Особенности становления и развития национальных моделей кооперативного сектора: опыт Канады и Новой Зеландии

Васютина Е.С, Матраева Л.В., Королькова Н.А.

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 12 (Декабрь 2021)

Цитировать:
Васютина Е.С, Матраева Л.В., Королькова Н.А. Особенности становления и развития национальных моделей кооперативного сектора: опыт Канады и Новой Зеландии // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 12. – doi: 10.18334/epp.11.12.113860.



Введение

В настоящий момент кооперация выступает в качестве важного компонента рыночной экономики.

Кооперативное движение получило не только широкое распространение по всему миру, но и является важным источником балансировки интересов основных стейкхолдеров бизнес-процессов, сфер и целей долгосрочного развития стран. По информации Международного кооперативного альянса (International Co-operative Alliance (ICA)) более 12% человечества являются членами кооперативов, задействованы в различных сегментах национальной экономической системы. При этом, количество кооперативов постоянно растет и по состоянию на 2020 год превышает 3 млн. 300 крупнейших кооперативов мира и их партнеры сообщают об общем товарообороте в размере 2,146 млрд. долл. США [11].

Однако, источники столь бурного развития данного сегмента, как и их популярность в разных странах являются разными.

Анализ причин эффективности функционирования кооперативного сегмента рассматривались многими исследователями.

Одни авторы видят причину высокой выживаемости и устойчивости в самой сущности кооперативного движения, в том, что их деятельность основана на самопомощи и взаимопомощи [3,9,10,21,22].

Другой подход кладет в основу идеологический формат, где кооперация выступает либо формой организации производства в противовес капиталистической форме хозяйствования [1,4]; либо как как средство повышения уровня жизни населения в условиях форсированной модернизации экономики [2,5,6].

Однако более интересным является подход, основанный на анализе глубинных причин, лежащих в области эволюционного развития кооперативного движения, где исторический контекст закладывал уникальные характеристики, которые в последствии стали фундаментом национальной модели кооперации [7].

Эту гипотезу подтверждает тот факт, что кооперативное движение в мире развивалось не однотипно, а под влиянием ряда факторов, свойственных той или иной стране, что говорит об сформированных устойчивых национальных моделях, анализ практики реализации которых, представляется ценным с практической точки зрения.

Также стоит отметить вопросы правового регулирования деятельности кооперативов в тех или иных странах. В целом, все страны можно разделить на две группы: страны, в которых принято и действует специализированное законодательство, касающееся деятельности кооперативов; страны, в которых такое законодательство отсутствует. Эта отличительная особенность позволяет говорить о том, что разработка и утверждение формальных институтов в странах также происходило, отталкиваясь от различных потребностей и необходимости включения в институциональный контур конкретных «правил игры».

Таким образом, интересным представляется изучение деятельности кооперативов в различных странах мира для выявления особенностей их законодательного регулирования, ключевых участников кооперативного движения, существующих типов кооперации, особенностей и принципов деятельности, а также мер государственной поддержки.

Предпосылки становления кооперативного сектора в Новой Зеландии и Канаде.

Одной из наиболее ярких моделей национального развития кооперации является кооперативный сектор Новой Зеландии, а те принципы, которые в ней реализуются для достижения нового качества и уровня жизни являются уникальными по своей истории становления и направлениям трансформации.

В 2021 году в стране насчитывается 331 предприятие, принадлежащее членам (кооперативы, паевые общества, дружественные общества и кредитные союзы), в которых работает более 50 000 сотрудников и насчитывается более 1,5 миллиона членов - 30% населения страны. Кооперативный сектор представляет 18% в ВВП [19].

Анализ причин не только эффективной политики, но и популярности кооперативов в Новой Зеландии показал, что искать причины следует глубоко в истории данной страны, что источник подобных тенденций - в специфике институциональной структуры национальной экономики, которая формировалась столетиями. Так, в настоящее время около 72 % кооперативов в Новой Зеландии работают в агропродовольственном секторе, который сформировался на особых отношениях собственности на землю в стране [8]. Участки земли принадлежат множеству мелких частников, нет ни одного доминанта, чей размер земли позволял бы спокойно вести коммерческую экспансию. В условиях сильной раздробленности люди вынуждены были кооперироваться. Такая раздробленность возникла из-за племен маори [18]. Исторически именно эти племена владели всей землёй на островах до прихода колонизаторов. Маори хранят свою культуру, обычаи и владеют множеством участков земли. Как народности традиционного уклада им чужд дух капитализма и собственничества. Эта позиция могла повлиять в дальнейшем и на мировосприятие колонизаторов, которым пришлось жить с маори бок о бок. К тому же земли Новой Зеландии долгое время оставались раздроблены из-за хаотичных соглашений с вождями и многочисленных военных переделов [19]. Маори до сих пор имеют собственные мощные кооперативы и предпочитают именно такую форму организации.

Как видно по данным табл.1, за последние пять лет доходы топ-30 кооперативов Новой Зеландии выросли на 0,7%, показав хороший запас прочности даже в период пандемии.

Таблица 1 Динамика основных показателей Топ-30 кооперативов Новой Зеландии


2015
2020
Прирост
Выручка (NZD млн.)
$ 41,373
$41,652
0,7%
Активы (NZD млн.)
$33,250
$39,522
18,9%
Занятые
47,319
41,159
13,0%
Участники
1217107
1517570
24,7%
Источник: The New Zealand Co-operative Economy 2021. Cooperative Business New Zealand, 2021. – URL: https://nz.coop/media-release-nz-cooperative-economy-report (дата обращения 14.09.21). – Текст электронный

Кооперативы не только пережили потрясения, но и вышли на прибыль спустя лишь год. В то время как фирмы по всему миру объявляют себя банкротами, кооперативы Новой Зеландии продолжают создавать рабочие места и вбирают в себя ещё больше членов. Принцип коллективной поддержки, общие кассы и введённые самими кооперативами субсидии для собственных членов позволили этому сектору экономики сравнительно легко пережить внешний глобальный шок [14].

Не менее интересной является модель кооперативного сектора Канады. Предпосылками развития кооперации в Канаде послужили иммиграционные процессы: в период с 1815 по 1850 большое количество жителей Великобритании и других европейских стран иммигрировали в Канаду с целью создать кооперативные предприятия, по примеру британского кооперативного движения, начавшегося на рубеже 18 и 19 веков. С одной стороны, ускоренные темпы социально-экономического развития Канады стимулировали миграционные процессы, с другой – становление кооперативного движения укрепляло развитие страны, формируя синергетические эффекты.

Кооперативный сектор в Канаде является одним из наиболее устойчиво развивающихся в мире. Интересен разрез по отраслям: значимая часть кооперативов приходится на сектор недвижимость, аренда, лизинг – 33,60% (Табл. 2).

Таблица 2. Структура распределения кооперативов по отраслям экономики в Канаде,2019

Отрасль
Количество кооперативов
Недвижимость/аренда/лизинг
33,60%
Оптовая и розничная торговля
14,20%
Здравоохранение и социальная помощь
8,80%
Другое
43,30%
Источник: The information is grouped by Employment size group (appearing as row headers), Count of active cooperatives, 2019 (appearing as column headers). – URL: https://www150.statcan.gc.ca/t1/tbl1/en/tv.action?pid=3310021601(дата обращения 14.09.21). – Текст электронный

Согласно данным национальной статистической службы, число занятых только в нефинансовом кооперативном секторе составляет 104 969. Подавляющее большинство работает в кооперативах среднего размера от 100 до 499 человек (84%). При этом половина кооперативов Канады не являются работодателями [15].

В этом контексте более углубленно изучение опыта в этих странах представляется интересным с точки зрения возможностей его распространения в рамках развития отдельных типов кооперации сопоставимых стран.

В основу исследования положен исторический анализ, позволивший выявить причины формирования особенностей развития различных типов кооперации в Новой Зеландии и Канаде. Временной диапазон анализа, затрагивает периоды, которые являлись ключевыми для формализации уникальных характеристик национальных моделей кооперации, отличных от классических, американской и европейской, на основе которых традиционно возникало кооперативное движение.

Исследование правового контура регулирования данной сферы показало, что законодательная база (формальные институты), по сути, закрепили сформировавшийся институциональный контур, и явилась скорее дополнением к сложившимся неформальным институтам. Поэтому институциональный поход был заложен в качестве методологической основы анализа особенностей национальных моделей кооперации.

Национальная модель кооперации Новой Зеландии

Модель кооперации в Новой Зеландии успешно применяется во многих секторах экономики и лежит в основе традиционных ценностей и установок, т.е. затрагивает институциональный уровень организации и ведения бизнеса: предоставления товаров и оказания услуг. Поэтому ее можно не только отнести к разряду высокодифференцированных моделей организации кооперации, но и утверждать, что кооперативы давно стали неотъемлемым элементом устойчивого развития Новой Зеландии (рис.1).

Регулирование деятельности кооперативов является двухуровневое: уровень федерального регулирования и органов управления местных территорий.

Первый уровень включает в себя множество государственных институтов как специализированного, так и общего назначения. Функционал этих органов распределен на меры, которые носят контролирующую, стимулирующую и поддерживающую нагрузки.

Рис. 1 Национальная система координации деятельности кооперативов в Новой Зеландии.

Источник: разработано авторами.

Второй уровень – местное регулирование, позволяет формализовать деятельность кооперативов: регистрация новых структур, мониторинг функционирования действующих, преференции местного характера, проверка и сбор отчетности.

По сути – это позволяет разделить управляющие воздействие на стратегическое и тактическое. Разработка стратегии – привилегии федерального управления, разработка тактики, как и ее корректировка – местных органов.

Законодательный контур является исторически сложившимся, отдельные подзаконные акты были введены в действие более 100 лет назад, при этом до сих пор являются актуальными и остаются в рамках действующего правового поля.

По текущим оценкам национальная модель кооперации создала отличный амортизационный механизм в период пандемии, когда большинство отраслей народного хозяйства по всему миру испытывали трудности, стагнировали и вынуждено оптимизировали затраты, увольняя рабочих, в Новой Зеландии ситуация была ровно обратная. Так в агропродовольственном секторе выручка кооперативов увеличилась примерно на 10% с 2015 года, демонстрируя значительный рост доходов и активов, что свидетельствует о сопротивлении и решительной реакции на экономические последствия Covid-19 [20].

Компании в страховом, банковском и финансовом секторах также показали хорошие результаты: с 2015 года их выручка выросла более чем на 40 % [11].

Анализ показывает, что большинство членов – 87.6% - приходится на сервисы страхования и банкинга. Это логично, ведь банковские услуги и услуги страхования требуются подавляющему большинству граждан, а на кооперативы выбор падает из-за человеко-ориентированной политики предприятий. Второе и третье место с незначительным разрывом делят сектора розничной торговли и сельского хозяйства – 5.1% и 5.8% соответственно. Это сферы наибольшей занятости среди кооперативов [20].

Национальная модель кооперации Новой Зеландии

Национальная система координации деятельности кооперативов Канады строится на других фундаментальных принципах регулирования (Рис.2).

На современном этапе Канада обладает одним из наиболее развитых законодательств в этой области [15]. При этом ее опыт релевантен преимущественно для стран с федеративной формой государственного устройства. Полномочия, доступные каждому уровню правительства, разделены в Канадской Конституции между федеральным правительством и правительствами каждой провинции (правительства провинций в основном обладают схожими полномочиями). На данный момент три территории фактически обладают полномочиями, полученными от федерального правительства. Каждая провинция и территория имеют свое собственное специфическое кооперативное законодательство, отдельное от Канадского закона о кооперативах (Canada Cooperatives Act, CCA), действующего на федеральном уровне.

Основное регулирование национальной системы кооперации осуществляется посредством двух органов – Канадской ассоциации кооперативов (Canadian Co-operative Association (CCA)) и Канадского совета сотрудничества и взаимопомощи (Canadian Council for Cooperation and Mutual Assistance (CCCM)). Их функциональное назначение [17]: сбор и анализ информации о политике кооперативов, о сложностях, с которыми они сталкиваются, в частности о сложностях в «формировании сильного национального голоса». Они обладают региональными представительствами во многих провинциях, и в том числе благодаря этому, организации способны накапливать информацию о различиях в управлении кооперативами в разных регионах Канады.

Рис.2 – Национальная система координации деятельности кооперативов Канады.

Источник: разработано авторами.

Можно выделить четыре ключевые задачи, которые решаются высшими организациями и федеративными структурами кооперативов:

1) организация процессов управления кооперативами и последующая их эффективность;

2) контроль за взаимоотношениями между кооперативами и регулирующими органами;

3) объяснение этих отношений другим лицам (например, финансовым учреждениям, правительствам и т.д.);

4) поиск и устранение нарушений вышеуказанных правил.

Дополнительное регулирование национальной системы кооперации осуществляется следующими органами:

– Агентство «Инноваций, Науки и Экономического развития Канады»: несет ответственность за применение Закона о кооперативах Канады (ССА) и объединение кооперативов на федеральном уровне;

– Агентство «Корпорации Канады»: регулирует деятельность федеральных корпораций в Канаде, включая нефинансовые кооперативы; анализирует заявки на соответствие Закону о кооперативах Канады и выдает свидетельства о регистрации;

– Агентство «Кооперативы и взаимные предприятия Канады» (CMC): национальная ассоциация, представляющая кооперативные и совместные предприятия, отраслевые федерации и провинциальные ассоциации; ее деятельность направлена всестороннюю помощь кооперативам и товариществам формироваться, развиваться и процветать (информационно-аналитическая поддержка, консалтинговая, юридическая и т.п.).

– в большинстве провинций и территорий есть кооперативные ассоциации и/или советы, которые предоставляют информацию о создании и развитии кооперативов, а также общую информацию о создании кооперативов, специфичную для каждой провинции.

Канадское движение имеет ряд международных связей, началом развития которых является присоединение Кооперативного союза Канады к ICA в 1912 году. В 1950-х годах лидеры канадских кооперативов начали регулярно посещать мероприятия ICA, а с 1970-х годов сыграли значительную роль в некоторых мероприятиях ICA. Наиболее важным способом, с помощью которого канадское движение занималось международными проблемами, была деятельность в области международного развития. Как CCA, так и CCCM разработали значительные программы международного развития: инвестиции в среднем составили около 25 000 000 долларов США в год, большая часть средств поступает от Канадского агентства международного развития [15].

Также, существует связь между канадскими кооперативными движениями и университетами. Самая известная ассоциация связана с Университетом Святого Франциска Ксавьера и его антигоническим движением. Также, существовала важная связь с Университетом Лаваля в Квебеке в межвоенные годы, а также с Университетом Квебека в Монреале и Университетом Монреаля в последние годы. В англоязычной Канаде связи с Университетом Саскачевана были очень продуктивными для обеих сторон.

Анализ нормативной базы позволил выявить ключевые элементы современной бизнес-модели канадских кооперативов, учрежденных на федеральном уровне:

– бизнес-цель: не приносить прибыль учредителями, а предоставлять продукцию и/или услуги своим членам по минимально возможным ценам;

– кооперативы не редко формируется на основе общин;

– особенности экономической модели (модели управления прибылью) кооператива: 1) прибыль, полученная в результате деловых операций, либо реинвестируется в организацию, либо перераспределяется между членами в форме возмещения их затрат; 2) возврат за затраты рассчитывается пропорционально использованию членом услуг, предоставляемых кооперативом, а не сумме, которую они вложили в кооператив; 3) особый режим для кооператив, действующих на некоммерческой основе;

– допустимо принятие решения о нераспределении прибыли (в особых случаях: приобретение статуса некоммерческой организации); кооператив, действующий на некоммерческой основе, должен четко указать в своем учредительном договоре, что он не будет распределять прибыль среди своих членов; особенность экономической модели (особый режим): прибыль направляется в общий резерв для достижения заявленной цели и для получения статуса, освобожденного от подоходного налога.

– для создания кооператива требуется не менее 3-6 человек, соответствующих требованиям: не моложе 18 лет, в здравом уме, не быть банкротами;

– кооператив является одновременным объединением его членов и предприятия, которое принадлежит участникам изначально по принципу равенства «один член – один голос»; в дальнейшем могут применяться взвешенные системы голосования;

– членство в кооперативе регулируется его внутренними нормативными документами; членство в кооперативе формирует права на продукты и/или услуги кооператива, а также права участвовать в процессе принятия решений; допустимо участие граждан в более чем в одном кооперативе;

– действует единый источник информации о кооперативной бизнес-модели, в том числе принципов формирования и развития кооперативов: «Информационное руководство по кооперативам в Канаде», подготовленное и актуализуемое Департаментом инноваций, науки и экономического развития Канады [12]; документ: предоставляет исчерпывающее описание кооперативов как формы бизнеса и их отличий от альтернативных форм, разъясняет ценности и принципы кооператива, структуру кооператива, приводится план действий, необходимых для создания кооператива (алгоритм), база для разработки бизнес-плана нового кооператива и часто задаваемые вопросы о новых кооперативах, краткий обзор актуального законодательства о кооперативах в Канаде, десяти провинциях и трех территориях;

– отдельно выделены кооперативы, ориентированные на социальные потребности, такие как жилищные и медицинские, а также благотворительные кооперативы;

– участие в программах международного развития с позиции инвестиционной поддержки и разработки основных подходов развития;

– развитие устойчивых связей с национальной системой образования.

Классификация кооперативов Канады представлена различными типами, среди которых можно выделить: сельскохозяйственные, потребительские, финансовые, жилищные, рабочие, рыболовные, медицинские и арктические [16].

Особый интерес вызывают нестандартные типы кооперативов, не имеющих мировых аналогов – это арктические кооперативы.

Первые кооперативы были открыты в 1959 году, и с тех пор кооперативы были созданы практически во всех арктических общинах и во многих близлежащих северных общинах. Всего на сегодняшний день их насчитывается более семидесяти. Их члены почти полностью являются коренными жителями – как правило, 90% или более.

Арктические кооперативы первоначально получили наибольшую известность благодаря своей работе по поощрению развития искусства инуитов, но на самом деле вскоре это стало небольшой частью их бизнеса. Они управляли магазинами, единственными конкурентами магазинам Гудзонова залива, а сегодня их современным эквивалентом являются Северные магазины. Эти предприятия предоставляют ряд услуг местным жителям и посетителям, включая отели, рыбалку, ремонт скимобилей, услуги гида, почтовые отделения, охоту и социальные услуги. Они обеспечивают обширную занятость в регионе, где безработица очень высока.

В течение последних двух десятилетий неуклонно растет и углубляется интерес к развитию различных видов кооперативов в Канаде. Наиболее распространенной областью интересов являются кооперативы в ресторанном секторе, в области продажи продуктов питания, произведенных на местном уровне, предпочтительно органических [13]. По всей стране также наблюдается значительный рост транспортных кооперативов (например, кооперативов по совместному использованию автомобилей, велосипедных кооперативов) и энергетических кооперативов, основанных на энергии ветра или производстве биодизельного топлива. Считается полезным развивать рабочие кооперативы в высокотехнологичных отраслях промышленности или искать альтернативные формы жилья. Общины, сталкивающиеся с проблемами здравоохранения из-за снижения поддержки правительств и старения населения, организовали различные виды медицинских или сервисных кооперативов. Эти кооперативы похожи на кооперативы, распространенные в других странах.

Выводы

Таким образом, на основе проведенного анализа можно утверждать, что базовые принципы модели кооперации Новой Зеландии можно рассматривать как заложенные треки реализации модели устойчивого развития. Правовой контур и выделенные принципы построения системы кооперации, с одной стороны, являются на сегодняшний момент встроенными стабилизаторами экономической системы, эффективно противостоящие внешним шокам различной этимологии, а сама системам базируется на зрелых, исторически выверенных институтах, что способствует ее дальнейшей интеграции национальную экономическую систему и росту эффективности.

Канадская национальная модель кооперативного сектора представляет одну из лучших практик развития кооперации. Предпосылкой ее развития являлись иммиграционные процессы. В этой связи канадская модель обладает яркими чертами американской и европейских моделей развития кооперации, особенно в разрезе отдельных типов кооперации.

При этом рассмотренный опыт является релевантным прежде всего для стран с федеративной формой государственного устройства, так как изначально формировался из опыта развития отдельных общин и региональных провинций. Это сформировало особенности бизнес-модели кооперации, выраженные в том числе в:

– нормативном правовом регулировании: значении регионального законодательства;

– наличии отдельных специальных органов управления на региональном уровне (ассоциаций);

– выраженной региональной специфики развития отдельных типов кооперации в Канаде;

– социальной ориентированности деятельности кооперативов.


Страница обновлена: 26.11.2021 в 11:38:44