Удаленная занятость: анализ вакансий и резюме

Смирнова Е.А.1
1 Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова, Россия, Москва

Статья в журнале

Лидерство и менеджмент
Том 9, Номер 1 (Январь-март 2022)

Цитировать:
Смирнова Е.А. Удаленная занятость: анализ вакансий и резюме // Лидерство и менеджмент. – 2022. – Том 9. – № 1. – С. 161-172. – doi: 10.18334/lim.9.1.114298.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=48122445

Аннотация:
В статье освещаются результаты исследования удалённой и гибридной занятости на российском рынке труда. Цель исследования. Предпринята попытка исследования масштабов удалённой и гибридной занятости в России через анализ структуры вакансий и резюме на сайте Head Hunter. Методы. В рамках исследования использованы методы сбора и экономико-статистического анализа данных с помощью программы MS Excel, а также сравнительного анализа и логического обоснования. Результаты. Осуществлен анализ данных о количестве имеющихся вакансий и резюме в рамках удалённой и гибридной занятости в России. Область применения. Результаты исследования могут быть использованы в рамках изучения расширения масштабов удалённой и гибридной занятости в России как одного из условий развития рынка труда.

Ключевые слова: удалённая занятость; гибридная занятость; вакансия; резюме; рынок труда

JEL-классификация: J21, J81, M54



ВВЕДЕНИЕ

Ускоренное развитие технологий оказывает влияние на все сферы жизни человека. Трудовая деятельность человека под влиянием трансформации информационных технологий теперь может осуществляться не только очно на конкретном рабочем месте, но и дистанционно посредством используемых современных технологий. Так, согласно статистическим данным онлайн-платформы Glassdoor, доля работников, у которых появилась возможность работать из дома, возросла почти в два раза с 2011 года по 2020 год (с 28% до 54%) [22, c. 16]. Пандемия COVID-19 также существенно расширила масштабы удаленной занятости по всему миру. Согласно данным аналитического отчета Всемирного экономического форума «Будущее рабочих мест 2020», во время пандемии COVID-19 в среднем могли работать удаленно около 44% сотрудников, при этом 24% не смогли выполнять дистанционно свои обязанности [22, с. 16]. Можно утверждать, что пандемия показала возможности развития и увеличения масштабов удаленной и гибридной занятости работников, однако у руководителей предприятий сохраняется неуверенность возможности полного перехода на удаленную или гибридную работу и одновременного сохранения уровня производительности труда работников. В целом 78% руководителей предприятий ожидают некоторого негативного влияния удаленной формы работы на производительность труда, 22% ожидают сильного негативного воздействия, и только 15% полагают, что это не окажет влияния или положительно повлияет на производительность труда работников [22, с. 18]. Однако однозначно существует потенциал для расширения использования удаленной работы за пределы тех форм и содержания занятости, которые сложились исторически и существуют сейчас на российском и международном рынке труда. Цель настоящего исследования заключается в определении предпочтений объектов рынка труда по отношению к различным формам занятости. Для ее достижения необходимо было решить следующие задачи:

- рассмотреть мировые тенденции развития удаленной занятости персонала организаций;

- выявить предпочтения работников по отношению к выбору формы занятости.

Актуальным является следующий вопрос: каковы масштабы удаленной занятости в России сейчас и как они будут меняться в будущем, каковы спрос и предложение на удаленном рынке труда. Согласно официальным данным Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации, сейчас около 5–6% занятых работают удаленно, в долгосрочной перспективе ожидается рост до 10% [1] (Zvyagina, 2021). Что касается официальной статистики по удаленной занятости, то в этом случае в большей мере делается упор на оценку количества занятых, использующих в своей работе информационные технологии. Так, по данным справочника «Индикаторы цифровой экономики: 2021», в 2020 г. в России число занятых в профессиях, связанных с интенсивным использованием ИКТ, составило чуть более 9 млн чел., или 13% от числа занятых [2, с. 152] (Abdrakhmanova, Vishnevskiy, Gokhberg et al., 2021, р. 152). В настоящий момент удаленная работа наиболее распространена в крупных городах (Москва, Санкт-Петербург), а постепенное развитие такой формы организации труда поможет решить вопросы внутренней миграции [4] (Khodykin, 2020).

Согласно исследованиям, считается, что в среднем около 31% работников может быть переведено на удаленный режим работы в каждой стране [6, с. 1]. В настоящее время режим работы «full time» (полный рабочий день) постепенно заменяется либо полной удаленной занятостью, или гибридным форматом работы (сочетанием традиционной и удаленной занятости). Здесь уже идет речь не о вынужденном переходе на удаленку, а планомерном введении новых форм организации труда, что позволяет повысить производительность труда сотрудников [3]. Также в исследованиях отмечается влияние размера компании на масштабы распространения удаленной занятости, поскольку более крупные компании, как правило, имеют более высокую долю удаленной работы [12, с. 5] (Hahne, 2021, р. 5).

Российские работодатели постепенно увеличивают количество вакансий для работы из дома. По данным hh.ru, в 2013 г. доля таких вакансий не превышала 0,5% [14]. При этом на 02.09.2021 на сайте hh.ru было представлено всего 69045 вакансий в России для удаленной работы, что составляет примерно 6,8% от всех представленных вакансий [13]. На сервисе SuperJob.ru в это же время было найдено 105268 вакансий удаленной работы в России – это 11,8% от общего числа вакансий сервиса [20]. Примерно через 3 месяца, а именно 11.12.2021, количество вакансий в России для удаленной работы составило 72686, что составляет примерно 7,3% от общего количества вакансий [13]. Таким образом, за несколько месяцев произошел рост вакансий удаленной работы на 0,5 процентных пунктов. Количество вакансий с гибким графиком работы в сентябре составило 52499, или 5,2% от общего количества вакансий, в декабре – 54377 вакансий, или 5,5%, что на 0,3 пп. больше, чем в сентябре (рис. 1) [13].

Рисунок 1. Количество вакансий на сайте hh.ru с указанием видов графика работы в сентябре и декабре 2021 года, шт.

Источник: составлено автором на основе данных сервиса вакансий hh.ru

По данным специалистов SuperJob, количество соискателей, желающих сейчас работать удаленно, возросло почти в 3 раза по сравнению с допандемийными показателями [5] (Chemodanova, 2021). Количество резюме, размещенных 02.09.2021 на сервисе hh.ru, по России составляло более 33 млн Из них в 10,2% резюме соискатели в графике работы указали желание «работать удаленно», 16,9% – «использовать гибкий график работы», около 20,2% указали одновременно «удаленный и гибкий график работы». На 11.12.2021 количество всех резюме составило около 34,8 млн, из них 10,6% – «удаленных», 17,1% – «гибких», 20,5% – «удаленный и гибкий режим работы» (рис. 2). Вероятнее всего, соискатели пытаются повысить шанс трудоустроиться за счет указания в резюме гибкого графика работы, так как на данный момент большая часть работодателей еще не готова трудоустраивать на полностью удаленный режим работы. Связано это с тем, что на данном этапе развития информационные технологии не позволяют должным образом контролировать работу сотрудника, а установка автоматизированной системы, осуществляющей контроль сотрудника и учет рабочего времени, является дорогостоящей.

Рисунок 2. Количество резюме на сайте hh.ru с указанием видов графика работы в сентябре и декабре 2021 года, шт.

Источник: составлено автором на основе данных сервиса вакансий hh.ru.

Интересным является факт, что при выборе соискателей в возрасте до 25 лет доля резюме с графиком «удаленная работа» составила 31,3% от общего количества резюме с таким типом занятости в сентябре 2021 года, 32,1% в декабре 2021 года. Следовательно, молодые соискатели стремятся найти удаленную работу.

Используя имеющиеся данные, рассчитаем количество резюме, приходящихся на 1 вакансию, при различных графиках работы (табл. 1).

Таблица 1

Количество резюме, приходящихся на 1 вакансию, на hh.ru в сентябре и декабре 2021 года, шт./вакансия

Показатель
Сентябрь 2021
Декабрь 2021
Количество резюме на 1 вакансию (всего), шт./вакансия
32,9
34,9
Количество резюме с графиком «удаленная работа» на 1 вакансию, шт./вакансия
49,5
50,8
Количество резюме с графиком «гибкий график» на 1 вакансию, шт./вакансия
108,1
109,3
Источник: составлено автором на основе данных сервиса вакансий hh.ru

Согласно таблице 1 всего на 1 вакансию приходится около 33–35 резюме, при удаленном графике работы – 50–51, при гибком графике – 108–109. Это говорит о том, что спрос со стороны соискателей на гибридный и удаленный формат занятости существует, при этом наблюдается незначительный рост указанных показателей с сентября 2021 года по декабрь 2021 года. В связи с развитием информационно-коммуникационных технологий, а также совершенствованием трудового законодательства, направленного на регулирование новых форм организации трудовых отношений, стоит ожидать дальнейшего развития удаленной и гибридной форм занятости населения в России.

Для сравнения приведем данные зарубежной статистики по уровню удаленной занятости. Возможности удаленной работы сильно различаются между странами. В странах с формирующейся рыночной экономикой, таких как Турция, Перу и Мексика, менее половины домохозяйств имеют доступ к домашнему компьютеру [7, с. 17] (Brussevich, Dabla-Norris, Khalid, 2020, р. 17). Кроме того, независимо от типа занятия, широко распространенные неформальные рабочие схемы (например, высокая доля самозанятых и случайных работ) в этих странах затрудняют удаленную работу из дома [11] (Gottlieb, Grobovsek, Poschke, 2020).

Напротив, в странах Евросоюза доля занятых, работающих на дому, возросла более чем в 2 раза с 5,4% до 12,0% в период с 2011 г. по 2020 г. (рис. 3) [9]. Наибольшее число занятых на дому наблюдается в Финляндии (25,1%), в десятку «лучших» также входят Люксембург (23,1%), Ирландия (21,5%), Австрия (18,1%), Дания (17,0%) и др. Здесь необходимо отметить значительный рост занятых удаленно в 2020 г. в большинстве стран Евросоюза, что связано с реакцией на пандемию COVID-19. Вышеуказанная статистика подтверждается тем фактом, что именно Финляндия быстрее всех стран ЕС перешла на телеработу во время коронавирусного кризиса [17].

Рисунок 3. Доля занятых, работающих на дому, от общего числа занятых в возрасте от 15 лет до 64 лет в Европейском союзе и Финляндии, %

Источник: составлено автором на основе [9].

При этом важно отметить тот факт, что существуют разные тенденции удаленной работы в зависимости от возраста, пола работников и уровня их образования и квалификации. В 2020 году более высокая доля женщин (13,2%), чем мужчин (11,5%), сообщила, что обычно они работали из дома. По сравнению с другими возрастными группами, молодые люди реже работали из дома в 2020 году: только 6,3% людей в возрасте 15–24 лет сообщили, что они обычно работали из дома по сравнению с 13,0% людей в возрасте от 25 до 49 лет и 12,4% респондентов в возрасте от 50 до 64 лет [10]. При этом существуют различия в отношении осуществимости организации удаленной работы в зависимости от уровня полученного образования и навыков, которыми обладают работники. Так, в среднем по странам ОЭСР доля работников с высшим образованием, способных работать из дома, составляет около 54%, а для работников, не получивших высшего образования, – 18% [8, с. 11] (Espinoza, Reznikova, 2020, р. 11).

Различия в отраслевой структуре занятости являются одним из основных факторов, объясняющих разную распространенность удаленной работы в странах ЕС. Неудивительно, что удаленная работа структурно более широко распространена в таких странах, как, например, Финляндия, Дания, где наблюдается большая доля занятости населения в секторе наукоемких услуг [21]. В Финляндии гибкий рабочий график, который в некоторых странах все еще рассматривается как привилегия, а не право, является неотъемлемой частью культуры труда уже более двух десятилетий. Еще в 1996 году был принят Закон о рабочем времени, который давал большинству сотрудников право корректировать рабочее время на рабочем месте, начиная или заканчивая на три часа раньше или позже [19] (Savage, 2019). Вступивший в силу в 2020 году новый Закон о рабочем времени предоставил большинству штатных сотрудников право решать, когда и где они будут работать не менее половины своего рабочего времени: сотрудник должен отработать 40 часов в неделю, но он имеет право определить место работы, время начала и окончания работы, может увеличить продолжительность рабочего дня в течение определенного периода времени, чтобы «сэкономить» свободное время для дальнейшего отдыха.

В части анализа зарубежных порталов поиска работы можно сделать следующие выводы. Широко известный сайт вакансий indeed.com располагает более чем 860 тыс. вакансий по Германии [15], из них имеются около 11 тыс. вакансий (1,3%) в категории «домашний офис», включая 2 подкатегории: «временный домашний офис» и «удаленная работа и домашний офис». На этом же сервисе в Финляндии было найдено более 81 тыс. вакансий, из них по фильтру «телеработа» – 1075 вакансий (1,3%) [16]. В большей части удаленные вакансии связаны с работой в сфере информационных технологий, аналитики данных, разработки программного обеспечения, обслуживания клиентов и управления персоналом. В целом зарубежный опыт удаленной работы требует более глубокого изучения различных сайтов вакансий, однако к некоторым из них доступ из России ограничен (monster.de, linked in и др.).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как итог, важно отметить значительные изменения на рынке труда, связанные с ускоренным развитием информационных технологий, а также влиянием пандемии COVID-19: увеличение масштабов удаленной и гибридной занятости, в т.ч. увеличение числа вакансий удаленной и гибридной работы и повышение числа соискателей, готовых работать как в удаленном, так и гибридном формате.

При этом эффективная организация удаленной работы сотрудников может способствовать не только повышению производительности труда, но и может содействовать усилению гендерного равенства, улучшению возможностей трудоустройства в сельских районах, сокращению заторов на дорогах и снижению затрат на жилье в городских районах, а также улучшению баланса между работой и личной жизнью в целом [18].


Источники:

1. Звягина Ж. Минтруд спрогнозировал переход на удаленку 10% работающих россиян. Парламентская газета. [Электронный ресурс]. URL: https://www.pnp.ru/social/mintrud-sprognoziroval-perekhod-na-udalenku-10-rabotayushhikh-rossiyan.html (дата обращения: 02.09.2021).
2. Абдрахманова Г.И., Вишневский К.О., Гохберг Л.М. и др. Индикаторы цифровой экономики: 2021. / Статистический сборник. - М.: НИУ ВШЭ, 2021. – 380 c.
3. Маляревский А. Тренды 2021 года: удалённая работа переформатирует рынки B2C. Crn.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.crn.ru/news/detail.php?ID=150871 (дата обращения: 27.11.2021).
4. Ходыкин М. Дома работники: число россиян на удаленке выросло за год в 110 раз. Известия. [Электронный ресурс]. URL: https://iz.ru/1091278/maksim-khodykin/doma-rabotniki-chislo-rossiian-na-udalenke-vyroslo-za-god-v-110-raz (дата обращения: 26.11.2021).
5. Чемоданова К. Домашний офис: за год число вакансий с удалённым графиком работы в России выросло вдвое. Russia Today. [Электронный ресурс]. URL: https://russian.rt.com/business/article/877980-rabota-udalyonka-rossiyane (дата обращения: 20.11.2021).
6. Экономические эффекты гибких форматов работы. Департамент многостороннего экономического сотрудничества Минэкономразвития России. Economy.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.economy.gov.ru/material/file/e0ce66117ad46ad5d78e83ac754d6199/11082020.pdf (дата обращения: 15.11.2021).
7. Brussevich M., Dabla-Norris E., Khalid S. Who will Bear the Brunt of Lockdown Policies? Evidence from Tele-workability Measures Across Countries. IMF Working Papers. [Электронный ресурс]. URL: https://www.imf.org/en/Publications/WP/Issues/2020/06/12/Who-will-Bear-the-Brunt-of-Lockdown-Policies-Evidence-from-Tele-workability-Measures-Across-49479 (дата обращения: 22.11.2021).
8. Espinoza R., Reznikova L. Who can log in? The importance of skills for the feasibility of teleworking arrangements across OECD countries. OECD Social. OECD Social, Employment and Migration Working Papers. [Электронный ресурс]. URL: https://www.oecd-ilibrary.org/docserver/3f115a10-en.pdf?expires=1639305289&id=id&accname=guest&checksum=1FD144C21163BA1CFD1CD5975FFC43EE (дата обращения: 22.11.2021).
9. Employed persons working from home as a percentage of the total employment, by sex, age, and professional status. Eurostat. [Электронный ресурс]. URL: https://appsso.eurostat.ec.europa.eu/nui/show.do?dataset=lfsa_ehomp (дата обращения: 03.09.2021).
10. How usual is it to work from home?. Eurostat. [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/eurostat/web/products-eurostat-news/-/edn-20210517-2 (дата обращения: 27.11.2021).
11. Gottlieb C., Grobovsek J., Poschke M. Working from Home across Countries. CEPR Covid Economics. [Электронный ресурс]. URL: https://www.cireqmontreal.com/wp-content/uploads/cahiers/07-2020-cah.pdf (дата обращения: 28.11.2021).
12. Hahne A.S. The impact of teleworking and digital work on workers and society. Annex III - Case study on Finland. STUDY Requested by the EMPL committee. [Электронный ресурс]. URL: https://www.europarl.europa.eu/RegData/etudes/STUD/2021/662904/IPOL_STU(2021)662904(ANN01)_EN.pdf (дата обращения: 20.11.2021).
13. Вакансии. HeadHunter. [Электронный ресурс]. URL: https://hh.ru (дата обращения: 02.09.2021).
14. Количество вакансий растет. HeadHunter. [Электронный ресурс]. URL: https://hh.ru/article/13353 (дата обращения: 03.09.2021).
15. Vacancies in Germany. Indeed Germany. [Электронный ресурс]. URL: https://de.indeed.com (дата обращения: 11.12.2021).
16. Vacancies in Finland. Indeed Finland. [Электронный ресурс]. URL: https://fi.indeed.com (дата обращения: 11.12.2021).
17. Odom M. 60% of Finns want remote working to continue EU study finds. Yle.fi. [Электронный ресурс]. URL: https://yle.fi/news/3-11956972 (дата обращения: 28.11.2021).
18. Productivity gains from teleworking in the post COVID-19 era: How can public policies make it happen? OECD Policy Responses to Coronavirus (COVID-19). Oecd. [Электронный ресурс]. URL: https://www.oecd.org/coronavirus/policy-responses/productivity-gains-from-teleworking-in-the-post-covid-19-era-a5d52e99 (дата обращения: 25.11.2021).
19. Savage M. Why Finland leads the world in flexible work. Bbc. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bbc.com/worklife/article/20190807-why-finland-leads-the-world-in-flexible-work (дата обращения: 06.09.2021).
20. Вакансии. SuperJob. [Электронный ресурс]. URL: https://www.superjob.ru (дата обращения: 02.09.2021).
21. Telework in the EU before and after the COVID-19: where we were, where we head to. Joint research Centre. The European Commission’s science and knowledge service. European Commission. European Union. [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/jrc/sites/default/files/jrc120945_policy_brief_-_covid_and_telework_final.pdf (дата обращения: 03.09.2021).
22. The future of jobs report 2020. World Economic Forum. [Электронный ресурс]. URL: https://www.weforum.org/reports/the-future-of-jobs-report-2020 (дата обращения: 03.12.2021).

Страница обновлена: 12.06.2022 в 11:51:20