Перспективы формирования многополярной мировой финансовой системы

Жиженко Ю.П.1, Медведева М.Б.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

Статья в журнале

Экономическая безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 7, Номер 3 (Март 2024)

Цитировать:
Жиженко Ю.П., Медведева М.Б. Перспективы формирования многополярной мировой финансовой системы // Экономическая безопасность. – 2024. – Том 7. – № 3. – С. 523-534. – doi: 10.18334/ecsec.7.3.120649.

Аннотация:
В данной статье рассматриваются основные тенденции развития мировой финансовойсистемы, основными из которых являются валютный полицентризм и цифровизация, формирование и функционирование децентрализованных финансов (DeFi), взаимосвязь данной модели организации финансов с централизованными финансами. Подвергаются анализу такие явления как стремительное развитие инновационных технологий в инфраструктуре финансового рынка, процесс смены экономического лидера мировой экономики в лице Китая, нарастание глобальных дисбалансов. Сделан вывод о том, что ввиду сильной подверженности финансовых рынков геополитическим рискам, альтернативные валюты увеличивают свою долю в структуре международных расчетов и резервов, а золото по-прежнему является значимым мировым резервным активом

Ключевые слова: валютный полицентризм, фрагментация, цифровизация, децентрализованные финансы, дедолларизация, золото, цифровые валюты центральных банков (CBDC)

JEL-классификация: G21, G28, Е52, E58



Введение. В современных условиях мировой финансовый рынок находится под сильным влиянием геополитических и социально-экономических факторов, которые подрывают его стабильность и эффективное функционирование, усиливая его ассиметричное развитие. Но одновременно с вышеуказанными факторами на мировой финансовый рынок оказывает воздействие и процесс цифровой трансформации, внедрение инновационных технологий [4, c. 36].

Наиболее значимой современной тенденцией мировой финансовой системы является тренд на деглобализацию, и последущую фрагментацию мировой валютно-финансовой системы, возникшей, в первую очередь, на основе таких явлений, как геополитическая и социальная нестабильность, рост национализма и протекционизма. Риски, сопутствующие дальнейшему развитию, выше обозначенных трендов, связаны с дисбалансами мировой финансовой архитектуры, к которым относятся: дисбаланс сбережений и потреблений, внешнего финансирования, а также противоречие между глобальным характером финансового рынка и национальным уровнем регулирования. Кроме того, мировая валютно-финансовая система базируется на одной ключевой валюте, являющейся национальной и не имеющей реального обеспечения.

Рабочая гипотеза исследования исходит из предположения о системообразующей роли ведущих финансовых рынков в процессе эволюции глобальной экономики, и базируется на оценке тенденций становления многополярности как наиболее вероятной перспективы трансформации современной мировой финансовой системы.

Цель исследования заключается в изучении и анализе перспектив формирования многополярной мировой финансовой системы.

Теоретическая значимость исследования содержится в перспективном развитии теоретических положений, раскрывающих модификацию закономерностей современной мировой финансовой системы, её этапы и факторы эволюции иерархической структуры, особенности современного перехода к многополярности.

Практическая значимость исследования заключается в том, что представленный анализ, отражающий условия перехода к многополярности мировой финансовой системы может найти применение в деятельности аналитических центров, финансовых учреждений, министерств и ведомств, ответственных за формирование финансовой политики и повышение ее эффективности.

Основная часть. Необходимо подчеркнуть, что процесс деглобализации влечет за собой не только укрепление и увеличение количества региональных блоков, но и стремление к созданию самостоятельной расчетно-платежной, торговой, инвестиционной инфраструктуры в целях сохранения независимости. Другим проявлением этого процесса является валютный полицентризм, подразумевающий уход от системы, в основе которой лежит доллар США [9], то есть, по сути дела речь идет о дедолларизации мировой валютной системы. Это явление подразумевает снижение роли доллара и увеличение доли альтернативных валют как в структуре международных расчётов, так и резервов, что происходит под влиянием процесса регионализации мировой экономики. Так, доля доллара снизилась с 63,53% до 59,15% в период с 2017 г. по 2021 г. [12, с. 93]. Прогнозируется его дальнейшее снижение в качестве основной резервной валюты в структуре международных резервов государств до 49% к 2030 году (рис. 1). Этот процесс начался еще в 2015 г. в связи с тем, что США стали активно вводить санкции против неугодных им политических режимов и стран, порождая неуверенность подсанкционных юрисдикций в сохранности своих международных резервов, номинированных в долларах [13, с. 488; 21].

Рисунок 1. Валютная структура мировых золотовалютных резервов

c учётом прогноза до 2030 г., %

Источник: составлено автором на основе данных МВФ [20].

В этой ситуации некоторые государства делают выбор в пользу нетрадиционных валют и золота, спрос на которое возрастает в связи с усилением геополитической напряжённостии и разрастанием военных конфликтов. С другой стороны, замедление инфляции в странах является положительным явлением с точки зрения формирования цен на золото [6]. К примеру, в перспективе замедление роста цен в США может повлиять на снижение процентных ставок и способствовать проведению более мягкой денежно-кредитной политики, в связи с чем вырастет институциональный спрос на золото, который в 2022 году был слабым ввиду укрепления доллара США и высокой доходности долговых ценных бумаг государства.

Помимо жесткой денежно-кредитной политики, проводимой США, наблюдался и невысокий институциональный инвестиционный спрос на золото в 2022 году, так как в большинстве стран также проводилась рестрикционная денежно-кредитная политика. В связи с этим сокращался интерес к ETF [1], фьючерсам, инвестициям вне биржи. Однако всплеск розничного спроса и спроса центральных банков на золото компенсировал негативное влияние данного фактора. Так, за 9 месяцев 2022 года спрос регуляторов разных стран на золото увеличился до 673 тонн, что является рекордным значением с 1967 года [16, с. 90]. Пик спроса был зафиксирован в начале 2022 года, когда спрос на золото вырос на 18% до 4742 тонн, что являлось рекордным значением с 2011 года. Цена золота на LBMA сильно колебалась: от 1817 до 1948 долларов за унцию в марте 2022 года. Затем последовал спад до 1664 долларов в октябре 2022 года, а в апреле 2023 года цена уже превышала 2000 долларов за унцию, затем снова произошло падение до 1964 долларов.

Эксперты полагают, что перспективы развития мирового рынка золота остаются умеренно положительными на ближайшие пару лет. При этом, они и не исключают введение более жестких регулятивных мер, которые могут негативно сказаться на ценовой динамике металла. Дальнейшая геополитическая напряженность также может непредсказуемым образом повлиять на ценовые параметры золота. Соответственно приобретение монетарного золота в резервы может быть сопряжено со значительными издержками для центральных банков [1, с. 42].

Некоторые исследователи высказывают точку зрения, что альтернативой золота в качестве актива могут выступать криптовалюты, появление которых ассоциируется с децентрализацией мировых финансов. Децентрализованные финансы (DeFi) являются результатом цифровой трансформации мировой экономики. DeFi – это технология распределенного реестра, вариантом реализации которой является технология блокчейн, позволяющая хранить и записывать информацию в сети. Характерной особенностью DeFi является и то, что участники самостоятельно управляют своими криптоактивами, большинство протоколов являются открытыми и универсальными. DeFi также некастодиальны и имеют свойство компонуемости [2].

В настоящее время Китай является центром развития технологии блокчейн в мире, и имеет наиболее результативные показатели использования децентрализованных финансов в национальной экономике. По прогнозам экспертов, среднегодовой темп роста использования этой технологии в Китае в течение 7 лет составит 82,8% [10, с. 33].

На сегодняшний день технология распределенного реестра реализуется как частными институтами, так и государственными. Говоря о частных институтах, использующих эту технологию, следует отметить, что речь идет о различных цифровых финансовых активах (ЦФА), операции, которые совершаются на блокчейне. Это и международные расчеты в криптовалютах, в цифровых фиатных активах и др. В криптоиндустрии –блокчейн важнейший инструмент и проводящая среда для криптовалют, на основе которых осуществляется выпуск токенов.

Криптовалютные биржи, на которых происходят операции с цифровыми активами, демонстрируют значительную тенденцию к росту за последние 3 года. Однако нельзя не отметить сильную волатильность данного сегмента рынка и его сильную подверженность кризисам, что подтверждается крахом биржи FTX в 2022 году. Такие централизованные криптобиржи как Binance, OKB, Leo Token являются посредниками в торговле криптоактивами и пользуются популярностью у пользователей. Так, наибольшую долю на рынке, а именно 60%, занимает биржа Binance, капитализация которой по состоянию на февраль 2023 года составила 52,2 млрд. долл. и продолжает увеличиваться [22]. Однако централизованным биржам начинают создавать конкуренцию децентрализованные, что свидетельствует об активном развитии DeFi. На децентрализованных биржах все риски проводимых с криптовалютой и цифровыми активами операций несет пользователь. Этот момент, безусловно, сказывается на размерах капитализации биржевых институтов. Так, капитализация криптобиржи DEX в 8,8 раз меньше капитализации лидера централизованных бирж (рис. 2).

Рисунок 2. Топ-10 децентрализованных криптобирж по рыночной капитализации

на 20.02.2023, млрд. долл.

Источник: cоставлено автором на основе данных [18].

Хотя децентрализованные криптобиржи еще не получили широкого распространения и в большей степени ориентированы на опытных инвесторов, регулярно появляются новые привлекательные возможности DeFi-платформ и сокращается разрыв между функциями централизованных финансов (CeFi) и DeFi в сфере криптоактивов, в связи с чем, децентрализованные криптобиржи имеют значительный потенциал развития [3, с. 153].

Одним из проблемных вопросов в сфере криптоиндустрии является ее регулирование. Поскольку DeFi практически не регулируются, этот институт имеет определенные преимущества перед CeFi. Представляется, что в настоящее время перспективным вектором развития мировой финансовой системы является концепция CeDeFi, подразумевающая под собой новый тип финансовой системы, в основе которой находятся элементы инфраструктуры DeFi, и в то же время имеющие преимущества децентрализованных технологий, с одой стороны, а с другой, содержашие элементы централизации, позволяющие повысить эффективность проведения операций, их надежность, соблюдение нормативной базы, что обеспечивает решение проблем децентрализованных систем.

В рамках CeFi ежемесячно увеличивается количество стран, запускающих пилотные проекты по внедрению цифровых валют центральных банков (CBDC) [14, с. 36; 15, с. 5]. Доля таких стран составляет более 15% от общего количества государств, проявляющих интерес к выпуску CBDC. Большая часть государств (примерно 30%) находится в стадии подготовки пилотного проекта (рис. 3). Россия также не осталась в стороне от разработки и внедрения проекта CBDC. Так, в августе 2023 года Банк России перешел к реализации пилотного проекта с участием 13 коммерческих банков, в ходе которого было совершено 10 тысяч операций с цифровым рублем. Но, несмотря на определенные успехи российского центрального банка по реализации выпуска CBDC, лидером в данной области является Китай, в котором по состоянию на 2022 год пилотный проект охватил 260 миллионов человек [10, с. 37].

Рисунок 3. Статус проектов CBDC 114 стран в 2022 год, %

Источник: составлено автором на основе данных [17].

Прогнозы по развитию цифровых валют центральных банков весьма благоприятны. Банк международных расчётов, например, прогнозирует запуск 24 пилотных проектов центральными банками разных стран к 2030 году, а именно 15 розничных и 9 оптовых CBDC [8]. Важно отметить, что институт CBDC вполне вписывается в концепцию CeDeFi, являющейся по сути дела гибридной моделью организации финансовой системы. К тому же в большинстве государств, осуществляющих разработку CBDC, планируется в качестве базовой использовать технологию распределенного реестра [11].

В то же время, развитие процессов цифровизации и внедрения новейших технологий на мировом финансовом рынке не приводит к устранению глобальных дисбалансов на нем [8, c 3160]. В частности, речь идет о дисбалансе внешнего финансирования, в условиях которого развивающиеся страны выполняют роль полюса должников со значительными пиками уровней долговой нагрузки. Глобальный долг достиг своего пика в 2023 году, увеличившись до 307 трлн. долл. с 226 трлн. долл. в 2021 году [7; 19]. Эксперты полагают, что в силу влияния политических факторов, роста неопределенности и проблем с глобальной безопасностью, процесс наращивания долговой нагрузки не прекратится в ближайшее время, что еще больше может осложнить функционирование мировой экономики, нуждающейся в стабильной мировой валютной системе. Процесс дальнейшего развития мировой валютной системы требует не только снижения рисков ее функционирования на новом этапе, но и решения текущих проблем, которые усложняют переход к новому этапу развития мирового финансового рынка (МФР). В частности, изменение налоговой политики может привести к сокращению величины государственного долга, но для стран с критическим уровнем его величины, требуются более радикальные меры по его сокращению, например, реструктуризация. Снижение долговой нагрузки позволит боле эффективно функционировать как национальным финансовым рынкам, так и мировому. Эта проблема имеет отношение и к деятельности международных финансовых институтов, являющихся глобальными регуляторами [5, c. 7]. Повышение эффективности их функционирования, а также развитие альтернативных резервных валют, новых и уже существующих финансовых центров могут создать предпосылки для существенного снижения рисков функционирования МФР. Стоит упомянуть также о необходимости укрепления международного сотрудничества, повышении качества регулирования деятельности глобальных финансовых корпораций и банков, являющихся крупнейшими участниками современного МФР.

Заключение

В заключение необходимо отметить, что в развитии мировых финансов и мирового финансового рынка ключевыми трендами являются валютный полицентризм и цифровизация, означающие стремительное развитие не только инновационных финансовых технологий, но и процесс становления децентрализованных финансов в качестве совершенно иного способа организации мировых финансов.

Среди альтернативных валют китайский юань имеет шансы стать полноценной валютой международных расчетов и частью международных резервов, потеснив доллар США. Перспективы же интернационализации рубля неочевидны ввиду политического и экономического давления коллективного Запада.

Цифровые финансовые активы имеют многообещающую перспективу в мировых финансах, но законодательные ограничения во многих юрисдикциях замедляют их распространение. Вектором развития мировых финансов, на наш взгляд, является сочетание функционирования многополярной финансовый системы и инновационных технологий. Для внедрения подобного подхода к развитию мировых финансов необходим целостный подход, подразумевающий объединение усилий регуляторов и международных финансовых институтов, которые зачастую бывают политически ангажированы. Очевидно, что для успешного функционирования института мировых финансов необходимо сотрудничество и равноправное взаимодействие государств и региональных объединений.

[1] Торгуемый на бирже фонд (англ. exchange-traded fund, ETF), биржевой инвестиционный фонд – индексный фонд, паи (акции) которого обращаются на бирже.


Источники:

1. Бадалов Л. А. От золота как реального актива к «цифровому золоту» – новый тренд XXI века // Сберегательное дело за рубежом. – 2020. – № 2. – c. 40–44.
2. Банк России. Децентрализованные финансы: информационно-аналитический доклад Банка России. [Электронный ресурс]. URL: https://cbr.ru/press/event/?id=14282 (дата обращения: 12.02.2024).
3. Бохан А. С. Децентрализованные и централизованные криптобиржи // ХХХVI международные Плехановские чтения: Сборник статей аспирантов и молодых ученых, Москва, 30–31 марта 2023 года. – Москва: Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова. Москва, 2023. – c. 158-163.
4. Володина В. Н., Медведева М.Б. Финансовый мир в новой реальности // Финансы, деньги, инвестиции. – 2020. – № 3. – c. 36-40. – doi: 10.36992/2222-0917_2020_3_36.
5. Загалова З. А. Влияние формальных глобальных макрорегуляторов на конкурентные позиции национальных экономик // Финансы, деньги, инвестиции. – 2022. – № 1. – c. 3–9.
6. Лев М.Ю. Эволюция антиинфляционных методов регулирования социальной сферы в условиях мобилизационной экономики в контексте экономической безопасности // Экономическая безопасность. – 2023. – № 3. – c. 877-904. – doi: 10.18334/ecsec.6.3.118639.
7. Лев М.Ю., Медведева М.Б., Лещенко Ю.Г. Эволюция глобального управления экономическими процессами в контексте международных организаций с позиции национальной безопасности // Экономическая безопасность. – 2022. – № 4. – c. 1583-1614. – doi: 10.18334/ecsec.5.4.115231.
8. Лев М.Ю., Болонин А.И., Болонина С.Е., Лещенко Ю.Г. Механизм безопасности интегрированной системы CBDC: перспективы трансграничных платежей // Экономика, предпринимательство и право. – 2023. – № 8. – c. 3157-3178. – doi: 10.18334/epp.13.8.118841.
9. Лещенко Ю.Г., Хазалия И.Д. Валютная стоимость американского доллара как ключевой фактор обеспечения национальной безопасности США // Экономическая безопасность. – 2021. – № 2. – c. 291-308. – doi: 10.18334/ecsec.4.2.111881.
10. Медведева М. Б., Жиженко Ю. П. Децентрализованные финансы в Китае: формирование экосистемы блокчейнов и цифровой юань // Банковские услуги. – 2023. – № 5. – c. 32–38. – doi: https://doi.org/10.36992/2075-1915_2023_5_32.
11. Медведева М.Б., Кистинев В.Ю. Основные тренды формирования технологических платформ на мировом финансовом рынке // Сберегательное дело за рубежом. – 2023. – № 1. – c. 19-27. – doi: 10.36992/2782-5949_2023_1_19.
12. Орлов Ф. П. Тенденции развития мировой валютно-финансовой системы // Теория и практика общественного развития. – 2022. – № 10(176). – c. 91-97.
13. Павлова А. В. Анализ динамики, структуры и распределения международных резервов в период геополитической напряженности // Экономические науки. – 2023. – № 221. – c. 484-489.
14. Романова Л. Е., Коршунов Н.М. Децентрализованные финансы с элементами централизации (CeDeFi) как вектор будущего развития финансовой системы // Тренды и перспективы цифровой экономики: финансовые технологии и безопасность: Материалы II Всероссийской научно-практической конференции, Орёл, 20–21 июня 2023 года. – Орёл: ОГУ им. И.С. Тургенева. Материалы II Всероссийской научно-практической конференции, Орёл, 20–21 июня 2023 года. – Орёл: ОГУ им. И.С. Тургенева, 2023. – c. 35-38.
15. Терентьева О.И. Платежные инновации, инициируемые ведущими мировыми центробанками // Сберегательное дело за рубежом. – 2021. – № 1. – c. 3–8. – doi: 10.36992/75692_2021_1_3.
16. Шаповалова А. В., Чирков М.А., Чистяков М.С. Мировой рынок золота и перспективы его развития // ЭТАП: экономическая теория, анализ, практика. – 2023. – № 4. – c. 89-98.
17. Atlantic Council’s Digital Currency Tracker. [Электронный ресурс]. URL: https://www.atlanticcouncil.org/cbdctracker/ (дата обращения: 12.02.2024).
18. Binance. Покупайте крипту с низкими комиссиями на Binance. [Электронный ресурс]. URL: binance.com (дата обращения: 12.02.2024).
19. Bis. Tap, click and pay: how digital payments seize the day. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bis.org/statistics/payment_stats/commentary2402.htm (дата обращения: 12.02.2024).
20. Imf. Global Economy Approaches Soft Landing, but Risks Remain. [Электронный ресурс]. URL: imf.org (дата обращения: 12.02.2024).
21. Lev M. Y., Leshchenko Y. G. International reserves of the bank of Russia in the system of the state's economic security // Journal of Advanced Research in Dynamical and Control Systems. – 2020. – p. 876-888. – doi: 10.5373/JARDCS/V12SP4/20201557.
22. Polaris market research. Accountable Insights Delivered. [Электронный ресурс]. URL: https://www.polarismarketresearch.com/ (дата обращения: 12.02.2024).

Страница обновлена: 12.04.2024 в 11:24:46