) с добавлением четвертого участника – жителя города, для которого производятся все городские преобразования. Реализация концепта «Умный город» невозможна без гражданского участия и напрямую связана с актуализацией человеческого капитала [15, с. 76] (Kostko, Dolgikh, 2019, р. 76). Например, Европейское партнерство Smart City (смарт-сообществ) (European Innovation Partnership on Smart Cities and Communities) объединяет не только местные органы власти, представителей бизнес- и научного сообщества, но и граждан по всей Европе с целью вовлечения их в разработку инновационных решений и участие в управлении городом.

Практика реализации концепции Smart City в Арктике странами североамериканского континента

Ряд городов североамериканского континента также достигли определенных успехов в реализации концепции Smart City и активно продвигают наиболее эффективные технологии умных городов на международном рынке.

В США большинство проектов Smart City – это технологические проекты, а термин smart используется для обозначения телекоммуникационных соединений и сетей. Соответственно, городские стратегии муниципалитетов Америки не включают термины «умный город», «умный рост» или «умные технологии» для описания инфраструктуры, услуг и развития сообщества. Однако в реализуемых инициативах для достижения целей городского развития используются инструменты Smart City.

Так, тремя основными приоритетами городской стратегии развития Анкориджа (крупнейшего города в штате Аляска, в котором проживает чуть более половины населения данного штата) выступают: энергоэффективность, эффективность на транспорте, а также эффективность государственных услуг [16] (Raspotnik, Gronning, Herrmann, 2020). Заявленные приоритеты прописаны в следующих документах стратегического развития городской среды:

1. Комплексный план развития города до 2020 г.

2. Дорожная карта развития Анкориджа

3. Климатическая стратегия города до 2050 г.

В обозначенных документах развитие городов фокусируется на создании инфраструктуры интеллектуального управления, а также превалировании национальных, а не городских экономических интересов. Реализация заявленных целей предполагает крупномасштабные инвестиции. Немаловажным фактором в данном вопросе является сильная национальная экономика, на которой базируется концепт Smart City.

В основе канадской модели Smart City, в частности города Йеллоунайф и территории Нунавут, заложен принцип «Открытого умного города», базирующийся на четырех «открытых» областях:

1. Открытые данные.

2. Открытое программное обеспечение.

3. Открытое, этичное и прозрачное управление.

4. Открытые люди, которые являются конечными пользователями смарт-технологий и могут быть вовлечены в процесс управления городом.

Таким образом, модель Smart City основана на справедливой, этичной и прозрачной практике управления, обеспечивающей баланс между экономическим развитием, социальным прогрессом и экологической ответственностью с фокусом на подключение общественности в интеллектуальные сети. IT-технологии в сочетании с гражданской инициативой улучшают не только качество жизни горожан и городской среды, но и расширяют социальное движение. Следует отметить, что вовлечение граждан в процессы управления городом не было ключевой целью реализации политики развития городов на основе концепта Smart City.

Интерес к механизмам внедрения технологий умного города ускорился с запуском общенационального конкурса-фестиваля «Умные города» (Smart Cities Challenge), открытого для всех муниципалитетов, местных или региональных органов власти, а также коренных народов. Также на регулярной основе проводится крупнейший национальный фестиваль технологий и инноваций. Основная идея конкурсов – масштабируемость положительных практик и «умных» решений городских проблем.

Важным финансовым механизмом развития и применения современных смарт-технологий в рамках умных городов являются выплаты со стороны государственного или местных бюджетов. Например, проведение общенационального конкурса Smart Cities Challenge субсидируется Правительством Канады.

Учитывая, что регионы севера Канады являются малонаселенными, основной акцент в применении технологий Smart City делается в сторону защиты интересов коренных народов и малочисленных общин. Следует признать, что коренные народы по всей Канаде все чаще выражают желание перенять практику умного города и проявляют активный интерес к участию в национальном фестивале технологий и инноваций, а также в конкурсе «Умные города». С целью обмена информацией и опыта, поддержания общественного интереса к возможностям внедрения смарт-инициатив в городской среде с 2019 года запущена Сеть общественных решений (Community Solutions Network), к которой «подключены» и финалисты прошлых лет конкурса Smart Cities Challenge.

На основе анализа официальных сайтов правительств стран Северной Европы, США и Канады, а также данных тематических сетей, посвященных Smart City, ниже (табл. 2) представлена обобщенная информация по странам Арктического совета в разрезе:

· цели создания Smart City (согласно официальным концепциям рассмотренных городов);

· основные принципы создания Smart City.

Таблица 2

Smart City в странах Арктического совета

Цели создания Smart City
Основные принципы и механизмы создания Smart City
Финляндия
Стать самым функциональным городом в мире и достичь углеродной нейтральности к 2035 году (Хельсинки).
Создание к 2029 году умного и устойчивого города, нейтрального к выбросам CO2 (Турку).
Создать умный устойчивый город с высоким качеством жизни, возможностями для бизнеса (Оулу)
1. Реализация углеродно-негативных проектов.
2. «Lifelong learning».
3. Идея национального возрождения и установка на сохранение культурной идентичности.
4. Повышение уровня конкурентоспособности национальных компаний на мировом рынке IT-технологий.
5. «Живые лаборатории» (Living labs)
Дания
Умный, зеленый рост (Копенгаген).
Поиск устойчивых решений важнейших городских проблем через партнерские отношения между заинтересованными сторонами и развитой городской IT-инфраструктурой (Орхус).
Создание умного города знаний (Люнгбю)
1. «Интеллектуальные лаборатории».
2. Движение в сторону циркулярной экономики.
3. Стимулирование городского развития через партнерские отношения
Норвегия
Город, в котором инновации основаны на интересах и благополучии граждан (Осло).
Развитие инноваций в решении социальных проблем (Берген)
1. Человек в центре концепции.
2. Социальный аспект Smart City согласуется с идеей инклюзивности
Швеция
Повышение экономической, экологической, демократичной и социальной устойчивости города (Стокгольм).
Постепенный переход от индустриальной модели городского развития к городу знаний (Мальмё)
1. Создание научно-исследовательских центров.
2. Включение образования в решение социальных проблем
Исландия
Использование ИКТ для устойчивого повышения уровня и качества городской жизни (Рейкьявик)
1. Экономика совместного потребления (sharing economy).
2. Улучшение системы здравоохранения, повышение комфортности проживания и сохранение экологичности города через систему ИКТ
США
Увеличение возобновляемых источников энергии и уменьшение зависимости города от природного газа (Анкоридж)
1. Опора на ИКТ и действия правительства «сверху вниз».
2. Использование телекоммуникационной инфраструктуры для повышения эффективности управления, экономического роста и качества жизни населения
Канада
Рост социального и экологического благополучия за счет ИКТ (Йеллоунайф). Создание города, который использует инновационные технологии для повышения здоровья, благополучия и формирования позитивного образа жизни (территория Нунавут)
1. Принцип «Открытого умного города» (подотчетность, прозрачность, равенство прав человека, открытость и инклюзивность).
2. Защита интересов коренных народов и малочисленных общин севера Канады.
3. «Умные кварталы».
4. Масштабирование положительных практик и сотрудничество
Источник: составлено автором.

Заключение

Проведенное исследование позволяет утверждать, что проблемы северных городов схожи во многих субрегионах Арктики. В первую очередь это проблемы урбанизации, продиктованные экологией. Данные проблемы позволяют выделить сходства в приоритетности принципов и механизмов реализации концепции Smart City с учетом северной специфики.

Во-первых, опыт стран Северной Европы, США, Канады позволяет утверждать, что умные технологии получили наибольшее распространение в следующих сферах:

u «умная окружающая среда» – ключевое направление в развитии смарт-городов;

u «умная мобильность» (сфера городского движения и транспорта);

u «умное управление» (использование цифровых платформенных решений для управления городом и вовлечения горожан в данный процесс).

Во-вторых, анализ городских стратегий свидетельствует о том, что практически все рассмотренные приарктические города для реализации концепции Smart City строят умные кварталы и «живые лаборатории», позволяющие тестировать умные городские решения горожанами, определять их эффективность, востребованность, а также возможность дальнейшего их тиражирования. Это не просто вариант привлечения населения к принятию решений по отбору эффективных смарт-технологий, это способ избежать дополнительных финансовых затрат на невостребованные интеллектуальные решения.

В-третьих, высокий уровень цифровизации и наукоемкости экономики. Фокус на цифровые решения позволяет приарктическим странам на регулярной основе занимать верхние позиции в Индексе экономики знаний, а северным европейским странам – в Индексе цифровизации экономики.

В-четвертых, трансформация модели Г. Ицковича «Тройная спираль» в модель «четверной спирали». Значительные успехи стран Арктики связаны с выстраиванием сотрудничества на уровне связи «государство – бизнес – университеты – жители города». Именно такая цепочка взаимосвязей позволяет арктическим городам демонстрировать более высокий уровень общественной активности [17, с. 7] (Petrov, Zbeed, Kavin, 2018, р. 7) (примерно на 10% по сравнению с другими городами).

В-пятых, связанность Smart City с национальными стратегиями и программами пространственного развития, что объясняется значительными возможностями финансирования со стороны государственного сектора, а также принятие во внимание глобальных тенденций и проблем в ключевых областях, таких как развитие транспорта, социального обеспечения и защиты окружающей среды.

В-шестых, широкая сеть формальных и неформальных институтов, поддерживающих создание и развитие смарт-городов, осуществляющих оценку прогресса городов и генерирующих предложения по повышению их эффективности. К числу подобных институтов следует отнести:

u Европейское партнерство Smart City (смарт-сообществ) (European Innovation Partnership on Smart Cities and Communities);

u Канадский фестиваль-конкурс Smart Cities Challenge;

u Информационная система умного города Европейского союза;

u тематические сети, объединяющие города по приоритетам в реализуемых проектах Smart City.

Следует отметить, смарт-стратегии городов североамериканского континента – это технологические проекты, в которых городские жители изначально позиционируются как конечные пользователи, а не активные участники, как это предусмотрено в городских инициативах, реализуемых странами Европы.

Какие же инициативы по созданию умных городов в зарубежных странах следует учесть в российской практике для освоения арктических территорий?

1. Необходимо обратить внимание на практику взаимодействия бизнеса, правительства, сферы образования и населения, которая позволяет лучше «слышать» запросы граждан и эффективнее, с минимальными потерями (в том числе финансовыми) достигать заявленных целей по повышению уровня и качества жизни горожан.

2. Интересным является опыт по созданию интеллектуальных лабораторий, позволяющих вовлечь в процессы управления большую часть населения, тестировать и оценивать внедряемые умные технологии.

3. Учитывая масштабные финансовые запросы на развитие IT-инфраструктуры, очевидно, что частно-государственное партнерство в области внедрения смарт-технологий позволит добиться определенных успехов функционирования арктических городов РФ.


Источники:

1. Зайков К.С., Калинина М.Р., Кондратов Н.А., Тамицкий А.М. Стратегические приоритеты научных исследований России и зарубежных государств в арктическом регионе // Арктика: экология и экономика. – 2016. – № 3(23). – c. 29-37.
2. Urban Planning in the Arctic: Historic Uses & the Potential for a Resilient Urban Future. Arctic Yearbook. [Электронный ресурс]. URL: https://arcticyearbook.com/images/yearbook/2017/Scholarly_Papers/7_Urban_Planning_in_the_Arctic.pdf (дата обращения: 25.02.2021).
3. Иванова С.А., Карагулян Е.А. Применение концепции умного устойчивого города в решении проблем пространственного развития Арктической зоны России // Креативная экономика. – 2020. – № 5. – c. 797-816. – doi: 10.18334/ce.14.5.109383.
4. Карагулян Е.А., Батырева М.В. Умный устойчивый город: опыт стран Северной Европы // Вестник Тюменского государственного университета. Социально-экономические и правовые исследования. – 2020. – № 2(22). – c. 37-53. – doi: 10.21684/2411-7897-2020-6-2-37-53 .
5. Sustainable Development Report 2020. Sdgindex.org. [Электронный ресурс]. URL: https://sdgindex.org/reports/sustainable-development-report-2020 (дата обращения: 25.02.2021).
6. Смирнов А.В. Человеческое развитие и перспективы формирования экономики знаний в российской Арктике // Арктика: экология и экономика. – 2020. – № 2(38). – c. 18-30. – doi: 10.25283/2223-4594-2020-2-18-30.
7. Smart Cities Index 2019. EasyPark. [Электронный ресурс]. URL: https://www.easyparkgroup.com (дата обращения: 25.02.2021).
8. Smart Cities Index 2019. Iimd. [Электронный ресурс]. URL: https://www.imd.org/research-knowledge/reports/imd-smart-city-index-2019 (дата обращения: 25.02.2021).
9. A European Strategy For Smart, Sustainable And Inclusive Growth. Europa 2020. [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/eu2020/pdf/COMPLET%20EN%20BARROSO%20%20%20007%20-%20Europe%202020%20-%20EN%20version.pdf (дата обращения: 25.02.2021).
10. Карагулян Е.А. Умные устойчивые города в Арктическом регионе // Вестник Евразийской науки. – 2020. – № 2. – c. 45.
11. Digital Economy and Society Index (DESI) 2018. Ec.europa.eu. [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/digital-single-market/en/news/international-digital-economy-and-society-index-2018 (дата обращения: 25.02.2021).
12. Digital Economy and Society Index (DESI) 2019. Ec.europa.eu. [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/digital-single-market/en/news/digital-economy-and-society-index-desi-2019 (дата обращения: 25.02.2021).
13. Digital Economy and Society Index (DESI) 2020. Ec.europa.eu. [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/digital-single-market/en/news/digital-economy-and-society-index-desi-2020 (дата обращения: 25.02.2021).
14. European Commission, official website. [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/info/eu-regional-and-urban-development/topics/cities-and-urban-development/city-initiatives/smart-cities_en (дата обращения: 25.02.2021).
15. Костко Н.А., Долгих А.И. Концепция «умный город» и человеческий капитал // Вестник Тюменского государственного университета. Социально-экономические и правовые исследования. – 2019. – № 4. – c. 76-87. – doi: 10.21684/2411-7897-2019-5-4-76-87 .
16. Raspotnik Andreas, Gronning Ragnhild, Herrmann Victoria A tale of three cities: the concept of smart sustainable cities for the Arctic // Polar Geography. – 2020. – № 1. – p. 64-87. – doi: 10.1080/1088937x.2020.1713546.
17. Петров А.Н., Збеед С.О., Кавин Ф.А. Арктическая экономика знаний: географические аспекты производства новых знаний и технологий в Арктике // Арктика и Север. – 2018. – № 30. – c. 5-22. – doi: 10.17238/issn2221-2698.2018.30.5.

Страница обновлена: 10.04.2021 в 14:26:32