Трансформация портрета безработного на регистрируемом рынке труда под влиянием институциональных и экономических факторов

Антонова Г.В.1, Мирзабалаева Ф.И.2, Бондарчук А.Г.1
1 Федеральное государственное бюджетное учреждение «Всероссийский научно-исследовательский институт труда» Министерства труда и социальной защиты РФ
2 Федеральное государственное бюджетное учреждение «Всероссийский научно-исследовательский институт труда» Министерства труда и социальной защиты РФ Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова

Статья в журнале

Экономика труда
Том 7, Номер 8 (Август 2020)

Цитировать:
Антонова Г.В., Мирзабалаева Ф.И., Бондарчук А.Г. Трансформация портрета безработного на регистрируемом рынке труда под влиянием институциональных и экономических факторов // Экономика труда. – 2020. – Том 7. – № 8. – С. 693-712. – doi: 10.18334/et.7.8.110781.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44026842

Аннотация:
Авторы данной статьи ставят себе целью рассмотреть эволюцию портрета безработного, сложившегося до начала пандемии и проанализировать основные изменения в характеристиках среднего безработного в процессе прохождения через новые институциональные и экономические меры, введенные государственными организациями в марте-мае текущего года. Пандемия коронавируса и последующее вынужденное снижение мобильности населения и деловой активности, самая крупная по масштабам и временному интервалу остановка экономики, введение ограничительных мероприятий на функционирование большинства организаций повлекли за собой стремительные изменения на рынке труда. В связи с этим одной из приоритетных задач в сегодняшних условиях, по мнению авторов, становится достижение полной осведомленности и корректного понимания структуры безработных, как на общем, так и на регистрируемом рынке труда. Целью работы является исследование эволюции портрета безработного под воздействием новых институциональных и экономических факторов, возникших как реакция на эпидемиологическую ситуацию. Информационной базой исследования послужили данные отчетности Роструда, информация, полученная из оперативного мониторинга динамики показателей российского рынка труда, а также данные о количестве вакансий и резюме в разрезе сфер деятельности, размещенных на портале «Работа в России». Результаты исследования могут способствовать принятию оперативных комплексных мер и разработке вероятных сценариев в направлении поддержки и развития занятости.

Ключевые слова: портрет безработного, регистрируемый рынок труда, общий рынок труда, структура безработицы, служба занятости населения

JEL-классификация: J21, J64, J65, J68, J69



Введение

Опережающий рост регистрируемой безработицы по сравнению с безработицей на общем рынке труда (МОТ) [1] в период пандемического кризиса был вызван, на наш взгляд, не столько экономическими причинами, сколько принятыми правительством оперативными мерами поддержки граждан – повышением размера пособия по безработице, упрощением регистрации (онлайн) и расширением доступа к услугам службы занятости населения (далее – СЗН) для отдельных категорий граждан.

В связи с этим отдельный интерес представляет анализ изменений в составе граждан, обратившихся за услугами в СЗН в течение кризисных месяцев второго квартала 2020 года, по сравнению с составом клиентов СЗН, обращавшихся за услугами в первом квартале текущего года, а также анализ динамики отдельных показателей, характеризующих состав безработных.

В целях проведения анализа структуры безработных были использованы данные федерального статистического наблюдения (Форма 2-Т трудоустройство), информация, полученная из оперативного мониторинга динамики показателей российского рынка труда, а также данные о количестве вакансий и резюме в разрезе сфер деятельности, размещенных на портале «Работа в России».

Данный аспект малоисследован в работах специалистов, а в сложившейся ситуации на рынке труда приобретает острую актуальность. Проблематике описания среднего портрета безработного в региональном срезе авторы планируют посвятить отдельную работу. Данный аспект нуждается в серьезном и последовательном мониторинге, так как важна трансформация структуры безработицы как с научной точки зрения, так и с прикладной.

Интересными, на наш взгляд, являются результаты опросов Центра трудовых исследований ВШЭ об изменениях занятости и заработной платы, проведенных в мае текущего года (выборка 2 000 человек в возрасте от 18 до 75 лет: первый опрос проводился через интернет (проведен на пике карантинных ограничений), второй – по телефону (во время выхода из карантинных ограничений). Одним из результатов опроса стало создание «портрета коронакризисного работника»: риски потери работы выше у городских работников (занятых на малых и средних предприятиях в промышленности, строительстве, транспорте, торговле и услугах); среди перешедших на удаленный режим работы преобладают молодые мужчины с высшим образованием, занимающие позиции специалистов или являющиеся предпринимателями (бюджетный сектор, ИКТ, предприниматели); каждому десятому пришлось работать больше, чем раньше (больше мужчинам, занятым в бюджетных отраслях, финансовом секторе и торговле); 36% опрошенных не отметили существенных изменений (преобладают представители старших возрастных групп, часто – с невысоким уровнем образования и работающие в сельском хозяйстве). По результатам опросов об изменении заработной платы (дохода) за апрель – май по сравнению с февралем – мартом 2020 – 5,5% отметили увеличение, 22% – снижение на 5–25%, 8% – на 26–50%, 12% – более 50%, остальные респонденты (53%) изменений не отметили. Итого: у каждого пятого заработки упали более чем на 25%; масштаб снижения трудового дохода выше на малых предприятиях, в сфере услуг, строительстве, на транспорте, в промышленности [2].

Описание основных черт портрета безработного в той или иной мере встречается и в зарубежной практике. Так, по данным Евростата:

- гендерные различия сохраняются среди безработных ЕС-27 – более высокий уровень безработицы демонстрируют женщины (хотя данный показатель сократился с 1,8% в 2005 году до 0,6% в 2019 году);

- уровень безработицы среди молодежи (от 15 до 24 лет) с 2005 года остается выше, чем общий уровень безработицы. Существенны региональные различия: в 2019 году среди молодежи уровень безработицы в Греции составил 35,2%, Испании – 32,5%, Италии – 29,2%, Швеции – 20,1%;

- уровень безработицы выше у лиц с более низким образованием (по ЕС-27 уровень безработицы среди лиц с низким уровнем образования увеличился с 10,7% в 2005 году до 12,0% в 2019 году, в то время как среди лиц с высоким образованием снизился – с 4,9 до 3,9%);

- более половины безработных (58,6%) не имели работы менее года (высока дифференциация региональных показателей – в Греции в 2019 году около половины безработных искали работу более 2 лет, в Словакии – 42,2%, в Болгарии – 38,4%) [12].

Вопросам описания портрета безработного мигранта посвящена работа иностранных специалистов. На основе большого массива данных выявлено, что иммигранты чаще оказываются безработными в странах, где высок уровень безработицы среди коренных жителей; уровень безработицы среди иммигрантов ниже в странах с большим сегментом низкостатусных рабочих мест, с высоким уровнем иммиграции и ВВП на душу населения; иммигранты из политически стабильных, экономически развитых стран реже остаются безработными, в то время как среди безработных больше выходцев из исламских стран [9] (Fleischmann, Dronkers, 2010).

Исследованию портрета молодых безработных в возрасте 18–35 лет посвящена работа группы экспертов, определяющих взаимосвязь возраста, пола, образования, миграционного статуса, этнического происхождения, опыта безработицы с нахождением в статусе безработного. Специалисты отмечают необходимость минимизации рисков безработицы среди женщин, этнических меньшинств, лиц с длительной безработицей, молодых людей с безработными родителями через механизмы эффективного, инклюзивного образования [8] (Dvouletý, Lukeš, Vancea, 2020).

Группа исследователей на основе сравнения гендерных портретов проанализировали отношение к процессу поиска работы: женщины не готовы тратить больше времени для поездки на работу, поэтому соглашаются на более низкую заработную плату, в результате чего теряют заработную плату в среднем 10% [10].

Отдельные фрагментарные исследования посвящены составлению портретов безработных, характерных для региональных рынков труда России. Портреты отличаются «женским» или «мужским» лицами, возрастом, образованием, профессиональными, квалификационными и прочими характеристиками. Так, например, Арсельгова М.А., исследуя структуру безработных Республики Ингушетии в 2017 г., отмечает следующие черты типичного безработного: женщина (58,7%), возраст 20–29 лет (60,1%), средний возраст безработного – 30,4 года; безработные со средним общим образованием (65,8%) [1, с. 58–59] (Arselgova, 2020, р. 58–59). Зверева А.В и Долганова А.В. отмечают следующие черты портрета безработного 2017 года в Брянской области: мужчина, средний возраст – 35 лет, с высшим образованием [5, с. 66] (Zverev, Dolganova, 2019, р. 66).

Чаще исследователи обращаются к описанию социального портрета безработного. Дудина О.М. и Арсельгова М.А. описали социальный портрет безработного с выявлением терминальных («хорошее отношение в семье» – 94%, «дети и их здоровье» – 66%, «уважение окружающих» – 44%, «высокое положение в обществе» – 30% и т.д.) и инструментальных ценностей («природная одаренность, способности» – 100%, качество образования – 63%, физические данные (красивая внешность) – 48%, предприимчивость – 42%, и т.д.). Основные характеристики портрета безработного: молодежь, образование высшее или неполное высшее профессиональное образование, продолжительность поиска работы – от 12 месяцев и более и т.д. [3, с. 929–931] (Dudina, Arselgova, 2019, р. 929–931).

Петренко Е.С., Притворова Т.П., Спанова Б.К. используют механизм профилирования при сегментации клиентов СЗН, нуждающихся в разных типах и объемах услуг для последующего трудоустройства и обоснования затрат по отдельным категориям безработных. Авторы описывают портреты клиентов СЗН по трудовому потенциалу (3 группы – высокий, средний и низкий), в соответствии с которым группируют предлагаемые СЗН услуги [6 , с. 365–367] (Petrenko, Pritvorova, Spanova, 2019, р. 365–367).

Важность исследования портрета безработного заключается также в оценке негативных последствий безработицы, для обоснования адекватных мер по смягчению социально-экономических последствий данного явления. Профессор экономики и государственной политики Королевского колледжа Лондона Портес Джонатан, рассматривая негативные воздействия пандемии, отмечает негативное влияние безработицы на человеческий капитал (на примере Великобритании исследователь оценивает негативный потенциал безработицы в краткосрочном периоде на будущую динамику рынку труда в виде сокращения заработка на 8–10%, а шансов на трудоустройство – на 6–9%) [7].

По самым оптимистичным сценариям ОЭСР, к концу 2020 года уровень безработицы в масштабах всех стран ОЭСР составит 9,4%, а показатель занятости снизится (по оценкам) на 4,1–5% по отношению к 2019 году (в зависимости от возможности второй вспышки пандемии). В докладе описываются основные черты портретов работающих неполный рабочий день, самозанятых, занятых на нестандартных формах занятости и др. [11].

Имеется опыт составления портретов, представительных для отдельных профессий и групп работников. Так, например, Дудина О.М. и Голованова Д.В. на основе опроса 95 фрилансеров в мае – апреле 2016 года описали портрет молодых российских фрилансеров: молодые женщины (78%), люди в возрасте 19–24 лет (76%), образование – законченное или незаконченное высшее (58%), живут преимущественно в крупных городах (58%), имеют опыт семейной жизни (64%), у большинства – дети (52%), уровень материального благосостояния оценивают как хороший (81%) [4] (Dudina, Golovanova, 2018).

Приведенный выше обзор точек зрения еще раз подчеркивает актуальность и малоизученность данной проблематики, существенный исследовательский потенциал.

Эволюция портрета безработного в условиях влияния новых институциональных и экономических инструментов

Согласно данным ведомственной отчетности Роструда во втором квартале 2020 года, в период действия наиболее жестких ограничений экономической активности в связи с COVID-19 наблюдался существенный рост обращений граждан в органы службы занятости (далее – СЗН). В результате численность зарегистрированных безработных всего за три месяца увеличилась почти в 4 раза, или более чем на 2 млн человек. Причем регистрируемая безработица росла более быстрыми темпами по отношению к общей безработице (по методике МОТ), выросшей за тот же период (по предварительным данным Росстата) на 31% (рис. 1).

Рисунок 1. Динамика численности безработных на общем и регистрируемом рынке труда (млн человек) в 2020 г.

Источник: составлено авторами по данным Росстата и Роструда.

В результате по состоянию на конец июня численность регистрируемых безработных составляла 59% от численности всех безработных на общем рынке труда (в сравнении с аналогичным показателем – 21% на конец марта). Надо заметить, что отмеченное обстоятельство позволяет проецировать данные о безработных на регистрируемом рынке труда на общий рынок труда.

Как уже отмечалось, объяснением сложившейся ситуации на регистрируемом рынке труда может явиться своевременное принятие правительством оперативных мер поддержки граждан в связи с введенными карантинными ограничениями. Повышение размера и продление сроков получения пособия по безработице, упрощение процедуры регистрации (возможность подачи заявления онлайн), расширение доступа к услугам СЗН для отдельных категорий граждан, доплаты к пособию на каждого несовершеннолетнего ребенка и др. вызвали во втором квартале текущего года существенный приток незанятых граждан в органы службы занятости. Причем принятие указанных мер вызвало не только быстрый абсолютный прирост обращений в СЗН во втором квартале сего года, но также обусловило и изменения в составе клиентов СЗН, как по сравнению со структурой обращавшихся в СЗН в первом квартале 2020 года (на старте ограничений в связи с пандемией), так и в аналогичном периоде предыдущего года. Соответственно, изменился и состав зарегистрированных безработных.

Так, по сравнению с показателями за первый квартал, по итогам второго квартала 2020 года в структуре безработных граждан, зарегистрированных в органах службы занятости, значительно увеличили свое представительство городские жители. Доля граждан, проживающих в городах, увеличилась на 10 п.п. и на конец июня составила 72% (рис. 2).

Это можно объяснить как более высокой занятостью городских жителей в сфере услуг, наиболее пострадавшей в кризис, так и сезонным фактором – традиционным ростом спроса на труд в сельском хозяйстве во втором квартале года.

Рисунок 2. Сравнение структуры безработных граждан, зарегистрированных в органах СЗН, по месту жительства, %

Источник: составлено авторами на основе данных федерального статистического наблюдения Роструда.

Также, по данным Роструда за второй квартал текущего года, в составе безработных заметно выросла доля женщин – с 53% до 57,0% к концу июня 2020 (рис. 3). Более высоким (по сравнению с первым кварталом) оказался и удельный вес женщин, имеющих детей дошкольного возраста (до 6 лет), а также родителей, имеющих несовершеннолетних детей. Прирост этой категории граждан в структуре безработных можно связать с возможностью получения дополнительных выплат на детей к пособию по безработице.

Рисунок 3. Сравнение структуры безработных граждан, зарегистрированных в органах СЗН, по гендерному признаку, %

Источник: составлено авторами на основе данных федерального статистического наблюдения Роструда.

Существенно помолодел к концу второго квартала 2020 года возрастной состав зарегистрированных безработных. По сравнению с данными за первый квартал доля молодежи в возрасте 16–29 лет увеличилась с 17% до 24,2%, то есть почти каждый четвертый безработный был в возрасте младше 30 лет. Особенно заметным был прирост численности безработной молодежи 25–29 лет – их абсолютная численность увеличилась к уровню первого квартала почти в шесть раз.

Также увеличился удельный вес безработных граждан самой представительной возрастной группы – от 30 до 49 лет. Он вырос по итогам второго квартала с 56% до 61%. При этом существенно снизилась доля граждан старших возрастных групп (старше 50 лет) с 27% до 15%. (рис. 4).

Рисунок 4. Сравнение структуры безработных граждан, зарегистрированных в органах СЗН, по возрастным группам, %

Источник: составлено авторами на основе данных федерального статистического наблюдения Роструда.

Заметные изменения произошли в структуре безработных по уровню образования. Если по итогам первого квартала среди безработных преобладали граждане, имевшие среднее профессиональное или высшее образование, то в конце второго квартала наибольшую долю в структуре занимали безработные со средним общим образованием (28%), а также граждане, имеющие среднее профессиональное образование (26%). При этом наблюдалось снижение доли безработных с высшим образованием при одновременном повышении удельного веса граждан, имеющих только основное общее образование или вовсе не получивших образования (рис. 5).

Анализ показал, что наибольший прирост численности безработных в абсолютных значениях произошел среди граждан, не имеющих основного общего образования, – почти в 7 раз; граждан со средним общим образованием – почти в 6 раз; граждан, имеющих основное общее образование, – более чем в 4 раза.

Рисунок 5. Сравнение структуры безработных граждан, зарегистрированных в органах СЗН, по уровню образования, %

Источник: составлено авторами на основе данных федерального статистического наблюдения Роструда.

Такое изменение структуры безработных в разрезе образовательных уровней может быть связано с притоком в СЗН представителей малого и среднего бизнеса, индивидуальных предпринимателей, занятых в сфере услуг, торговли, в сфере развлечений и досуга, где зачастую отсутствуют жесткие требования к наличию образования у работника либо достаточно основного общего или среднего общего образования.

В составе безработных во втором квартале 2020 года в целом преобладали граждане, уже имевшие ранее опыт работы. Однако по итогам второго квартала более быстрыми темпами росла численность безработных, которые ранее не работали и находились в поиске работы впервые. В результате за три месяца второго квартала их доля в составе безработных выросла с 9% до 21% (рис. 6). Более того, среди безработных, ищущих работу впервые, с 50% до 70% увеличилось представительство граждан, вообще не имеющих квалификации.

Это позволяет сделать вывод о том, что граждане, имеющие более низкий образовательный уровень и не имеющие квалификации, оказались особо уязвимыми на рынке труда в условиях, сложившихся в период реализации ограничительных мероприятий в связи с пандемией коронавируса. Снижение среднего образовательного уровня безработных и отсутствие квалификации существенно осложняют их быстрое трудоустройство, что необходимо учитывать при разработке мер по повышению конкурентоспособности таких граждан на рынке труда.

Рисунок 6. Сравнение структуры безработных граждан, зарегистрированных в органах СЗН, по наличию опыта работы, %

Источник: составлено авторами на основе данных федерального статистического наблюдения Роструда.

Важно отметить, что основную массу среди обращающихся в органы службы занятости за получением необходимых услуг составляют граждане, относящиеся к социально уязвимым и менее конкурентноспособным категориям населения на рынке труда (рис. 7). Данные о динамике численности безработных, относящихся к данным категориям, свидетельствуют о том, что значительный прирост безработных во втором квартале произошел преимущественно за счет граждан, впервые ищущих работу (увеличение в 9 раз по сравнению с показателем в конце первого квартала), и родителей, имеющих несовершеннолетних детей (в 5 раз). Помимо увеличения абсолютной численности данных категорий безработных также произошел рост их удельного веса в структуре: доля безработных, ищущих работу впервые, возросла с 9% в конце первого квартала до 20% по итогам второго квартала; доля безработных родителей, имеющих несовершеннолетних детей, – с 30% до 39% за аналогичный период.

Рисунок 7. Сравнение величины удельного веса безработных, относящихся к социально уязвимым и менее конкурентоспособным категориям населения на рынке труда, в численности безработных граждан, зарегистрированных в органах СЗН, % [2]

Источник: составлено авторами на основе данных федерального статистического наблюдения Роструда.

Важным показателем динамичности рынка труда является длительность пребывания в состоянии безработицы (средний период поиска работы). Сокращение уровня застойной безработицы обычно свидетельствует о положительных тенденциях на рынке труда. Однако в данной ситуации снижение удельного веса длительно безработных обусловлено резким ростом абсолютной численности граждан, признанных безработными в течение одного квартала (рис. 8).

Рисунок 8. Сравнение структуры безработных граждан, зарегистрированных в органах СЗН, по длительности безработицы, %

Источник: составлено авторами на основе данных федерального статистического наблюдения Роструда.

В результате по итогам второго квартала 2020 года, согласно данным Роструда, основная масса (86%) безработных граждан находились в данном статусе не более 4 месяцев, из них 64% – от одного до четырех месяцев и 22% – менее 1 месяца.

В отношении безработных граждан, прежде имевших опыт работы, значительный интерес представляет их распределение по категориям персонала и уровню квалификации на прежней работе. Основными потребителями услуг СЗН традиционно остаются граждане, ранее работавшие по профессиям рабочих (рис. 9), однако доля служащих среди безработных к концу второго квартала заметно подросла – до 43% по сравнению с 38% в первом квартале.

Если по итогам первого квартала 2020 года в структуре безработных, имевших опыт работы, наибольшую долю составляли неквалифицированные и низкоквалифицированные работники (операторы производственных установок и машин) – 35%, то к концу второго квартала их удельный вес в составе безработных снизился до 27%.

Рисунок 9. Сравнение структуры безработных граждан, зарегистрированных в органах СЗН, по профессионально-квалификационному составу, %

Источник: составлено авторами на основе данных федерального статистического наблюдения Роструда.

Одновременно увеличился удельный вес руководителей и специалистов высшего и среднего уровня квалификации с 34% до 41% в структуре безработных. Наибольший прирост численности безработных в абсолютных значениях также произошел среди данных категорий работников: численность безработных руководителей и специалистов высшего и среднего уровня квалификации увеличилась в 4 раза по итогам второго квартала по сравнению с показателями на конец первого квартала.

Можно предположить, что увеличение численности безработных, отнесенных к группе «руководители» (согласно классификатору ОКЗ), связано с тем, что ограничения, введенные в связи с карантинными мероприятиями, наиболее негативно сказались на деятельности индивидуальных предпринимателей, многие из которых потеряли как бизнес, так и средства к существованию. В связи с этим обстоятельством они были вынуждены встать на учет в службе занятости в качестве безработного для получения пособия по безработице.

До введения ограничительных мероприятий количество вакансий, заявленных работодателями в органы СЗН, превышало численность безработных, зарегистрированных в СЗН, в 2,2 раза. Наиболее значительные расхождения в численности безработных и количестве вакансий для соответствующей профессиональной группы наблюдались среди квалифицированных рабочих промышленности, строительства и транспорта – на 1 безработного приходилось более 5 вакансий; специалистов среднего уровня квалификации – на 1 безработного более 3 вакансий; специалистов высшего уровня квалификации – на 1 безработного 3 вакансии.

Среди всех профессиональных групп (согласно классификатору ОКЗ) количество вакансий было меньше численности безработных только в группе «служащие, занятые подготовкой и оформлением документации, учетом и обслуживанием»: на 1 безработного приходилось 0,9 вакансий.

Длительное ограничение деловой активности и последующий спад экономики негативно повлияли на численность и структуру безработных, имеющих опыт работы, а также на количество и структуру вакансий, предоставленных работодателями в службу занятости населения по состоянию на конец второго квартала. На сегодняшний день наблюдается превышение предложения рабочей силы над спросом на нее. Так, в целом на 1 вакансию приходится 1,5 резюме, однако в разрезе различных профессиональных групп ситуация неоднородна.

Следует обратить внимание на то, что у работодателей практически отсутствует спрос на операторов производственных установок и машин, сборщиков и водителей, тогда как по итогам второго квартала предложение работников (количество безработных, относящихся к указанной профессиональной группе) почти в 40 раз превышало количество имеющихся вакансий (табл. 1).

Также в затруднительном положении находятся и работники, относящиеся к неквалифицированным рабочим, руководителям, а также служащим, занятым подготовкой и оформлением документации. По указанным профессиональным группам численность безработных намного превышает количество вакансий, сообщенных работодателями в СЗН.

В то же время на рынке труда к концу второго квартала сохраняется спрос на квалифицированных работников сельского и лесного хозяйства, а также квалифицированных рабочих в области промышленности, строительства, транспорта и др.

Возможно, повышенная востребованность квалифицированных работников сельского, лесного хозяйства, рыболовства и рыбоводства на рынке труда связана, во-первых, с сезонными колебаниями спроса на данных работников, а во-вторых, с закрытыми из-за распространения COVID-19 границами, что препятствует въезду сезонных работников из других стран на территорию России для сбора урожая и проведения прочих работ в данной области.

Таблица 1

Численность безработных, приходящихся на одну вакансию в соответствующей профессиональной группе на конец второго квартала 2020

Профессиональные группы
Численность безработных, приходящихся на одну вакансию в соответствующей профессиональной группе, шт.
Всего безработных, имеющих опыт работы
1,5
Руководители
3,9
Специалисты высшего уровня квалификации
1,4
Специалисты среднего уровня квалификации
1,4
Служащие, занятые подготовкой и оформлением документации, учетом и обслуживанием
3,4
Работники сферы обслуживания и торговли, охраны граждан и собственности
2,1
Квалифицированные работники сельского и лесного хозяйства, рыбоводства и рыболовства
0,6
Квалифицированные рабочие промышленности, строительства, транспорта и рабочие родственных занятий
0,5
Операторы производственных установок и машин, сборщики и водители
39,7
Неквалифицированные рабочие
4,0
Источник: составлено авторами на основе данных федерального статистического наблюдения Роструда.

Анализ состава вакансий показал, что их абсолютное количество для операторов производственных установок и машин снизилось по итогам второго квартала на 97% по сравнению с первым кварталом, а для неквалифицированных рабочих – на 45%. В то время заметно возросло количество вакансий для квалифицированных работников лесного и сельского хозяйства, рыболовства и рыбоводства – на 16%.

О существенном осложнении ситуации на рынке труда по состоянию на конец второго квартала свидетельствуют данные о количестве вакансий и резюме, размещенных на портале «Работа в России». Наблюдается значительное превышение предложения рабочей силы над спросом на нее. Так, в целом на 1 вакансию приходится 2 резюме, однако в разрезе различных сфер деятельности ситуация неоднородна.

Так, по данным портала «Работа в России», у работодателей практически отсутствует спрос на работников в области административной работы, секретариата и пр., высшего менеджмента, а также домашнего персонала, тогда как количество резюме, размещенных соискателями работы в указанных сферах деятельности, значительно превышает количество имеющихся вакансий.

Также в затруднительном положении находятся соискатели рабочих мест в сфере предоставления услуг населению, а также в области управления персоналом, государственной службы, деятельности ресторанов и проч. В указанных сферах деятельности количество резюме также намного превышает количество вакансий, предложенных работодателями.

Больше шансов на трудоустройство в текущих условиях имеют ищущие работу в области юриспруденции, образования и науки, пищевой промышленности, транспорта и добывающей промышленности, а также сельского хозяйства, где количество резюме либо практически совпадает с количеством вакансий, либо превышает их более чем в два раза.

Существенное превышение спроса (вакансий) над предложением (резюме) отмечается лишь по работникам в области консалтинга, стратегического развития и управления, где количество вакансий превышает количество резюме почти в 7 раз. В деятельности, связанной с производством, на 1 резюме приходится около 3-х вакансий, в области лесного хозяйства на 1 кандидата приходится около 2 вакансий.

Следует также отметить, что в конце второго квартала 2020 года на портале «Работа в России» отсутствовали вакансии для кандидатов без опыта работы и студентов, а также для работников в области логистики, в то время как резюме кандидатов, желающих трудоустроиться в данных сферах деятельности, были размещены на портале.

Как уже отмечалось, сложившаяся ситуация с ростом обращений граждан в органы службы занятости и быстрым ростом численности регистрируемых безработных во многом связана с принимаемыми правительством беспрецедентными патерналистскими мерами на рынке труда, в том числе по повышению размера и продлению периода выплаты пособия по безработице, а также расширению для граждан «входа» в регистрируемую безработицу с правом получения пособия. Следствием указанных изменений в составе граждан, обратившихся в СЗН за кризисные месяцы второго квартала, произошла существенная трансформация профиля регистрируемой безработицы, что наглядно демонстрирует сравнение усредненного портрета безработного на старте пандемии (конец первого квартала) и его же – к концу первого полугодия.

Таблица 2

Сравнительная характеристика портретов безработного

Портрет безработного в конце первого квартала 2020 года
Портрет безработного в конце второго квартала 2020 года
- городской житель – 62%
- женщина – 53%
- в возрасте от 30 до 49 лет – 56%
- имеет среднее профессиональное или высшее образование – 61%
- находится в официальном статусе безработного не более 4 месяцев – 61%
- до получения официального статуса безработного осуществлял трудовую деятельность – 91%
- осуществлял трудовую деятельность в качестве неквалифицированного или низкоквалифицированного работника – 35%
- городской житель – 72%
- женщина – 57%
- в возрасте от 30 до 49 лет – 61%
- имеет среднее общее или среднее профессиональное образование – 54%
- находится в официальном статусе безработного не более 4 месяцев – 86%
- до получения официального статуса безработного осуществлял трудовую деятельность – 79%
- осуществлял трудовую деятельность в качестве руководителя или специалиста высшего или среднего уровня квалификации – 41%
Источник: составлено авторами на основе данных федерального статистического наблюдения Роструда.

Авторы считают необходимым отметить следующие изменения, произошедших на регистрируемом рынке труда в течение второго квартала 2020:

- среди безработных, зарегистрированных в органах службы занятости, значительно возросла доля граждан, ранее не осуществлявших трудовую деятельность и находящихся в поиске работы впервые. Весьма вероятно, в их число входят женщины, ранее не работавшие и имеющие несовершеннолетних детей, обратившиеся за пособием, и не работавшие граждане (весьма вероятно, в их число входят граждане, осуществлявшие ранее трудовую деятельность в неформальном секторе сферы услуг);

- в структуре безработных в разрезе возрастных групп заметно увеличилась доля молодежи от 20 до 29 лет, а также доля безработных граждан в возрасте от 30 до 49 лет, при этом уменьшилась доля старших возрастных групп;

- произошло значительное увеличение (как в абсолютных значениях, так и в структуре) численности безработных, не имеющих основного общего образования, а также безработных с основным общим и средним общим образованием;

- произошли значительные изменения в соотношении количества вакансий и резюме: если на конец первого квартала общее количество вакансий в два раза превышало количество резюме, то по состоянию на конец второго квартала, наоборот, количество резюме почти в два раза превышало количество вакансий.

Сложившаяся ситуация с недостатком вакансий от работодателей, имеющихся в распоряжении СЗН, осложненная высокой долей структурной безработицы (территориальной, половозрастной, профессионально-квалификационной), существенно снижает возможности СЗН субъектов РФ по трудоустройству безработных, их эффективному выходу из безработицы (профобучение, предпринимательство и др.).

Заключение

Кризис, спровоцировавший резкий рост численности безработных во втором квартале 2020 года, был вызван не столько экономическими причинами, сколько вынужденным снижением деловой активности и мобильности населения. Самая крупная по масштабам и временному интервалу остановка экономики, введение ограничительных мероприятий на функционирование большинства организаций и отраслей в целом повлекли за собой стремительные изменения на рынке труда.

Значительное увеличение численности безработных было вызвано массовым высвобождением работников и одновременной приостановкой приема новых кадров на вакантные рабочие места по различным причинам, например: снижение спроса на выпускающуюся продукцию, что обуславливает замедление производства и требует меньшей численности работников в текущих условиях; разрыв цепочек предоставления сырья/деталей/полуфабрикатов, необходимых для производства конечной продукции организациями, что также является причиной замедления или полной остановки производства; изменение ассортимента или вида производимой продукции в связи с потребностями рынка в условиях проводимых мероприятий по борьбе с коронавирусом и др. В связи со снижением деловой активности далеко не все организации имели возможность сохранить даже квалифицированное кадровое ядро.

1. Опережающий рост регистрируемой безработицы по сравнению с безработицей на общем рынке труда в период пандемического кризиса был обусловлен принятыми правительством оперативными мерами поддержки граждан – повышением размера и продлением периода выплаты пособия по безработице, упрощением регистрации (в формате онлайн) и расширением доступа к услугам СЗН для отдельных категорий граждан, что поспособствовало притоку в СЗН не только граждан, высвобожденных из организаций, но и тех, кто ранее не работал или был занят ранее в неформальном секторе наиболее пострадавших отраслей.

2. Кризис, вызванный пандемией коронавируса, в большей степени затронул население, проживающее в крупных городах, где выше занятость в сфере услуг, наиболее пострадавшей от карантинных мероприятий, а также высок уровень неформальной занятости.

3. Увеличение доли граждан с более низким образовательным уровнем в составе безработных связано с притоком в службу занятости наиболее пострадавших во время карантинных мероприятий представителей малого и среднего бизнеса, индивидуальных предпринимателей и др., занятых в сфере услуг, торговле, сфере культуры и досуга, где зачастую либо вовсе не требуется наличие образования у работника, либо достаточно основного общего или среднего общего образования.

4. Рост доли молодых граждан в возрасте от 20 до 29 лет в структуре безработных обусловлен, во-первых, тем, что выпускники образовательных организаций, выходящие на рынок труда в 2020 году, столкнулись со средне- и долгосрочными негативными последствиями, связанными с существенным ограничением возможностей для трудоустройства, а также падением уровня заработных плат. Во-вторых, значительная часть граждан данной возрастной группы были заняты в сфере услуг, которая в большей степени пострадала от пандемии.

5. Рост удельного веса граждан, впервые ищущих работу (ранее не работавших), возможно, произошел и за счет тех, кто занимался предпринимательством неформально.

6. Длительное ограничение деловой активности и последующий спад экономики негативно повлияли на количество и структуру вакансий, предоставленных работодателями в СЗН по состоянию на конец второго квартала, в результате чего наблюдается превышение предложения рабочей силы над спросом на нее.

7. В конце второго квартала 2020 года на портале «Работа в России» отсутствовали вакансии для кандидатов без опыта работы и студентов, а также для работников в области логистики, в то время как резюме кандидатов, желающих трудоустроиться в данных сферах деятельности, были размещены на портале.

8. По результатам проведенного анализа можно сделать вывод, что ситуация на рынке труда до конца текущего года складывается таким образом, что снизить численность безработных за счет активизации трудоустройства через СЗН вряд ли удастся. Скорее всего уровень регистрируемой безработицы будет изменяться в зависимости от принимаемых решений относительно размера пособий безработным. Значительного прироста вакансий для эффективного трудоустройства растущей численности регистрируемых безработных в ближайшие месяцы ожидать не приходится.

[1] Предварительные итоги выборочного обследования рабочей силы (Росстат, в соответствии с методологией МОТ)

[2] Сумма численности граждан, относящихся к социально уязвимым и менее конкурентоспособным категориям населения на рынке труда, не равна общей сумме безработных, зарегистрированных в органах службы занятости, и не составляет 100%, так как граждане могут одновременно относиться к нескольким из указанных категорий.


Источники:

1. Арсельгова М.А. Социальный портрет безработного: социологический анализ// Вестник Ингушского научно-исследовательского института гуманитарных наук им. Ч.Э. Ахриева. 2020. № 1. С. 57-61.
2. Гимпельсон В., Капелюшников Р. «Ковидизация» российского рынка / ЭКОНС (экономический разговор). 16 июля 2020 – [Электронный ресурс]. URL: https://econs.online/articles/opinions/kovidizatsiya-rossiyskogo-rynka-truda/ (дата обращения:11.08.2020)
3. Дудина О.М., Арсельгова М.А. Социальные и экономические последствия безработицы// Экономика труда. 2019. Т. 6. № 2. С. 923-940.
4. Дудина О.М., Голованова Д.В. Социальный портрет молодых российских фрилансеров// Креативная экономика. 2018. Т. 12. № 9. С. 1441-1456.
5. Зверев А.В., Долганова В.А. Статистический анализ занятости и безработицы в Брянской области// Вектор экономики. 2019. № 4 (34). С. 66.
6. Петренко Е.С., Притворова Т.П., Спанова Б.К. Профилирование безработных при оказании услуг содействия занятости населения: мировой опыт и модель для Казахстана// Экономика труда. 2019. Т. 6. № 1. С. 357-376.
7. Портес Джонатан. Шрамы кризиса COVID-19: механизмы влияния и долгосрочные последствия для экономики. // 17 июля 2020 – [Электронный ресурс]. URL: https://econs.online/articles/opinions/shramy-krizisa-covid-19-mekhanizmy-vliyaniya/ (дата обращения:11.08.2020)
8. Dvouletý, O., Lukeš, M. & Vancea, M. Individual-level and family background determinants of young adults’ unemployment in Europe. Empirica 47, 389–409 (2020). https://doi.org/10.1007/s10663-018-9430-x [Электронный ресурс]. URL: https://link.springer.com/article/10.1007/s10663-018-9430-x
9. Fleischmann, F., & Dronkers, J. (2010). Unemployment among immigrants in European labour markets: an analysis of origin and destination effects. Work, Employment and Society, 24(2),337–354. https://doi.org/10.1177/0950017010362153. [Электронный ресурс]. URL: https://journals.sagepub.com/doi/abs/10.1177/0950017010362153#articleCitationDownloadContainer
10. Le Barbanchon, Thomas and Rathelot, Roland and Roulet, Alexandra, Gender Differences in Job Search: Trading off Commute against Wage (September 4, 2019). Available at SSRN: https://ssrn.com/abstract=3467750 [Электронный ресурс]. URL: https://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=3467750
11. OECD (2020), OECD Employment Outlook 2020: Worker Security and the COVID-19 Crisis, OECD Publishing, Paris, https://doi.org/10.1787/1686c758-en. Р.13.
12. Unemployment statistics and beyond [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/eurostat/statistics-explained/index.php?title=Unemployment_statistics_and_beyond#How_has_unemployment_evolved_in_the_last_15_years_.3F (дата обращения:08.08.20)

Страница обновлена: 26.11.2020 в 11:43:21