Вопросы совершенствования прогностического управления прорывными технологиями

Пилюгина А.В.1
1 Московский государственный технический университет имени Н.Э. Баумана

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 10, Номер 3 (Июль-сентябрь 2020)

Цитировать:
Пилюгина А.В. Вопросы совершенствования прогностического управления прорывными технологиями // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – Том 10. – № 3. – С. 1319-1332. – doi: 10.18334/vinec.10.3.110761.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44082117

Аннотация:
В статье рассмотрены теоретические подходы к определению прорывных технологий как управленческой идеологии, реализуемой в качестве одной из базовых на современном этапе социально-экономического развития. В частности, представлено обобщение взглядов исследователей на теории и классификацию по теме прорывных технологий и инноваций. Выявлены проблемы прогностического управления в контексте концентрации управленческого потенциала на государственном, корпоративном и ином уровнях вокруг прорывных технологий. Формирование среды высокоэффективного экономического развития на основе прорывных технологий и инноваций возможно при реализации системы программно-прогностического управления, при построении которой должны быть учены взаимные пересечения социально-экономических и иных групп факторов. Выявленные факторы используются при построении моделей управления, в частности, при формировании ключевых критериев эффективности. Прогностическое управление на всех этапах реализации прорывных технологических решений должно базироваться на использовании аппаратно-программных сред, реализуемых для решения задач в условиях нестационарности и многоаспектности сред функционирования. Продемонстрированы подходы к формированию моделей прогностического управления прорывными технологическими проектами с учетом специфики научно-образовательных организаций.

Ключевые слова: прорывные технологии, прогностическое управление, программно-прогностическое управление, научно-образовательные организации, технологические проекты

JEL-классификация: O31, O32, O33



Введение

Концентрация внимания экспертного сообщества, лиц, принимающих решения на различных уровнях, на особенностях долгосрочного развития и в первую очередь технологического развития в контексте так называемой идеологии «прорыва» отчетливо прослеживается начиная с конца XX века, и в настоящее время можно говорить о трансляции запроса со стороны государств, корпораций и иных институтов на прорывные идеи, и работа в данном направлении вышла на новый уровень. Совокупность программ, проводимых в различных странах мероприятий, задействованных и вновь создаваемых институтов развития и проч. свидетельствует о возрастающем интересе к обновленным моделям экономического развития, к управлению его скоростью, качеством, характером и динамикой. При этом трактовка понятия «прорыв» является различной для субъектов экономики: для одних речь идет о прорыве в контексте сохранения лидирующих позиций, для других – это возможность за счет перехода от «догоняющего развития» к резкому сокращению отрыва от лидеров, к преодолению системных проблем прошлого за счет новых подходов, соответствующих актуальному представлению о новых вызовах.

Рассмотрение вопросов прорывных технологий и инноваций проводится в связи с их рассмотрением в качестве базы для перехода к новому типу социально-экономического роста, в частности [1, с. 16; 2, с. 83] (Knyaginin, 2017, р. 16; Erznakyan, 2012, р. 83). Особое внимание при достижении и удержании технологического лидерства исследователями уделяется синергии отраслей и особенностям инновационной инфраструктуры. Ярким примером является технико-экономическая парадигма Карлоты Перес [3, с. 36] (Peres, 2011, р. 36). Вопросы рисков и угроз технологического развития и их необходимость учета на стадии разработки также требуют пристального рассмотрения [4, с. 9] (Ivanov, 2013, р. 9). Параметры времени и экономической оценки эффективности внедрения технологий также являются ключевыми при построении программ научно-технического развития [5, с. 26].

Разнонаправленность исследований по вопросам технологического развития, достижения лидерства, роль технологий в обеспечении социально-экономического роста и специфики научно-технологического развития, выделение различных видов и групп технологий, а также противоречивость самой идеологии «прорыва» – все это свидетельствует о важности проведения исследований, о необходимости выработки соответствующих методических подходов к управлению, в т.ч. прогнозно-аналитического обеспечения для повышения эффективности пространственно-временных характеристик экономического развития.

Особенности трансформационных процессов, условия глобальных технологических сдвигов приводят к изменениям моделей управления во всех сферах. Сфера технологий является приоритетной для достижения социально-экономического развития на государственном и корпоративном уровнях, а сопровождающие научно-техническую сферу сложности и противоречия требуют выработки новых подходов. В качестве рабочей гипотезы исследования необходимо отметить следующее. В частности, предполагая наличие нового методического инструментария, позволяющего прогнозировать будущее, основываясь на обоснованных образах данного будущего, можно повысить эффективность прогностического управления технологическими проектами, согласовать их содержание на предмет соответствия возможностям «прорыва», обеспечивая единство и непротиворечивость целей, системность и междисциплинарность.

Целью работы является совершенствование методического обеспечения процессов программно-прогностического управления прорывными технологическими проектами в научно-образовательной сфере. Научная новизна исследования состоит в обосновании теоретико-методологических подходов к программно-прогностическому управлению прорывными технологическими проектами, разработке и совершенствовании на основе этих подходов методов и инструментов управления на примере технологических проектов, реализуемых в научно-образовательной сфере.

Основная часть

Проблемы управления при реализации идеологии «технологического прорыва»

Основной проблемой управления при ориентации на прорывные технологии и инновации принято считать отсутствие линейной зависимости между непосредственно созданием прорывных технологических и инновационных решений и максимизацией социально-экономических эффектов на макро-, мезо- и даже микроуровнях [6] (Dosi, 1982).

Одним из вариантов преодоления данной проблемы может стать оценка значимости прорывных технологий интегрально, с точки зрения их «востребованности», через формирование «условий решения структурных и системных социально-экономических проблем и задач», проявление «системного спроса», а именно, не фрагментарно и на условно постоянной основе.

При формировании сценариев развития, в рамках которых упор делается на прорывные технологические решения, при установлении критериев эффективности исследователями предлагается акцентировать внимание на дополнении методов научно-технологического прогнозирования (статистика в области интеллектуальной собственности, другие наукометрические показатели), форсайта, методиками оценки и прогноза спроса, комплексной оценки связанных факторов реализации технологических и инновационных процессов (например, не только через анализ технологических разработок, затрат, в т.ч. инвестиционного характера, кадрового потенциала и проч., но и через способности восприятия нового потенциально прорывного технологического решения на различных уровнях, определяя потенциальных выгодоприобретателей технологий и процессов их внедрения).

И при углубленном рассмотрении механизмов, требований, взаимосвязи факторов технологического развития реализация прогноза сталкивается с необходимостью формирования рамочных требований, влияющих на характеристики, направления реализации технологического развития.

Качественные характеристики управления потенциально возможно повысить через прогнозирование на основе видения будущего, что должно быть следующим значимым этапом после проработки нормативно-правового обеспечения, решения непосредственных организационно-экономических вопросов.

Ключевые теоретические положения в области прорывных технологий

Развитие темы прорывных технологий находит широкое распространение в научной литературе, работы посвящены различным теориям, классификациям «прорывов», характеристикам, принципам развития, подходам к прогнозированию и проч. В зависимости от приемов выявления типов и точки зрения, выбираемой при рассмотрении, к процессам развития прорывных технологий могут быть сформулированы различные требования (включая упомянутые ранее спрос и уровень удовлетворенности от внедрения прорывной технологии). К наиболее значимым можно отнести следующие:

- теория подрывных инноваций;

- теория радикальных технологий;

- теория технологий широкого применения;

- концепции технологических укладов, циклов или волн технологического развития [7–11] (Kondratev, 2002; Kleyman, 2008; Glazev, 2012; Natashkina, Basovskiy, 2012; Akaev, Rudskoy, 2014);

- и другие, по видам и типам «прорывных» технологий и инноваций [12, 13] (Zhikharev, 2010; Kirsanov, Popkov, Sichkar, 2018).

Приведем краткую характеристику основных положений некоторых теорий.

Подрывные инновации (Disruptive Innovation): это понятие было представлено в работе Клейтона Кристенсена [14] (Kleyton, 2019), оно подразумевает не только передовые технологические инновационные решения, акцент сделан именно на инновационных бизнес-моделях, которые основаны в массе своей на новых сочетаниях существующих технологий. Исследователи ставят во главу угла в основном рыночную природу ключевых факторов, формирующих процесс развития подрывных инноваций [15–17] (Adner, 2002; Hopp, Antons, Kaminski, Salge, 2018; Ramdorai, Herstatt, 2015). К данным факторам, в частности, относятся:

- возможность формирования нового (или альтернативного) функционала, а также полезности у определенных продуктов;

- сокращение важности соотношения цены и полезности на сформированных рынках (данное обстоятельство находит отражение в инвестиционно-экономических отраслевых процессах);

- непрерывный процесс создания, инкорпорирования, корректировки и совершенствования бизнес-моделей;

- низкий уровень пороговых условий осуществления предпринимательской деятельности (например, минимальная величина трансакционных издержек; низкая активность монополий на определенном рынке, нормативное регулирование, гибкая экономическая система, стимулирующая конкурентные модели поведения и пр.);

- процессы активной самоорганизации компаний и широкие информационные обмены с участниками процесса.

Необходимо упомянуть и о критике ряда исследователей в адрес положений теории подрывных инноваций [18] (King, Baatartogtokh, 2015). Отметим также, что термин «подрывная технология» активно используется широким экспертным сообществом [19], и подрывные инновации, в т.ч. технологические, рассматриваются как элемент комплексного явления.

Радикальные технологии (Radical Innovation, или иные аналогичные понятия, возникшие в связи с новым обращением к данной теме в начале 2000-х гг., например трансформационные технологии и т.п.): под радиальными [20] (Govindarajan, Kopalle, 2006) технологиями принято понимать новые технологии (новое поколение, высокая сложность, основаны на научно-технических прорывах, рост существующего функционала, полезности продукта). Данные технологии отличаются высокой стоимостью, значительным уровнем затрат при их создании, контролируются лидерами рынка, являясь источником поддержания конкурентоспособности. Радикальные технологии связаны с существенным приростом полезности, функционала инновационно-технологических продуктов (или групп, существующих на рынке), они могут менять соотношение сил между рыночными игроками. Но данные технологии не меняют соотношение ценностей на рынках. Ключевыми условиями развития радикальных технологий считаются следующие:

- объемные инвестиции в НИОКР (масштаб соответствует объемам вложений со стороны крупных технологических компаний, консорциумов);

- высокий уровень требований к научно-технологическим компетенциям, к кадровому обеспечению на всех этапах создания радикальной технологии;

- большой научно-технологический задел (наличие мощностей, соответствующих материальных и нематериальных активов);

- развитая система научно-технологического взаимодействия с партнерами (междисциплинарный характер работ, высокий уровень интеграции при создании технологических решений).

Отдельного пристального внимания заслуживают комбинации подрывных инноваций и радикальных технологий как обладающие высоким потенциалом экономических трансформаций, но достаточно редкие, что повышает сложность их исследования.

Технологии широкого применения (General Purpose Technologies): в работе Т. Брезнахана [21] (Bresnahan, 2010) данные технологии определены как широко применимые в масштабах экономики, вышедшие за пределы отрасли, в которой они произошли. Данные технологии также характеризуются значительным потенциалом научно-технологического развития, они постоянно технологически совершенствуются. Также они стимулируют новые технологические разработки, инновации в сфере создания товаров, услуг и процессов в различных областях применения (application sectors). С теорией подрывных инноваций технологии широкого применения роднит тот факт, что в ее контексте особым видом технологий широкого применения признаются организационные инновации, отчасти бизнес-модели. Развитие данных технологий предполагает следующее (в явной и неявной форме):

- высокую технологическую взаимодополняемость, данные технологии предполагают длительное, системное формирование множества обеспечивающих, инфраструктурных решений;

- требования к уровню координации и степени взаимодействия всех субъектов при разработке данных и обеспечивающих технологий с разработчиками технологий, решений применительно к конкретным областям применения;

- высокие требования по ресурсам (научно-технологическим затратам, кадровым и проч.);

- низкие институциональные пороги входа и высокое качество инновационной системы на национальном уровне (в условиях трансформации сложившихся технических систем, производственных цепочек возникает необходимость оперативного изменения нормативно-правовой базы, подходов к регулированию деятельности и т.п., минимальный уровень трансакционных издержек, асимметрии информации и пр.).

Теорией технологических укладов предполагается, что каждый следующий этап долгосрочного экономического развития, который традиционно выражается темпами изменения ВВП, производительности труда и др. макроэкономических показателей, обусловлен внедрением, освоением определенных «прорывных» технологий. Эти технологии становятся, как правило, технологиями широкого применения.

В совокупности перечисленные теоретические подходы в области подрывных инноваций, радикальных технологий и технологий широкого применения формируют представление об особых классах явлений и предоставляют возможность описательной аналитики процессов, связанных с созданием, развитием и реализацией технологических прорывов (через практику преемственности разных видов технологий, базу их формирования, комбинации технологий и проч.).

Развитие идеологии «прорыва», в первую очередь теории «прорывных технологий», предполагает необходимость уточнения терминологии в контексте управления, а также глубокое исследование рисков данного явления. Ведь соблюдение этических принципов, можно сказать, в широком смысле «управляемость прорыва», позволяет предотвращать (или сокращать) негативные разрушительные последствия применения подобных технологий.

Управление прорывными технологическими проектами предусматривает ориентацию на достоверный прогноз долгосрочной динамики, специфику развития отрасли, высокое ресурсное обеспечение на всем временном горизонте, на всех стадиях жизненного цикла технологии, состояние конкуренции, особенности управления интеллектуальной собственностью, уровень компетенций в сфере технологического инновационного предпринимательства, а также учет специфики других институциональных факторов (трансакционные издержки, капитал доверия, уровень агентских отношений, степень информационной асимметрии, культурные и социальные практики объединения заинтересантов реализации технологии, качество человеческого капитала, ценностные установки общества).

Это далеко не полный перечень факторов, которые должны быть учтены при построении систем управления прорывными технологическими проектами (в том числе при формировании системы показателей эффективности). Уровни решения данной задачи также охватывают не только государственный, корпоративный уровень. Важность роли государства при решении данной задачи предъявляет требования к сохранению и развитию на уровне национальных инновационных систем специальных сред, институтов, в т.ч. коммерциализацию технологий, их трансфер и проч.

Подходы к построению систем прогностического управления технологическими проектами на микроуровне (на примере научно-образовательных организаций)

Одной из ключевых задач в развитии подходов к управлению эффективностью сложных систем, к которым относятся и технологические проекты, становится критически важный переход от апостериорной оценки, основанной на анализе полученной ранее информации для выработки рекомендаций по различным отчетным источникам, к анализу и разработке программно-прогностических моделей деятельности в целях изучения различных вариантов использования ресурсов и активов в самом широком смысле, построении гибких систем сетевого, платформенного взаимодействия в условиях нестационарности, многоаспектности сред функционирования.

Специфика технологических проектов на современном этапе, обусловленная их взаимосвязями с цифровыми экосистемами, требованиями концепций устойчивого развития, достижения «прорывного» характера получаемых результатов (например, в контексте классификации технологических решений при выделении групп «прорывные технологии и базирующиеся на них инновации», «критические технологии» и «высокие технологии»), ограничениями при использовании результатов НИОКР и т.п., все требует использования специальных организационно-экономических подходов, недопущения эффекта мультипликации рисков [22] (Dezhina, Ponomarev, 2014).

Специфика технологических прорывных проектов, реализуемых в научно-образовательных организациях, связана с требованиями по использованию научно-технического задела, с функционалом систем информационно-ресурсного взаимодействия с широким кругом партнеров, доступностью высококвалифицированных кадров и среды для их подготовки, с социокультурными особенностями формирования технологической предпринимательской среды и проч.

Если брать за основу риск-ориентированное прогностическое управление (учитывая неотъемлемую важность также рыночного прогноза спроса и предложения и прогноза событий), то в рамках реализации перечисленных условий должны идентифицироваться ключевые элементы технологического проекта, связанные с критичными рисками (т.е. рисками, последствия которых могут оказать кардинальное влияние непосредственно на реализацию самого проекта).

Также на начальных этапах проекта должны непрерывно проводиться исследования, которые позволят на основе результатов исходов экспериментов снизить риски всего проекта. Это важно с целью контроля неоправданных расходов, выявления неопределенности на более поздних этапах реализации проекта.

При реализации технологических проектов, относящихся к типу «прорывные», усиливается специфика рабочих процессов, которые охватывают следующие аспекты:

– технологическое замещение, позволяющее качественно совершенствовать существующие либо создавать принципиально новые технологически решения;

– высокий уровень автоматизации производственного процесса и нижние ограничения на минимально допустимый уровень квалификации занятых в проекте специалистов;

– гибкая адаптация процессов в соответствии с видением заинтересантов (кастомизация);

– экономическая эффективность (например, как комбинация параметров, таких как снижение себестоимости, экономия ресурсов, рост производительности труда, инвестиционной привлекательности, конкурентоспособности и пр.).

Эволюция состояния систем может быть описана нестационарными процессами (свойство нестационарности сред функционирования технологических проектов вытекает из условия многомерности систем управления). При построении решения задачи прогностического управления предлагается сосредоточиться на интегральном подходе, в рамках которого происходит сочетание различных алгоритмов: динамические гибридные алгоритмы, в свою очередь, основываются на кооперации алгоритмов многомерного статистического анализа и технологии эволюционного моделирования [23] (Sokolov, Musaev, 2019).

Моделируемый (соответственно, наблюдаемый) процесс может быть представлен как аддитивная смесь системной составляющей (используется в процессе принятия управляющих решений) и случайного нестационарного процесса (создается шумами системы и наблюдений). В свою очередь, системная составляющая может быть представлена как колебательный непериодический процесс.

Выработка управленческого решения полностью определяется результатами прогнозирования на заданном интервале прогнозирования. Внимание должно быть уделено возможным ошибкам прогноза, они провоцируют риски принятия неверных решений, что снижает эффективность формируемых решений. Содержание решаемой задачи управления (ее контекст) оказывает влияние на параметры показателя эффективности, соответственно, он также требует уточнения.

Путем анализа структур и параметров моделирования может быть проведен сравнительный эволюционный анализ прогностических моделей, базирующихся на едином алгоритме обобщенного регрессионного анализа. Для проведения селекции моделей необходимо проводить сравнительный анализ оценки рисков управления. Базой анализа может выступать скользящий полигон ретроспективных данных, которые непосредственно приближены к текущему (или моделируемому) моменту времени.

Особенности рассматриваемого подхода, как уже было сказано, состоят в применении комплекса моделей; в необходимости использования гибридных алгоритмов, в которых сочетаются технологии многомерного статистического анализа и адаптивная коррекция, которая возможна в эволюционном моделировании. Также необходимо оценивать риски проекта априори, это рассматривается в качестве инструмента для проведения эволюционной селекции прогностических моделей.

Условия нестационарности среды реализации проекта накладывают ограничение, в силу которого не может быть выполнено условие оптимальности приведенных оценок. Для этого должен быть реализован интегральный гибридный алгоритм, который позволит адаптивно корректировать структуры и параметры базового алгоритма к моделируемой или текущей динамике наблюдаемых процессов.

Заключение

Прогностическое управление для различных групп и видов прорывных технологических решений имеет существенные различия: учет специфики помимо традиционных методов патентной аналитики и статистических методик (применимых для четко сформировавшихся направлений) должен включать и методы прогнозирования для только формирующихся направлений, обладающих потенциалом «прорыва», который принципиально важно выявлять на системном уровне. Важность учета широкого круга социально-экономических аспектов технологического прогнозирования требует построения соответствующей системы требований, методических подходов. Возможности комплексных гибридных алгоритмов для прогностического моделирования процессов управления применимы в целях повышения качества управления сложными нестационарными системами. Развитие процессов цифровой трансформации требует от экспертного сообщества внимания к решению вопросов безопасности и к критериям качества структурно-сложных систем, в этой связи речь должна идти о модификации логико-вероятностного подхода для событий с многими состояниями и рисками.


Источники:

1. Новая технологическая революция: вызовы и возможности для России. Экспертно-аналитический доклад / под рук. В.Н. Княгина. М.: ЦСР, 2017. 136 с. https://www.csr.ru/uploads/2017/10/novaya-tehnologicheskaya-revolutsiya-2017-10-13.pdf (дата обращения: 17.08.2020).
2. Ерзнакян Б.А. Технологическое и институциональное развитие социально-экономической системы в гетерогенной среде // Journal Of Institutional Studies (Журнал институциональных исследований). 2012.Том 4, № 3. С. 79-94.
3 Перес К. Технологические революции и финансовой капитал. М.: «Дело». 2011. 231 с.
4. Иванов В.В. Перспективный технологический уклад: возможности, риски, угрозы. Экономические стратегии. 2013. Т. 15. №4 (112). С.6-9 URL: http://www.inesnet.ru/wp-content/mag_archive/2013_04/ES2013-04-Vladimir_Ivanov.pdf (дата обращения: 17.08.2020)
5. McKinsey. Disruptive technologies: Advances that will transform life, business, and the global economy. McKinsey Global Institute. 2013. URL: https://www.mckinsey.com/~/media/McKinsey/Business%20Functions/McKinsey%20Digital/Our%20Insights/Disruptive%20technologies/MGI_Disruptive_technologies_Full_report_May2013.pdf (дата обращения: 17.08.2020)
6. Dosi, G. (1982). Technological paradigms and technological trajectories: A suggested interpretation of the determinants and directions of technical change. Research Policy, 11(3), 147–162. URL: http://sjbae.pbworks.com/w/file/fetch/38055602/dosi_1982.pdf (дата обращения: 17.08.2020).
7. Кондратьев Н. Д. Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения. Избранные труды. М.: Экономика. 2002. 767 c.
8. Клейман Ю.А. Смена технологических укладов на основе внедрения инноваций как фактор технико-экономического развития. Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2008. Выпуск №1. Том 6. С.164-168.
9. Глазьев С.Ю. Современная теория длинных волн в развитии экономики. Экономическая наука современной России. 2012. №2 (57). С.8-27.
10. Наташкина Е.А., Басовский Л.Е. Волны Кондратьева и технологические уклады. Журнал экономической теории. 2012. №3. С. 169-173.
11. Акаев А., Рудской А. Синергетический эффект NBIC-Технологий и мировой экономический рост в первой половине XXI века. Экономическая политика. 2014. №2. С. 25-46. URL: ftp://w82.ranepa.ru/rnp/ecopol/ep1420.pdf (дата обращения: 17.08.2020).
12. Жихарев К.Л. Региональные инновационные системы и институциональные условия инновационного развития. Москва: Социум, 2010. 208 с.
13. Кирсанов К.А., Попков А.А., Сичкарь Т.В. Проблемы формирования реестра прорывных технологий в контексте экономических проблем становления цивилизации знания и риска: вопросы современного технологостроения // Вестник Евразийской науки, 2018 №6, URL: https://esj.today/PDF/34ECVN618.pdf (дата обращения: 17.08.2020).
14. Кристенсен Клейтон М. Дилемма инноватора: Как из-за новых технологий погибают сильные компании. М.: Альпина Паблишер, 2019. 342 с.
15. Adner, R. (2002). When are technologies disruptive: A demand-based view of the emergence of competition. Strategic Management Journal, 23, 667–688. URL: http://sjbae.pbworks.com/f/adner%202002.pdf (дата обращения: 17.08.2020).
16. Hopp, C., Antons, D., Kaminski, J., & Salge, T. O. (2018). The Topic Landscape of Disruption Research-A Call for Consolidation, Reconciliation, and Generalization. Journal of Product Innovation Management, 35(3), 458–487. doi:10.1111/jpim.12440.
17. Ramdorai, A., & Herstatt, C. (2015). Disruptive Innovations Theory. Frugal Innovation in Healthcare, 27–38. doi:10.1007/978-3-319-16336-9_3.
18. King A.A., Baatartogtokh B. (2015). How Useful Is the Theory of Disruptive Innovation? MIT Sloan Management Reviews. September 15 URL: https://www.researchgate.net/publication/283877064_How_Useful_Is_the_Theory_of_Disruptive_Innovation (дата обращения: 17.08.2020).
19. OECD (2017). OECD Science, Technology and Industry Scoreboard 2017: The Digital Transformation. OECD Publishing. URL: https://read.oecd-ilibrary.org/science-and-technology/oecd-science-technologyand-industry-scoreboard-2017_9789264268821-en#page1 (дата обращения: 17.08.2020).
20. Govindarajan, V., & Kopalle, P. K. (2006). Disruptiveness of innovations: Measurement and an assessment of reliability and validity. Strategic Management Journal, 27(2), 189–199. URL: https://iri.hse.ru/data/836/479/1225/Oct%205%20Disruptiveness%20of%20innovations%20Meas..ent%20of%20reliability%20and%20validity.pdf (дата обращения: 17.08.2020).
21. Bresnahan, T. (2010). General Purpose Technologies. Handbook of the Economics of Innovation, 761–791. doi:10.1016/s0169-7218(10)02002-2.
22. Dezhina I., Ponomarev A. (2014) Advanced Manufacturing: New Emphasis in Industrial Development. ForesightRussia, vol. 8, no 2, pp. 16–29 URL: https://foresight-journal.hse.ru/data/2014/06/30/1308670112/02-%D0%94%D0%B5%D0%B6%D0%B8%D0%BD%D0%B0-16-29.pdf (дата обращения: 17.08.2020).
23. Соколов Б.В., Мусаев А.А. Прогностическое управление в нестационарных средах на основе эволюционного анализа рисков // Моделирование и анализ безопасности и риска в сложных системах (МАБР-2019), Санкт-Петербург, 19-21 июня 2019 г. С. 138-142.

Страница обновлена: 13.03.2021 в 18:52:56