Модель антикризисного управления в условиях легальной нестабильности

Губин В.А., Щепакин М.Б., Хандамова Э.Ф.

Статья в журнале

Лидерство и менеджмент
Том 7, Номер 2 (Апрель-июнь 2020)

Цитировать:
Губин В.А., Щепакин М.Б., Хандамова Э.Ф. Модель антикризисного управления в условиях легальной нестабильности // Лидерство и менеджмент. – 2020. – Том 7. – № 2. – doi: 10.18334/lim.7.2.110131.

Аннотация:
Определены признаки легальной нестабильности предприятия. Установлены направленность и состав антикризисных процедур в условиях легальной нестабильности. Раскрыты содержательные позиции управленческих воздействий по преодолению легальной нестабильности предприятия.Разработана модель антикризисного управления в условиях легальной нестабильности.

Ключевые слова: легальная нестабильность, несостоятельность, антикризисные воздействия, арбитражный режим управления, модель антикризисного управления в условиях легальной нестабильности

Финансирование:
Статья подготовлена авторами при поддержке РФФИ в рамках научного проекта 19-010-00114 А.

JEL-классификация: D82, M11, M21



Введение

Несовпадение (а зачастую и прямая противоположность) экономических интересов предприятия с интересами окружающей его рыночной среды предопределяет их постоянный конфликт, материализующийся через состояние перманентной нестабильности [1] (Shchepakin, Gubin, Khandamova, 2019). В зависимости от глубины этого конфликта могут быть выделены различные степени нестабильности предприятия, наиболее очевидной из которых является легальная нестабильность. Наступает она, когда имеющиеся проблемы во взаимодействии должника с кредиторами из предмета их внутреннего разбирательства становятся публичным достоянием, вырываются наружу, требуя вмешательства третьей стороны в лице уполномоченных на это экспертов (арбитражных управляющих) и органов (арбитражный суд). Конфликт между сторонами обретает официальный характер и разрешается в особом арбитражном режиме в рамках рассмотрения дела о несостоятельности, которое в большинстве случаев (78,1 %) инициируется кредиторами (а остальные: 12,6 % дел инициируется Федеральной налоговой службой, 8,7 % самими должниками, а 0,6 % его работниками). Легальная нестабильность становится неотъемлемым атрибутом хозяйственной жизни, обретает достаточно массовый характер: ежегодно в стране принимается более 25 тысяч судебных решений в рамках дел о несостоятельности: в 2019 г. 26630, 2018 г. 26763, 2017 г.27926 [2].

Декларативно управленческие усилия в условиях легальной нестабильности ориентированы на поиск взаимоприемлемого варианта решения спора между предприятием-должником и его кредиторами на основе разумного экономического консенсуса. Однако, как показала современная практика арбитражных разбирательств, достичь такого консенсуса достаточно затруднительно. Так, о каком соблюдении интересов кредиторов может идти речь, если в рамках дел о несостоятельности удовлетворяются не более 5 % от всех их официальных (включенных в реестр) требований. В частности, в 2019 г. из заявленных требований на сумму 2029,9 млрд руб. удовлетворено требований лишь на 95,3 млрд рублей (4,7 %) [2]. Аналогичный коммерческий диссонанс испытывает и другая сторона конфликта (должник), у которой в рамках дела о несостоятельности совсем немного шансов сохранить свой бизнес. Статистика последних пяти лет свидетельствует об исключительно малой доле не то что результативных попыток, но даже просто попыток осуществления восстановительных процедур (в пределах 2 % от общего числа процедур, реализуемых в рамках дела о несостоятельности должника). Поэтому нельзя не согласиться с утверждением, что результаты 25-летнего периода функционирования института банкротства свидетельствуют о том, что сохранение, а тем более развитие бизнеса должника в рамках этого института не происходят [3] (Ryakhovskaya, 2018). Реализуясь под лозунгом оздоровления хозяйственной жизни, практика арбитражного управления чаще всего создает дополнительные проблемы по нормализации процессов восстановления бизнеса и не в полной мере способствует стабилизации деятельности предприятий, не обеспечивает условий для устойчивого их функционирования и развития. Неслучайно остаются невостребованными модели управления предприятиями в условиях легальной нестабильности, в которых система антикризисного управления настроена на выработку рациональных управленческих воздействий. Эти воздействия способны включать компенсаторные механизмы на разрешение противоречий, разногласий и конфликтов в интересах устойчивого равновесия бизнеса в нестабильной рыночной среде [4] (Shchepakin, Gubin, 2019) и во благо укрепления социально-экономического вектора развития [5] (Shchepakin, 2019) субъектов и системы в целом.

Актуальность выбранной темы определяется тем, что решение проблем сохранения бизнеса путем преодоления легальной нестабильности должника в условиях рассмотрения дела о его несостоятельности не достигается, что свидетельствует о чрезвычайно низкой реабилитационной эффективности управленческих усилий, предпринимаемых в рамках рассмотрения дела о несостоятельности предприятия-должника. Подобное положение дел возникает в том числе из‑за недостаточной теоретической и методической проработанности различных аспектов управления легально нестабильным предприятием с использованием антикризисного компонента. Последний позволяет гармонизировать экономические интересы субъектов рыночного взаимодействия и создавать условия для стабилизации деятельности предприятий на основе ресурсной декомпенсации в проблемных составляющих функционирования и развития бизнеса.

Цель исследования: определение признаков легальной нестабильности предприятия, установление направленности и состава антикризисных процедур в условиях легальной нестабильности, раскрытие содержательных позиций управленческих воздействий по преодолению легальной нестабильности предприятия, а также разработка модели антикризисного управления в условиях легальной нестабильности.

Методы исследования: категориальный анализ, индукция и дедукция, анализ и синтез, метод обобщения и сравнения, логико-интуитивный метод, экономический и статистический анализ, системный подход, метод экспертных оценок, моделирование.

О классификации и оценке результативности управленческих воздействий по преодолению легальной нестабильности предприятия

В связи с тем, что легальная нестабильность представляет собой наиболее очевидную форму развития конфликта предприятия с окружающей его внешней рыночной средой, направленность управленческих воздействий состоит в преодолении нестабильности путем разрешения этого конфликта. Однако следует иметь в виду, что представления о внешней окружающей среде как носителе реального «образа» рынка следует соизмерять и соотносить с кругом тех проблем, которые многопланово, масштабно и многосубъектно появляются, обозначая себя по-разному: объективно, субъективно, меняя формы, «лицо» и характер отображения в профессиональной и социальной жизни рядового человека. Здесь и проблемы взаимоотношений различных стратификационных классов, выступающих кредиторами бизнеса и социумов, с получателями тех или иных финансовых ресурсов через действующую систему банковского и иного кредитования.

Представляется, что именно на решении указанных проблем должны быть сосредоточены усилия всех участников дела о несостоятельности, обеспечивающие цивилизованное разрешение спора между должником и кредиторами. В первую очередь речь идет о независимых экспертах, каковыми являются арбитражные управляющие, формирующие достаточно широко представленную касту высокопрофессиональных управленцев, насчитывающих в своих рядах порядка десяти тысяч специалистов (2019 г. – 10129, 2018 г. – 10039, 2017 г. – 9883, 2016 г. – 10153) [2]. Именно этим управляющим принадлежит решающее слово при подготовке и реализации управленческих решений, направленных на упорядочивание отношений между теми субъектами хозяйственной жизни, кто дает деньги, и теми, кто их берет в долг на определенных условиях для использования в бизнесе.

Сегодня, когда в условиях беспрецедентных форс-мажорных обстоятельств усилия государства направлены на всемерное поддержание бизнеса, понесшего и несущего значительные потери, а также оказавшегося в условиях полной будущей неопределенности, имеется очевидная потребность в определенном переосмыслении и уточнении некоторых концептуальных аспектов перспективного применения этих процедур. Это даже тогда, когда введен мораторий на реализацию процедур несостоятельности (как составной части этих усилий). Базовой платформой может служить сформулированная авторами методология использования антикризисного компонента как средства маркетинговой адаптации предприятия к непрерывно возникающим различным по формам своего проявления и интенсивности вызовам рынка [5, 6, 7] (Shchepakin, 2019; Shchepakin, Gubin, 2019; Shchepakin, Gubin, Khandamova, 2019). В этом контексте применяемые в арбитражном режиме управленческие воздействия как инструмент последовательного разрешения спора должника с кредиторами на основе гармонизации их экономических интересов предлагается классифицировать и оценивать по признаку содержательно-целевой направленности, подразделяя эти воздействия на разрешительно-аналитические, разрешительно-примирительные, реабилитационно-добровольные, реабилитационно-принудительные и разрешительно-ликвидационные (табл. 1–5).

Таблица 1

Содержательные позиции разрешительно-аналитических воздействий по преодолению легальной нестабильности предприятия

Управленческие воздействия
Субъекты
управленческих
воздействий
1. Подготовка заявления о несостоятельности и представление его
в арбитражный суд
К; АС; Д
2. Проверка обоснованности заявления и принятие его
АС
3. Извещение о принятии заявления всех сторон
АС; К; Д; СОАУ
4. Составление списка кандидатов на должность временного
управляющего
АС; СОАУ
5. Ознакомление со списком кандидатур заинтересованных сторон
АС; К; Д
6. Рассмотрение всех и определение подходящего кандидата
АС; К; Д
7. Утверждение временного управляющего (ВрУ)
АС; ВрУ
8. Уведомление работников о введении наблюдения
ВрУ; Д
9. Обращение к учредителям с предложением о финансовом оздоровлении
ВрУ; Д
10. Подготовка сообщения о введении наблюдения
ВрУ; Д
11. Публикация сообщения о введении наблюдения
П
12. Принятие мер по обеспечению сохранности имущества должника
ВрУ; Д
13. Анализ финансового состояния должника
ВрУ; Д
14. Выявление признаков фиктивного и преднамеренного банкротства
ВрУ; Д
15. Уведомление кредиторов о введении наблюдения и подтверждение
требований
ВрУ; К
16. Предъявление требований к должнику
К
17. Подготовка возражений по предъявленным требованиям
ВрУ; Д
18. Составление реестра кредиторов
ВрУ; К
19. Отчет по итогам процедуры наблюдения
ВрУ
20. Уведомление о проведении первого собрания кредиторов
ВрУ; К
21. Ознакомление кредиторов с отчетом по итогам процедуры наблюдения
ВрУ; К
22. Проведение первого собрания кредиторов и принятие решения
о судьбе должника
ВрУ; К
23. Оформление решения собрания
ВрУ
24. Представление решения в арбитражный суд
ВрУ; АС
25. Принятие окончательного решения по итогам наблюдения
АС
Источник: составлено авторами.

Таблица 2

Содержательные позиции разрешительно-примирительных воздействий по преодолению легальной нестабильности предприятия

Управленческие воздействия
Субъекты
управленческих
воздействий
1. Принятие решения о заключении мирового соглашения (МС)
Д; К
2. Подготовка проекта МС
Д; К
3. Ознакомление с проектом МС другой стороны
Д; К
4. Согласование проекта
Д; К; АС
5. Оформление окончательного варианта МС
Д; К; АУ
6. Погашение задолженности перед кредиторами 1 и 2 очереди
Д; К
7. Представление заявления об утверждении МС
Д; К; АУ
8. Утверждение МС
АС
9. Выполнение МС
Д; К; АУ
10. Прекращение дела о банкротстве
АС
Источник: составлено авторами.

Таблица 3

Содержательные позиции реабилитационно-добровольных воздействий по преодолению легальной нестабильности предприятия

Управленческие воздействия
Субъекты
управленческих
воздействий
1. Принятие решения об обращении с ходатайством о введении
финансового оздоровления (ФО)
Д
2. Принятие и оформление ходатайства о введении ФО, составление
плана ФО, графика погашения задолженности
Д
3. Обращение с ходатайством о введении ФО
Д; АС
4. Рассмотрение ходатайства
АС
5. Принятие решения о введении ФО
АС
6. Назначение АУ
АС; АУ
7. Ведение реестра кредиторов
АУ; К
8. Созыв собрания кредиторов
АУ; К
9. Рассмотрение отчетов о ходе выполнения плана ФО, графиков
погашения долгов
АУ; Д; К
10. Подготовка заключений на отчеты
АУ
11. Контроль за соблюдением плана ФО и графика погашения
задолженности
АУ
12. Требование от лиц, предоставивших обеспечение долгов,
выполнения своих обязанностей
АУ
13. Выполнение плана ФО и подготовка отчета
Д
14. Предоставление отчета по итогам ФО
Д
15. Подготовка заключения на него
АУ
16. Рассмотрение отчета и заключения по итогам ФО
АС; К
17. Принятие решения по итогам рассмотрения
АС; К
18. Оформление решения в виде протокола
АУ; К
19. Представление протокола в АС
АУ; АС
20. Принятие окончательного решения о судьбе должника
АС
Источник: составлено авторами.

Таблица 4

Содержательные позиции реабилитационно-принудительных воздействий по преодолению легальной нестабильности предприятия

Управленческие воздействия
Субъекты управленческих воздействий
1. Решение о введении внешнего управления (ВУ) и обращение в АС
К
2. Принятие решения о введении ВУ
АС
3. Назначение внешнего управляющего
АС; ВУ
4. Передача ВУ документации и ТМЦ должника
Д; ВрУ; АУ; ВУ
5. Объявление моратория на удовлетворение требований кредиторов
АС
6. Принятие в ведение имущества должника
ВУ; Д
7. Инвентаризация имущества должника
ВУ; Д
8. Ведение бухгалтерского, статистического и финансового учета
ВУ
9. Ведение реестра кредиторов
ВУ; К
10. Заявление возражений по предъявленным требованиям
ВУ; К
11. Принятие мер по возврату дебиторской задолженности
ВУ; Дб
12. Разработка плана ВУ и его представление собранию кредиторов
ВУ; К
13. Рассмотрение и утверждение плана ВУ
К; АС
14. Реализация плана ВУ
ВУ
15. Подготовка отчета по итогам ВУ
ВУ
16. Представление отчета собранию кредиторов
ВУ; К
17. Рассмотрение отчета
ВУ; К
18. Принятие решения по итогам рассмотрения отчета
К; АС
19. Оформление решения в виде протокола и представление его в АС
ВУ; АС
20. Принятие окончательного решения о судьбе должника
АС
Источник: составлено авторами.

Таблица 5

Содержательные позиции разрешительно-ликвидационных воздействий по преодолению легальной нестабильности предприятия

Управленческие воздействия
Субъекты
управленческих
воздействий
1. Признание должника банкротом
К; АС
2. Введение конкурсного производства (КП)
АС
3. Назначение конкурсного управляющего
АС; КУ
4. Передача ему всех полномочий и материальных ценностей
Д; КУ
5. Опубликование информации о начале конкурсного производства
КУ; П
6. Принятие в ведение имущества должника и его инвентаризация
Д; КУ
7. Оценка имущества
КУ; П
8. Уведомление работников об увольнении
КУ; Д
9. Обеспечение сохранности имущества
КУ; Д
10. Анализ финансового состояния
КУ; Д; П
11. Представление требований дебиторам по их долгам
КУ; Дб
12. Заявление возражений на требования кредиторов
КУ; К
13. Ведение реестра кредиторов
КУ; К
14. Составление плана продажи
КУ
15. Обсуждение и утверждение его
КУ; К; АС
16. Публикация сообщения о продаже
КУ; П
17. Сбор заявок на участие в торгах
КУ; П
18. Определение победителя и договора купли-продажи
КУ; П
19. Расчеты с кредиторами
КУ; К
21. Подготовка отчета по итогам КП и передача его в АС
КУ; АС
22. Принятие решения по итогам КП
АС; П
24. Внесение записи о ликвидации должника в госреестр
П
Источник: составлено авторами.

Принятые обозначения в таблицах: К – кредиторы; ВрУ – временный управляющий; АУ – административный управляющий; ВУ – внешний управляющий; КУ – конкурсный управляющий; АС – арбитражный суд; СОАУ – саморегулируемая организация арбитражных управляющих; Д – должник; Дб – дебиторы должника; П – прочие участники.

Разрешительно-аналитические воздействия (осуществляемые в рамках процедуры наблюдения) призваны оценить глубину конфликта должника с его кредиторами и предложить варианты разрешения этого конфликта, обеспечив при этом сохранность имущества должника, детально проанализировав его финансовое состояние и организовав действенное взаимодействие с кредиторами должника. Обязательность осуществления такого рода воздействий определяет их широкое использование в практике арбитражного управления. Так, в 2019 г. на разрешительно-аналитические воздействия приходилось 38,0 % решений, принимаемых в рамках дел о несостоятельности (в абсолютном выражении речь идет о 10134 решениях) [2]. Учитывая исключительную значимость таких воздействий с позиции дальнейшей судьбы должника, представляется целесообразным оценку их результативности проводить по показателям, позволяющим давать достаточно объективную картину происходящему. Речь идет о том, насколько возможным является формирование взаимоприемлемого разрешения конфликта должника и кредиторов (например, по удельному весу процедур наблюдения, завершенных введением реабилитационных процедур).

Разрешительно-примирительные воздействия (обычно инициируются должником и реализуются в рамках процедуры мирового соглашения) направлены на разрешение конфликта посредством достижения экономического консенсуса между сторонами конфликта, достигаемого посредством взаимных уступок, создающего условия для прекращения арбитражного разбирательства спора должника и кредиторов. Несмотря на очевидную привлекательность разрешительно-примирительных воздействий, для осуществления которых нужна, прежде всего, разумная, лишенная сиюминутного субъективистского коммерческого налета воля сторон конфликта, практика применения такого рода воздействий достаточно ограничена.

Реабилитационно-добровольные воздействия (производимые в условиях процедуры финансового оздоровления органами управления должником) выполняют осознанную волю его учредителей в части готовности восстановить платежеспособность должника под их гарантии.

Реабилитационно-принудительные воздействия (производятся в рамках процедуры внешнего управления) имеют аналогичную ориентацию по восстановлению бизнеса должника, но реализуются силами внешнего по отношению к должнику управляющего, к которому переходит вся полнота власти над должником. Как отмечалось ранее, восстановительные процедуры, применяемые в рамках дел о несостоятельности, носят исключительно ограниченный характер. Так, в 2019 г. суды ввели 228 процедур внешнего управления и финансового оздоровления – 1,0 % всех процедур, по сравнению с 297 аналогичными процедурами (1,2 %) в 2018 г. и 395 (1,5 %) в 2017 г. [2]. Результативность реабилитационных процедур, наиболее значимых с позиции восстановления бизнеса, предлагается оценивать по группе показателей, связанных с мониторингом удельного веса числа должников, восстановивших свою платежеспособность посредством этих процедур.

Разрешительно-ликвидационные воздействия реализуются в рамках катастрофического для должника сценария, предусматривающего разрешение конфликта с кредиторами путем продажи имущества должника на конкурсной основе и осуществления расчетов с кредиторами за счет вырученных от продажи средств. Процедура конкурсного производства достаточно широко применяется в практике рассмотрения дел о несостоятельности (в 2019 г. было принято 12401 решений ‒ 46,6 %) признания должников банкротами и о необходимости введения конкурсного производства (кстати, этих решений на 5,5 % меньше, чем в 2018 г.) [2]. Следует отметить, что продажа имущества должника имеет место как в условиях реабилитационных (добровольных или принудительных), так и разрешительно-ликвидационных управленческих процедур. И это во многом предопределяет их результативность. Анализ современной практики реализации имущества должника в условиях рассмотрения дела о его несостоятельности показывает, что и здесь стороны конфликта сталкиваются со значительными трудностями. Например, торги в ходе открытого аукциона (первые и вторые торги) в более чем 90 % случаев признаются несостоявшимися. Реализовать имущество должников удается в ходе публичного предложения (третьи или четвертые торги) со снижением цены на 60–70 % (после ее снижения на 10 % на повторных торгах) [2]. В результате существенно ущемляются интересы кредиторов. Так, например, в 2019 г. в 68 % завершенных процедур конкурсного производства кредиторы, несмотря на потраченные усилия, не получили ничего. Хотя при этом количество завершенных процедур конкурсного производства в 2019 г. увеличилось и составило 7634 (против 7252 в 2018 г.). Средняя длительность процедуры конкурсного производства возросла до 752 дней (в 2018 г. она составляла 682 дня).

Определенную «лепту» в такое положение дел вносят и неправомерные действия арбитражных управляющих, количество рассмотренных жалоб на действие или бездействие которых в 2019 г. составило 5370. Из этого количества удовлетворено 1222 жалоб (или 23 % от общего их числа) [2]. Зачастую речь идет о применении достаточно жестких мер дисциплинарной ответственности. Если в 2016 г. дисквалификация конкурного управляющего была редким явлением, то уже через 2 года (в 2018 г.) количество дисквалифицированных управляющих выросло в 7,4 раза. а именно с 50 чел. до 370 чел. [8].

Анализ реабилитационной практики реализации управленческих воздействий в условиях легальной нестабильности показал, что попытки восстановления бизнеса должника носят, по сути, фантомный (призрачный) характер, в то время как фатальность (неотвратимость крайне негативных) последствий для бизнеса должника является очевидной. В субъективном плане причиной подобного положения дел является то, что арбитражный управляющий не всегда может или хочет приложить существенно более значимые (по отношению к конкурсной продаже) усилия по восстановлению платежеспособности должника. В этом плане результативность осуществляемых (в рамках того или иного дела о несостоятельности) управленческих воздействий предлагается оценивать не только с позиции соблюдения нормативно установленных требований (достаточно жестких – организационных, субъектных и календарных) к их реализации (это относится к традиционному формализованному подходу), но и с позиции установления соответствия полученных результатов целям разрешения конфликта должника и кредиторов. Используется антикризисный подход к разрешению конфликта между должником и кредитором посредством достижения консенсуса в обеспечении баланса рациональных экономических интересов сторон.

Представляется, что при оценке результативности реализуемых в арбитражном режиме управленческих воздействий целесообразно делать акцент на достигнутых за счет них успехах в столь актуальном сегодня «перевоплощении» бизнеса, имеющего потенциал выживания в новой, уже качественно иной форме. В той форме, которая не допускает односторонности рассмотрения проблем только с позиций главного игрока, не обращая внимания на призывы и интересы других участников рынка (менее значимых – малый и средний бизнес). Использование предлагаемого нами подхода, ориентированного на поддержку не формальной, а реальной попытки реанимировать бизнес должника, сохранить и приумножить рабочие места, обеспечить столь актуальную социальную стабильность общества, наряду с применяемой и разработанной авторами моделью антикризисного управления должником создаст определенные предпосылки более эффективного управления предприятием в условиях легальной нестабильности.

Модель антикризисного управления в условиях легальной нестабильности

Модель антикризисного управления в условиях легальной нестабильности представляет собой теоретически выстроенную совокупность представлений о системе управления нестабильным предприятием, функционирующим в условиях дела о несостоятельности. Модель аккумулирует действия совокупности взаимосвязанных инструментов, вовлекаемых бизнесом для консенсуального решения между участниками отношений имеющихся противоречий, разногласий, а также проблем нестабильности в условиях реального состояния рыночного социально-экономического пространства. Исходными позициями для построения предлагаемой модели выступают:

а) сущностное восприятие управления предприятием в качестве средства разрешения его конфликта с маркетинговой коммуникационной средой, обусловленного противоположностью их экономических интересов;

б) полнота субъектного наполнения системы управления, объединяющего в себе внутренних (традиционные органы управления предприятием) и внешних (независимые эксперты) участников выработки и реализации управленческих воздействий;

в) учет взаимообусловленной целевой направленности и содержательной специфики осуществляемых в рассматриваемой системе управленческих импульсов;

г) наличие логической взаимосвязанности и субъектно-объектной преемственности разноплановых разрешительных и восстановительных управленческих воздействий, отражающих всю полноту попыток поиска разумного компромисса в достижении целей реабилитации бизнеса должника на фоне адекватного удовлетворения требований кредиторов;

д) понимание мотивационной разобщенности разных участников отношений в части удовлетворения их разнообразных потребностей и интересов при построении бизнеса и распределении результатов совместного труда между сторонами (собственниками капиталов, топ-менеджерами, работниками бизнеса, потребителями продукции предприятия);

е) принятие за основу «размытости» маркетингово-поведенческой и социально-нравственной идентичности состояний элементов социально-экономической системы при построении любых отношений между субъектами рынка [7] (Shchepakin, Gubin, Khandamova, 2019).

Следует отметить, что экономическая наука как сложная область человеческого знания «характеризуется значительной неоднородностью, предполагающей методологический плюрализм» [9, c. 44]. Можно считать объективным признание определенной ограниченности возможностей установления точности и непротиворечивости предполагаемых результатов регулирующего воздействия на состояние и развитие субъектов и экономики в целом. В оценке сложных явлений, которые зависят от действия множества индивидов, все обстоятельства и условия рынка не могут быть полностью измеримы и идентифицированы [10, c. 364] (Khayek, 2011). а это значит, что состав и наполнение антикризисного компонента являются «подвижными» и изменчивыми характеристиками. а они не всегда могут быть однозначно измеримы.

Модель антикризисного управления предприятием в условиях легальной нестабильности объединяет в себе совокупность элементов управления, задействованных в модулировании и реализации приоритетных управленческих воздействий на целевые аудитории и ориентированных на активизацию формируемого антикризисного компонента. Элементы управления в этой модели объединены в логической взаимосвязи для их практического включения в процессы функционирования и развития бизнеса в рамках предпринимаемых им усилий по разрешению конфликта между предприятием и изменяющейся маркетингово-коммуникационной средой (рис. 1).

Хозяйствующий субъект, используя методологию антикризисного управления, формирует систему антикризисного управления предприятием, выделяя в этой системе в качестве ключевого инструмента антикризисный компонент как источник формируемых антикризисных воздействий. Последние реализуются усилиями персонала предприятия в рамках специально выделенной подсистемы антикризисного управления, интегрирующей ресурсы, возможности и иные свойства элементов предприятия для ослабления негативного проявления проблем, сформировавшихся внутри и вне самого предприятия (долги разного характера и масштаба, нехватка ресурсов разного происхождения, непринятие логики достижения консенсуса между сторонами, придание значимости только крупному игроку рынка с «большими деньгами» и т.п.).

Антикризисный компонент предприятия выступает совокупностью мер, действий и взаимоувязанных между собой элементов, определяющих ресурсный потенциал бизнеса для выхода из «тупикового» состояния и свершения инновационного «скачка» в тех составляющих деятельности, которые посредством вовлекаемого извне и активизированного изнутри ресурсного покрытия способны повлиять на «гашение» накопившихся разногласий и противоречий для ослабления влияния их отрицательного проявления и ориентации усилий работников на ликвидацию «узких мест» в функционировании и развитии бизнеса [11] (Shchepakin, Gubin, Khandamova, Rodin, 2019).

Рисунок 1. Модель управления предприятием в условиях легальной нестабильности

Обозначения, принятые на рисунке: а) составляющие: 1 – технико-технологическая; 2 – информационно-коммуникационная; 3 – маркетинговая; 4 – организационная; 5 – процедурно-документационная; 6 – функциональная; 7 – инновационная; 8 – мотивационная; 9 – поведенческая; 10 – маркетингово-адаптационная; б) воздействия: 11 – разрешительно-аналитические; 12 – разрешительно-примирительные; 13 – реабилитационно-добровольные; 14 – реабилитационно-принудительные; 15 – разрешительно-ликвидационные; 16 – инновационный компонент; 17 – воздействие стратегии развития предприятия на направленность социально-экономического вектора.

Система антикризисного управления в условиях легальной нестабильности активирует в рациональном соотношении действия входящих в нее составляющих (технико-технологической, информационно-коммуникационной, маркетинговой, организационной, процедурно-документационной, функциональной, инновационной, мотивационной, поведенческой). Маркетинговая составляющая выступает результатом взаимодействия технико-технологического и информационно-коммуникационного компонентов. Интегрируя инструменты функциональной и поведенческой составляющих, в деятельности предприятия создается база для выделения тех инструментов, которые могут составить рациональный набор инструментов его маркетинговой адаптации к неблагоприятным условиям функционирования субъекта (к внешним угрозам, к имеющимся долгам, к нехватке ресурсов, низкой мотивации работников на самореализацию, к негативному поведению персонала при построении коммуникаций с разными участниками рынка, к инновационным изменениям и др.).

Легальная нестабильность, идентифицируемая однозначно теми параметрами, которые ее сопровождают, порождена реально наблюдаемыми конфликтами и противоречиями, которые могут угрожать в определенной мере целостности системы в силу их очевидности и объективности. Но вместе с тем эти конфликты и противоречия могут подталкивать бизнес к инновационным изменениям, нуждающимся в вовлечении ресурсов со стороны на компенсационной или иной основе, для изменения статусного положения предприятия в профессиональной и рыночной среде [12, c. 473] (Shchepakin, Gubin, 2019).

Вырабатываемые в подсистеме антикризисного управления предприятием модуляционные воздействия (разрешительно-аналитические, разрешительно-примирительные, реабилитационно-добровольные, реабилитационно-принудительные и разрешительно-ликвидационные), прежде всего, направлены на решение проблем с кредиторами (в необходимом формате осуществления процедур) для стабилизации деятельности предприятия и успешного воплощения принимаемых для этого мер. Методический блок антикризисного управления, принимающий во внимание стратегию развития предприятия и влияние пространственно-временного фактора, содержит перечень необходимых этапов и показателей, которые формируют нужные связи между участниками рыночных и иных отношений и которые должны устанавливаться внутри бизнеса и с внешними рыночными агентами для создания «взвешенного» по возможностям и ресурсам антикризисного компонента.

Идентификация степени нестабильности осуществляется в рамках тех методологических представлений [13] (Shchepakin, Gubin, 2009), которые сформированы ранее (государством, разработчиками нормативных документов, учеными в области антикризисного управления) и которые соответствуют нормативно-правовым документам, установленным государством принятым порядком.

Приоритеты государства и регионов по укреплению позиций предпринимательской сферы на конкурентных рынках обозначают тот социально-экономический вектор развития, который принимается во внимание при идентификации противоречий, разногласий и конфликтов, и которые фактически формируют объективный мотивационно-коммуникационный фактор, приобретающий свою конкретную значимость для конкретного региона и в конкретный временной период. Маркетингово-адаптационный профиль субъекта, находящегося в том или ином состоянии легальной нестабильности, способен видоизменяться при включении управленческих антикризисных воздействий в том случае, если ресурсный декомпенсатор [14] (Shchepakin, Erok, Ivakh, 2016) формируется в подсистеме антикризисного управления. Если его нет, то обеспечить стабилизацию деятельности предприятия не представляется возможным. Однако следует отметить, что к негативным эффектам может «привести не только дефицит чего-либо, но и гипертрофированное присутствие («избыточная мощность») подсистемы того или иного типа [15, с. 27–50; 16] (Kleyner, 2008). Выбор антирисковых управленческих воздействий должен сопровождаться анализом рискогенности хозяйственной деятельности предприятия в рамках подсистем объектного типа [9, с. 113]. Поэтому в рамках формирования подсистем антикризисного управления следует сохранять разумную организационно-управленческую симметричность, в границах которой реализуется устойчивое развитие предприятия [17, c. 41] (Kalinichenko, 2019).

Маркетингово-адаптационная составляющая функционирования и развития предприятия в тех или иных условиях легальной нестабильности является продуктом методолого-методического и инструментарного обеспечения антикризисного управления бизнесом, который формирует антикризисный компонент, включаемый предприятием для создания предпосылок к устойчивому его существованию и функционированию. При легальной нестабильности предприятия достаточно отчетливо проявляет себя его гибридное маркетинговое поведение [18, с. 87] (Shchepakin, Gubin, 2019), построенное на признании им противоречий, разногласий и конфликтов, носящих самый разный характер (в том числе враждебный и антагонистический). Болезненно протекает процесс приспособления возможностей субъекта к усилению маркетингового и иного давления рыночной среды и отдельных его агентов, втянутых в разбирательства, выяснение отношений по имеющимся долгам и обязательствам.

Значимость предлагаемой авторами модели управления предприятием в условиях легальной нестабильности состоит в том, что она базируется на аргументированных материалах (теоретического, методологического, методического и инструментарного характера), формирующих рациональную систему антикризисного управления предприятием, в рамках которой представляется возможным проектировать антикризисный компонент под конкретные задачи развития региона и его субъектов в отраслевом разрезе. Автономность решения проблем устойчивости предприятий наталкивается на барьер непонимания малыми и средними структурами предпринимательства разрабатываемых мер по стабилизации состояния отечественного рыночного пространства. Игнорирование интересов таких субъектов, отстранение государства от решения их проблем создает почву для дестабилизации экономического развития страны и отдельных регионов. Ресурсная декомпенсация нехватки средств структурам системообразующих отраслей на среднем и низшем уровне может выступать тем условием, которое способно влиять на внутреннее состояние бизнес-среды и изменять мотивации работающих на самореализацию, на инновационное обновление всех сторон предпринимательской и социальной жизни в обществе.

Представляется, что применение предлагаемой модели управления предприятием в условиях легальной нестабильности позволит эффективно задействовать все инструменты разрешения противоречий субъектов рыночного взаимодействия, тем самым обеспечить достижение разумного компромисса предприятия с маркетинговой коммуникационной средой, что будет содействовать разрешению спора между ними на платформе консенсуса интересов сторон и предотвращению катастрофических событий для обеих сторон во благо укрепления конкурентоспособности российской экономики.

Заключение

1. Легальная нестабильность предприятия характеризуется как официально признанный факт наличия трудноразрешимых противоречий должника с кредиторами. Она рассматривается в качестве закономерно формируемой завершающей стадии развития конфликта предприятия с маркетинговой коммуникационной средой и требует применения комплекса управленческих воздействий, обеспечивающих разрешение конфликта с участием независимых экспертов.

2. Реализуемые в рамках легальной нестабильности управленческие воздействия в логике применения антикризисного компонента характеризуются мониторингово-аналитической, разрешительной и реабилитационной направленностью, обеспечивающей формирование и применение действенных мер разрешения противоречий и конфликтов между субъектами рыночного взаимодействия.

3. Модель антикризисного управления в условиях легальной нестабильности предприятия логически, этапно, календарно, коммуникационно и мотивационно объединяет в себе синхронно функционирующий организационный, аналитический и маркетинговый инструментарий, применяемый посредством включения антикризисного компонента, обеспечивающего разрешение конфликта предприятия с рыночной средой на основе гармонизации их экономических интересов.


Страница обновлена: 27.05.2020 в 12:45:01