Отраслевая и территориальная трансформация сельского хозяйства России

Кабаненко М.Н., Дуброва Л.И.

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 10, Номер 2 (Апрель-июнь 2020)

Цитировать:
Кабаненко М.Н., Дуброва Л.И. Отраслевая и территориальная трансформация сельского хозяйства России // Экономические отношения. – 2020. – Том 10. – № 2. – С. 527-542. – doi: 10.18334/eo.10.2.110152.

Аннотация:
В статье исследованы теоретические и практические аспекты трансформационных процессов в аграрной сфере. Проанализированы различные взгляды на суть и толкование трансформационных процессов. Рассмотрены отраслевые и территориальные изменения в сельском хозяйстве России. Используя системно-структурный подход к анализу трансформационных процессов в сельском хозяйстве предложена структура трансформации сельского хозяйства, на основе которой было произведено разделение этапов трансформации сельского хозяйства России. Рассмотрена динамика и структура производства продукции сельского хозяйства страны на каждом из выделенных этапов. Проведен анализ динамики производства валовой продукции сельского хозяйства в разрезе регионов Российской Федерации. Исследована трансформация экономических условий и организационно-правового поля, которая обусловила перераспределение производства сельскохозяйственной продукции между разными по формам собственности, категориям хозяйств страны

Ключевые слова: сельское хозяйство, трансформация, региональная экономика, продукция сельского хозяйства, посевные площади, категория хозяйств

JEL-классификация: Q13, Q15, Q18



Введение. Сельское хозяйство является ключевой, стратегически важной составляющей национальной экономики, без развития которой невозможно нормальное функционирование всего социума. Сельское хозяйство не является статичным, оно в процессе своего развития видоизменяется, то есть происходит процесс трансформации. О трансформационных процессах в сельском хозяйстве начали говорить с начала 90-х годов, а именно с момента перехода от командной, плановой к рыночной системе хозяйствования. С этого времени началось активное изучение процессов трансформации как общества в целом, так и сельскохозяйственного производства в частности. Но если сначала считали, что этот процесс произойдет за короткий промежуток времени, то сейчас можно говорить о том, что трансформационные процессы в сельском хозяйстве будут продолжаться.

Изучением трансформационных процессов в аграрной сфере занимаются в большей степени представители экономической науки.

Изучению трансформационных процессов в сельском хозяйстве посвящены работы таких представителей экономической науки, как П.Я. Бакланов [1] (Baklanov, Moshkov, 2016), А.И. Винокуров [2] (Vinokurov, 2018), И.В. Жуплей [4] (Zhupley, 2012), Е.Е. Инякина [5] (Inyakina, 2008), Р.Н. Лучковский [6] (Luchkovskiy, Ilyin, 2018), А.И. Мороз [7] (Moroz, 2012), А.В. Мошков [8] (Moshkov, 2018), А.А. Рощин [9] (Roshchin, 2012), А.Я. Троцковский [10] (Trotskovskiy, Mishchenko, 2015), О.Я. Фролова [11] (Frolova, 2011), Ц.Д. Ширапов [12] (Shirapov, 2013) и другие.

Целью исследования является изучение отраслевых и территориальных изменений в сельском хозяйстве России, выделение этапов его развития, а также анализ динамики и структуры производства сельскохозяйственной продукции на каждом из выделенных этапов.

Научная новизна исследования определяется комплексным подходом к изучению трансформационных процессов в сельском хозяйстве страны, а также выделением этапов развития отечественного сельского хозяйства с учетом отраслевых и территориальных изменений.

Рабочая гипотеза исследования состоит в том, что трансформационные процессы в сельском хозяйстве продолжаются и требуется их исследование.

Методика проведенного исследования основывается на применении методов анализа и синтеза, индукции и дедукции, единства исторического и логического сравнения, и с использованием картографических, математических, статистических методов.

Для полного понимания проблематики изменений в сельском хозяйстве необходимо детально определиться с понятием и сутью процесса трансформации. Это понятие начало использоваться в общественных науках во второй половине ХХ века. Наиболее общее понятие трансформации подается в толковом словаре как изменение, преобразование вида, формы, существенных свойств того или иного объекта [4] (Zhupley, 2012).

Экономическая энциклопедия дает такое определение: трансформация (от лат. transformatio – преобразование; англ, transformation) – совокупность экономических, социальных и политических процессов, приводящих в конечном итоге к новому качеству социальной системы [12] (Shirapov, 2013).

Трансформация представляет собой процесс преобразования, видоизменения явлений, ситуации, сопровождающийся отмиранием одних элементов, черт, свойств и появлением новых. Она предусматривает ослабление одних типов и форм собственности и усиление других, поэтапную переориентацию экономической структуры региональных хозяйственных систем и всего экономического пространства [10] (Trotskovskiy, Mishchenko, 2015).

В широком смысле процесс трансформации – это форма развития экономических систем, связанная с эволюционными и революционными изменениями, переходами экономических систем из устойчивого в неустойчивое состояние. Эволюция здесь рассматривается как постепенный процесс изменений параметров системы, а момент перехода системы к другой траектории развития называется революционными трансформациями.

В узком понимании процесс трансформации представляет собой составляющую эволюционного процесса, как процесса обновления системы в процессе скачкообразных качественных преобразований [8] (Moshkov, 2018).

Современная экономическая наука не имеет единого общепризнанного определения сущности трансформации и цельной теории, которая бы могла стать авторитетной для большинства ученых мира в их исследованиях закономерностей, содержания и отдаленных перспектив трансформационных процессов. Существует значительное количество концепций, авторы которых по-разному объясняют сущность и содержание трансформации, что, несомненно, усложняет возможности выделения трансформационных процессов в чистом виде среди большого количества изменений, которые происходят в повседневной экономической жизни общества.

Можно выделить четыре основных этапа трансформационного цикла:

1. Этап непосредственной трансформации, характерными чертами которого является функциональный кризис, стремительное увеличение различных форм деструктивного поведения всех субъектов воспроизводственного процесса, обострение социальной напряженности, значительные нарушения системного равновесия.

2. Этап интерформации – этап неустойчивого и неопределенного состояния, сосуществования между формами. Именно в это время зарождается ядро новой системы, формируются их структурные элементы и связи.

3. Этап интоформации – период обретения новой устойчивости, новой формы. Такой этап перехода характеризуется обретением системой элементов целостности, следовательно, доминированием качественно новой системы хозяйствования, мотивации, социальных связей и тому подобное.

4. Этап посттрансформационного состояния – время, когда определяется способность новой системы охватить все звенья воспроизводственного процесса, придать ему целостности и устойчивого воспроизводственного движения согласно новой цели развития. На этом этапе происходит переориентация качественных ресурсов от ядра к периферии.

Трансформационные процессы в сельском хозяйстве России начались в начале 90-х годов ХХ века, когда произошла трансформация всей экономической системы страны. Переход от административно-командной системы к рыночным методам управления характеризовался изменением форм и методов хозяйствования [13] (Kabanenko, Dubrova, 2020).

В период трансформаций происходит превращение старой основы в новую. Но период перехода характеризуется тем, что ни одна из систем уже или еще не готова функционировать на своей основе. Этот период в большинстве случаев очень тяжелый и ведет к негативным последствиям.

В этот период вопреки ожиданиям экономического подъема и быстрого роста ситуация изменилась на кризисную. Упадок в сельском хозяйстве произошел вследствие несовершенства аграрной политики и несовершенной организации ее реализации. Одной из причин кризиса в сельском хозяйстве было то, что на начальном этапе трансформаций не было определено четких целей и целей преобразований. В начале преобразований в сельском хозяйстве главной их целью было развитие конкурентоспособной отрасли экономики путем создания условий для ускоренного формирования эффективной предпринимательской деятельности на селе.

Процессы приватизации земли и имущества в сельском хозяйстве были отражением основной цели аграрных преобразований в начале трансформационного периода [14] (Khudyakova, Inyakina, 2009).

Проанализировав мировой опыт закономерности аграрных трансформаций, можно выделить три приоритетные цели преобразований в сельском хозяйстве страны:

- формирование эффективного, экспортоориентированного сельского хозяйства, основанного на конкурентных преимуществах;

- развитие сельских территорий, а в перспективе формирование среднего класса в сельской местности;

- обеспечение продовольственной безопасности страны.

Для того чтобы увидеть изменения в сельском хозяйстве России, необходимо рассмотреть аграрные трансформации, которые происходили в бывших социалистических странах, поскольку они, как и Россия, переходили от административно-плановой экономической системы к рыночной, следовательно их экономика находилась на переходном этапе. Главным признаком выделения периодов является определение главной стратегической задачи, на которой сосредоточены усилия правительств стран [15] (Yunusova, Dokholyan, 2017).

Проанализировав вышесказанное, можно выделить основные особенности общественно-географического исследования трансформационных процессов в сельском хозяйстве, оно дает возможность:

- во-первых, рассматривать его как географический процесс;

- во-вторых, выявить основные пространственно-временные изменения, которые произошли за исследуемый период.

С позиции общественной географии, трансформация сельского хозяйства – это процесс изменения институционального, отраслевого, территориального характера системы агропромышленного комплекса региона, обусловленный трансформацией экономической системы [1] (Baklanov, Moshkov, 2016).

Ключевое значение с позиции общественной географии при рассмотрении трансформационных процессов в сельском хозяйстве региона должно уделяться именно территориальному аспекту трансформации. Используя системно-структурный подход к анализу трансформационных процессов в сельском хозяйстве, предлагается следующая структура этого понятия (рис. 1).

Рисунок 1. Структура трансформации сельского хозяйства

Источник: разработано авторами.

Рассмотрим указанные изменения в развитии сельского хозяйства более подробно. Трансформационные процессы, которые происходят в России, значительно повлияли и сегодня влияют на отраслевую и территориальную структуру сельского хозяйства.

Трансформационные процессы в сельском хозяйстве России можно разделить на четыре этапа (рис. 2).

Рисунок 2. Этапы трансформации сельского хозяйства России

Источник: разработано авторами.

Первый этап начался с распада СССР и закончился со сменой Президента России – его можно обозначить как 1990-е годы. В эти годы сельское хозяйство переживало острый кризис, наблюдался значительный спад объема производства сельскохозяйственной продукции, особенно продукции животноводства.

Второй этап – 2000-е годы, начавшийся с приходом к власти В.В. Путина, был связан с началом реформ в стране и сельском хозяйстве в частности. Важнейшими для сельского хозяйства моментами в этот период были вступление в силу Федерального закона № 101-ФЗ от 24.07.2002 г. «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» и увеличение государственной поддержки в рамках приоритетного национального проекта «Развитие АПК». Указанные меры привели к росту производства сельскохозяйственной продукции и выходу страны на мировой рынок в качестве экспортера сельхозсырья.

2010-е годы можно обозначить как третий этап развития отечественного сельского хозяйства. В этот период происходит дальнейший рост поддержки АПК, производства сельхозпродукции и ее экспорта. Выделение этого этапа связано с введением российского продовольственного эмбарго в ответ на введение экономических санкций и развитием импортозамещения. Также в этот период происходит увеличение доли сельскохозяйственных организаций и фермерских хозяйств в структуре производства сельхозпродукции. Бурный рост получают агрохолдинги.

Выделение четвертого этапа (2020-е годы) связано с появлением пандемии коронавирусной инфекции COVID-19, вызванной коронавирусом SARS-CoV-2, и началом ценовой войны на нефтяном рынке между Россией и Саудовской Аравией. Эти новые угрозы уже сказываются на сельскохозяйственном производстве и уровне государственной поддержки. Следует ожидать ужесточения конкуренции на мировом рынке, а закрытие не только международных границ, но и ограничение перемещения внутри страны уже оказывают влияние на производителей сельскохозяйственной продукции.

Разделение на этапы условное и не обязательно совпадает с началом того или иного десятилетия. Так, началом третьего этапа можно считать не 2010 год, а скорее 2014 год, когда началась трансформация отечественного сельского хозяйства и направленность его на развитие импортозамещения.

Рассматривая динамику и структуру производства продукции сельского хозяйства России, можно сказать, что первый этап 1991–2000 гг. характеризуется значительным падением производства сельскохозяйственной продукции, изменением структуры посевных площадей, изменением форм и методов управления в аграрной сфере.

Второй – 2001–2014 гг., во время которого постепенно растут почти все показатели сельскохозяйственного производства. В этот и третий период наблюдается рост доли растениеводства в структуре производства сельскохозяйственной продукции (рис. 3).

Рисунок 3. Динамика и структура производства продукции сельского хозяйства России

Источник: составлено на основе [16, 17].

Если мы рассмотрим динамику производства продукции растениеводства и животноводства, то можно сказать, что в течение исследуемого периода производство продукции растениеводства увеличилось с 36,7% в 1990 г. до 53,5% в 2019 г. Наибольшее сокращение производства продукции животноводства пришлось на период 1990–2000 гг., в последующие годы принимались меры по возрождению отечественного животноводства и наращиванию производства. Главными причинами катастрофического спада в животноводстве стали: разрушение кормопроизводства как специализированной отрасли, дороговизна кормов, низкая культура ведения животноводства, низкая продуктивность животных, убыточность отрасли.

Если рассмотреть соотношение между растениеводством и животноводством в регионах, то животноводство преобладает в таких сельскохозяйственных регионах, как Ярославская (74,8%), Тверская (72,8%), Ленинградская (71,9%), Новгородская (69,2%) и Кировская (67,0%) области.

В других регионах преобладает растениеводство, которое имеет наибольшую долю в Ростовской области – 78,9%, Орловской области – 74,6%, Краснодарском крае – 74,3%, Волгоградской области – 70,6 % [18].

Анализ динамики производства валовой продукции сельского хозяйства в разрезе регионов России свидетельствует об усилении поляризации аграрного пространства. Сельскохозяйственное производство все больше концентрируется в тех регионах, которые обладают лучшими почвенно-климатическими условиями (рис. 4).

Рисунок 4. Концентрация производства сельскохозяйственной продукции в регионах-лидерах

Источник: составлено на основе [16, 17].

За период 1990–2019 гг. сформировались регионы-лидеры в производстве сельскохозяйственной продукции, к числу которых можно отнести Краснодарский край, Ростовскую область, Воронежскую область, Белгородскую область, Республику Татарстан, Ставропольский край и Курскую область. В этих регионах наблюдается увеличение доли в структуре производства сельскохозяйственной продукции. Так, доля Краснодарского края в производстве сельхозпродукции увеличилась с 4,9% в 1990 г. до 7,2% в 2019 г., Ростовской области – с 3,5% до 5,1%, Белгородской области – с 1,6% до 4,6%, Республики Татарстан – с 2,7% до 4,2% и Воронежской области – с 2,1% до 4,2% [18].

В ряде регионов сельскохозяйственное производство сократилось по сравнению с 1990 г. Наибольшего сокращения сельскохозяйственное производство претерпело в Тверской области, где доля региона в общем производстве сельскохозяйственной продукции сократилась с 1,7% в 1990 г. до 0,7% в 2019 г. Подобное сокращение доли сельхозпроизводства произошло в Кировской, Курганской и Кемеровской областях, Приморском, Пермском крае и других регионах. Подобное сокращение производства объясняется как недостатками природной ренты территорий, так и нарушением агротехники, вывода из оборота части орошаемых земель.

Весомым индикатором отраслевых изменений в развитии сельского хозяйства является трансформация посевных площадей. При общем их сокращении более чем на 32,1% за 1990–2019 гг. имело место также их перераспределение между различными типами культур. Общий тренд изменения структуры посевных площадей заключается в росте доли земель, занятых под зерновыми (с 53,6% до 58,4%) и техническими (с 5,2% до 19,9%) культурами, при существенном сокращении площадей под кормовыми культурами (с 37,9% до 19,3%), посевы картофеля и овоще-бахчевых фактически изменились разнонаправленно (рис. 5).

Если рассмотреть сокращение посевных площадей с 1990 по 2019 г. в разрезе административных областей, то наблюдается такая закономерность: наибольшее сокращение посевных площадей характерно для северных регионов. Наибольшее сокращение посевных площадей в абсолютном выражении имело место в Республике Башкортостан – на 1525,4 тыс. га (34,7%), Саратовской области – на 1503,5 тыс. га (27,0%), Волгоградской области – на 1473,1 тыс. га (31,9%), Красноярском крае – на 1384,47 тыс. га (48,1%) и Кировской области – на 1368,79 тыс. га (62,4%).

Рисунок 5. Структура посевных площадей России

Источник: составлено на основе [17, 18].

Наименьшее сокращение посевных площадей прослеживаются в регионах, расположенных в зоне лесостепи и степи с лучшими почвенно-климатическими условиями. Меньше всего посевные площади сократились в Краснодарском крае – на 194,1 тыс. га (5,0%), Ставропольском крае – на 277,3 тыс. га (8,1%), Белгородской области – на 159,3 тыс. га (10,0%), Ростовской – на 528,94 тыс. га (10,1%) и Липецкой – на 159,16 тыс. га (10,5%) областях.

Трансформация экономических условий и организационно-правового поля в аграрных отношениях обусловила перераспределение производства сельскохозяйственной продукции между разными по формам собственности категориями хозяйств страны [19] (Kabanenko, 2019). Эти изменения отражены в таблице 1.

Таблица 1

Продукция сельского хозяйства по категориям хозяйств, %

Категория
хозяйств
Год
Сельскохозяйственные организации
Хозяйства населения
Крестьянские (фермерские) хозяйства
1990
73,4
26,6
1995
50,2
47,9
2,0
2000
45,2
51,6
3,2
2005
44,6
49,3
6,1
2010
44,8
48,0
7,2
2015
54,0
34,5
11,5
2016
55,1
32,5
12,4
2017
55,2
32,4
12,4
2018
56,5
31,0
12,5
2019
58,2
28,2
13,6
Источник: составлено на основе [17, 18].

Доля одних категорий хозяйств заметно выросла, других – уменьшилась. В 90-х гг. ХХ столетия ведущая роль в структуре сельскохозяйственного производства принадлежала хозяйствам государственной и коллективной форм собственности. В 1990 г. сельскохозяйственными предприятиями производилось 73,4% продукции сельского хозяйства России. Затем их доля снижалась и достигла минимального показателя в 1998 г. – 40,4 %. За 1999–2014 гг. удельный вес сельскохозяйственных предприятий вырос до 51,7%. После 2014 г. наблюдался ежегодный рост доли сельскохозяйственных организаций в структуре производства сельхозпродукции, и в 2019 г. она составила 58,2%.

Динамика доли фермерских хозяйств является другой. Их удельный вес в производстве сельскохозяйственной продукции возрос с 0% (в 1990 г. фермерских хозяйств не было вообще) до 13,6% в 2019 г. Однако доля фермерских хозяйств остается незначительной, обеспеченность этих хозяйств сельскохозяйственной техникой, другими средствами производства находится на низком уровне. Основой специализации фермерских хозяйств является в основном растениеводство, прежде всего выращивание зерновых культур. Животноводство в фермерских хозяйствах пока развито недостаточно [20, 21] (Isaeva, 2019; Kabanenko, Ugrimova, 2019).

Существенным сдвигом следует считать рост доли хозяйств населения в производстве сельскохозяйственной продукции. За 1990–1998 гг. их удельный вес вырос с 26,3% до 57,4%. Главной причиной этого явления стали общественно-экономические преобразования в стране, которые вызвали значительное падение сельскохозяйственного производства в коллективных хозяйствах [22, 23] (Ganieva, 2019; Kholodova, 2020). В последние годы доля хозяйств населения несколько снизилась, поскольку, во-первых, формирование мощных агрохолдингов активизировало деятельность общественного сектора, во-вторых, из-за старения сельского населения и оттока молодежи ресурсный потенциал сельской местности ухудшился [24] (Kislitskiy, Logacheva, 2019).

Заключение. В трансформационный период в сельском хозяйстве произошли глубокие изменения, которые затрагивают не только институциональные и организационные преобразования, но и территориальные и отраслевые изменения в сельском хозяйстве. Ситуация в сельскохозяйственном производстве изменялась от глубокого кризиса до выхода на экспорт. Анализ научных исследований по проблемам трансформационных процессов страны и статистических показателей как страны в целом, так и в разрезе регионов позволяет выделить следующие главные сдвиги, которые произошли в отраслевой территориальной структуре сельского хозяйства:

1) общее падение производства сельскохозяйственной продукции (по сравнению с 1990 г.);

2) существенное сокращение посевных площадей при одновременном изменении их структуры в пользу зернового хозяйства и отдельных технических культур;

3) рост архаизации сельской экономики, свидетельством чего является увеличение доли хозяйств населения в производстве аграрной продукции;

4) рост производства тех видов сельскохозяйственной продукции, которые обеспечивают высокий экономический эффект и пользуются спросом на внешних рынках;

5) рост преимущества растениеводства над животноводством;

6) рост концентрации сельскохозяйственного производства, посевных площадей в регионах с лучшими почвенно-климатическими ресурсами и большими рынками сбыта.

Все эти и другие проблемы требуют детального практического и научного обоснования и объяснения.


Источники:

1. Бакланов П.Я., Мошков А.В. Структурные трансформации хозяйства в Тихоокеанском регионе России // Экономика региона. 2016. №1. С. 46-63.
2. Винокуров А.И. Пространственная организация территориальной структуры хозяйства и её роль в модернизации приграничного региона (на примере Смоленской области) // Россия: тенденции и перспективы развития. 2018. №13-2. С. 47-54.
3. Ганиева И.А. Цифровая трансформация сельского хозяйства России: консолидация государства и агробизнеса // Достижения науки и техники АПК. 2019. №4. С. 5-7.
4. Жуплей И.В. К вопросу территориального регулирования агросферы региона в условиях рыночных форм хозяйствования // Региональная экономика: теория и практика. 2012. №33. С. 48-53.
5. Инякина Е.Е. Методические вопросы исследования отраслевых и территориальных сдвигов в структуре агропромышленного комплекса региона // Вестник ТГУ. 2008. №7. С. 219-223.
6. Лучковский Р.Н., Ильин В.А. Территориально-отраслевой потенциал - стратегия развития регионального АПК // АНИ: экономика и управление. 2018. №1 (22). С. 165-168.
7. Мороз А.И. Методология оптимизации территориально-отраслевой структуры региона в условиях реформирования экономики // Экономика региона. 2012. №1. С. 204-210.
8. Мошков А.В. Пространственные особенности формирования территориально-отраслевой структуры экономики субъектов Дальневосточного федерального округа Российской Федерации // ПСЭ. 2018. №1 (65). С. 127-132.
9. Рощин А.А. Механизм и структура трансформационного цикла // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. 2012. №4 (43). С. 47-51.
10. Троцковский А.Я., Мищенко И.В. Исследование пространственных трансформаций в хозяйственной системе региона // Известия АлтГУ. 2015. №2 (86). С. 181-187.
11. Фролова О.Я. Влияние процессов трансформации экономических отношений в аграрной сфере на качество жизни населения региона // Региональная экономика: теория и практика. 2011. №16. С. 28-34.
12. Ширапов Ц.Д. Методологические основы оптимизации отраслевой структуры региональной экономики // Вестник БГУ. 2013. №2. С. 59-62.
13. Кабаненко М.Н., Дуброва Л.И. Современное состояние и перспективы развития сельского хозяйства России // Экономика, предпринимательство и право. 2020. Том 10. № 3. С. 715-728.
14. Худякова Т.М., Инякина Е.Е. О трансформации отраслевой и территориальной структур агропромышленного комплекса Тамбовской области в условиях рыночной экономики // Вестник российских университетов. Математика. 2009. №3. С. 609-614.
15. Юнусова П.С., Дохолян С.В. Трансформация отраслевой структуры в аграрном секторе экономики СКФО // РППЭ. 2017. №3 (77). С. 19-26.
16. Сельское хозяйство в России. 2019: Стат.сб./Росстат. M., 2019. 91 c.
17. Россия в цифрах. 2019: Крат.стат.сб. / Росстат- M., 2019. 549 с.
18. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2019: Стат. сб. / Рос-стат. М., 2019. 1204 с.
19. Кабаненко М.Н. Развитие форм хозяйствования в современной аграрной экономике // Перспективы пространственного развития АПК и сельских территорий: материалы всеросс. науч.-практ. конф. Воронеж: издательство ФГБНУ НИИЭОАПК ЦЧР РОССИИ, 2019. С. 62-67.
20. Исаева О.В. Многоукладность сельского хозяйства России: современные тенденции и перспективы развития // Экономика и экология территориальных образований. 2019. Т.3, № 3. С. 20-30.
21. Кабаненко М.Н., Угримова С.Н. Потенциал обеспечения продовольственной безопасности России // Фундаментальные исследования. 2019. № 5. С. 40-44.
22. Ганиева И.А. Цифровая трансформация сельского хозяйства России: консолидация государства и агробизнеса // Достижения науки и техники АПК. 2019. №4. С. 5-7.
23. Холодова М.А. Об особенностях трансформации государственной поддержки сельского хозяйства России // Экономика и экология территориальных образований. 2020. №1. С. 14-24.
24. Кислицкий М.М., Логачева О.В. Трансформация социально-экономических практик сельского населения под воздействием цифровых структурно-технологических изменений в сельскохозяйственных организациях // ЭТАП. 2019. №3. С. 119-129

Страница обновлена: 04.07.2020 в 22:26:00