Бедность и прожиточный уровень населения в обеспечении социально-экономической безопасности

Лев М.Ю.1
1 Институт экономики РАН

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 4, Номер 3 (Июль-сентябрь 2021)

Цитировать:
Лев М.Ю. Бедность и прожиточный уровень населения в обеспечении социально-экономической безопасности // Экономическая безопасность. – 2021. – Том 4. – № 3. – doi: 10.18334/ecsec.4.3.112403.

Аннотация:
В работе представлено исследование по формированию показателей, характеризующих бедность, в том числе прожиточного уровня и потребительской корзины. Рассмотрены нормативные, правовые документы по определению показателей бедности и потребительской корзины на протяжении исторического периода с начала рыночных реформ в России. Проведён анализ пороговых показателей бедности, величины прожиточного минимума, потребительской корзины в России по данным Росстата, Всемирного Банка в сопоставлении с аналогичными показателями в отдельных зарубежных промышленно-развитых странах. По результатам исследования сделан вывод, что в обеспечении социально-экономической безопасности государства в условиях экономического спада изменение долевого показателя людей, живущих за чертой бедности может привести к нелогичным результатам. Поскольку медианный доход, с которым соотносится прожиточный уровень как пороговый индикатор, может уменьшиться больше, чем доходы самых бедных домохозяйств.

Ключевые слова: социально-экономическая безопасность государства, бедность, прожиточный уровень, потребительская корзина, минимальная оплата труда

Финансирование:
Статья подготовлена в соответствие с темой государственного задания «Новые вызовы и угрозы социально-экономической безопасности: меры бюджетно-финансового регулирования».

JEL-классификация: E31, H56, I31, I32, I38



Введение

В 2017 году целевой группой Европейской экономической комиссии ООН из 30 специалистов 17 национальных статистических управлений и международных организаций, в том числе двух представителей Росстата, было подготовлено «Руководство по измерению бедности» [25], предназначенное в первую очередь для национальных статистических органов, которое содержит необходимую информацию для органов исполнительной власти. Основная цель определения критериев бедности – это получение надежных и своевременных статистических данных для мониторинга и выработки национальной политики сокращения бедности, сопоставимой международной статистике.

Понятие бедности не ограничивается только рамками материальных условий жизни людей и выражается также в плохом состоянии здоровья, отсутствии гарантий занятости, социальной изоляции, плохом питании и отсутствии личной безопасности, что в конечном итоге относится к социально-экономической безопасности населения страны. Бедность означает отсутствие элементарных возможностей реально участвовать в полноценной жизни общества, которое проявляется в отсутствии возможностей накормить и одеть семью, учиться в школе или лечиться в больнице, выращивать продукты питания на своей земле или иметь работу, позволяющую зарабатывать на жизнь, а также в отсутствии доступа к кредитам. Бедность означает незащищенность, беспомощность и социальное отчуждение людей от элементарных основ цивилизации: пользование интернетом, полноценной связью, транспортом. Это уязвимость к насилию, а зачастую – жизнь в неспокойных и опасных местах, без доступа к чистой воде и качественной медицинской помощи, условий для обеспечения личной гигиены. Качественная статистика бедности необходима для мониторинга ситуации и оценки результатов принимаемых мер, в том числе для оценки эффективности, экономических и политических мер, программ и проектов, реализуемых в первую очередь в интересах малоимущих.

Перед новым 2021 годом, по-видимому в качестве рождественского подарка был принят федеральный закон, предполагающий изменение модели установления величины прожиточного минимума и минимального размера оплаты труда и «упразднение института потребительской корзины» [8]. Истина посередине. Минтруд предложил упразднить потребкорзину.

В соответствии с новым законом прожиточный минимум будет определяться не по потребительской корзине, а «по медианному доходу» [2]. По расчетам Минтруда, прожиточный минимум будет зависеть от уровня доходов большинства населения и повышаться по мере их роста. По новой методике минимальный размер оплаты труда и прожиточный минимум определены как соотношение с медианной заработной платой и медианным среднедушевым доходом и утвержден прожиточный минимум на 2022 год в размере 11 950 рублей, для трудоспособного населения – 13 026 рублей, для детей – 11 592 рубля, для пенсионеров – 10 277 рублей. Прожиточный минимум составляет 44,2% от медианного среднедушевого дохода, рассчитываемого Росстатом. Минимальный размер оплаты труда (МРОТ) составляет 42% от медианной заработной платы, также рассчитываемой Росстатом, предлагается установить на 2022 год в размере 13 617 рублей, что на 6,4% выше значений 2021 года [18].

Таким образом, целью исследования стала актуальная тема – смена парадигмы расчета прожиточного минимума и минимального размера оплаты труда взамен определения стоимости потребительской корзины.

Задачи исследования:

- рассмотреть критерии бедности России в сравнении с зарубежными странами в историческом аспекте;

- проанализировать пороговые показатели бедности, величины прожиточного минимума, потребительской корзины.

Объект исследования – бедность и прожиточный уровень населения в обеспечении социально-экономической безопасности.

Предмет исследования – социально-экономические отношения, определяющие бедность и прожиточный уровень населения в обеспечении социально-экономической безопасности.

Научная новизна исследования заключается в обосновании необходимости применения комплексного подхода к измерению бедности и постоянного мониторинга доли населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума как показателя порогового уровня социально-экономической безопасности.

Практическая значимость работы состоит в предложениях автора: проводить мониторинг доли граждан с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума, уровень которых превышает пороговые значения; использовать комбинации факторов для установления порога бедности, включая нормативную оценку бедности, субъективную или коллективную оценку бедности или наблюдаемую долю признаков бедности.

Исторический аспект формирования критерия бедности

В 1990 году группа специалистов и экспертов Всемирного банка предложила измерять численность бедного населения в мире, взяв за основу принятые расчеты, используемые в странах мира с самыми небольшими доходами. Изучив национальные уровни групп населения с самыми низкими доходами в наиболее бедных странах мира и используя валютные курсы, преобразуя их в единую валюту, получили паритет покупательной способности (ППС). Валютные курсы на основе ППС рассчитываются для того, чтобы цена того же количества товаров и услуг была «эквивалентной во всех странах» [12, с. 82] (Lev, 2013, р. 82). После пересчета по ППС было установлено, что в шести странах уровень бедности составил около 1 доллара США на человека в день, который и был принят в качестве индикатора для первого единого международного показателя уровня бедности.

В 2000 году на Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций главами государств и правительств была принята «Декларация тысячелетия» [7], на основе которой приняты «Цели развития, сформулированные в Декларации тысячелетия» (ЦРДТ). Разделом III «Развитие и искоренение нищеты» Декларации, вопросами искоренения крайней бедности и голода было предусмотрено, что необходимо создание как на национальном, так и на глобальном уровне условий, благоприятствующих развитию и ликвидации нищеты. Для решения этой задачи были предусмотрены следующие показатели:

- доля населения, имеющего доход ниже 1 долл. (по ППС в 1993 году) в день. Для отслеживания тенденций в области бедности в странах следует использовать, где это возможно, показатели, основанные на национальной черте бедности;

- индекс глубины бедности, распространенность бедности;

- доля беднейшего квинтиля населения в потреблении страны;

- численность детей в возрасте до пяти лет с дефицитом массы тела;

- доля населения, чья суточная калорийность питания не достигает минимального уровня.

Выбранные пороговые уровни депривации были достаточно высокими, поэтому во многих странах Европы и Центральной Азии абсолютные показатели многомерной бедности оказались очень низкими.

Между тем, если в 1990 году население, которое в соответствии с принятым пороговым уровнем было отнесено к категории живущих в условиях крайней бедности, проживало главным образом в сельской местности, то в настоящее время 25% беднейшего населения проживает в городах. Учитывая эти тенденции, ряд стран разработали свои национальные показатели бедности и использовали дополнительные альтернативные показатели. На сегодняшний день согласованный на глобальном уровне порог бедности, составляющий 1,90 долл. США в день по паритету покупательной способности (ППС), также очень низок для стран региона ЕЭК ООН. В целях исправления сложившейся ситуации Всемирный банк предложил использовать в странах со средним уровнем доходов два или более пороговых уровней бедности. Вместе с тем существуют проблемы с абсолютными порогами бедности, которые проявляются в их высокой чувствительности к выбору базисного года ППС, валютного курса для пересчета доходов в национальной валюте в доллары США и корзины товаров, используемой для расчета ППС. Отчасти из-за этих проблем некоторые организации, например Европейский союз и ОЭСР, используют для международных сопоставлений не абсолютные, а относительные пороговые значения бедности, рассчитываемые как «доля медианного дохода» [24].

После того как в 2005 году был завершен новый этап сбора более обширных данных о международных сопоставимых ценах, международный уровень бедности был пересмотрен на основе 15 национальных уровней бедности, принятых в некоторых наиболее бедных странах мира. Среднее значение этих 15 уровней бедности составило 1,25 доллара США на человека в день (аналогичным образом, на основе ППС), и этот показатель был принят в качестве уточненного международного уровня бедности.

В 2011 году при расчете применялись уровни бедности в тех же 15 беднейших странах, как и в 2005 году (с учетом неизменных критериев, на основе которых проводится оценка), для расчета нового международного уровня бедности в 1,90 доллара США в ценах 2011 года на основе ППС.

Борьба с бедностью и социальной изоляцией лежит в основе стратегии «Европа 2020» для разумного, устойчивого и инклюзивного роста. Поскольку в 2008 году более 120 миллионов человек в ЕС находились под угрозой бедности или социальной изоляции, лидеры ЕС обязались вывести к 2020 году не менее 20 миллионов человек из бедности и социальной изоляции. Экономика стран ЕС восстанавливается, и улучшения также приносят пользу наиболее уязвимым слоям населения. В 2017 году в ЕС было на 4,4 миллиона человек меньше людей, подвергающихся риску бедности, по сравнению с докризисным уровнем в 2008 году, что представляет собой сокращение более чем на 10 миллионов с момента пика в 2012 году. Это по-прежнему выше целевого показателя, установленного в стратегии «Европа-2020», но некоторые показатели улучшились, как показывают статистические данные за 2017 год, а именно:

- 22,4% населения ЕС подвержены риску бедности, в том числе 24,9% всех детей в Европе, 23,3% женщин;

- 6,7% всех европейцев по-прежнему живут в тяжелых материальных лишениях, хотя их число значительно сократилось:

- 17% европейцев живут менее чем на 60% среднего семейного дохода их страны;

- 9,3% европейцев живут в семьях, где ни у кого нет работы.

В среднем 20% самых богатых домохозяйств ЕС зарабатывают в пять раз больше, чем 20% самых бедных домохозяйств. Меньшее количество людей живет в семьях без работы, но уровень их бедности остается высоким или продолжает расти, достигая примерно 60% в ЕС. Доля работающих бедняков увеличивается в ряде стран – членов ЕС, достигнув 9,6% в ЕС. 30,1% людей с ограниченными возможностями в ЕС подвергались риску бедности или социальной изоляции по сравнению с 20,9% людей без инвалидности. Системы социального обеспечения в разных странах ЕС неодинаково эффективны. «Лучшая система снизила риск бедности на 57%, наименее эффективная – на 16% (в среднем по ЕС – 34%)» [6].

Принято считать, что в России до начала рыночных реформ в 1992 году нормативных документов критерия бедности как понятия не существовало. Вместо него начал применяться термин «потребительская корзина», под которым понимался набор товаров и услуг, характеризующий уровень и структуру потребления человека, и использовался в двух значениях:

- минимальная потребительская корзина – «необходимые для сохранения здоровья человека и обеспечения его жизнедеятельности минимальный набор продуктов питания, а также непродовольственные товары и услуги, стоимость которых определяется в соотношении со стоимостью минимального набора продуктов питания» [1].

Минимальная потребительская корзина рассчитывалась на основе установленных нормативов и не отражала реальный текущий уровень потребления, так как включала в себя наиболее дешевые товары или услуги, которые не всегда могли употребляться в питании семьи из-за их отсутствия в продаже. Такое потребление дешевых продуктов в составе потребительской корзины экономисты называли составом «биологического выживания человека» [9, с. 67] (Kazantsev, Kolpakova, Lev, Sokolov, 2021, р. 67);

- средняя потребительская корзина как наиболее типичный набор товаров и услуг, потребляемый человеком, рассчитываемая на основе статистических исследований реального уровня потребления.

Минимальная потребительская корзина использовалась для расчета прожиточного минимума, средняя потребительская корзина применялась для расчета индекса «потребительских цен и инфляции» [14] (Lev, 2016). Соотношение стоимости непродовольственных товаров и услуг от стоимости продуктов питания составляло 50% от стоимости продуктов питания для всех групп населения.

До рыночных преобразований продуктовая корзина определялась по разработанным нормам Институтом питания Академии медицинских наук СССР, пользуясь специально разработанным для этой цели методом, в основе которого применялась суточная калорийность, пересчитанная по фактическим ценам в стоимость потребительской корзины. Калорийное потребление по составу суточного рациона распределялось по 4 группам:

- первая группа, со средней потребностью в 3000 калорий, к которой относились люди умственного труда и лица, выполняющие работу в сидячем положении;

- вторая группа – лица, занятые физическим механизированным трудом,

потребность которых в среднем равнялась 3500 калорий;

- третья группа – со средней потребностью в 4000 калорий – включала

лиц, занятых немеханизированным, умеренно тяжелым физическим

трудом;

- четвертая группа, с потребностью в 4500–5000 калорий, охватывала

лиц, «занятых тяжелым физическим трудом» [10, с. 22].

Для детей калорийность питания в возрасте от 8 до 16 лет составляла 2000–2400 калорий [10, с. 23]. Набор продуктов, входящих в состав продуктовой корзины, отличался в различных регионах, разбитых по 12-часовым поясам, но должен был составлять те же калории.

До настоящего времени «нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации являются государственным нормативным документом, определяющим величины физиологически обоснованных современной наукой о питании норм потребления незаменимых (эссенциальных) пищевых веществ и источников энергии, адекватные уровни потребления микронутриентов и биологически активных веществ с установленным физиологическим действием» [23]. В соответствии с действующими нормами взрослое население в зависимости от величины энерготрат поделено на 5 групп для мужчин и 4 группы для женщин, учитывающих производственную физическую активность. В среднем величина энергозатрат для взрослого мужчины в возрасте от 18 до 60 лет весом 60–80 кг составляет 1500–1900 ккал/сут., для женщин в возрасте от 18 до 60 лет весом 45–60 кг составляет 1100–1300 ккал/сут. При этом физиологические потребности в энергии для взрослых составляют от 2100 до 4200 ккал/сут. для мужчин и от 1800 до 3050 ккал/сут. для женщин [1]. То есть для расчета энергозатрат по продуктам питания, входящим в потребительскую корзину, применяются одни нормы, но для физиологического потребления нормы другие.

Таким образом стоимость потребительской корзины определялась по калорийности питания входящих в нее продуктов по самым низким ценам, и чтобы поискать набор таких продуктов в магазине, нужно было постараться. Однако для состава потребительской корзины нужно было не наличие продуктов питания в одном торговом предприятии, а их дешевое наличие по данным статистических органов в конкретной административной единице (район, город, область, край).

Кроме того, Минздравом РФ рекомендованы нормы потребления продуктов питания, обеспечивающие населению ведение здорового образа жизни и «здорового питания» [4]. По мнению ряда экономистов, расчет стоимости потребительской корзины для определения величины прожиточного минимума и численности населения, нуждающегося в социальной поддержке государства, явно занижен и не соответствует «реальному положению» [20] (Terenteva, 2018). Одновременно занижение стоимости минимального набора продуктов питания имело безусловное негативное значение для определения стоимости потребительской корзины, которая являлась основой при расчете прожиточного минимума в стране.

В первой декаде декабря 2019 года на рассмотрение депутатов Государственной Думы РФ был внесен законопроект, который предполагал существенное изменение «потребительской корзины» [17].

Законопроект интересен тем, что, по сути, был неплохо подготовлен, обстоятельно расписан, проведена большая аналитическая работа по потребительской корзине предыдущих лет и предложены новые продукты питания и новые услуги и увеличение стоимостной оценки потребительской корзины для трудоспособного населения в 3,52 раза. Кроме того, законопроектом предполагалось за счет бюджета увеличение:

- МРОТ в объеме 617 млрд руб.;

- индексации заработной платы работников бюджетной сферы – 44,3 млрд руб.;

- индексация пенсий – 225,2 млрд руб.;

- выплаты пособий на детей – 34,8 млрд руб.;

- иные выплаты, увязанные с прожиточным минимумом, – 14 млрд руб.;

- расходы на социальную доплату к пенсии всего по РФ – 4,5 трлн руб., средний размер выплаты на человека – 11,1 тыс. руб.

Примечательно, что законопроект был подготовлен 18 депутатами от партии «Справедливая Россия» и депутатами, не входящими во фракции, что автоматически означало его неутверждение. Постановлением Государственной Думы № 9044-7 ГД от 10.11.2020 этот законопроект отклонен.

Спустя месяц был принят закон, который упразднил систему расчетов и саму потребительскую корзину от употребления, введя новые категории: минимум прожиточного уровня и минимальный размер оплаты труда. Минимум будут рассчитывать не по потребительской корзине, а по медианному среднедушевому доходу за предшествующий год. В результате он будет зависеть от уровня доходов большинства граждан и повышаться по новому закону по мере «роста доходов населения» [2]. Разумеется, если роста доходов не будет, то и изменений, соответственно, тоже не будет. МРОТ при этом будут рассчитывать с учетом медианной зарплаты. Результат не должен быть ниже прожиточного минимума трудоспособного населения. В 2021 г. МРОТ по РФ составит 12 792 руб. в месяц. Региональный прожиточный минимум будет устанавливаться исходя из федерального, при этом коэффициенты соотношения будет определять Правительство Российской Федерации.

Анализ пороговых показателей бедности, величины прожиточного минимума, потребительской корзины

Прежде чем провести анализ показателей: бедности, величины прожиточного минимума, стоимости потребительской корзины, необходимо определиться в главном – для чего это нужно. Для каких целей нужно сопоставлять эти показатели и особенно с аналогичными показателями в зарубежных странах. Ответ на поверхности – наличие сопоставимых показателей бедности позволяет органам законодательной и исполнительной власти получать важную информацию для реализации или оценки результатов политики и программ. Без международных сопоставлений странам трудно оценить свои успехи в деле искоренения бедности. Сравнения собственных усилий с усилиями соседних стран в целях выявления передового опыта в регионе, так и разработки ключевых статистических показателей для облегчения сопоставлений между странами. Странам с доходом ниже среднего, возможно, следует сопоставлять свои подходы к проблеме бедности и ситуацию в этой области с соответствующими подходами и показателями более развитых стран с тем, чтобы разрабатывать программы с опорой на опыт эффективных действий в аналогичном контексте.

Использование одних и тех же определений бедности разными способами на практике (например, путем использования разных шкал эквивалентности или использования дохода, а не потребления в качестве показателя благополучия) может давать совершенно разные результаты как на национальном, так и на межстрановом уровне. Это, в свою очередь, может также влиять на политические решения, касающиеся целых стран и регионов. Статистику бедности публикуют многие международные организации, включая Всемирный банк, ОЭСР [2], ПРООН [3] и Евростат. Предпринимаются постоянные усилия по укреплению способности статистических управлений разрабатывать показатели бедности в соответствии с международными стандартами. Рассмотрим приведенные в таблице 1 показатели бедности в отдельных зарубежных странах.

Таблица 1

Население с доходом ниже уровня бедности, (в %)*

Страна
Фран-ция
Бель-гия
Ки-тай
Япо-ния
Герма-ния
Брази-лия
Вели-кобр.
Рос-сия
Ита-лия
США
Испа-ния
Показатель
0,0
0,1
0,5
0,7
0,0
4,4
0,2
0,0
1,4
1,0
0,7
Год
2017
2017
2016
2013
2018
2018
2016
2018
2017
2016
2017
* процент населения, живущего менее чем на 1,90 доллара в день, по международным ценам 2011 года.

Источник: составлено автором по данным [21].

Как видно из таблицы 1, Россия по населению с доходом ниже уровня бедности имеет преимущество перед такими промышленно развитыми странами, как Бельгия, Япония, Италия, США, Испания, Китай, но необходимо также учитывать годы представленных статистических показателей, например: Япония – данные за 2013 год, другие страны – за 2016–2018 годы и без учета кризисного периода 2020–2021 годов, вызванных пандемией COVID-19. Следует отметить, что в Великобритании процент бедного населения рассчитывается по трем различным показателям: относительная бедность (доход менее 60% от медианы), шкала национальной помощи и шкала дополнительных пособий, на основании оценки Национального института экономических и социальных исследований. В настоящее время в Соединенном Королевстве нет официального измерения бедности [5].

Рассмотрим динамику прожиточного минимума в России за период 2014–2021 годов, представленную в таблице 2.

Таблица 2

Динамика прожиточного минимума в России, *

(в среднем на душу населения; рублей в месяц)

2014/2015/2016
2017/2018/2019
2020/2021
Все населе_ние
в том числе по социально-демографическим группам населения
Все населе-ние
в том числе по социально-демографическим группам населения
Все населе-ние
в том числе по социально-демографическим группам населения
трудо-способ-ное население
пенсио-неры
трудо-способ-ное население
пенсио-неры
трудо-способ-ное население
пенсио-неры
8050/ 9701/ 9828
8683/ 10455/ 10598
6617/ 7965/ 8081
10088/10287 10890
10899/ 11125/ 11809
8315/ 8483/ 9002
11132/11653
12235/ 12702
9308/ 10022
* С 2014–2020 гг. – оценка на основании данных о величине прожиточного минимума за I – IV кварталы соответствующего года, устанавливаемой: в целом по Российской Федерации – Правительством Российской Федерации (начиная с IV квартала 2017 г. – Минтрудом России). С 2021 г. – данные о величине прожиточного минимума устанавливаются на соответствующий год: в целом по Российской Федерации – Правительством Российской Федерации.

Источник: составлено автором по данным Федеральной службы государственной статистики [22].

В таблице 3 представлены показатели роста инфляции и прироста прожиточного минимума в России за период 2014–2021 годы.

Таблица 3

Динамика роста инфляции и прироста прожиточного минимума в России, (в%)

Год
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
2021*
Инфляция, %
11,36
12,91
5,38
2,52
4,27
3,05
4,91
3,48
Прожиточный
минимум, всего
-
20,5
1,3
2,64
1,97
5,86
2,22
4,68
в т. ч. труд. население

20,3
1,37
2,84
2,07
6,15
3,6
3,82
пенсионеры

20,3
1,45
2,89
2,02
6,12
3,39
7,67
дети

22,19
1,98
2,74
2,27
5,45
4,79
0,78
*Прогноз.

Источник: составлено автором по данным Федеральной службы государственной статистики [22].

Как видно из таблиц 2, 3, инфляция в России значительно опережает прожиточный уровень за рассматриваемый период за исключением 2015 года, когда прожиточный минимум почти в два раза превышал инфляцию. В целом за анализируемый период соотношение прожиточного уровня 2021 года к 2015 году, то есть прирост, составило 20,12%, в то время как прирост инфляции составил 47,88%, или почти в два раза ниже инфляции. Следует обратить внимание на несколько отличный прирост прожиточного минимума для трудового населения и пенсионеров. Если в 2016–2017 годах прожиточный минимум для пенсионеров был несколько выше, чем для трудоспособного населения, то в 2018–2020 годах он ниже, но уже в 2021 году определен в два раза выше. Но особо скачущие показатели по графе – дети, для которых в 2017, 2019 годах установили показатель прожиточного минимума меньше, чем для пенсионеров в этих же годах, а в 2021 году – в 2 раза ниже.

В таблице 4 представлены данные по соотношению среднедушевых денежных доходов населения с величиной прожиточного минимума в целом по России за период 2014–2020 годы.

Таблица 4

Соотношение среднедушевых денежных доходов населения с величиной прожиточного минимума в целом по России*, %

2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020**)
340,5
311,9
314,1
316,2
323,4
324,5
315,4
* Оценка на основании данных о величине прожиточного минимума за I-IV кварталы соответствующего года, устанавливаемой в соответствии с действующим законодательством: в целом по Российской Федерации – Правительством Российской Федерации (с IV квартала 2017 г. – Минтрудом России) и макроэкономического показателя среднедушевых денежных доходов населения, определенного в соответствии с Методологическими положениями по расчету показателей денежных доходов и расходов населения (приказ Росстата от 2 июля 2014 г. № 465 с изменениями от 20 ноября 2018 г.).

** За 2020 г. – предварительные данные.

Источник: составлено автором по данным Федеральной службы государственной статистики [22].

Из представленной таблицы 4 видно, что соотношение денежных доходов населения к величине прожиточного уровня периодически с 2015 года сокращается и, по предварительным данным, по 2020 году не достигнет уровня 2017 года. В таблице 5 представлены показатели, отражающие численность населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума.

Таблица 5

Численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума и дефицит денежного дохода*

год
Численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума:
Дефицит денежного дохода:
Величина прожиточного минимума** рублей в месяц; до 1998 г. – тыс. руб.
млн человек
в процентах от общей численности населения
млрд руб. (до 1998 г. – трлн руб.)
в процентах от общего объема денежных доходов населения
2014
16,3
11,3
482,7
1,0
8050
2015
19,6
13,4
701,7
1,3
9701
2016
19,4
13,2
701,8
1,3
9828
2017
18,9
12,9
702,5
1,3
10088
2018
18,4
12,6
699,0
1,2
10287
2019
18,1
12,3
721,7
1,2
10890
2020
17,8
12,1
726,9
1,2
11312
* Оценка на основании данных выборочных обследований домашних хозяйств и макроэкономического показателя денежных доходов населения. Показатели по Российской Федерации с 2013 г. рассчитаны с использованием величины макроэкономического показателя среднедушевых денежных доходов населения, определенной в соответствии с Методологическими положениями по расчету показателей денежных доходов и расходов населения (приказ Росстата от 2 июля 2014 года № 465 с изменениями от 20 ноября 2018 года); до 2013 г. – в соответствии с Методикой расчета баланса денежных доходов и расходов населения (постановление Госкомстата России от 16 июля 1996 года № 61).

Данные за 2020 г. – предварительные.

** С 2000 г. изменена методология расчета величины прожиточного минимума. С 2005 г. изменен состав потребительской корзины для определения величины прожиточного минимума. С 2013 г. изменен порядок расчета величины прожиточного минимума.

Источник: составлено автором по данным Федеральной службы государственной статистики [22].

Из представленной таблицы 5 видно, что численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума сократилась в 2020 году на 2,2 млн чел., но не достигла минимального значения 2014 года, когда численность была ниже на 1,5 млн чел. против 2020 года. Дефицит денежного дохода увеличился в 2020 году в 1,5 раза по сравнению с 2014 годом, но при этом величина прожиточного минимума увеличилась на 40,5%.

В таблице 6 представлена доля населения, имеющего среднедушевые денежные доходы ниже границы бедности, установленной на международном уровне с учетом паритета покупательной способности.

Таблица 6

Доля населения России, имеющего доходы ниже границы бедности, установленной на международном уровне с учетом паритета покупательной способности* (в % от общей численности населения)

Год
Доля населения, имеющего среднедушевые денежные доходы ниже:
Справочно: доля населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума, установленной на национальном уровне по населению в целом
1,90$ в день
3,20$ в день
5,50$ в день
10,00$ в день
2014 год
0,0
0,1
1,1
6,6
11,3
2015 год
0,0
0,1
1,1
6,6
13,4
2016 год
0,0
0,1
1,1
6,8
13,2
2017 год
0,0
0,1
1,0
6,0
12,9
2018 год
0,0
0,1
1,0
6,0
12,6
2019 год
0,0
0,1
0,8
5,4
12,3
* Оценка на основании данных выборочных обследований домашних хозяйств и макроэкономического показателя денежных доходов населения.

Показатели за 2013–2019 гг. рассчитаны с использованием величины макроэкономического показателя среднедушевых денежных доходов населения, определенной в соответствии с Методологическими положениями по расчету показателей денежных доходов и расходов населения (приказ Росстат от 2 июля 2014 года № 465 с изменениями от 20 ноября 2018 года; за 2010–2012 гг. – в соответствии с Методикой расчета баланса денежных доходов и расходов населения (постановление Госкомстата России от 16.07.1996 № 61).

Источник: составлено автором по данным Федеральной службы государственной статистики [22].

Из таблицы 6 видно, что населения, имеющего среднедушевые денежные доходы ниже границы бедности, установленной на международном уровне с учетом паритета покупательной способности, равной 1,90 $ США в день, за весь анализируемый период с 2014 по 2018 год не имелось. Вместе с тем доля граждан с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума ежегодно превышает пороговые значения и составляет в среднем 12%, в то время как его пороговое значение составляет 7–10% [11] (Kurepina, 2020).

Рассмотрим стоимость условного (минимального) набора продуктов питания в одном из крупных мегаполисов России в городе Москве, представленную на рисунке 1.

Рисунок 1. Помесячная динамика индекса потребительских цен на продукты питания, %

Источник: составлено автором.

Из рисунка 1 видно, что с начала года продукты питания в городе Москве подорожали на 5,29%. Такая тенденция наблюдается как по всей территории Российской Федерации, так и в отдельных ее областях. Например, продукты подорожали:

- в Ивановской, Калужской, Белгородской и Воронежской областях Центрального федерального округа – на 6,18–6,43%;

- в Кабардино-Балкарской Республике и Республике Северная Осетия – Алания Северо-Кавказского федерального округа – на 6,82–7,21%;

- в городе Федерального значения Севастополе – на 7,43%;

- в Калининградской области – на 8,16%.

Резкий рост цен на продукты питания произошел в мае текущего года. Драйверами роста цен стала овощная группа товаров. Вследствие такого повышения потребительская корзина москвичей за месяц подорожала на 3,3%, а за год (май 2021 г. к маю 2020 г.) – на 10,5% и составила 5 936,21 руб.

За 2020 г. инфляция составила 3,8%. По прогнозу социально-экономического развития Российской Федерации, на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов прогноз на конец 2021 года по базовому сценарию ожидается на уровне 3,7% [15] (Lev, 2020), но по экспертному мнению, инфляция составит не менее 5%, что потребовало бы увеличения стоимости потребительской корзины, которую, возможно, по этим обстоятельствам пришлось упразднить.

В мире существует широкий спектр показателей и определений бедности. Для составления всеобъемлющей картины бедности национальные статистические управления используют множество концепций и пороговых уровней. Помимо абсолютной черты бедности во многих странах используются относительный порог бедности, выраженный в процентах от национального медианного дохода. Чаще всего этот показатель используется в относительно богатых странах региона. Однако в условиях кризиса изменение долевого показателя людей, живущих ниже такой черты бедности, может привести к нелогичным результатам, поскольку медианный доход, с которым соотносится данный пороговый уровень, может уменьшиться больше, чем доходы самых бедных домохозяйств [25]. По общему мнению, нет такого единого метода, который был бы достаточным для мониторинга бедности как на национальном, так и на региональном уровнях. Понятие чисто физического прожиточного минимума присутствует в научных исследованиях и активно используется в международной и национальной политике уже более 100 лет. В числе примеров можно назвать статистические показатели, вначале применявшиеся для описания социальных условий в отдельных странах, а затем получившие широкое применение в таких международных учреждениях, как ПРООН, Всемирный банк и ряд других. Использование «прожиточного» минимума для целей определения бедности критикуется за то, что потребности людей, согласно этому показателю, носят преимущественно материальный, а не социальный характер. Люди – это не простые организмы, которым для существования достаточно одной энергии; они представляют собой общественные существа, которые должны быть в состоянии выполнять социально значимые функции работников, граждан, родителей, партнеров, соседей и друзей. Кроме того, они являются не только потребителями материальных благ, но и их производителями и должны уметь играть разные роли в различных социальных объединениях. Они зависят от коммунально-бытовых услуг, получаемых на коллективной основе. Понятие физических потребностей является определяющим для «абсолютной» бедности, которая иногда именуется также «крайней» бедностью или «нищетой». Однако эти потребности эволюционируют вместе с изменениями в жизни общества и структуре спроса. Потребности в материальных благах, их значение в современном обществе и даже сами эти блага не являются чем-то фиксированным или неизменным. Количество, качество и стоимость продуктов питания зависят от выполняемой работы, климатических условий и общественных обычаев. Таким образом, материальные потребности являются социально детерминированными в различных отношениях, и переход на медианный доход в условиях стагнирующей экономики и падения доходов населения не является ли преждевременным трендом?

Кроме того, пороги бедности могут быть установлены с использованием комбинации факторов, включая нормативную оценку бедности, субъективную или коллективную оценку бедности или наблюдаемую долю признаков бедности. Учитывая, что обследование бюджетов домашних хозяйств проводится органами государственной статистики по выборочному методу, которое охватывало не более 60 тыс. домашних хозяйств и строилось на принципе их добровольного участия, насколько точен будет новый метод определения прожиточного уровня? Тем более, что соотношение величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по России и величины прожиточного минимума на душу населения в целом по России устанавливается в размере 109%, величины прожиточного минимума пенсионера в целом по России и величины прожиточного минимума на душу населения в целом по Российской Федерации – в размере 86% [16].

В новой Стратегии безопасности в главе III ст. 25 предусмотрено, что национальными интересами России и ее стратегическими приоритетами являются: сбережение народа России, развитие человеческого потенциала, повышение качества жизни и благосостояния граждан [3].

В главе IV в «Обеспечение национальной безопасности» ст. 29, 31, 32, 33 перечислено, что реализуемой государственной социально-экономической политикой и ее целями в сфере сбережения народа России и развития человеческого потенциала являются «… сокращение бедности, снижение уровня социального и имущественного неравенства, повышение уровня образования населения, воспитание гармонично развитого и социально ответственного гражданина» [3].

Заключение

Подводя итог исследования, следует отметить, что на практике бедность зачастую определяется и измеряется по уровню доходов или потребления. Черта бедности может быть определена на основе представлений об абсолютных потребностях человека, например стоимости минимальной продовольственной корзины и/или расходов на удовлетворение не связанных с питанием базовых потребностей или с точки зрения относительных социальных стандартов, характерных для конкретного общества в конкретный момент времени. Одна из главных причин неудовлетворенности абсолютными показателями бедности заключается в том, что они не учитывают проблемы связанных с ней депривации, стыда и социального отчуждения. В отличие от бедности, которая является довольно статичным определением неблагоприятного состояния человека, социальное отчуждение можно рассматривать и как процесс, и как результат. Как процесс социальное отчуждение вытесняет людей на периферию общества. Оно мешает их полноценному участию в социальной, экономической, культурной и политической жизни. Как результат, социальное отчуждение отражает статус и особенности соответствующего человека. Социальное отчуждение имеет много измерений, таких как бедность, отсутствие базовых компетенций, ограниченные возможности трудоустройства и получения образования, а также недостаточный доступ к социальным и общинным сетям и мероприятиям.

Между тем проведенный анализ показал, что перед российским обществом продолжает нависать угроза формирования ус­тойчивого и многочисленного социального слоя бедных с низкими денежными доходами, не обеспечивающими достойного уровня жизни, обреченного на пло­хие жилищно-коммунальные условия, отлученного от качественного медицинского обслуживания и высшего образования. При этом переход из этого соци­ального слоя в слой более высокого уровня жизни с каждым го­дом будет все более затруднен. На бедность могут быть обречены несколько поколений, живущих в атмосфере беспросветности и бесперспективности. Вместе с тем российская экономика имеет все возможности не допустить этой угрозы экономической безопасности в социальной сфере, преодолеть сложившееся в начале XXI в. весьма сильное социальное неравенство.

Как видно из текста новой Стратегии национальной безопасности, вопросы бедности стоят на первом месте перед всеми другими безопасностями, включая оборонную безопасность.

Отмена потребительской корзины и ее замена на подсчет по медианному доходу прошли в глубокой тайне не только от общества и научного обсуждения, но и от депутатов, которые не ведая, накануне отмены потребительской корзины внесли законопроект об увеличении пособия и реальном сокращении бедности. И если как в армии, приказ есть и надо его выполнять, то выполняя приказ, можно слегка изменить медианную доходность, которую и зарубежные экономисты комиссии ООН не очень-то рекомендовали. Тем более, что законом это предусмотрено и предоставлено Правительству РФ, и тогда сокращение бедности будет более правильным, чем физиологическое сокращение бедных при выполнении приказа, облеченного в ранг закона. Следует отметить, что ни один показатель не может в полной мере отразить ситуацию с бедностью во всех социальных группах по всем признакам, но поиски этих индикаторов бедности, безусловно, необходимо продолжить. Кроме того, цена и калорийность продуктов питания, входящих в потребительскую корзину, с учетом доходов граждан определяют в том числе продовольственную безопасность и влияют на экономическую стабильность [13] (Lev, 2015).

Очевидно, что реализация государством четкой социальной политики, направленной, прежде всего, на рост денежных доходов населения, опережающей все другие социально-экономические показатели и, прежде всего, среди малообеспеченных слоев населения, может дать дополнительный импульс развитию рыночной экономики, основанной на расширении платежеспособного спроса. «Эта задача должна быть возведена в ранг главных национальных интересов России в экономической сфере» [19, с. 669] (Senchagov, 2005, р. 669), как это предусмотрено новой Стратегией национальной безопасности. Все решения государства в реальной экономике, в денежно-кредитной и финансовой сфере и во всех других сферах экономики должны быть подчинены ее реализации.

[1] Методические рекомендации. Ст. 2.3.1. Рациональное питание. МР 2.3.1.2432-08. Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации. Утверждены Руководителем Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации Г.Г. Онищенко. Дата введения 2008-12-18. (дата обращения: 03.07.2021). http://docs.cntd.ru/document/1200076084. 4. Нормируемые показатели. 4.1. Энергия.

[2] Организация европейского экономического сотрудничества создана в 1948 году для координации проектов экономической реконструкции Европы.

[3] ПРООН создана в 1965 и является ведущим учреждением ООН в области развития, осуществляющим поддержку странам в вопросах искоренения нищеты, снижения неравенства.


Источники:

1. Федеральный закон «О прожиточном минимуме в Российской Федерации» от 24.10.1997 № 134-ФЗ (последняя редакция). Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: www.consultant.ru (дата обращения: 03.07.2021).
2. Федеральный закон от 29 декабря 2020 г. № 473-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_372636/ (дата обращения: 03.07.2021).
3. Указ Президента РФ от 02.07.2021 № 400 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации». Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: www.consultant.ru (дата обращения: 04.07.2021).
4. Приказ Минздрава России от 19.08.2016 № 614 (ред. от 01.12.2020) «Об утверждении рекомендаций по рациональным нормам потребления пищевых продуктов, отвечающих современным требованиям здорового питания». Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/consdocLAW204200/ (дата обращения: 07.07.2021).
5. Бедность в Соединенном Королевстве. [Электронный ресурс]. URL: https://ru.xcv.wiki/wiki/ Poverty_ in_the_ United_Kingdom (дата обращения: 07.07.2021).
6. Бедность и социальная изоляция. [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/social/main.jsp?catId=751&langId=en (дата обращения: 07.07.2021).
7. Генеральная Ассамблея ООН. Декларация тысячелетия Организации Объединенных Наций. Принята резолюцией 55/2 Генеральной Ассамблеи от 8 сентября 2000 года. [Электронный ресурс]. URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/ summitdecl.shtml (дата обращения: 07.07.2021).
8. Игнатова О. Истина посередине. Минтруд предложил упразднить потребкорзину. Российская газета – Федеральный выпуск № 89(8440). [Электронный ресурс]. URL: v-rossii-predlozhili-uprazdnit-potrebitelskuiu-korzinu.html (дата обращения: 07.07.2021).
9. Казанцев С.В., Колпакова И.А., Лев М.Ю., Соколов М.М. Угрозы развитию экономики современной России: ценовые тренды, санкции, пандемия. - Москва, 2021. – 224 c.
10. Книга о вкусной и здоровой пище. - М.: Пищепромиздат, 1952. – 400 c.
11. Курепина Н.Л. Сравнительный анализ и оценка экономической безопасности регионального развития // Экономическая безопасность. – 2020. – № 2. – c. 207-218.
12. Лев М. Ю. Ценообразование. / учебник для студентов вузов, обучающихся по специальностям «Финансы и кредит», «Бухгалтерский учет, анализ и аудит», «Мировая экономика», «Налоги и налогообложение». - Москва: Общество с ограниченной ответственностью "Издательство "Юнити-Дана", 2013. – 720 c.
13. Лев М. Ю. Влияние продовольственной безопасности на стабильность экономики России // Вестник РАЕН. – 2015. – № 1. – c. 38-45.
14. Лев М. Ю. Цены как фактор экономической безопасности и их влияние на инфляционные процессы в России // Вестник РАЕН. – 2016. – № 2. – c. 80-87.
15. Лев М. Ю. Экспертная оценка на прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов в части ценообразующих факторов в контексте обеспечения экономической безопасности // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 4. – c. 1961-1978.
16. Методологические пояснения. Величина прожиточного минимума в целом по России. Росстат. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/13723 (дата обращения: 06.07.2021).
17. О потребительской корзине в целом по Российской Федерации № 859910-7. [Электронный ресурс]. URL: https://sozd.duma.gov.ru/bill/859910-7 (дата обращения: 03.07.2021).
18. Официальный сайт Минтруд России. [Электронный ресурс]. URL: https://mintrud.gov.ru/social/living-standard/47 (дата обращения: 03.07.2021).
19. Сенчагов В.К. Экономическая безопасность России. / Общий курс: Учебник / Под ред. В.К. Сенчагова. 2-е изд. - М.: Дело, 2005. – 896 c.
20. Терентьева О.Н. Актуальные вопросы наполнения потребительской корзины среднестатистического россиянина // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. – 2018. – № 12(369). – c. 2231-2243.
21. Уровень бедности стран мира. [Электронный ресурс]. URL: https://knoema.ru/atlas (дата обращения: 07.07.2021).
22. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/ (дата обращения: 07.07.2021).
23. Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. Методические рекомендации. Ст. 2.3.1. Рациональное питание. МР 2.3.1.2432-08. Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации. Утверждены Руководителем Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, Главным государственным санитарным врачом Российской Федерации Г.Г. Онищенко. Дата введения 2008-12-18. [Электронный ресурс]. URL: http://docs.cntd.ru/document/1200076084 (дата обращения: 03.07.2021).
24. Bradshaw J., Mayhew E. (2011). The Measurement of Extreme Poverty in the European Union. [Электронный ресурс]. URL: http://ec.europa.eu/social/main.jsp?catId=756&langId= en (дата обращения: 07.07.2021).
25. Guide on Poverty Measurement. [Электронный ресурс]. URL: https://unece.org/fileadmin/DAM (дата обращения: 07.07.2021).

Страница обновлена: 19.07.2021 в 15:30:42