Разработка модели влияния индустрии туризма и гостеприимства на экономический рост

Иванова Ю.О.1, Андреев Н.В.2, Поздняков К.К.3
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации, Россия, Москва
2 Центр прикладных исследований Финансового университета
3 АНО ДПО «Академия ПСБ»

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 11, Номер 12 (Декабрь 2021)

Цитировать:
Иванова Ю.О., Андреев Н.В., Поздняков К.К. Разработка модели влияния индустрии туризма и гостеприимства на экономический рост // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 12. – С. 2979-2992. – doi: 10.18334/epp.11.12.114054.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=47943163
Цитирований: 2 по состоянию на 05.09.2022

Аннотация:
В последнее десятилетие наблюдается стремительный рост научных исследований, посвященных оценке влияния туризма на национальную экономику. На фоне стремительно растущей в допандемийный период туристической отрасли существующая по теме экономики туризма литература последовательно представляет результаты, доказывающие положительное влияние туризма на экономический рост дестинации. В данной статье разработана эконометрическая модель оценки влияния индустрии туризма и гостеприимства на экономику России. Новизна модели заключается в методике, основанной на авторской трактовке теории экономического роста Балассы, и в сочетании контрольных переменных. Используемые данные представляют собой годовые показатели за период с 2000 по 2020 год, состоящие из одной эндогенной переменной (ВВП на душу населения, показатель экономического роста) и нескольких экзогенных переменных (поступления от международного туризма на душу населения, инвестиции в основной капитал на душу населения, инновации и финансовое развитие). В этой связи в модели изучается взаимосвязь между экономическим ростом и туризмом с учетом относительной важности инновационного и финансового развития в контексте пандемии. Основным результатом моделирования стало выявление позитивного и экономически значимого воздействия въездного туризма, инвестиции в основной капитал на душу населения и объем инновационных товаров и услуг. Кроме того, были сделаны другие значимые выводы. В частности, выявлена двунаправленность причинно-следственной связи между международным туризмом и экономическим ростом. Таким образом, была подтверждена как гипотеза роста, обусловленного туризмом, так и ее обратная гипотеза экономического роста туризма. Это означает, что туризм является не только двигателем экономического роста, но и сам по себе экономический результат может сыграть важную роль в обеспечении потенциала роста туристического сектора. Выводы и рекомендации авторов могут быть использованы в процессе разработки программ и проектов развития туризма и индустрии гостеприимства, совершенствования моделей оценки проектов в рассматриваемой сфере.

Ключевые слова: туризм, индустрия гостеприимства, экспорт, экономический рост, модель

Финансирование:
Статья подготовлена по результатам исследований, выполненных за счет бюджетных средств по государственному заданию Финуниверситета

JEL-классификация: Z31, Z32, L83



Введение

Для России туризм является важным сектором экономики с вкладом в ВВП и в общую занятость 3,5–4% и 5,6% соответственно. В последнее десятилетие российская туристическая отрасль демонстрировала устойчивое развитие, которое прервалось с началом пандемии COVID-19, но по мере открытия страны и снятия ограничений рост продолжится и отрасль вернется к уровню докризисных значений. Устойчивое развитие туризма останется одной из жизнеспособных альтернатив роста национальной экономики с меньшей опорой на традиционные отрасли. Для разработки эффективных стратегий экономического развития необходимо более глубокое понимание влияния туристической отрасли на экономику России.

В последние десятилетия наблюдается всплеск исследований, связанных с оценкой влияния индустрии туризма и гостеприимства на национальную экономику. В представленной по проблеме развития туристической отрасли и ее эффектов литературе туризм признается важным фактором, определяющим экономический рост любой дестинации [1–9] (Pozdnyakov, Verzhak, 2019; Engle, Granger, 1987; Sidorov, Sidorova, 2012; Khyski, Krutikov, 2019; Henry, Deane, 1997; Mayer, Vogt, 2016; Schumpeter, 1911; Pozdnyakov, Trushina, 2018; Balassa, 1978).

Существуют ряд причин, по которым тема экономических эффектов туризма актуальна как для экономических исследований, так и для управленческой практики. Во-первых, в отличие от других секторов, экономическая значимость которых чаще всего не оспаривается и, соответственно, широко признана, для обоснования выделяемых на развитие туризма финансовых ресурсов, принимаемых для регулирования отрасли нормативных актов, разрабатываемых программ и планов развития, налогообложения и субсидий органам государственного управления необходимо определить экономическую значимость туризма [10] (Boldyreva, 2019).

Во-вторых, из-за сложной структуры различных отраслей, образующих туристический сектор, требуются довольно сложные эмпирические исследования для измерения экономической значимости туризма для этих подсекторов и отраслей, а также для экономики в целом. Существует большой массив исследований, в которых туризм рассматривается как средство ускорения экономического роста благодаря его положительному влиянию на экономику [7, 8, 11–13] (Schumpeter, 1911; Pozdnyakov, Trushina, 2018; Balaguer, Cantavella-Jorda, 2002; Shikhova, 2016; Kobets, 2017). Авторами анализируются взаимозависимости между туризмом и различными отраслями национальной и/или региональной экономики совместно с количественной оценкой как прямых, так и косвенных внешних эффектов, связанных с расширением туристического сектора.

В-третьих, исследования, оценивающие экономические эффекты туризма, представляют поддающиеся количественной оценке результаты воздействия туризма в денежном выражении [6, 14–17] (Mayer, Vogt, 2016; Po, Huang, 2008; Balaguer, Cantavella-Jorda, 2002; Adamanova, 2020; Bogolyubova, Rabodzey, Taktaeva, 2019).

Целью настоящего исследования является разработка модели влияния туризма на национальную экономику, позволяющей изучить долгосрочную взаимосвязь между туризмом, финансовым развитием и экономическим ростом в случае России. В основе разработанной модели лежат ряд гипотез: гипотеза роста, основанного на туризме, Балагера и Кантавелла-Жорды и «новая теория роста» Балассо.

Гипотеза роста, основанного на туризме, предложенная Балагером и Кантавелла-Жордой [15] (Balaguer, Cantavella-Jorda, 2002), гласит, что расширение международной туристической деятельности способствует экономическому росту, следовательно, предлагая теоретическую и эмпирическую связь между въездным туризмом и экономическим ростом. Теоретически эта гипотеза была непосредственно выведена из гипотезы роста экспорта, которая постулирует, что экономический рост может быть обеспечен не только за счет увеличения количества рабочей силы и капитала в экономике, но и за счет расширения экспорта.

«Новая теория роста», разработанная Балассо [10] (Boldyreva, 2019), предполагает, что расширение экспорта может спровоцировать экономический рост, поскольку оно способствует специализации и повышает производительность факторов производства за счет усиления конкуренции, создавая положительные внешние эффекты за счет расширения распространения специализированной информации и способностей. Экспорт также способствует экономическому росту за счет увеличения уровня инвестиций. Международный туризм рассматривается как нестандартный вид экспорта, поскольку он указывает на источник поступлений и потребления на месте. Учитывая трудности в измерении туристической активности, экономическая литература, как правило, фокусируется на экспорте сырьевых и промышленных товаров, следовательно, игнорируя этот сектор экономики. Аналогично гипотеза роста экспорта, гипотеза роста, основанного на туризме, анализируют возможную временную взаимосвязь между туризмом и экономическим ростом как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. Вопрос заключается в том, ведет ли туристическая деятельность к экономическому росту или, наоборот, экономический рост стимулирует рост туризма, или действительно существует двунаправленная взаимосвязь между этими двумя переменными.

Для обоснования взаимосвязи между туризмом и экономическим ростом в исследовании изучены вероятные связи между экономическим ростом и международным туризмом с учетом относительной важности финансового и инновационного развития в контексте России. Финансовые рынки считаются ключевым фактором обеспечения сильного экономического роста, поскольку они способствуют повышению экономической эффективности, отвлекая финансовые средства от непроизводительного использования в производительных целях. Происхождение этой роли финансового развития может быть прослежено до основополагающей работы Шумпетера [7, c. 1398] (Schumpeter, 1911, р. 1398). Шумпетер указывает, что банковская система является решающим фактором экономического роста благодаря ее роли в распределении сбережений, поощрении инноваций и финансировании производственных инвестиций. Важность финансового развития в экономике России находит отражение в создании «банков развития», направленных на финансирование инфраструктурных проектов и проектов устойчивого развития в этих и других развивающихся странах. Финансовый кризис негативно повлиял как на въездной, так и на выездной туризм, циклы денежной массы могут влиять на циклические движения туристического спроса, и эти воздействия асимметричны в зависимости от стадии развития циклов. Существует наличие причинно-следственной связи типа обратной связи между прибытием туристов и финансовым развитием, а также открытостью торговли и туристическим спросом, должным образом указывая на обратную связь или взаимоусиливающее влияние между переменными и предоставляя доказательства того, что туризм играет центральную роль в улучшении ключевых секторов и общего уровня доходов. Коллективные действия в неформальных микрофинансовых организациях позволяют участникам-предпринимателям создавать небольшие туристические фирмы. Финансовое развитие имеет долгосрочное влияние на производительность на одного работника. Из этих исследований следует, что финансовое развитие влияет на туризм и экономический рост.

Материалы и методы

Данные, используемые в исследовании, представляют собой годовые показатели за период с 2000 по 2020 год, состоящие из одной эндогенной переменной (ВВП на душу населения, показатель экономического роста) и нескольких экзогенных переменных (поступления от международного туризма на душу населения, инвестиции в основной капитал на душу населения, инновации и финансовое развитие). Переменные, используемые в исследовании, основаны на теории экономического роста, предложенной Балассой [9] (Balassa, 1978), который утверждает, что расширение экспорта вносит существенный вклад в экономический рост. Кроме того, это исследование включает финансовое развитие в модель, чтобы уменьшить недостоверность модели, поскольку считается, что оно оказывает влияние на экономический рост как теоретически, так и эмпирически.

Ежегодные данные по всем переменным были собраны из базы данных Ростуризма и Росстата [18–21]. Переменные, используемые в исследовании, включают валовой внутренний продукт на душу населения (ВВП), используемый в качестве показателя экономического, поступления от международного туризма на душу населения, поскольку широко признано, что наиболее адекватным показателем въездного туризма в стране являются расходы на туризм, обычно выражаемые в терминах поступлений от туризма, инновационного и финансового развития. В соответствии с недавним исследованием взаимосвязи между финансовым развитием и экономическим ростом финансовое развитие заменяется соотношением суммы наличных денег в обращении и безналичных средств (М2). Здесь мы используем денежную массу в национальном определении, которая включает все средства нефинансовых и финансовых (кроме кредитных) организаций и физических лиц, являющихся резидентами Российской Федерации, в наличной и безналичной форме в рублях.

Данные, использованные в модели исследования, были сначала проверены описательной статистикой, за которой последовал тест коэффициента корреляции и тест стационарности, который должен был быть оценен на основе дополненного теста Дики-Фуллера (ADF) [22] (Dickey, Wayne, 1981) в качестве важного инструмента для оценки соответствующей информации для модели. Позже тест на коинтеграцию, проведенный Энглом и Грейнджером (1987), транскрибировал, что если две или более переменные во временных рядах совместно интегрированы, всегда существует равное представление коррекции ошибок, в котором отклонение от равновесия влияет на кратковременную динамику переменных в системе.

Таким образом, совместно интегрированные переменные должны иметь представление коррекции ошибок в модели. Именно поэтому векторная модель коррекции ошибок формулируется для оживления информации, потерянной в процессе дифференцировки, тем самым обеспечивая долгосрочное равновесие и краткосрочную динамику. Модель векторной коррекции ошибок подразумевает изменения одной (переменной) функции уровня неравновесия в коинтегрирующей зависимости (т.е. фиксируемой термином коррекции ошибок) и изменения других объяснительных переменных. Доступны многочисленные методы оценки для тестирования единого коинтегрируемого вектора и термина коррекции ошибок; среди них в этом исследовании используются полностью модифицированные обычные наименьшие квадраты (FMOLS) Филлипса (1990) [23] (Phillips, Pierre, 1988), каноническая коинтеграционная регрессия (CCR) Парка (1992) и динамический обыкновенный наименьший квадрат (DOLS) Сайкконена (1992) и Стока и Уотсона (1993) [6, 14, 24] (Mayer, Vogt, 2016; Po, Huang, 2008; Comerio, Strozzi, 2019). Тест коинтеграции нестабильности Хансена оценивается для прогнозирования теста жизнеспособности регрессионной коинтеграции [24] (Comerio, Strozzi, 2019). Наконец, причинно-следственная связь между выбранными переменными исследуется с помощью теста причинности Грейнджера.

Модель, разработанная нами для оценки роли туризма в контексте России, может быть представлена следующим образом:

, (1)

где NG_t – ВВП на душу населения; IGG_t – инвестиции в основной капитал на душу населения; EXT_t – экспорт услуг по статье «Поездки»; M2_t – денежная масса; INN_t – объем инновационных товаров и услуг.

Результаты исследования

Для проверки стационарности нами использовался расширенный тест Дики-Фуллера. В таблице 1 представлены результаты теста.

Таблица 1

Результаты теста Дики-Фуллера

М2
ВВП на душу населения
Инвестиции в основной капитал на душу населения
Экспорт услуг по статье поездки
Объем инновационных товаров и услуг
Test statistic
0,84
-2,38
4,21
3,84
-0,12
P-value
0,99
0,15
1,00
1,00
0,95
Источник: рассчитано авторами.

В данном тесте нулевая гипотеза – показатель не стационарный, против альтернативной гипотезы (показатель стационарный). Мы видим, что значения p-value для всех показателей выше 15%, что значит, что мы не можем отвергнуть нулевую гипотезу. Итак, мы заключаем, что все рассматриваемые нами показатели нестационарны.

Далее мы использовали тест Йохансена; его результаты в таблице 2.

Таблица 2

Результаты теста Йохансена

Trace statistics
Trace critical value 0.05
Max eigen statistics
Max eigen critical value 0.05
None
352,48
65,82
352,48
31,24
At most 1
33,48
44,49
33,48
25,12
At most 2
18,96
27,07
18,96
18,89
At most 3
8,03
13,43
8,03
12,30
At most 4
0,00
2,71
0,00
2,71
Источник: рассчитано авторами.

Мы можем наблюдать коинтеграцию между рассматриваемыми переменными, тест Йохансена дает нам следующую модель:

(2).

Таким образом, мы видим отсутствие зависимости от показателя общей денежной массы.

Мы построили модель, учитывающую коинтеграцию, – FMOLS (fully modified ordinary least squares). Результаты расчетов представлены в таблице 3.

Таблица 3

Результаты расчетов регрессионной коинтеграции

Coef.
Std.Err.
t
P>|t|
[0.025
0.975]
Intercept
3,55
0,84
4,24
0,01
1,50
5,60
LIGG
0,56
0,17
3,33
0,02
0,15
0,97
LEXT
0,06
0,16
0,39
0,71
-0,33
0,45
LINN
-0,01
0,11
-0,12
0,91
-0,28
0,25
LM2
-0,02
0,08
-0,26
0,80
-0,21
0,17
(Префикс L в названиях показателей означает натуральный логарифм).

Источник: рассчитано авторами.

Таким образом, мы видим, что единственным статистически значимым признаком (с p-value > 0,05) являются инвестиции в основной капитал на душу населения.

В таблице 4 представлены результаты тестирования на причинность по Гренджеру. В каждой ячейке стоит p-value для теста, соответствующего тестированию гипотезы влияния показателя, стоящего в строке ячейки, на показатель, соответствующий столбцу ячейки.

Таблица 4

Результаты расчетов регрессионной коинтеграции

M
ВВП на душу населения
Инвестиции в основной капитал на душу населения
Объем инновационных товаров и услуг
Экспорт услуг по статье поездки
M
0,46386
0,46368
0,00002
0,85239
ВВП на душу населения
0,67228
0,17047
0,13715
0,54650
Инвестиции в основной капитал на душу населения
0,71748
0,97194
0,10847
0,79429
Объем инновационных товаров и услуг
0,27908
0,07608
0,05702
0,22756
Экспорт услуг по статье поездки
0,80171
0,55580
0,04555
0,04622
Источник: рассчитано авторами.

В данном тесте мы использовали натуральные логарифмы рассматриваемых величин. Мы видим, что общая денежная масса M2 практически не влияет на объем инновационных товаров и услуг, при этом оказывает прямое влияние на экспорт услуг по статье «Поездки», инвестиции в основной капитал на душу населения, а также на величину ВВП на душу населения. Наибольший коэффициент прямой взаимосвязи был выявлен для инвестиций в основной капитал и ВВП на душу населения. Инвестиции в основной каптал и величина ВВП на душу населения оказывают положительное влияние (с коэффициентами корреляции почти 0,85239 и 0,55580) на экспорт услуг по статье «Поездки». В ходе анализа было установлено, что объем инновационных товаров и услуг не имеет статистически значимой взаимосвязи с другими рассматриваемыми показателями туризма. Анализ позволил сделать вывод о том, что инвестиции в основной капитал являются наиболее значимым туристическим фактором для экономического роста.

Эмпирические результаты модели показывают, что в России въездной туризм, инвестиции в основной капитал на душу населения, объем инновационных товаров и услуг и экономический рост в значительной степени взаимосвязаны, т. е. переменные имеют устойчивую долгосрочную взаимосвязь. Эта методология позволила получить эластичность экономического роста в отношении туризма и экономического развития как в долгосрочной, так и в краткосрочной перспективе. Результат показывает, что рост международного туризма положительно влияет на экономический рост как в долгосрочной, так и в краткосрочной перспективе. Коэффициент туризма указывает на то, что при росте доходов от туризма на 1% на душу населения ВВП на душу населения в долгосрочной перспективе вырастет на 0,31%. Этот вывод подтверждают исследования [25–27] (Stepanova, Panchenko, 2019; Leonidova, 2017; Boyko, Zhuravleva, 2018), в которых говорится, что въездной туризм действует как долгосрочный фактор экономического роста. Так называемая гипотеза роста, обусловленного туризмом, предполагает, что развитие туристической индустрии страны в конечном итоге приведет к более высокому экономическому росту и, как следствие, дальнейшему экономическому развитию за счет побочных эффектов и других мультипликативных эффектов.

Кроме того, результат теста на причинно-следственную связь Грейнджера указывает на двунаправленную причинно-следственную связь во всех случаях. Следовательно, причинно-следственная связь между международным туризмом и экономическим ростом является двунаправленной. И следовательно, этот эмпирический вывод подтверждает как гипотезу роста, обусловленного туризмом, так и ее обратную, гипотезу экономического роста туризма. Это означает, что туризм является не только двигателем экономического роста, но и сам по себе экономический результат может сыграть важную роль в обеспечении потенциала роста туристического сектора.

Заключение

В исследовании разработана эконометрическая модель оценки влияния индустрии туризма и гостеприимства на экономику России. Новизна модели заключается в методике, основанной на авторской трактовке теории экономического роста Балассы, и в сочетании контрольных переменных. Используемые данные представляют собой годовые показатели за период с 2000 по 2020 год, состоящие из одной эндогенной переменной (ВВП на душу населения, показатель экономического роста) и нескольких экзогенных переменных (поступления от международного туризма на душу населения, инвестиции в основной капитал на душу населения, инновации и финансовое развитие). Таким образом, в модели изучается взаимосвязь между экономическим ростом и туризмом с учетом относительной важности инновационного и финансового развития в контексте пандемии. Данные, использованные в модели исследования, были проверены описательной статистикой, за которой последовал тест коэффициента корреляции и тест стационарности, который должен был быть оценен на основе дополненного теста Дики-Фуллера (ADF) в качестве важного инструмента для оценки соответствующей информации для модели. Позже был проведен тест Йохансена и построена модель, учитывающая коинтеграцию, – FMOLS (fully modified ordinary least squares). Наконец, причинно-следственная связь между выбранными переменными исследуется с помощью теста причинности Грейнджера.

Основным результатом данной части исследования стало выявление позитивного и экономически значимого воздействия въездного туризма, инвестиции в основной капитал на душу населения и объем инновационных товаров и услуг. Кроме того, были сделаны другие значимые выводы. В частности, причинно-следственная связь между международным туризмом и экономическим ростом является двунаправленной. Этот эмпирический вывод подтверждает как гипотезу роста, обусловленного туризмом, так и ее обратную, гипотезу экономического роста туризма. Таким образом, туризм является не только фактором экономического роста, но и сам по себе экономический результат может сыграть важную роль в обеспечении потенциала роста туристического сектора. Выводы о причинно-следственной связи предоставляют органам власти и управления полезную информацию для изучения эффективности реализуемой экономической политики, корректировки приоритетов в отношении инвестиций в туризм и возможности стимулирования экономического роста с учетом ограниченных ресурсов.


Источники:

1. Поздняков К.К., Вержак В.А. Роль и потенциал туристской индустрии регионов СКФО в Российской Федерации // Экономика. Бизнес. Банки. – 2019. – c. 58-68.
2. Engle R.F., Granger C.W.J. Cointegration and error correction: Representation, estimation and testing // Econometrica. – 1987. – p. 251-276.
3. Сидоров Л.Г., Сидорова И.М. Проблема оценки влияния туризма на социально-экономическое развитие региона. / Наука и туризм: стратегии взаимодействия: сборник статей. - Барнаул: Алтайский государственный университет, 2012. – 174-177 c.
4. Хыски М., Крутиков В.К. Особенности развития отечественной индустрии туризма // Калужский экономический вестник. – 2019. – № 1. – c. 13-15.
5. Henry E.W., Deane B. The contribution of tourism to the economy of Ireland in 1990 and 1995 // Tourism Management. – 1997. – № 8. – p. 535-553. – doi: 10.1016/S0261-5177(97)00083-6.
6. Mayer M., Vogt L. Economic effects of tourism and its influencing factors: An overview focusing on the spending determinants of visitors // Zeitschrift für Tourismuswissenschaft. – 2016. – № 2. – p. 169-198. – doi: 10.1515/tw-2016-0017.
7. Schumpeter J.A. The theory of economic development: an inquiry into profits, capital, credit, interest, and the business cycle. - Cambridge: Harvard University Press, 1911. – 1398 p.
8. Поздняков К.К., Трушина Е.А. Применение гибких технологий при проектном управлении в туристических компаниях на примере туроператора «TT-трэвел» // Инновационное развитие экономики. – 2018. – № 3(45). – c. 100-104.
9. Balassa B. Exports and economic growth: further evidence // Journal of Development Economics. – 1978. – № 2. – p. 181-189. – doi: 10.1016/0304-3878(78)90006-8.
10. Болдырева С.Б. Методологические основы оценки влияния туризма на социально-экономическое развитие региона // Финансы и кредит. – 2019. – № 3(783). – c. 656-676. – doi: 10.24891/fc.25.3.656 .
11. Balaguer J., Cantavella-Jorda M. Tourism as a long-run economic growth factor: the Spanish case // Applied Economics. – 2002. – № 7. – p. 877-884.
12. Шихова Ю.П. Методические аспекты оценки влияния въездного туризма на социально-экономическое развитие страны // Экономика. Социология. Право: Материалы международной научно-практической конференции. Саратов, 2016. – c. 244-247.
13. Кобец М.В. Оценка влияния ПДР-туризма на экономическое развитие территории // Университетские чтения – 2017: Материалы научно-методических чтений ПГУ. Пятигорск, 2017. – c. 109-114.
14. Po W.C., Huang B.N. Tourism development and economic growth – a nonlinear approach // Physica A: Statistical Mechanics and its Applications. – 2008. – № 22. – p. 5535-5542. – doi: 10.1016/j.physa.2008.05.037.
15. Balaguer J., Cantavella-Jorda M. Tourism as a long-run economic growth factor: the Spanish case // Applied Economics. – 2002. – № 7. – p. 877-884.
16. Адаманова З.О. Экономико-социальные издержки развития индустрии мирового туризма // Ученые записки Крымского инженерно-педагогического университета. – 2020. – № 1(67). – c. 24-28.
17. Боголюбова С.А., Рабодзей Ю.И., Тактаева О.А. Методы оценки эффективности развития туризма. / Актуальные проблемы развития сферы услуг: сборник научных трудов. - Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский государственный экономический университет, 2019. – 57-63 c.
18. Статистические показатели, характеризующие туристскую отрасль в 2011–2020 гг. Федеральное агентство по туризму. [Электронный ресурс]. URL: https://tourism.gov.ru/upload/iblock/5e0/.pdf (дата обращения: 04.10.2021).
19. Инвестиции в нефинансовые активы. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/investment_nonfinancial (дата обращения: 20.09.2021).
20. Статистика. Федеральное агентство по туризму. [Электронный ресурс]. URL: https://tourism.gov.ru/contents/analytics/statistics (дата обращения: 21.09.2021).
21. Денежная масса (национальное определение). Банк России. [Электронный ресурс]. URL: http://www.cbr.ru/statistics/ms (дата обращения: 21.09.2021).
22. Dickey D.A., Wayne A.F. Likelihood ratio statistics for autoregressive time series with a unit root // Econometrica. – 1981. – № 4. – p. 1057-1072. – doi: 10.2307/1912517.
23. Phillips P.C.B., Pierre P. Testing for a unit root in time series regression // Biometrika. – 1988. – № 2. – p. 335-346. – doi: 10.1093/biomet/75.2.335.
24. Comerio N., Strozzi F. Tourism and its economic impact: A literature review using bibliometric tools // Tourism Economics. – 2019. – № 1. – p. 109-131. – doi: 10.1177/1354816618793762.
25. Степанова В.С., Панченко О.Л. Предпосылки и условия развития международного туризма в Южной Корее // Казанский вестник молодых учёных. – 2019. – № 4(12). – c. 195-200.
26. Леонидова Е.Г. Оценка влияния сферы туризма на экономику на основе метода межотраслевого баланса // Вестник Белгородского университета кооперации, экономики и права. – 2017. – № 4(65). – c. 281-290.
27. Бойко Г.А., Журавлева Н.И. Оценка влияния туризма на социально–экономическое развитие региона: проблемы и направления совершенствования // Научные горизонты. – 2018. – № 4(8). – c. 29-36.

Страница обновлена: 23.11.2022 в 04:02:25