Оценка семьями Новосибирской области мер поддержки материнства и детства

Волкова А.С.1, Кудаева М.М.1
1 Новосибирский государственный университет экономики и управления

Статья в журнале

Экономика труда
Том 8, Номер 3 (Март 2021)

Цитировать:
Волкова А.С., Кудаева М.М. Оценка семьями Новосибирской области мер поддержки материнства и детства // Экономика труда. – 2021. – Том 8. – № 3. – С. 313-328. – doi: 10.18334/et.8.3.111806.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44927278

Аннотация:
Объектом исследования являются граждане Российской Федерации, проживающие на территории Новосибирской области и образующие семейные ячейки. Источником информации выступили официальные статистические данные и результаты авторского анкетного опроса с участием 415 респондентов. В ходе исследования проведена оценка, по мнению респондентов, достаточности и эффективности действующих государственных программ поддержки материнства и детства. Авторы подтвердили гипотезу, что предлагаемые меры поддержки семей способны подкрепить решение о рождении ребенка. Даны рекомендации о дополнении мер поддержки лиц с семейными обязанностями. Данная работа может иметь практическое значение для разработки региональной программы поддержки материнства и детства

Ключевые слова: семейная политика, государственная социальная поддержка семей с детьми, социальные пособия и выплаты, уровень жизни семей, поддержка материнства и детства

JEL-классификация: J12, J13, J18



Введение

Демографическая политика Российской Федерации, как и большинства развитых стран мира, относится к первому типу воспроизводства и направлена на увеличение рождаемости [13]. Проведенное ранее авторами исследование показало, что перечень мер, регулирующих вопросы семейной политики в современной России, достаточно широк [3, с. 1493] (Volkova, Kudaeva, 2019, р. 1493). Отдельные направления (например, продолжительность декретного отпуска) в международном сравнении могут быть оценены достаточно высоко. Однако в целом экономические методы поддержки материнства и детства при реализации семейной политики неоднозначно влияют на показатель рождаемости. С одной стороны, выявлена очень высокая зависимость рождаемости и выплат семейных и материнских пособий. С другой стороны, в последние годы наблюдается снижение показателя рождаемости, а главное, существенный рост убыли населения во многих субъектах РФ (в 2017–2019 годах в 26 российских регионах страны численность населения выросла, в 59 регионах – сократилась за счет естественной и миграционной убыли [12]).

Теоретической и методологической базой работы являются труды отечественных исследователей по вопросам государственной семейной политики. Изучению государственной поддержки семей с детьми посвящены работы Загидуллиной В.М., Мясникова Д.А., Юркова Д.В [4] (Zagidullina, Myasnikov, Yurkov, 2014), Андреевой Е.М., Бычкова Д.Г., Феоктистовой О.А. [2] (Andreeva, Bychkov, Feoktistova, 2018), Волковой А.С., Кудаевой М.М. [3] (Volkova, Kudaeva, 2019); исследования вопросов занятости женщин, имеющих детей, проводятся в работах Петровой Т.Ю. [11] (Petrova, 2018), Агеевой Е.В. [1] (Ageeva, 2018), Ильвеса Э.В. [5] (Ilves, 2019), Пашковой С.Е., Мирзабалаевой Ф.И. [10] (Pashkova, Mirzabalaeva, 2020), Эль-Сибаи Н.М., Ганебных Е.В. [14] (El-Sibai, Ganebnyh, 2019). Изучение работ представленных авторов подтверждает актуальность данной темы и ее интерес для дальнейших исследований.

Осенью 2020 года авторами было проведено исследование «Семейная политика в современной России». Цель исследования – проведение субъективной оценки реализуемой государственной семейной политики в отношении поддержки материнства и детства гражданами Российской Федерации, проживающими в Новосибирской области.

Для достижения поставленной цели были сформулированы следующие задачи исследования:

1. Определить уровень информированности респондентов о государственных программах поддержки материнства и детства.

2. Уточнить оценку респондентов достаточности и эффективности действующих государственных программ поддержки материнства и детства.

3. Оценить, какими государственными программами поддержки материнства и детства воспользовались участники опроса, выявить наиболее популярные программы.

4. Выявить трудности, с которыми сталкиваются респонденты при реализации своих прав на поддержку материнства и детства в рамках государственных программ (устройство детей в детские сады, оказание медицинской помощи и прочие).

5. Выявить дополнительные меры поддержки материнства и детства.

Предмет исследования – отношение граждан Новосибирской области, образующих семейные ячейки, к реализуемой в РФ семейной политике в части поддержки материнства и детства.

Под семейной политикой авторы понимают совокупность способов поддержки, предоставляющих семьям с детьми определенные социальные гарантии, цель которых – улучшить благосостояние и обеспечить функционирование семьи в интересах общества [3, с. 1492] (Volkova, Kudaeva, 2019, р. 1492).

На основе теоретического обзора по теме и ранее проведенного исследования авторами сформулирована гипотеза, что граждане в целом оценивают реализуемую в РФ семейную политику как оказывающую недостаточно существенное влияние на принятие решения относительно рождения детей.

Методы исследования

В целях получения субъективной оценки эффективности программ поддержки материнства и детства была разработана анкета, включающая 26 вопросов. Анкета не включала вопросы, направленные на изучение отношения к мерам временной поддержки семей с детьми, введенным Правительством РФ в связи с эпидемией COVID-19. Анкета распространялась через семейные форумы Новосибирской области в сети Интернет и профильные группы в социальных сетях.

Объектом исследования являются граждане Российской Федерации, проживающие на территории Новосибирской области и образующие семейные ячейки (супружеские пары с детьми, матери или отцы с детьми). Согласно данным Федеральной службы государственной статистики, число семейных ячеек в Новосибирской области составило 310 148, по данным последней переписи населения 2010 года [8]. Для обеспечения репрезентативности выборки представляется достаточным опросить 400 представителей генеральной совокупности с допущением 5%-ной ошибки [9; с. 81] (Paniotto, Maksimenko, 1996, р. 81).

Критерием репрезентативности выборки была выбрана структура семейных ячеек по числу детей до 18 лет, которая по Новосибирской области включает 69,6% семей с 1 ребенком, 25,8% семей с 2 детьми и 4,6% семей, имеющих 3 и более детей [8].

В рамках анкетного опроса фактически участвовали 415 респондентов. Данные анкетного опроса в дальнейшем анализировались с использованием статистических методов.

Портрет респондента

Гендерная структура участников опроса на 93% состоит из женщин. Данный факт подчеркивает более высокую заинтересованность, большую включенность и гендерное неравенство в отношении вопросов реализации семейной политики. Около 93% респондентов являются жителями города.

Респонденты, возраст которых находится в диапазоне 30–40 лет, составили 70% от выборочной совокупности. Респонденты старше 40 лет составили 25% от выборочной совокупности, а моложе 30 лет – около 5%. Интерес к теме соответствует общим для современной России тенденциям репродуктивного поведения. Наблюдается постепенное смещение возрастных коэффициентов рождаемости во вторую половину фертильной жизни женщин, повышается средний возраст материнства, что является отражением предпочтения женщин – создание условий для своей экономической, социальной и культурной независимости [6, с. 229] (Kozlova, Sekitski-Pavlenko, 2020, р. 229).

Абсолютное большинство респондентов имеют одного или двух детей (65,4% и 29,1% соответственно). Количество респондентов, воспитывающих трех и более детей, составило 5,5%. Что в полной мере соответствует общероссийским тенденциям [6, с. 229] (Kozlova, Sekitski-Pavlenko, 2020, р. 229).

Поскольку абсолютное большинство мер государственной поддержки в области семейной политики привязано к моменту рождения ребенка, респондентам задавался вопрос о возрасте младшего ребенка в семье. Это позволяет оценить давность обращения гражданина к выплатам по беременности и родам, медицинской помощи роженицам и младенцам, другим государственным программам в этой сфере. Распределение ответов представлено на рисунке 1.

Рисунок 1. Распределение ответов на вопрос: «Каков возраст Вашего младшего ребенка?», в % от общего числа респондентов

Источник: cоставлено авторами.

Так, в опросе приняли участие родители с детьми разных возрастных групп. Важно, что преобладают родители, возраст младшего ребенка которых является дошкольным. Это свидетельствует об относительно небольшом временном лаге обращения к мерам государственной поддержки материнства и детства и актуальности полученной от респондентов информации.

Значимым представляется тот факт, что при существенной доле работающих по найму и самозанятых (58,6 и 3,4% респондентов соответственно; рис. 2) доля оценивающих уровень доходов своей семьи ниже среднего составила 44,8%. К категории «Средний доход» отнесли себя лишь 37,9% респондентов (рис. 3).

Рисунок 2. Распределение ответов на вопрос: «Ваш статус», в % от общего числа респондентов

Источник: cоставлено авторами.

Рисунок 3. Распределение ответов на вопрос: «Как Вы оцениваете уровень доходов Вашей семьи в сравнении со средним в Вашем регионе?», в % от общего числа респондентов

Источник: cоставлено авторами.

Данная субъективная оценка респондентов подтверждает сделанные ранее авторами выводы о низком материальном положении семей с детьми в России [3, с. 1500] (Volkova, Kudaeva, 2019, р. 1500). По официальным статистическим данным, в 2018 году из общего числа семей с детьми в возрасте до 18 лет 17,2% семей отнесены к малоимущим, то есть имеющим доходы ниже прожиточного минимума [8]. Выборочное обследование бюджетов домашних хозяйств в 2019 году демонстрирует, что только 2,4% семей с детьми до 16 лет, оценивая свое финансовое положение, признались, что у них «достаточно средств, чтобы купить все, что нужно» [8].

Результаты исследования

Одна из основных задач поддержки материнства и детства в семейной политике России направлена на стимулирование роста рождаемости. Для этого создаются условия для обеспечения достойного уровня жизни семей. Несмотря на разнообразие гарантий и выплат, предусмотренных государством в связи с рождением ребенка, ни один респондент не отметил, что материальное положение его семьи улучшилось после появления первого ребенка (рис. 4).

Рисунок 4. Распределение ответов на вопрос: «Как изменился уровень жизни Вашей семьи с рождением ребенка?», в % от общего числа респондентов

Источник: cоставлено авторами.

Ухудшение материального положения при рождении первого ребенка отметили 38% респондентов, при рождении второго – уже 47,6%. Очевидно, материальная нагрузка на семьи с детьми значительно выше, и она не перекрывается мерами поддержки со стороны государства. В 2019 году Федеральной службой государственной статистики проводилось выборочное обследование бюджетов домашних хозяйств (табл. 1), которое также подтверждает фактическое снижение доходов семей в расчете на одного человека с увеличением числа детей в семье.

Таблица 1

Располагаемые ресурсы домашних хозяйств в России, рублей на 1 члена хозяйства в месяц


2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
Домашние хозяйства с детьми до 16 лет, в т.ч. имеющие:
16250,9
19039,1
19844,9
20230,5
20290,4
21108,5
23292,6
23882,5
одного ребенка
17664,3
20866,6
22351,8
22522,3
22112,5
23593,3
26689,7
26913,7
двух детей
15260,5
17655,6
17972,4
18825,7
19513,8
20042,4
21099,1
22369,3
трех и более детей
9041,7
12535,6
11945,9
12512,1
13300,3
13268,1
15127,1
15722,1
Источник: cоставлено авторами на основе [8].

Проведенное авторами исследование подтверждает рост ценности семьи с увеличением ее размера. Так, доля семей, материальный доход которых не связан с рождением детей, растет по мере роста количества детей. На третьего и более ребенка чаще решаются семьи с высокими доходами, для которых расходы на воспитание каждого последующего ребенка являются несущественными или материальное благополучие не является столь значимым.

Отмечается также тенденция роста доли семей, доход которых, по их мнению, улучшился после рождения ребенка, с 4,7% после рождения второго до 12,5% после рождения четвертого и последующих детей. Одной из причин выступают меры государственной поддержки многодетных семей. А также в действии проявляются основные функции семьи, когда ее ценность повышается настолько, что начинает доминировать над материальными ценностями.

Исследование подтвердило высокий уровень информированности респондентов о правах, гарантиях и выплатах в части поддержки материнства и детства (табл. 2).

Таблица 2

Распределение ответов на вопросы: «С какими государственными программами поддержки материнства и детства Вы знакомы и какими программами Вы воспользовались?, в % от общего числа респондентов

Меры поддержки
Знакомы
Воспользовались
Единовременное пособие при рождении ребенка
100
96,6
Единовременное пособие женщинам, вставшим на учет в медицинских организациях в ранние сроки беременности
96,6
82,8
Ежемесячное пособие по уходу за ребенком до 1,5 лет
96,6
89,7
Отпуск по уходу за ребенком до 1,5 лет
96,6
75,9
Семейный (материнский) капитал
93,1
62,1
Пособие по беременности и родам
89,7
82,8
Отпуск по уходу за ребенком до 3 лет
89,7
62,1
Устройство ребенка в детский сад по достижении им 3 лет
75,9
55,2
Вычеты по налогу на доходы физических лиц для родителей
62,1
48,3
Единовременное дополнительное пособие при рождении ребенка в молодой семье
55,2
34,5
Льготы и компенсации для многодетных семей
51,7
13,8
Региональный семейный капитал
44,8
6,9
Предоставление молодой семье жилищных субсидий на льготных условиях
24,1
3,4
Компенсация ипотечного кредита
24,1
6,9
Государственные программы содействия занятости женщин, имеющих несовершеннолетних детей (субсидии на открытие собственного дела, бесплатное профессиональное обучение и пр.)
17,2
3,4
Источник: cоставлено авторами.

С основными программами государственной поддержки материнства и детства население знакомо. Менее информированы респонденты о программах, финансируемых из регионального бюджета (региональный семейный капитал), программах содействия занятости женщин, имеющих несовершеннолетних детей.

Наименьший уровень информированности выявлен по таким программам, как денежная компенсация при рождении двойни и социальная выплата на развитие ЛПХ (3,4% респондентов отметили, что им знакомы и что пользовались данными программами).

Уровень обращения к программам, как правило, ниже уровня информированности, что объясняется не только незнанием о наличии программ, но и несоответствием респондента требованиям программы, трудностями оформления документов, незаинтересованностью условиями программы.

Оценка респондентами эффективности программ семейной политики с целью повышения рождаемости подтвердила ранее сделанные авторами выводы о популярности экономических мер поддержки [3, с. 1502] (Volkova, Kudaeva, 2019, р. 1502) (рис. 5). Так, наиболее эффективной программой в целях повышения рождаемости, по мнению респондентов, является материнский капитал (76%).

Рисунок 5. Распределение ответов на вопрос: «Какие программы семейной политики кажутся Вам наиболее эффективными в целях повышения рождаемости?», в % от общего числа респондентов

Источник: cоставлено авторами.

Более половины респондентов указали ежемесячное пособие по уходу за ребенком и компенсацию ипотечного кредита (58,6% и 51,7% соответственно). Чуть меньше половины респондентов (48,3%) назвали такие меры, как пособие по беременности и родам, устройство ребенка в детский сад по достижении им трех лет, льготы и компенсации многодетной семье.

Однако 72,4% респондентов отметили, что решение о рождении первого ребенка не зависит от предлагаемых государственных программ поддержки семей, имеются другие ограничения. Предоставление материнского капитала уже на первого ребенка стимулировало бы принятие решения о его рождении лишь для 20,7% респондентов. Сумма материнского капитала, выплачиваемая за первого ребенка, недостаточна (по мнению 6,9% респондентов), чтобы стимулировать к принятию решения о его рождении. Это связано с тем, что на данном этапе развития семьи ее ценность и роль не так значимы.

Согласно ответам респондентов, решение о рождении второго, третьего и последующих детей уже в большей степени подкрепляют предлагаемые государством программы (табл. 3). Так, материнский капитал стимулирует рождение второго ребенка в 37,9% случаев, третьего и последующих – в 20,7%.

Таблица 3

Распределение ответов на вопрос: «Какие программы подкрепили бы Ваше решение родить второго, третьего и последующих детей?», в % от общего числа респондентов

Меры поддержки
Подкрепили бы решение родить …
второго ребенка
третьего и последующего детей
Единовременное пособие женщинам, вставшим на учет в медицинских организациях в ранние сроки беременности;
10,3
6,9
Единовременное пособие при рождении ребенка
17,2
10,3
Пособие по беременности и родам
17,2
10,3
Ежемесячное пособие по уходу за ребенком до 1,5 лет
27,6
24,1
Материнский капитал
37,9
20,7
Региональный семейный капитал
20,7
20,7
Отпуск по уходу за ребенком до 1,5 лет
20,7
20,7
Отпуск по уходу за ребенком до 3 лет
20,7
20,7
Вычеты по налогу на доходы физических лиц для родителей
13,8
6,9
Льготы и компенсации для многодетных семей
10,3
27,6
Предоставление молодой семье жилищных субсидий на льготных условиях
17,2
24,1
Устройство ребенка в детский сад по достижении им 3 лет
17,2
17,2
Государственные программы содействия занятости женщин, имеющих несовершеннолетних детей
13,8
10,3
Компенсация ипотечного кредита
27,6
34,5
Решение не связано с государственными программами, имеются другие ограничения
51,7
65,5
Источник: cоставлено авторами.

Большее значение приобретает возможность компенсации ипотечного кредита (27,6% за второго ребенка, 34,5% – за третьего и последующих), ежемесячное пособие по уходу за ребенком (27,6% и 24,1% соответственно), региональный семейный капитал и отпуск по уходу за ребенком (20,7%). Льготы и компенсации, предлагаемые многодетным семьям, подкрепляют решение о рождении третьего и последующих детей в 27,6% случаев.

Таким образом, меры государственной поддержки материнства и детства действительно значимы и способны стимулировать рождение вторых и последующих детей в семьях.

Размеры пособий, выплачиваемых на сегодняшний день государством, респонденты оценили следующим образом:

- размер единовременного пособия женщинам, вставшим на учет в медицинских организациях в ранние сроки беременности, 86,2% респондентов оценили как недостаточный, не стимулирующий к постановке на учет на ранних сроках беременности;

- размер единовременного пособия при рождении ребенка достаточно высоким считают 52% респондентов;

- о единовременном пособии при рождении ребенка в молодой семье не знают 41% респондентов, и 38% респондентов считают его недостаточно высоким;

- 58% респондентов оценили как достаточно высокий (хорошая поддержка при рождении ребенка) размер материнского капитала на ребенка.

Полученные результаты вновь подтверждают важность экономических мер поддержки. Но следует обратить внимание на недостаточное информирование о пособиях для молодых семей и наличие формального пособия (не имеющего стимулирующего воздействия) за ранний учет беременности.

С целью изучения трудностей, с которыми сталкиваются респонденты при реализации программ поддержки материнства и детства, участникам задавались вопросы об устройстве детей в детские сады, качестве медицинской помощи (по родовому сертификату), занятости лиц с семейными обязанностями и др.

С проблемой устройства ребенка в детский сад столкнулись только 27,6% респондентов. Не сталкивались с подобной проблемой и получили путевку в детский сад до трехлетнего возраста ребенка (включительно) 58,6% респондентов. Полученные результаты подтверждают данные официальной статистики по Новосибирской области – на 1000 детей дошкольного возраста приходится 565 мест в организациях, осуществляющих присмотр и уход за детьми, деятельность по программам дошкольного образования [8].

С проблемами получения качественной медицинской помощи (в области материнства и детства) столкнулись 79% респондентов, при этом 24% респондентов отметили, что сталкиваются с этими проблемами постоянно. Больше всего респонденты недовольны качеством медицинской помощи в отношении детей: 62% респондентов сталкиваются с такой проблемой иногда, 24% – постоянно.

Рисунок 7. Распределение ответов на вопрос: «Наблюдался ли Ваш ребенок в первый год жизни в поликлинике по месту жительства?», в % от общего числа респондентов

Источник: cоставлено авторами.

Получая медицинскую помощь для детей, 62,1% респондентов отметили, что были вынуждены ситуационно обращаться к отдельным узким специалистам в частные медицинские центры (рис. 7).

Пользуясь медицинскими услугами в учреждениях по месту жительства, 31% респондентов оценили качество данных услуг как недостаточно высокое, 37,9% респондентов отметили, что имеются недостатки, и 20,7% оценили качество как низкое. Отметим, что ни один респондент не оценил качество медицинской помощи в детской поликлинике как высокое или, наоборот, очень низкое.

Рисунок 8. Распределение ответов на вопрос: «Как Вы оцениваете качество медицинских услуг в Вашей детской поликлинике по месту жительства?», в % от общего числа респондентов

Источник: cоставлено авторами.

Реже всего респонденты сталкивались с проблемами при планировании беременности (только 31% респондентов сталкивались постоянно или иногда). С проблемами ведения беременности иногда сталкивались 34,4%, постоянно – 27,5% респондентов. При этом 55,2% респондентов при ведении беременности обращались в частные медицинские центры, 10,3% не пользовались услугами ведения беременности в рамках ОМС и наблюдались только в частных центрах.

С проблемами при родовспоможении сталкивались 51,5% респондентов. Достаточно высоко респонденты оценили качество услуг родильного дома, полученных по родовому сертификату: на отлично – 10%, как хорошее – 37,9% респондентов. Стоит отметить, что 3,4% респондентов оценили качество услуг как очень низкое, и столько же респондентов не стали пользоваться услугами государственных родильных домов.

Большинство респондентов (58,6%) не оплачивали дополнительные услуги в родильном доме. Из пользователей платных услуг – 17% оплатили платные палаты, 13,8% оплатили сервисные услуги. Только 3,4% респондентов оплачивали неофициально услуги врача.

Следующей по популярности проблемой, с которой сталкиваются иногда или регулярно респонденты, является проблема занятости лиц с семейными обязанностями: дискриминация, недоступность гибких форм занятости, нелояльность со стороны руководства (68% респондентов).

Трудности в сочетании семейных обязанностей и работы по найму испытывают 65,6% респондентов (рис. 9). Стоит отметить, что 44,9% участников опроса отметили, что руководство совершенно не стремится «идти на встречу» в согласовании гибкого графика, поддержке больничных листов по уходу за ребенком и пр.

Рисунок 9. Распределение ответов на вопрос: «Испытывали ли Вы трудности в сочетании семейных обязанностей и работы по найму?», в % от общего числа респондентов

Источник: cоставлено авторами.

По данным Росстата, уровень занятости женщин, имеющих детей в возрасте 0–6 лет, в 2019 году составил лишь 67,4%, а уровень безработицы данной категории населения – 5,8% [8]. Это свидетельствует о том, что проблемы занятости лиц с семейными обязанностями актуальны и требуют внимания для повышения экономической активности данной категории.

Стоит отметить, что реализуемая государственная программа содействия занятости женщин, имеющих несовершеннолетних детей (субсидии на открытие собственного дела, бесплатное профессиональное обучение и пр.), согласно результатам опроса, крайне мало популяризируется. Лишь 17,2% опрошенных указали, что знают о существовании подобной программы, и лишь 3,4% воспользовались ее.

Заключение

Стимулирование роста рождаемости – одна из важнейших задач современной семейной политики. Однако наличие множества мер и программ поддержки материнства и детства само по себе не обеспечивает удовлетворенность населения реализуемой семейной политикой и не всегда подкрепляет решение о рождении детей. Больше всего респондентов огорчают (рис. 10) «бюрократические трудности» в оформлении пособий и выплат (24,1%), невозможность совмещать семейные обязанности и работу по найму (20,7%), низкое качество медицинских услуг в рамках системы ОМС (17,2%), низкий уровень жизни семьи (13,8%).

Рисунок 10. Распределение ответов на вопрос: «Что Вас больше всего огорчает в семейной политике?», в % от общего числа респондентов Источник: cоставлено авторами.

В рамках проведенного исследования была показана высокая информированность и востребованность населением программ государственной поддержки материнства и детства (особенно мер экономического характера), низкий уровень материального положения семей с детьми.

Исследование позволило подтвердить гипотезу, что решение о рождении ребенка в семье напрямую не зависит от предлагаемых мер поддержки, но последние способны подкрепить его. Многие трудности в семейных ячейках связаны с уровнем их благосостояния, жилищными условиями. В первую очередь вовлечение лиц с семейными обязанностями в экономическую жизнь, трудовую деятельность позволит повысить уровень жизни семей, обеспечит экономическую самореализацию и снизит нагрузку на бюджет регионов и страны в целом. Кроме этого важна популяризация семьи как ячейки общества, семейных ценностей.

Одной из мер является увеличение самозанятости лиц с семейными обязанностями. Для этого необходимо усилить меры по повышению информированности населения о возможностях существующей государственной программы содействия занятости женщин, имеющих несовершеннолетних детей. А также создание новых региональных программ поддержки открытия и ведения малого бизнеса, популяризация официального формата самозанятости как инструмента совмещения экономической активности, получения государственных гарантий и семейных обязанностей.

Для снижения дискриминационных явлений в трудовой деятельности необходимо повышение статуса лиц с семейными обязанностями, активизация деятельности Совета матерей НСО, активное взаимодействие с работодателями области.

Субъективная оценка семейной политики и сделанные авторами выводы распространяются на Новосибирскую область. Перенос выводов на другие регионы России не представляется возможным из-за дифференциации экономического потенциала регионов, различной демографической ситуации, уровня развития инфраструктуры и др.


Источники:

1. Агеева Е.В. Обзор социальной защиты материнства как фактора женской занятости // Экономика труда. – 2019. – № 2. – c. 811-826. – doi: 10.18334/et.6.2.40515.
2. Андреева Е.М., Бычков Д.Г., Феоктистова О.А. Микроэкономика социальной поддержки государством семей при рождении ребенка // Экономика труда. – 2018. – № 4. – c. 1359-1374. – doi: 10.18334/et.5.4.39482.
3. Волкова А.С., Кудаева М.М. О поддержке материнства и детства в семейной политике России // Экономика труда. – 2019. – № 4. – c. 1491-1504. – doi: 10.18334/et.6.4.41215.
4. Загидуллина В.М., Мясников Д.А., Юрков Д.В. Специфика государственной поддержки материнства и детства: зарубежный опыт // Вопросы экономики и права. – 2014. – № 78. – c. 115-118.
5. Ильвес Э.В. Родительский труд как неустойчивая занятость: принципы оценки // Экономика труда. – 2017. – № 3. – c. 257-272. – doi: 10.18334/et.4.3.38322.
6. Козлова О.А., Секицки-Павленко О.О. Модели рождаемости и репродуктивного поведения женского населения России: современные тенденции // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. – 2020. – № 5. – c. 218–231. – doi: 10.15838/esc.2020.5.71.13.
7. Носкова А.В. Новые подходы в семейной политике в контексте меняющихся социальных реалий // Социальная политика и социология. – 2016. – № 5(118). – c. 123.
8. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. Официальная статистика. Семья, материнство и детство. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/13807 (дата обращения: 25.02.2021).
9. Паниотто В.И., Максименко В.С. Количественные методы в социологических исследованиях. - Киев: Наукова думка, 1996. – 206 c.
10. Пашкова С.Е., Мирзабалаева Ф.И. Содействие развитию предпринимательской инициативы женщин с детьми органами занятости населения // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 11. – c. 2869-2884. – doi: 10.18334/epp.10.11.111125.
11. Петрова Т.Ю. Многодетные матери на рынке труда // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия: Социальные науки. – 2017. – № 2(46). – c. 85-89.
12. Регионы-лидеры по приросту и убыли населения. Инфографика. [Электронный ресурс]. URL: https://aif.ru/politics/russia/regiony-lidery_po_prirostu_i_ubyli_naseleniya_infografika (дата обращения: 25.02.2021).
13. Указ Президента РФ от 09.10.2007 № 1351 (ред. от 01.07.2014) «Об утверждении Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года»
14. Эль-Сибаи Н.М., Ганебных Е.В. Мамы-предприниматели: причины женской самозанятости и скрытый потенциал // Экономика, предпринимательство и право. – 2019. – № 4. – c. 541-556. – doi: 10.18334/epp.9.4.41487.

Страница обновлена: 18.04.2021 в 14:18:07