Экологические риски сотрудничества Беларуси и Китая: основные подходы к обеспечению экологической безопасности белорусской экономики

Авсюк А.А.1
1 Институт экономики Национальной академии наук Беларуси

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 4, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2021)

Цитировать:
Авсюк А.А. Экологические риски сотрудничества Беларуси и Китая: основные подходы к обеспечению экологической безопасности белорусской экономики // Экономическая безопасность. – 2021. – Том 4. – № 4. – doi: 10.18334/ecsec.4.4.113246.

Аннотация:
В статье определены причины и виды потенциальных экологических рисков, связанных с развитием международного экономического сотрудничества Беларуси с КНР. Предложены направления и меры обеспечения экологической безопасности в аспекте экономического взаимодействия Беларуси и КНР, в том числе: совершенствование экологической политики Беларуси; разработка специальных мер по экологизации китайской стратегии «Пояс и путь» и ее сопряжение с ЕАЭС; усиление экологической составляющей функционирования Китайско-Белорусского индустриального парка «Великий камень», и формировании на его базе эко-индустриального парка. В заключении сделан вывод, что в настоящее время экологические риски для Беларуси связаны с бизнес-процессами китайских инвесторов и предпринимателей с точки зрения соблюдения экологических стандартов.

Ключевые слова: белорусско-китайские экономические связи, китайская инициатива «Пояс и путь», экологические риски, экологическая безопасность, экологическая политика, эко-индустриальный парк

JEL-классификация: Q57, Q58, F64



Введение. В современных условиях глобализации и стремительного развития системы мировой экономической интеграции, одним из важных направлений много-векторной внешнеэкономической стратегии Республики Беларусь является дальнейшее развитие торгово-экономического сотрудничества с Китайской Народной Республикой (КНР), которое на сегодняшний день сформировалось до уровня всестороннего стратегического партнерства.

Между тем, реализация торгово-экономического сотрудничества сопряжена с рядом внешнеэкономических рисков и угроз, обусловленные общими нестабильными условиями процесса глобализации мировой экономики, реализуемой внешнеэкономической стратегии выстраивания взаимоотношений Китая с другими странами. В числе таких рисков следует указать экологические риски. Об актуальности оценки экологических рисков свидетельствует то, что на Всемирном экономическом форуме (ВЭФ), проходившем в 2020 году, было заявлено, что впервые в истории Отчета все долгосрочные риски по вероятности являются экологическими. Согласно докладу, восприятие угрозы рисков переместилось на экстремальные погодные условия, экологические катастрофы, утрату биоразнообразия, природные катастрофы и неспособность смягчить темпы изменения климата.

В настоящей работе поставлена задача выявления потенциальных экологических рисков двухстороннего торгово-экономического сотрудничества Беларуси и КНР и разработка мер, обеспечивающих снижение их негативного влияния на социально-экономическое развитие страны.

Объектом исследования являются экологические риски сотрудничества Беларуси и Китая.

Предметом выступают отношения между исследуемыми странами в процессе обеспечения экологической безопасности белорусской экономики.

Исследовательская гипотеза исходит из научного предположения, что экологическая безопасность, обеспечивающаяся посредством осуществления государственной политики как в экологической, так и во многих других ключевых сферах жизнедеятельности белорусского общества, является одной из основных приоритетных подсистем национальной безопасности Беларуси.

Практическая значимость работы заключается в возможности использования её результатов в процессе совершенствования механизмов взаимодействия органов власти различных уровней и негосударственных организаций и структур Беларуси, в целях разработки и осуществления политики обеспечения экологической безопасности белорусской экономики.

Методологические аспекты анализа экологических рисков белорусско-китайских экономических отношений. В самом общем виде понятие экологический риск определяется в литературе как «вероятность наступления события, имеющего неблагоприятные последствия для природной среды и вызванного негативным воздействием хозяйственной и иной деятельности, чрезвычайными ситуациями природного и техногенного характера» [8]. Существует множество классификаций экологического риска: в зависимости от факторов, оказывающих влияние на возникновение риска, компонентов окружающей и природной среды, которая подвергается вредным воздействием, степени риска и др.

В данной работе объектом исследования являются потенциальные экологические риски, как возможные негативные последствия развития двухсторонних международных торгово-экономических связей. Такой аспект анализа экологических рисков имеет объективные сложности. Негативные изменения окружающей среды от деятельности экономических субъектов одной иностранной юрисдикции носят не только вероятностный характер, но и то, что их сложно вычленить из совокупного объема негативного воздействия на окружающую среду.

В настоящей работе было использовано несколько методологических подходов к анализу экологических рисков торгово-экономических связей Беларуси с КНР, которые предложены с уточнением общеизвестных методов из теории рисков.

Во-первых, принимались во внимание страновые риски страны-партнёра и ключевые направлений двухсторонних белорусско-китайских экономических связей (внешняя торговля, производственные связи, научно-технологические связи, инвестиционные связи).

Во-вторых, широко использовался метод аналогий. Путем обобщения информации по рискам в аналогичных ситуациях или по отдельным направлениям сотрудничества, которые имели место в других странах, выявлялись потенциальные проблемы белорусско-китайского экономического сотрудничества.

В-третьих, для выявления рисков одного из ключевых совместных инвестиционных проектов – Китайско-Белорусского индустриального парка «Великий камень» – по экологическим критериям выбирался эталон или образец деятельности китайских парков за рубежом и путем сравнительного анализа определялись потенциальные экологические риски его функционирования.

В-четвертых, использовался метод нормативного анализа. В данном случае он применялся в виде сравнения принятых и реализуемых программ и стратегий в странах-партнерах в области экологической политики, их сопряженности и выполняемости, что позволило определить проблемные зоны в двухсторонних экономических связях с позиций экологических рисков.

Реализация указанных подходов позволили сделать выводы, что экологические риски, связанные с развитием международного экономического сотрудничества Беларуси с КНР, обусловлены следующими причинами.

1) Китай имеет относительно высокий страновой экологический риск. По данным за 2019 год из 109 стран, участвующих в рейтинге, Беларусь находилась на 80 месте, в то время как «Китай занял 13 место и был отнесен к группе с высоким уровнем загрязнения» [21].

2) О потенциальной экологической угрозе Китая для Беларуси косвенно свидетельствует информация об экологическом ущербе, который нанес Китай другим странам [16; 17; 18].

Так, проведенный анализ позволил выявить примеры экологически вредного воздействия на окружающую среду экономического присутствия Китая в ряде зарубежных стран. Например, строительство Китаем угольных тепловых электростанций в странах Африки (Кения, Танзания, Гане, Мадагаскар, Кот-д’Ивуар, Южно-Африканская Республика (ЮАР) Зимбабве) сопровождается выбросами в атмосферу загрязняющих веществ.

В странах Юго-Восточной Азии (Индонезия, Мьянма, Лаосская Народно-Демократическая Республика, Малайзия и Камбоджа) имеет место негативное влияние на атмосферу, гидросферу, геосферу и биосферу, реализация ряда инвестиционных проектов: строительство плотины «Мицоне» в Мьянме; газо-нефтепровод «Шве», пересекающий два «нестабильных» региона: штат Качин на севере Мьянмы и штат Ракхайн на западном побережье страны; гидравлическая и сильно загрязняющая золотодобыча (Мьянма, Камбоджа); нефритовые рудники (Мьянма) и др.

В Монголии строительство новых железных дорог, автомагистралей, линий электропередач, газо- и нефтепроводов через экологически уязвимые зоны сопровождается риском значительного экологического ущерба, например, потери в фауне, возможны разливы нефти, локальное загрязнение, распространение пыли и соли (вдоль автомагистралей) и другие воздействия.

3) Особенности экологических стратегий КНР являются источниками рисков. В Беларуси Китай придерживается двух стратегий: «уход от загрязнения» (перенос отраслей с высоким уровнем загрязнения) и «ореол загрязнения» (использование китайскими компаниями экологически чистых технологий и улучшенные методы управления окружающей средой).

Реализация первой стратегии содержит потенциальные риски для Беларуси, так как из 180 инвестиционных проектов в Беларуси, в которых задействована китайская сторона, более 30 % связаны со строительством или модернизацией производств в сырьевых отраслях промышленности (цементные заводы, деревообрабатывающие производства, аккумуляторное предприятие, строительство ГРЭС и др.).

Вторая стратегия реализуется в Китайско-Белорусском индустриальном парк «Великий камень», который позиционирует себя как эко-индустриальный парк. Экологические риски в этом случае обусловлены технологическим отставанием белорусской стороны.

4) Имеющиеся различия и особенности экологической политики стран-партнёров. Для уточнения потенциальных экологических рисков китайского экономического присутствия в Беларуси был проведен сравнительный анализ реализуемой экологической политики в КНР и Республике Беларусь. Были рассмотрены основные стратегические и программные документы, определяющие экологическую политику стран. В Республике Беларусь: Национальная стратегия устойчивого развития Республики Беларусь до 2030 года (НСУР-30), а также проект НСУР-35; Программа социально-экономического развития Республики Беларусь на период 2021 2025 годы; Национальный план действий по развитию «зеленой» экономики в Республике Беларусь до 2020 года и др. [2; 3; 4].

Экологическая политика Китая анализировалась на основе следующих документов: 13-ый пятилетний план по охране окружающей среды; Руководящие принципы по продвижению строительства Зеленого «Пояса и пути; План «озеленение» стратегии «Пояс и путь»; «Руководящие принципы по охране окружающей среды при взаимодействии с иностранными инвестициями» и др. [1; 5; 14].

Сравнительный анализ нормативно-правовой базы проведения экологической политики в Беларуси и Китае позволил сделать следующие обобщения:

С одной стороны, КНР и Республика Беларусь уделяют значительное внимание экологизации национальных экономических отношений и достижению целей устойчивого развития, в странах создана обширная нормативно-правовая база в этой сфере, страны наработали определенный опыт решения экологических проблем и снижения экологических рисков.

В то же время, несмотря на заявленные экологические цели и рекомендуемые инструменты их достижения, детальный эколого-экономический механизм не разработан как в Беларуси, так и в КНР. Реализуются главным образом административно-командные экологические меры, слабо задействованы экономические стимулы и общественный экологический контроль. Вместе с тем, Китай значительно опережает Беларусь в реализации экологических нововведений: циркулярная экономика, зеленое финансирование, создание индустриальных «Грин-парков»; в тоже время, в Беларуси эти направления находятся на стадии проработки.

С другой стороны, необходимо отметить, что отличительной особенностью Китая является ориентация внешнеэкономической политики на экологический императив, что проявляется в разработке и реализации глобальных экологических инициатив: эко-цивилизация; экологизация стратегии «Пояс и путь». Можно даже предположить, что КНР позиционирует себя через эту политику в качестве ключевого сторонника глобального экологического руководства. В частности, отмечается, что продвигать «зеленый пояс и путь» – это важное условие для участия в глобальном экологическом управлении.

Как отмечают специалисты, при этом «Китай, активно взаимодействуя с заинтересованными сторонами из принимающей страны, использует «мягкое право» [13], то есть почти все правила, относящиеся, к экологическим аспектам реализации глобальных китайских инициатив, являются юридически необязательными и определяются неформальными документами. Например, в соответствии с законодательством, китайским компаниям, работающим за рубежом, рекомендованы добровольные меры по охране окружающей среды, им предписано проводить оценку воздействия на окружающую среду (ОВОС). Это означает, что компании могут нести ответственность за свой вклад на воздействие окружающей среды, но они не будут подвергнуты юридическим санкциям со стороны Китая. Поэтому, регулирующие воздействия на окружающую среду со стороны китайских зарубежных инвестиций остаются относительно слабыми, в основном добровольными и не совпадают с политикой, регулирующей внутренние инвестиции. Все это создает условия для возможных негативных последствий международной экономической деятельности для окружающей среды [7; 19].

Можно обобщить, что в настоящее время для Беларуси потенциальные экологические риски белорусско-китайского торгово-экономического сотрудничества связаны со следующими рисками и проблемными ситуациями:

- с деятельностью китайских инвесторов и предпринимателей с точки зрения соблюдения экологических стандартов при реализации инвестиционных проектов и производственных процессов производства продукции;

- несоблюдения экологических требований к импортируемым товарам из Китая;

- возможными неблагоприятными экологическими последствиями участия Беларуси в китайской инициативе «Пояс и путь»;

- сложностями и ограничениями формирования на базе Китайско-Белорусского индустриального парка «Великий камень» эко-индустриального парка.

Направления и практические рекомендации по снижению экологических рисков китайского присутствия в Республике Беларусь. Обеспечения экологической безопасности дальнейшего взаимодействия Беларуси и КНР может быть осуществлено по следующим направлениям.

Первое направление связано с совершенствованием экологической политики в Беларуси, разработкой и реализацией нововведений в области «зеленой» и циркулярной экономики.

С целью снижения экологические риски китайского присутствия в Беларуси необходимо ужесточать национальное экологическое законодательство и, в ряде случаев, довести уровень национальных технологических стандартов до уровня технологических требований с китайской стороны. При этом, важно соблюдать баланс с экономическими интересами, и не сокращать приток китайских инвестиций в белорусскую экономику. Необходимо преодолеть институциональную дистанцию в экологической сфере между экономическими субъектами и учреждениями из Китая и Беларуси как стран-партнеров.

Экологическая политика Беларуси требует совершенствования в направлении расширения и повышения разнообразия реализуемых институциональных, экономических, организационных, административных и информационных мер.

Например, в настоящее время недостаточно или вообще не используются такие методы как: механизмы кредитования и страхования с учетом экологических рисков; внедрение в практику дифференциации налогов, при которой действующие налоги адаптируются исходя из природоохранных целей; применение инструмента «материальный паспорт товара», содержащего сведения о количестве, расположении и способах извлечения вторичных материальных ресурсов; более широкое привлечение общественности и заинтересованных групп к управлению природоохранной деятельностью и организации общественного контроля, создание национального и региональных центров по оказанию и содействию соблюдения экологических требований; повсеместное внедрение на совместных предприятиях системы экологического менеджмента и др.

Второе направление включает специальные меры по экологизации стратегии «Пояс и путь» и сопряжении этой инициативы с ЕАЭС, в том числе с участием в их реализации Республики Беларусь.

Предложенная КНР идея – экологизации инициативы «Пояс и путь» требует создания соответствующих условий в странах-участницах этого глобального проекта, для государств-членов ЕАЭС, по территории которых проходит «Шелковый путь», целесообразен межгосударственный формат решения этой задачи и реализация специальных мер. Представляется, что основными мерами в рамках указанного направления в формате ЕАЭС могут стать:

а) развитие экологического права в нормативно-правовой основе функционирования ЕАЭС;

б) разработка Концепции по внедрению принципов «зеленой» экономики в ЕАЭС [15], содержащей меры по введению единых «зеленых» стандартов производства и потребления;

в) гармонизация платежей за загрязнение окружающей среды в странах-членах ЕАЭС [10; 12];

г) формирование образцовых зон экологического сотрудничества стран-членов ЕАЭС и др. Практическое наполнение с нацеленностью на углубление экологических аспектов взаимодействия участников инициативы «Пояс и путь» должны получить положения «Соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между Евразийским экономическим союзом и его государствами членами, с одной стороны, и Китайской Народной Республики, с другой стороны» от 17 мая 2018 года. Этот нормативно-правовой акт направлен на развитие не преференциального механизма экономического сотрудничества, в том числе в аспекте сопряжения ЕАЭС и инициативы «Пояс и путь». Это может стать правовой основой для конкретных шагов в управлении экологическими рисками.

В частности, предлагается: сформировать экологическую рабочую группу из представителей стран-членов ЕАЭС, интересы которых затрагиваются при реализации инициативы «Пояс и путь», а также заинтересованных лиц КНР, в задачи которой должны войти обсуждение и выработка совместных решений в экологической сфере; организовать сеть контактных пунктов (их создание предусмотрено рассмотренным выше Соглашением) на территории размещения инфраструктурных и производственных объектов в странах ЕАЭС, создаваемых с участием КНР, в том числе на территории Беларуси для сбора и совместного использования данных по мониторингу окружающей среды.

Третье направление разрабатываемой политики должно быть нацелено на усиление экологической составляющей функционирования Китайско-Белорусского индустриального парка и в перспективе создания на его базе Грин-парка [9].

За основу разработки стратегии дальнейшего развития Китайско-Белорусского индустриального парка «Великий камень», как эко-индустриального парка, могут быть приняты руководящие принципы формирования эко-индустриальных парков, разработанные Организацией Объединенных Наций по промышленному развитию (ЮНИДО) [20].

Указанные документ определят требования к уровню развития технологий; создание новых предприятий, например, в области возобновляемых источников энергии, промышленности 4.0, переработки отходов и др.; меры по повышение эффективности использования ресурсов и определение вариантов симбиоза в промышленности; модель управления эко-парком; организацию экологического мониторинга и управление экологическими рисками и др.

В соответствии с концепцией «Грин-парка» механизм управления деятельностью Китайско-Белорусского индустриального парка «Великий камень» требует дополнения экологической составляющей, что предполагает реализацию следующих мер.

Во-первых, целесообразно дальнейшее развитие нормативно-правовой базы функционирования парка, предусматривающей дополнительные льготы для деятельности резидентов в случае экологически надлежащего поведения.

Во-вторых, совершенствование структуры управления парком в части экологического регулирования. Предлагается формирование экологического Центра на базе китайско-белорусского индустриального парка, функциями которого должны стать:

1) управление экологическими рисками, включая разработку систем оценочных показателей, мониторинг, корпоративных стандартов устойчивого развития, стандартов для экологически чистых продуктов, осуществление оценки воздействий на окружающую среду, участие в международных рейтингах;

2) оказание экологических услуг: экологический аудит, экологическая маркировка, экологическая сертификация, экологическая экспертиза, консультации, образовательные услуги по повышению экологической грамотности предпринимателей и/или резидентов, участие в согласованной разработке экологических стандартов и др.

В-третьих, по опыту других стран и, прежде всего, Китая, Парк может стать пилотной площадкой для разработки и апробации модели циркулярной экономики в Беларуси, включая в первую очередь использование бизнес-моделей: «круговые цепочки добавленной стоимости», «замкнутый цикл переработки» [6].

Для этого потребуется реализация следующего:

- содействие разработке и внедрению на предприятиях-резидентах безотходных технологий;

- по мере формирования кластерной модели функционирования эко-парка, реализация концепции промышленного симбиоза;

- «разработка цифровых паспортов продукции и специальной маркировки» [11];

- создание Фонда циркулярной экономки, который будет представлять собой комплексный пакет финансовой помощи, предоставляющий финансовые возможности в форме грантов, бюджетных гарантий и финансовых инструментов и др.

Предложенный перечень мер для предотвращения либо снижения негативного влияния на окружающую среду реализации китайских инициатив и проектов может стать базой для разработки политики управления экологическими рисками белорусско-китайского экономического сотрудничества.

Заключение

По результатам оценки экологических рисков сделан вывод о том, что в настоящее время для Беларуси они связаны со следующими аспектами:

- бизнес-процессами китайских инвесторов и предпринимателей с точки зрения соблюдения экологических стандартов;

- риском несоблюдения экологических требований импортируемых Беларусью товаров из КНР;

- экологическими рисками функционирования Китайско-Белорусского индустриального парка «Великий камень»;

- участием Беларуси в инициативе «Пояс и путь».

Показано, что обеспечение экологической безопасности дальнейшего взаимодействия Беларуси и КНР может быть осуществлено по следующим направлениям:

1) совершенствование экологической политики в Беларуси, разработка и реализация нововведений в области «зеленой» и циркулярной экономики;

2) разработка специальных мер по практической реализации заявленной со стороны Китая инициативы экологизации стратегии «Пояс и путь» и сопряжении этой инициативы с ЕАЭС, в том числе с участием Республики Беларусь;

3) усиление экологической составляющей функционирования Китайско-Белорусского индустриального парка «Великий камень» и создание на его базе эко-индустриального парка (в перспективе – эко-города как спутника города Минска).


Источники:

1. Указ Председателя Китайской Народной Республики № 26 от 15 марта 2019 г. Закон Китайской Народной Республики «Об иностранных инвестициях».
2. Постановление Президиума Совета Министров Республики Беларусь от 2 мая 2017 г. №10. Национальная стратегия устойчивого развития Республики Беларусь до 2030 года. [Электронный ресурс]. URL: NatsionalnajastrategijaustojchivogosotsialnoekonomicheskogorazvitijaRespublikiBelarusnaperioddo2030goda (дата обращения: 15.03.2021).
3. Программа социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016-2020 годы. [Электронный ресурс]. URL: http://www.government.by/upload/docs/program_ek2016-2020.pdf (дата обращения: 15.03.2021).
4. Национальный план действий по развитию «зеленой» экономики в Республике Беларусь до 2020 года. [Электронный ресурс]. URL: http://www.government.by/upload/docs/fileb9cfb7e9401807aa (дата обращения: 15.03.2021).
5. План сотрудничества в области экологии и охраны окружающей среды в рамках инициативы «Пояс и путь. [Электронный ресурс]. URL: https://wenku.baidu.com/view/5e50d52d178884868762caaedd3383c4bb4cb4cf.html (дата обращения: 15.03.2021).
6. Авсюк А.А. Экологизация китайской инициативы «Пояс и Путь» в развитии сотрудничества КНР и ЕАЭС: проблемы и направления реализации. / Стратегия развития экономики Беларуси: вызовы, инструменты реализации и перспективы: сборник научных статей в 2-х т. / Национальная академия наук Беларуси, Институт экономики НАН Беларуси; ред. кол.: В.Л. Гурский [и др.]. Т. 2. - Минск: Право и экономика, 2020. – 64-71 c.
7. Бокарев Д. Экологические проблемы Китая: есть ли выход?. Новое восточное обозрение. [Электронный ресурс]. URL: https://ru.journal-neo.org/2016/02/26/chinese-environmental-issues-is-there-a-way-out/ (дата обращения: 15.08.2021).
8. Википедия. Экологический риск. [Электронный ресурс]. URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/ (дата обращения: 15.03.2021).
9. Индустриальный парк «Великий камень». [Электронный ресурс]. URL: https://www.industrialpark.by (дата обращения: 15.03.2021).
10. Информационный портал NoNews. Рейтинг стран по уровню загрязнения окружающей среды. [Электронный ресурс]. URL: https://nonews.co/directory/lists/countries/pollution-rating (дата обращения: 15.03.2021).
11. Караваева И. В., Иванов Е. А., Лев М. Ю. Паспортизация и оценка показателей состояния экономической безопасности России // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 8. – c. 2179-2198.
12. Лев М. Ю. Экономическая безопасность и цены в процессе интеграции стран-членов ЕАЭС // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2019. – № 5. – c. 132-147. – doi: 10.24411/2073-6487-2019-10063.
13. Лещенко, Ю. Г. Ермоловская О. Ю., Никулин С. В. Институциональная модель регулирования финансового рынка Китая // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 1. – c. 139-154. – doi: 10.18334/epp.10.1.41535.
14. Министерство охраны окружающей среды Китая. Руководство по продвижению Зеленого «Пояса и Пути». [Электронный ресурс]. URL: http://www.gov.cn/xinwen/2017-05/09/content_5192214 (дата обращения: 15.03.2021).
15. Петренко Е. С. Варламов А. В., Лещенко Ю. Г. Экономическая безопасность России в процессе интеграции в Евразийский экономический союз // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 1191-1210. – doi: 10.18334/eo.10.4.111399.
16. Lechner A., Tritto A., Horstmann A. The Belt and Road Initiative: Environmental Impacts in Southeast Asia. - ISEAS-Yusof Ishak Institute, 2019.
17. Shinn David H. The Environmental Impact of China’s Investment in Africa // Cornell International Law Journal. – 2015.
18. Tracy Elena F., Shvarts Evgeny A., Simonov Eugene A., Babenko Mikhail China’s new Eurasian ambitions: the environmental risks of the Silk Road Economic Belt // Eurasian Geography and Economics. – 2017.
19. Wang Hongtao, Wang Tao, Toure Brahima, Li Fengting Protect Lake Victoria through Green Economy, Public Participation and Good Governance // Environment Science & Technology. – 2012. – № 46(19). – p. 10483-4. – doi: 10.1021/es303387v.
20. World Bank Group. A Practitioner's Handbook for Eco-Industrial Parks Implementing the International EIP Framework Toolbox. [Электронный ресурс]. URL: https://openknowledge.worldbank.org/handle/10986/31456 (дата обращения: 15.03.2021).
21. World Economic Forum. The Global Risks Report 2020. – 95 p. [Электронный ресурс]. URL: www.weforum.org (дата обращения: 15.03.2021).

Страница обновлена: 16.08.2021 в 16:13:39