Определение уровня корпоративной социальной ответственности

Каримова С.А.1
1 Альметьевский государственный нефтяной институт

Статья в журнале

Социальное предпринимательство и корпоративная социальная ответственность
Том 1, Номер 1 (Январь-март 2020)

Цитировать:
Каримова С.А. Определение уровня корпоративной социальной ответственности // Социальное предпринимательство и корпоративная социальная ответственность. – 2020. – Том 1. – № 1. – doi: 10.18334/social.1.1.110947.

Аннотация:
Актуальность темы обусловлена тем, что корпоративная социальная ответственность характеризует одну из сторон функционирования организации, в рамках которой учитываются интересы общества. Компании, таким образом, возлагают на себя ответственность за влияние их деятельности на заинтересованные стороны бизнеса (стейкхолдеров). Анализ динамики абсолютных показателей, которые в большинстве случаев являются измеряемыми, а не рассчитываемыми, в большинстве случаев показывает позитивную динамику параметров социальной политики. Определение интересов для каждой группы стейкхолдеров важно, поскольку есть прямо влияющие стейкхолдеры, имеющие приоритет выше (так как оказывают непосредственное воздействие на компанию при стратегическом планировании, политическом и социальном развитии), чем косвенно, заинтересованные стейкхолдеры, но имеющие некоторые отношения и представляющие интерес для бизнеса. Система корпоративной социальной ответственности предполагает обязательное включение всех заинтересованных сторон бизнеса, а эффективное управление стоимостью компании исходит из полезности (пользы, приносящей всем взаимодействующим сторонам) и создается с учетом ряда управленческих решений, основанных на общей совместной деятельности собственников и других заинтересованных лиц. Это позволяет наиболее полно удовлетворить желания и интересы стейкхолдеров.

Ключевые слова: стратегия развития, стратегическое управление, заинтересованные стороны, устойчивое развитие



Под сущностью корпоративной социальной ответственности как ее основной идеи нередко понимают взаимодействие со стейкхолдерами, направленное на учет и развитие не только их интересов, но и в целом на социальное развитие, а также действие в рамках законодательных полей, соблюдение установленных требований и принципов.

Традиционно корпоративная социальная ответственность бизнеса понимается как ответственность компании не только в реализации социальных программ и разработанных направлений для персонала, но и ответственность, которая определяется удовлетворенностью и степенью участия бизнеса в делах общества в целом [1].

Важной характеристикой корпоративной социальной ответственности бизнеса является ее добровольный характер, т.е. добровольное желание и готовность руководителей (менеджеров) вести такую политику и принимать такие решения, которые удовлетворяют целям и ценностям общества в целом, охватывающие и оказывающие воздействие на социальную, экономическую и экологическую сферы.

Термин корпоративной социальной ответственности предполагает наличие ответственности во взаимоотношениях со стейкхолдерами: партнерами, клиентами, потребителями, работниками, а также влияние на экологию и общество в целом [2]. В процессе стратегического управления корпоративной социальной ответственностью выделяют следующие этапы (рис. 1).

Рисунок 1. Этапы стратегического управления корпоративной социальной ответственностью

Источник: составлено автором по: Доронина О.Д., Кузнецов О.Л., Рахманин Ю.А. Стратегия ООН для устойчивого развития в условиях. М.: РАЕН, 2005

Миссия компании – основополагающая составляющая стратегического управления корпоративной социальной ответственностью, ориентированная на клиента (потребителя). Удовлетворение потребностей способно на длительное время нивелировать противоречия, возникающие у компании с персоналом, с акционерами и обществом в целом [3]. Традиционный стратегический анализ охватывает все заинтересованные стороны, при этом партнеры, клиенты, государство и общество анализируются в рамках внешней среды, персонал и акционеры (особенно мажоритарные) – в рамках внутренней среды [4]. Наиболее важными факторами, влияющими на выбор стратегии корпоративной социальной ответственности, являются фокус компании на той или иной группе стейкхолдеров и заинтересованность в устранении противоречий с ней. Обеспечение устойчивого развития компании (возможное только при условии устойчивого развития всего общества) является критерием эффективности стратегического управления корпоративной социальной ответственностью.

Предлагается линейная модель для определения интегрального показателя корпоративной социальной ответственности и для снятия противоречий (рис. 2):

Коэффициенты значимости kn приведенной модели были найдены с применением экспертных методов.

Рисунок 2. Условная иерархия элементов, определяющих уровень корпоративной социальной ответственности на корпоративном уровне Источник: составлено автором.

В выборе способа построения модели отталкивались от способа оценки эффективности по методике Феликса-Риггса, который предлагает косвенный метод оценки эффективности изменений с пропорциональным делением как участников-экспертов, так и построения и присвоения баллов в модели.

Участники-эксперты выбирались с учетом логики и связи бизнеса со стейкхолдерами (то есть с учетом сформированных и предлагаемых нами для оценки уровня корпоративной социальной ответственности показателей), например: менеджеры (связь с показателем «Партнеры»), заинтересованные в получении прибыли – это могут быть управляющие; сторона – государство – наш показатель, характеризующий отчисления в прибыли, налоговые вычеты, показатель «Экология» характеризует, какое воздействие оказывает предпринимательская деятельность на экологию и общество в целом, инвесторы – наш показатель «Акционеры», те, кто заинтересован в получении дивидендов, профсоюзы работников, отстаивающие интересы работников и наш показатель выплаты заработной платы, трейдеры – наш показатель «Клиенты», те, кто отслеживают выгодную цену и качество.

Для определения коэффициентов значимости параметров модели был выбран метод приписывания баллов. Опрошено 48 экспертов с пропорциональным представительством всех целевых групп. Оценивался вес значимости параметра по шкале от 0 до 1 с точностью до сотых долей. Далее была определена средняя арифметическая простая величина по каждому параметру оценки. Полученный результат был скорректирован с целью получения суммарной единицы.

Экспертные методы включают в себя обобщение мнения экспертов (в нашем случае выборка – 48 человек), например, таких как:

- трейдеры – те, кто зарабатывает на изменении рыночной стоимости акций, как правило, в течение одной биржевой сессии;

- инвесторы – те, кто зарабатывает на стабильном росте стоимости компаний и на дивидендах;

- менеджеры компаний – управленческий персонал, заинтересованный в росте стоимости компании в моменте;

- государство (должностные лица, уполномоченные осуществлять работу от лица государства), заинтересованное в получении платежей от хозяйствующих субъектов, получающих доход;

- профсоюзные работники – те, кто представляет работников в социально-трудовых отношениях.

Таким образом, линейная модель с учетом полученных коэффициентов принимает вид:

Наиболее значимым показателем, по оценкам экспертов, в общем уровне социальной ответственности корпорации является показатель, характеризующий взаимодействие компании и государства (0,319), менее значимым – показатель экологии (0,060). С помощью этой модели снимаются противоречия путем определения и выяснения наиболее значимых и менее значимых вопросов сторон, а также предлагается бизнесу увидеть, что наиболее значимо и первостепенно для него. Все приведенные показатели характеризуют оценку уровня корпоративной социальной ответственности.

Для того чтобы сбалансировать модель используемых параметров относительно единой единицы измерения, разработаны балльные шкалы для интервалов значений, полученных эмпирически (табл. 1) (по имеющимся в открытом доступе источникам [5]).

Таблица 1

Балльные шкалы, обеспечивающие сопоставимость параметров модели

Параметр
Диапазон значений параметра
Норматив балла
Партнеры (П1.1):
Доля открытых закупочных процедур в общем объеме закупок
0–50%
1 балл
51–80%
2 балла
81–100%
3 балла
Клиенты (К2.1):
Доля на рынке
0–33%
1 балл
34–67%
2 балла
68–100%
3 балла
Государство (Г3.1):
Налоговая нагрузка компании в отношении к аналогичному среднеотраслевому показателю
Менее 0,98
1 балл
0,98–1,02
2 балла
Более 1,02
3 балла
Государство (Г3.2):
Доля социальных отчислений в выручке в отношении к аналогичному среднеотраслевому показателю
Менее 0,98
1 балл
0,98–1,02
2 балла
Более 1,02
3 балла
Персонал (Ч4.1):
Текучесть, %
11–15% и выше
1 балл
6–10%
2 балла
2–5%
3 балла
Персонал (Ч4.2):
Средняя заработная плата, руб./мес.
0 руб./мес. – 13000 руб./мес.
1 балл
14000 руб./мес. – 29000 руб./мес.
2 балла
30000 руб./мес. – 60000 руб./мес. и выше
3 балла
Акционеры (А5.1):
Доля суммы выплаченных дивидендов в чистой прибыли в отношении к аналогичному среднеотраслевому показателю
Менее 0,95
1 балл
0,95–1,05
2 балла
Более 1,05
3 балла
Экология (Э6.1):
Темпы снижения показателей энергопотребления, %
1–3%
1 балл
3–5%
2 балла
5–7% и выше
3 балла
Источник: составлено автором.

Путем подстановки в уравнение линейной модели сбалансированных с помощью балльных шкал значений параметров для каждого анализируемого периода (года) и каждой из исследуемых компаний были получены интегральные показатели уровня социальной ответственности компаний. Динамика показателя максимально объективно отражает усилия компании.

Так ли однозначно следует трактовать относительные показатели, которые могут быть рассчитаны на основе абсолютных и более иллюстративны с точки зрения оценки эффективности социальной политики?

Первый показатель является относительным показателем, характеризующим уровень прозрачности контрактов (в процентах). Он представляет собой удельный вес оборота торговых площадок в общей сумме контрактов, заключенных компанией за период [6]:

,

где Пс – платежи поставщикам за сырье и пр., тыс. руб.;

Пва – платежи в связи с приобретением внеоборотных активов, тыс. руб.;

Т – годовой оборот торговых площадок компании, тыс. руб.

Второй показатель – доля компании на рынке (в процентах) – традиционный показатель:

,

где Qi – выручка компании, тыс. руб.;

– сумма выручки всех компаний отрасли [7], тыс. руб.

Налоги и выплаты показательны, прежде всего, относительно объемных показателей, прежде всего, выручки. Поэтому предлагается рассчитывать удельный вес основных отчислений в бюджет в выручке (в процентах), которая представляет собой следующее отношение:

,

где Нп – выплаты по налогу на прибыль компании, тыс. руб.;

Офот – сумма отчислений с фонда оплаты труда компании, тыс. руб.

Показатель текучести персонала сам по себе является синтетическим показателем, косвенно отражающим качество социальной политики предприятия. Его предлагается использовать в контексте общей методики.

Согласно классическим представлениям об эффективности функционирования экономических систем, средняя заработная плата должна расти чуть медленнее, чем производительность труда. При этом и первый, и второй показатели в своей динамике не должны отставать от темпов инфляции. С другой стороны, существенный рост производительности труда относительно доходов персонала свидетельствует о пассивной социальной политике, политике «выжимания» трудовых ресурсов. О продуманной социальной политике, скорее, свидетельствует балансирование интересов групп. Поэтому предлагается рассчитывать коэффициент опережения роста среднегодовой выработки изменения среднегодового дохода 1 работника компании, определяемый по формуле:

где ПТо и ПТб – среднегодовая выработка 1 работника компании в отчетном и базисном периодах соответственно, тыс. руб./чел.;

ЗПо и ЗПб – средняя заработная плата 1 работника компании в отчетном и базисном периодах соответственно, тыс. руб./чел.

Следует отметить, что этот показатель не используется в расчете интегрального показателя КСО в настоящей работе. Здесь он обсуждается как дополнительный индикатор уровня КСО, который предполагается использовать в будущих исследованиях.

Дивидендная политика может рассматриваться не только как механизм воздействия на финансовые рынки, но и как обязательный элемент социальной политики компании. Показатель удельного веса дивидендов в чистой прибыли (в процентах) компании может быть рассчитан следующим образом:

,

где Див – сумма выплаченных за год дивидендов, тыс. руб.;

ЧП – чистая прибыль компании, тыс. руб.

В качестве экологически ориентированного компонента КСО используется показатель – доля энергозатрат (в стоимостном выражении) в себестоимости продукции компании:

,

где Э – энергопотребление компании в отчетном периоде в стоимостном выражении, тыс. руб.;

ССпроиз – производственная себестоимость продукции компании в отчетном периоде, тыс. руб.

Темпы снижения показателей энергопотребления рассчитываются как темпы снижения показателя kЭН.

Рассчитаем предлагаемые показатели для исследуемых компаний (рис. 3).

Рисунок 3. Соотношение медианных значений показателей по выборке компаний и фактических значений по каждой компании

Таким образом, на основе официальных эмпирических данных, выявлены противоречия в принятой оценке параметров корпоративной социальной ответственности и разработана методика оценки ее уровня, проведена ее апробация. Центральной является разработка и апробация методики оценки интегрального показателя корпоративной социальной ответственности компаний для подбора переменных для расчета интегрального показателя КСО. Расчет данного показателя позволяет, в свою очередь, оценить влияние корпоративной социальной ответственности на уровень устойчивости бизнеса в период кризиса и в посткризисный период.

У всех анализируемых автором компаний в годовых отчетах подробно описана деятельность в рамках корпоративной социальной ответственности и работы со стейкхолдерами, выявлены основные мероприятия и показатели деятельности. Таким образом, обосновано на основе многомерных расчетов и сравнительного анализа, что использование таких показателей, как уровень прозрачности закупок, уровень компенсации труда работникам, доля различных отчислений в выручке, экологичность производства и др., позволяет произвести общую оценку уровня корпоративной социальной ответственности. Параметры модели сбалансированы на основе балльных шкал показателей и их весов значимости.

Из характеристики факторов полезности всех заинтересованных лиц следует, что они не всегда материальны, хотя удовлетворение их интересов может быть материализовано в будущем.

Таким образом, динамика развития стратегии бизнеса определена не столько динамикой развития рынка и преимуществами собственников, сколько постоянным учетом интересов всех заинтересованных лиц, а также их возможностью влиять на деятельность бизнеса.

[1] Остроухова В. А. Влияние стратегии корпоративной социальной ответственности на деятельность зарубежных и российских компаний в современных условиях: автореф. дис. … канд. экон. наук. М., 2012.

[2] Веревкин Л.П. Социальная ответственность бизнеса // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2010. № 1. С. 37–48.

[3] Белоусов К.Ю. Социальная ответственность бизнеса как фактор устойчивого развития: дис. … канд. экон. наук. СПб., 2017.

[4] Виханский О.С., Наумов А.И. Менеджмент. М.: Экономистъ, 2005.

[5] Коробов В.Б. Сравнительный анализ методов определения весовых коэффициентов «влияющих факторов» // Социология: методология, методы, математическое моделирование. 2005. № 20. С. 54–73.

[6] В числителе формулы используются официальные данные «Отчета о движении денежных средств».

[7] Рассчитывается по материалам государственной статистики.


Источники:

1. Бубнов Г.Г., Семенов А.В., Хачатурян К.С. Корпоративная социальная ответственность в условиях современной экономики // Транспортное дело России. – 2011. – № 6. – c. 106-108.
2. Данилов А.А. Факторы, влияющие на устойчивое развитие промышленных предприятий и пути его достижения // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2015. – № 8(1). – c. 157-160.
3. Крамин М.В., Крамин Т.В. Удовлетворение интересов стейкхолдеров как стратегический аспект корпоративного управления // Актуальные проблемы экономики и права. – 2011. – № 4(20). – c. 164-171.
4. Каримова С.А., Крамин Т.В. Корпоративная социальная ответственность в России: затраты или инвестиции? // Вектор науки тольяттинского государственного университета. серия: экономика и управление. – 2018. – № 4. – c. 12-19.
5. Каримова С.А., Юдина С.В. Устойчивость финансовых результатов компании и параметры социальной ответственности: исследование зависимости // Финансовая экономика. – 2018. – № 6. – c. 1242-1246.
6. Каримова С.А. О возникновении и развитии концепции социальной ответственности // Экономика и управление: проблемы, решения. – 2016. – № 7. – c. 25-31.
7. Каримова С.А. Развитие социальной ответственности в современных условиях // Экономика и предпринимательство. – 2016. – № 4-1(69). – c. 384-388.
8. Каримова С.А., Юдина С.В. К вопросу об определении и методике оценки уровня социальной ответственности компаний // Вектор науки тольяттинского государственного университета. серия: экономика и управление. – 2015. – № 3. – c. 19-23.
9. Каримова С.А. Информационная открытость бизнеса в современных условиях // Булатовские чтения. – 2018. – c. 210-215.
10. Каримова С.А. Стратегические направления развития системы корпоративной социальной ответственности // Ученые записки АЛЬМЕТЬЕВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО НЕФТЯНОГО ИНСТИТУТА. – 2018. – c. 268-272.
11. Пузаченко Ю.В. Наука и концепция устойчивого развития // Ландшафтное планирование. Общие основания. Методология. Технология: Междунар. школы-конференции. 2006. – c. 4-77.– url: http://www.landscape.edu.ru/files/sbornikLP/Puzachenko.pdf.
12. Растова Ю.И. Институциональные ловушки корпоративных отношений в современных условиях // Экономика и предпринимательство. – 2017. – № 6(83). – c. 767-770.
13. Растова Ю.И. Оценка эффективности организации процессов управления рисками // Управленческие науки в современном мире. – 2018. – № 1. – c. 454-459.
14. Растова Ю.И., Растов М.А. Стратегическое управление современной организацией: эффект синергии концепций // Управленческие науки. – 2018. – № 3. – c. 20-31. – doi: 10.26794/2404-022X-2018-8-3-20-31 .
15. Смит А. Теория нравственных чувств: или Опыт исследования о законах, управляющих суждениями, естественно составляемыми нами, сначала о поступках прочих людей, а затем о наших собственных. / IV с. - СПб.: Тип. И. И. Глазунова, 1868. – 516 c.
16. Толкишевская Т.М., Быкова А.В. Актуальные проблемы становления социальной ответственности бизнеса в России // Экономика и менеджмент инновационных технологий. – 2013. – № 12(27). – c. 5.
17. Третьяк О.А. Корпоративная социальная ответственность российских компаний. Российский журнал менеджмента. [Электронный ресурс]. URL: https://www.marketing.spb.ru/mr/business/Corporate_Governance.htm (дата обращения: 05.10.2017).
18. Тульчинский Г.Л. Бизнес в России. Проблема социального признания и уважения. - М.: Вершина, 2006. – 384 c.
19. Урсул А.Д. Беспечение национальной безопасности через приоритеты устойчивого развития // NB: Национальная безопасность. – 2013. – № 1. – c. 1-61.
20. Усманова Т.Х. Инновационный менеджмент как инструмент развития человеческого капитала и повышения качества жизни // МИР (Модернизация. Инновация. Развитие). – 2016. – № 3(27). – c. 98-106. – doi: 10.18184/2079-4665.2016.7.3.98.106 .
21. Bowen H. Social responsibility of the businessman. - New York: Harper and Row, 1953. – 276 p.
22. Саrоll А. Сorрorate Social Resрonsibility: Evolution of Definitional Construct // Вusiness and Society. – 1999. – № 3. – p. 268-295.
23. Davis K. Can business afford to ignore social responsibilities? // California Management Review. – 1960. – № 3. – p. 70-76.
24. Jacob K., Duell W., Binder Т., Glowitz F., Grimm Е. Der Mensch im betrieblichen Veranderungsprozess. / DYNAPRO III – erfolgreich produzieren in turbulenten Markten. - Stuttgart, 1998.
25. Drucker P.F. The Future of Industrial Man, a Conservative Approach. - New York: The John Day Co, 1942. – 298 p.
26. Epstein E. The Corporate Social Policy Process: Beyond Business Ethics, Corporate Social Responsibility and Corporate Social responsiveness // California Management Review. – 1987. – № 3. – p. 53-63.
27. Levitt T. The dangers of social responsibility // Harvard Business Review. – 1958. – № 5. – p. 41-50.
28. Marrewijk Van M. Concepts and Definitions of CSR and Corporate Sustainability: between Agency and Communion // Journal of Business Ethics. – 2003. – № 2-3. – p. 95-105. – doi: 10.1023/A:1023331212247.
29. Maslow A.H. A Theory of Human Motivation // Psychological Review. – 1943. – № 4. – p. 370-396.
30. Porter M.E., Kramer M.R. Strategy & Society: The Link between Competitive Advantage and Corporate Social Responsibility // Harvard Business Review. – 2006. – № 12. – p. 78-92.
31. Samuelson P., Nordhaus W. Economics. - N. Y.: MacGraw-Hill, 1989. – 744 p.

Страница обновлена: 12.10.2020 в 17:04:37