Анализ критериев устойчивости, используемых в современных индексах корпоративной социальной ответственности

Дробот Е.В.1
1 АНО «Развитие инноваций» Центр дополнительного профессионального образования

Статья в журнале

Социальное предпринимательство и корпоративная социальная ответственность
Том 2, Номер 3 (Июль-сентябрь 2021)

Цитировать:
Дробот Е.В. Анализ критериев устойчивости, используемых в современных индексах корпоративной социальной ответственности // Социальное предпринимательство и корпоративная социальная ответственность. – 2021. – Том 2. – № 3. – doi: 10.18334/social.2.3.112090.

Аннотация:
В последнее время все больший интерес ученых и практиков вызывает оценка корпоративной социальной ответственности (КСО). Концепция КСО тесно связана с этическим, экологическим и социальным аудитом, устойчивым развитием, управлением, благотворительностью и т.д. В настоящее время существуют международные и региональные модели, методы, стандарты и индексы, позволяющие оценить КСО. В статье проведен анализ критериев устойчивости, используемых в современных международных и региональных индексах КСО, а также определены возможные направления использования индексов устойчивости и КСО в современной корпоративной практике.

Ключевые слова: деловая этика, инвестиции в устойчивую ответственность, корпоративная практика, корпоративная социальная ответственность, критерий устойчивости

JEL-классификация: L31, M14, M21



Введение

В современной теории и практике существует множество подходов к определению корпоративной социальной ответственности (КСО).

Первое определение корпоративной социальной ответственности появилось в 50-е гг. ХХ века. В 1953 г. Г. Боуэн в книге «Социальная ответственность бизнесмена» [10] (Bowen, 1953) писал: «Социальная ответственность – это обязательство предпринимателей искать стратегии для принятия таких решений или осуществления такой деятельности, которые желательны с точки зрения целей и ценностей нашего общества». В 1966 г. К. Дэвис и Р. Бломстром в книге «Бизнес и его среда» определили социальную ответственность как «обязанность человека учитывать последствия своих решений и действий для всей социальной системы» [12] (Davis, Blomstrom, 1966).

Прорыв в исследованиях корпоративной социальной ответственности произошел в конце 60-х – начале 70-х гг. ХХ века, когда под влиянием бурных социальных изменений в западном обществе были предложены определения, в которых меньше акцентировалось внимание на личности менеджера и больше внимания уделялось взаимодействию компанией и социально-экономической системой. Например, в 1973 г. Х. Эйльберт и И.Р. Паркет предложили идею «добрососедства» (Good Neighborliness): «Возможно, лучший способ понять социальную ответственность – это думать о ней как о добрососедстве» [13, с. 5–14] (Eilbert, Parket, 1973, р. 5–14). С одной стороны, это означает не делать того, что может навредить окружающей среде и окрестностям, а с другой – добровольно принимать на себя обязательства и оказывать помощь в решение проблем «соседей» [13, с. 5–14] (Eilbert, Parket, 1973, р. 5–14).

В 80-е гг. ХХ века интерес исследователей сместился с общей теории социальной ответственности к эмпирическим исследованиям корпоративной социальной ответственности. В результате появились нескольких альтернативных концепций и терминов, например, таких как социальная эффективность бизнеса (Social Business Performance), деловая этика (Business Ethics), теория заинтересованных лиц (Stakeholder Theory) и др. Интерес представляет определение корпоративной социальной ответственности Т.М. Джонса, основанное на теории заинтересованных лиц: «Корпоративная социальная ответственность – это представление о том, что корпорации несут обязательства перед другими группами общества, помимо акционеров, и за пределами того, что предписано законом и установлено профсоюзным договором. Решающее значение имеют два аспекта. Во-первых, обязательства должны быть приняты добровольно... Во-вторых, эти обязательства являются достаточно широкими, выходят за рамки традиционных обязанностей перед акционерами и распространяются на другие социальные группы, например, такие как клиенты, сотрудники, поставщики и местное сообщество» [16] (Jones, 1980).

В начале XXI века свой вклад в исследования корпоративной социальной ответственности внесли добровольные объединения компаний ответственного бизнеса (Business in the Community; Business for Social Responsibility), неправительственные организации (World Business Council for Sustainable Development; The Canadian Centre for Philanthropy; Pontis) и Европейский Союз (Green Paper; European CSR Strategy) [15, c. 580–587] (Jankalova, 2016, р. 580–587).

Корпоративная социальная ответственность традиционно охватывает три области: экономику, социальную сферу и экологию. А. Дальсруд в своей работе «Как определяется корпоративная социальная ответственность: анализ 37 определений» выделил пять основных областей КСО, такие как: экология (охрана окружающей среды), социальная сфера (забота о сотрудниках), экономика (эффективность всех звеньев производственного процесса, предоставление качественной продукции и услуг, прозрачное управление компанией), заинтересованные стороны (вовлечение всех ключевых партнеров (стейкхолдеров) в КСО) и добровольность (сотрудничество с местным сообществом) [11, c. 1–13] (Dahlsrud, 2008, p. 1–13).

Современные авторы предлагают различные подходы к КСО, рассматривая ее как элемент бизнес-стратегии компании [1, с. 425–436] (Vavilina, Komarova, Velensi, Reicher, 2019, р. 425–436), как перспективный инструмент расширения деятельности международного бизнеса [5, с. 2611–2620] (Pavlov, 2019, р. 2611–2620), как инструмент проникновения транснациональных корпораций на рынки [6, c. 170–174] (Sapuntsov, 2015, р. 170–174), как фактор устойчивого развития экономики региона и страны в целом [7, с. 25–33] (Sueva, 2011, р. 25–33), как метод сокращения производственных издержек [8, с. 449–456] (Sysoeva, 2017, р. 449–456).

В настоящее время выделить и оценить отдельные элементы корпоративной социальной ответственности становится достаточно сложно [3, с. 105–114] (Kadnikova, Lobkov, 2018, р. 105–114), несмотря на то, что существуют методы, стандарты и индексы, позволяющие измерить КСО [14, c. 61–82] (Jankalova, 2013, p. 61–82).

Например, в мировой практике распространение получили следующие модели и индексы:

− Модели делового совершенства (Business Excellence Models);

− Индекс устойчивости Доу-Джонса (Dow Jones Sustainability Index);

− Индекс FTSE4Good;

− Индекс Ethibel;

− Индекс глобальных вызовов (Global Challenges Index);

− Индекс MSCI World ESG;

− Индекс устойчивости DAXglobal Sarasin Sustainability Germany Index EUR;

− Индекс STOXX Global ESG Leaders;

− Индексы устойчивости STOXX (STOXX Sustainability Indices);

− Глобальный индекс альтернативной энергетики (Dax Global Alternative Energy Index);

− Индекс акций эмитентов, этичных с точки зрения папы Римского (Stoxx Europe Christian Index);

− Индекс корпоративной устойчивости Hang Seng (Hang Seng Corporate Sustainability Index);

− Принципы Глобального договора ООН (UN Global Compact principles);

− Глобальные принципы Салливана (Global Sullivan Principles);

− Рекомендации ОЭСР для многонациональных компаний (OECD Guidelines For Multinational Companies);

− Базовый кодекс Инициативы по этической торговле (Ethical Trading Initiative Base Code) и т.д.

Однако каждый из выше перечисленных подходов имеет ограненное применение, т.е. их можно использовать для оценки КСО в какой-то одной или нескольких областях, а также есть ограничение по их применению на международном и региональном уровнях.

Поэтому интерес представляет анализ особенностей применения существующих индексов, методов и подходов к определению корпоративной социальной ответственности с целью выявления возможностей и ограничений для их использования.

Целью данной статьи является выделение критериев устойчивости, используемых в современных международных и региональных индексах КСО, а также определение возможностей использования индексов устойчивости и КСО в современной корпоративной практике.

Основная часть

В настоящее время существуют независимые агентства, которые занимаются составлением рейтингов в области корпоративной социальной ответственности. Это, например, Dow Jones в Швейцарии, Ethibel в Бельгии, ECPI в Бельгии, EIRIS в Великобритании, FTSE в Великобритании, «Бизнес в обществе» (Business in the Community) в Великобритании, Центр этики Джеймса (James Ethics Centre) в Австралии, OEKOM Research AG в Германии др. и [15, c. 580–587] (Jankalova, 2016, р. 580–587).

Этими агентствами созданы собственные индексы, с помощью которых они измеряют эффективность компаний, которые ведут себя ответственно по отношению к обществу. Решение о том, какие компании могут быть включены в индексы, зависит от выполнения критериев «социально ответственного поведения», которые устанавливаются каждым агентством самостоятельно.

Основными международными индексами являются Индекс устойчивости Доу-Джонса, Индекс FTSE4Good, Индекс Ethibel, Индекс глобальных вызовов (Global Challenges Index) и индекс MSCI World ESG.

В последнее время также возросло значение и индексов, применяемых только на региональном уровне, например, таких как Индекс устойчивости DAXglobal Sarasin Sustainability Germany Index EUR, Индекс STOXX Global ESG Leaders, Индексы устойчивости STOXX, Глобальный индекс альтернативной энергетики, Индекс акций эмитентов, этичных с точки зрения папы Римского (Stoxx Europe Christian Index), Индекс корпоративной устойчивости Hang Seng.

Основная цель, лежащая в основе индексов устойчивости, заключается в определении эффективности компаний, которые отвечают определенным критериям устойчивости [2, c. 643–658] (Drobot E.V., Makarov I.N., Pochepaev I.A., 2020, р. 643–658), и предоставлении инвесторам эталонного показателя SRI (Socially Responsible Investment, «инвестиции в устойчивую ответственность»). Основная задача – способствовать социально и экологически ответственным инвестициям. Некоторые разработчики индексов преследуют более широкую цель: они стремятся также повысить осведомленность общества о КСО и научных исследованиях в этой сфере и поощрять социально и экологически ответственное поведение. Таким образом, можно предположить, что несмотря на то, что большинство индексов устойчивости взвешены по рыночной капитализации, и, как правило, ни один инвестор не пожертвовал бы финансовыми результатами компании, потому что единственная цель – максимизировать отдачу от инвестиций, компании – лидеры в области КСО руководствуются не только прибылью, но и общественными ценностями.

Какие основные критерии устойчивости используются в международных и региональных индексах КСО? Наиболее популярные критерии представлены в таблице 1.

Таблица 1

Анализ частоты использования критериев устойчивости в индексах КСО корпораций

№ п/п
Критерий устойчивости
Частота использования, %
1
Здоровье и безопасность
75
2
Корпоративное управление
67
3
Отчетность о результатах КСО
67
4
Трудовые и профсоюзные отношения
67
5
Предотвращение загрязнения
67
6
Обучение и образование
50
7
Качество
50
8
Компенсация
50
9
Разнообразие
50
10
Инновации
42
11
Выгоды
42
12
Права человека
42
13
Коммуникации
33
14
Дискриминация
33
15
Соблюдение законодательства
33
16
Контракты
25
17
Кодексы этики
25
18
Отношение к животным
25
19
Управление рисками
25
20
Экологические показатели
25
21
Отношения с клиентами и поставщиками
25
22
Источники энергии
25
23
Лидерство и стимулы
17
24
Управление
17
25
Вознаграждение независимых членов правления
17
26
Проведение оценки устойчивости бизнеса
17
27
Управление правомочиями
17
28
Распределение прибыли
17
29
Поддержка семей
17
30
Безопасность продуктов
17
31
Переработка отходов
17
32
Система экологического менеджмента
17
Источник: [15, c. 583] (Jankalova, 2016, р. 583).

Проведенный анализ показывает, что наиболее часто встречающийся критерий устойчивости – «Здоровье и безопасность». Также для обеспечения устойчивости очень важны внутренние отношения сотрудников, трудовые отношения и предотвращение загрязнения.

Высокая производительность корпорации создается хорошей деловой культурой, и программы устойчивого развития должны быть сосредоточены в первую очередь на внутреннем развитии, а во вторую – на внешних факторах [4, с. 81–98] (Kravtsova, Matveeva, 2016, р. 81–98).

Для каких целей корпорации могут использовать международные и региональные индексы устойчивости и КСО?

Прежде всего, они могут служить инструментами отчетности, самооценки и оценки деятельности компаний в области корпоративной социальной ответственности (табл. 2).

Таблица 2

Направления использования моделей, стандартов, принципов и индексов КСО

Подход/модель КСО
Характеристика
Инструмент отчетности
Инструмент самооценки
Инструмент оценки
The EFQM Excellence Model
Модель Европейского фонда управления качеством, призванная стимулировать организации совершенствовать качество выпускаемой продукции и качество управления
++
+++
+++
Social Accountability – SA 8000
Социальная ответственность 8000 – стандарт для оценки социальных аспектов систем менеджмента
+
+
+++
ISO 14000
Международный стандарт, содержащий требования к системе экологического управления (Environmental Management System), по которым проходит сертификация

++
+++
EMAS
Eco-Management and Audit Scheme – система для экологического менеджмента и аудита экологически безопасных предприятий
+
++
+++
AccountAbility 1000 (AA1000)
Серия стандартов, разработанная британским Институтом социальной и этической отчетности, нацелена на повышение качества нефинансовой отчетности, прозрачности, подотчетности и устойчивости бизнеса за счет максимального вовлечения групп заинтересованных сторон и учета их мнений при анализе деятельности компании. Особенностью этой серии стандартов является системный подход к организации взаимодействия с заинтересованными сторонами как к фактору повышения качества управления и отчетности
++
+
+++
Global Reporting Initiative (GRI)
Глобальная инициатива по отчетности – единые стандарты и рекомендации отчетности, раскрывающие нефинансовые показатели деятельности, часть программы интегрированной отчетности
+++
++

Value Management System (VMS)
Система управления на предприятии, уделяющая особое внимание вопросам мотивации персонала, развития профессиональных навыков и поощрения совместных усилий и нововведений для достижения конечной цели – максимизации эффективности деятельности предприятия в целом

++
++
Dow Jones Sustainability Index
Индексы устойчивости деятельности тысяч компаний, торгующих на открытом рынке, работающих в рамках стратегического партнерства между индексами S&P Dow Jones и RobecoSAM (Устойчивое управление активами)
+
++

FTSE4good
Индексы рыночной капитализации для оценки эффективности компаний, отвечающих общепризнанным стандартам корпоративной ответственности

++

Источник: составлено автором по данным [15, c. 584] (Jankalova, 2016, р. 584).

Заключение

В настоящее время существуют методы, модели, стандарты, индексы и принципы, позволяющие оценить корпоративную социальную ответственность.

Существующие подходы к оценке корпоративной социальной ответственности различаются по целям, для которых они были созданы.

Однако отправной точкой в этой области можно считать стандарт корпоративной ответственности ISO 26000 [9], хотя он не предназначен для оценки уровня корпоративной социальной ответственности или для целей сертификации. Но это основа социальной ответственности. И этот стандарт используется большим числом компаний в качестве способа разработки стратегии и управления эффективностью КСО. Он дает представление о том, что такое социальная ответственность, помогает предприятиям и организациям воплощать принципы КСО в эффективные действия и делится передовым опытом в области социальной ответственности [17]. Де-факто это добровольное руководство в области управления, защиты прав человека и окружающей среды, трудовой практики, ответственного бизнеса и поддержки развития отношений с заинтересованными лицами [15, c. 580–587] (Jankalova, 2016, р. 580–587). Принимая требования настоящего стандарта, компании обязуются соблюдать правила социальной ответственности во всех трех областях устойчивого развития – экономике, экологии и социальной сфере.

К добровольным стандартам КСО также относится стандарт AA1000, целью которого является изучение управления корпоративной социальной ответственностью компании (т.е. принципов и взаимоотношений с заинтересованными сторонами), включая отчеты о КСО в области экономической, экологической, социальной и этической ответственности. Это основа для организации, позволяющая выявлять, определять приоритеты и реагировать на проблемы устойчивого развития.

Отчетность по устойчивому развитию помогает организациям устанавливать цели, измерять эффективность и управлять изменениями, чтобы сделать их деятельность более устойчивой.


Источники:

1. Вавилина А. В., Комарова Т. В., Веленси И. Р., Райхер Р. С. Корпоративная социальная ответственность как элемент бизнес-стратегии компании // Лидерство и менеджмент. – 2019. – № 4. – c. 425-436. – doi: 10.18334/lim.6.4.41313.
2. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Почепаев И.А. Концептуальные основы устойчивого развития в XXI веке: принцип триединства и подходы к оценке воздействия бизнеса // Лидерство и менеджмент. – 2020. – № 4. – c. 643-658. – doi: 10.18334/lim.7.4.110931.
3. Кадникова О.В., Лобков Г.Р. Современное состояние корпоративной социальной ответственности в России и Германии // Лидерство и менеджмент. – 2018. – № 3. – c. 105-114. – doi: 10.18334/lim.5.3.39513.
4. Кравцова Е.М., Матвеева В.Ю. Модели социальной ответственности бизнеса в мировой экономике // Экономика, предпринимательство и право. – 2016. – № 1. – c. 81-98. – doi: 10.18334/epp.6.1.35241.
5. Павлов Э.Л. Корпоративная социальная ответственность как перспективный инструмент расширения деятельности международного бизнеса // Экономические отношения. – 2019. – № 4. – c. 2611-2620. – doi: 10.18334/eo.9.4.40853.
6. Сапунцов А.Л. Корпоративная социальная ответственность как инструмент проникновения транснациональных корпораций развивающихся стран на рынки Африки // Экономические науки. – 2015. – № 125. – c. 170-174.
7. Суева Ю.В. Корпоративная социальная ответственность бизнеса как фактор устойчивого развития экономики региона и страны в целом // Вопросы инновационной экономики. – 2011. – № 10. – c. 25-33.
8. Сысоева Т.Л., Тимохина Г.С., Минина Т.Б. Корпоративная социальная ответственность как метод сокращения производственных издержек // Вопросы инновационной экономики. – 2017. – № 4. – c. 449-456. – doi: 10.18334/vinec.7.4.38542.
9. Международный стандарт ISO 26000 «Руководство по социальной ответственности». [Электронный ресурс]. URL: http://www.ksovok.com/doc/iso_fdis_26000_rus.pdf (дата обращения: 02.05.2021).
10. Bowen H. Social Responsibilities of the Businessman. - New York: Harper and Row, 1953. – 276 p.
11. Dahlsrud A. How Corporate Social Responsibility is Defined: an Analysis of 37 Definitions // Corporate Social Responsibility and Environmental Management. – 2008. – № 15. – p. 1-13.
12. Davis K., Blomstrom R. L. Business and its Environment. - New York: McGraw-Hill, 1966. – 403 p.
13. Eilbert H., Parket I.R. The current status of corporate social responsibility // Business Horizons. – 1973. – № 16. – p. 5-14.
14. Jankalova M. Spolocensky zodpovedne podnikanie. / In Manazment a sietovepodnikanie. - EDIS - vydavatel’stvo ZU: Zilina, Slovakia, 2013. – 61-82 p.
15. Jankalova M. Approaches to the Evaluation of Corporate Social Responsibility // Procedia Economics and Finance. – 2016. – № 39. – p. 580-587. – doi: 10.1016/S2212-5671(16)30302-1.
16. Jones T.M. Corporate Social Responsibility revisited, redefined. - California Management Review. University of California Press, 1980.
17. GRI G4 Guidelines and ISO 26000:2010. How to use the GRI G4 Guidelines and ISO 26000 in conjunction. Iso, 2014. [Электронный ресурс]. URL: http://www.iso.org/iso/iso-gri-26000_2014-01-28.pdf (дата обращения: 02.05.2021).

Страница обновлена: 04.05.2021 в 20:38:44