Гибридные институты развития сельских территорий

Полбицын С.Н.1
1 Институт экономики Уральского отделения РАН, Россия, Екатеринбург

Статья в журнале

Продовольственная политика и безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 10, Номер 3 (Июль-сентябрь 2023)

Цитировать:
Полбицын С.Н. Гибридные институты развития сельских территорий // Продовольственная политика и безопасность. – 2023. – Том 10. – № 3. – С. 437-452. – doi: 10.18334/ppib.10.3.118625.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=54303667

Аннотация:
Проблемы социально-экономического развития сельских территорий требуют разработки инновационных подходов к формированию сельских экосистем. В последнее время исследователи стали обращать внимание на гибридные институты формирования сельских экосистем, как институты, которые обладают свойствами, присущими институтам идеального типа, и которые могут служить фундаментом для инновационного развития сельских территорий, сочетая в себе качества не только социальной направленности и соблюдения государственных приоритетов, но также и коммерческой эффективности. Гибридные институты действуют не в одной плоскости экосистемного развития, в как минимум в трех: с одной стороны, они формируют фундамент экономических отношений, во-вторых, они обеспечивают социальную устойчивость территориального развития, в-третьих, они благоприятствуют инновационному развитию территориальной социально-экономической системы. Формирование системы гибридных институтов позволяет создавать гибридные организации, играющие решающую роль в управлении общественными благами и территориальными ресурсами. Тем не менее, системы государственной поддержки развития сельских территорий, стимулирующие развитие гибридных институтов, остаются недостаточно изученными. В данной статье рассматриваются тематическое исследование сельских экосистем на примере Свердловской области, в котором представлены отличающиеся формы поддержки. Исследование показало, что именно гибридные институты способны расширить горизонты развития сельских территорий, обеспечить необходимую устойчивость и их способность к саморазвитию. При наличии надлежащих систем поддержки и акторов гибридные институты и созданные на их основе гибридные организации поддержки сельского развития могут не только процветать, но и оказывать значительное воздействие на социально-экономическое развитие сельских территорий. Это доказывает необходимость учета институционального разнообразия в контексте сельских социально-экономических экосистем.

Ключевые слова: сельские территории, социально-экономическое развитие, социально-экономическая экосистема, институты развития, гибридные институты

Финансирование:
Статья подготовлена в соответствии с Планом НИР Института Экономики Уральского Отделения РАН

JEL-классификация: O18, Q56, Q57



Введение

За последнее время научный интерес к институтам системного развития сельских территорий только усиливается [2]. Эта тема привлекает все большее внимание исследователей, не только экономической и продовольственной направленности [4], но также и социальной направленности [3]. Авторы исследований рассматривают сельское предпринимательство как один из динамичных институтов развития сельских территорий [15]. Этот интерес пробудил новое направление исследования институтов развития, а именно гибридных институтов. Гибридные институты развития – это новые формы и модели взаимодействия государства, бизнеса и общества в не только в сфере сельского хозяйства, а во всей социально-экономической системе сельских территорий, которые объединяют и дополняют друг друга в решении задач по развитию сельских территорий [7].

Такие институты могут быть созданы на основе государственно-частного партнерства, когда государство предоставляет финансовые ресурсы и инфраструктуру, а бизнес вкладывает свои знания и опыт в развитие сельского хозяйства [12]. Также гибридные институты могут включать в себя некоммерческие организации, которые занимаются социальной и культурной деятельностью на сельских территориях [14].

Гибридные институты позволяют сочетать различные подходы и инструменты для достижения общих целей по развитию сельских территорий, что делает их более эффективными и устойчивыми [22].

Возникший научный интерес к гибридным институтам привлекает внимание к формированию гибридных институциональных моделей, которые позволяют расширять анализ институциональных механизмов и инноваций в управлении, таких как государственно-частное партнерство [10]. Гибридные институты сочетают социальную направленность некоммерческих организаций со структурами капитала и процессами получения прибыли, повышая социальную миссию и одновременно подчиняя влиянию капитала и инвесторов [23]. Часто гибридные учреждения сочетают в себе функции распределения прибыли и предоставления услуг по себестоимости, в то время как другие добавляют заинтересованным сторонам право собственности и контроля. Взятые в широком масштабе, гибридные институты сами по себе обеспечивают квазиобщественное благо, укрепляя демократические принципы, нормы и поведение [13,14].

Полем развития концепции гибридности стали политические институты [5]. Авторы исследования справедливо полагают, что основой для возникновения гибридных институтов послужило возрастание гетерогенности политического пространства, неспособность традиционных политических институтов решать проблемы интенсивно меняющегося общества. Несмотря на первоначальную направленность этих исследований на исследования гибридных политических институтов, по нашему мнению, не только сама идея гибридности, а также предложенная авторами типология гибридных институтов имеет более широкое поле применимости, в том числе и на территориальном социально-экономическом поле.

Вторым направлением развития концепции институциональной гибридности послужили гибридные организации, осуществляющие коммерческую деятельность [8]. Авторы, исследующие этот вопрос, исходили из положения, что предприятия, особенно малые предприятия, преследуют не только коммерческие цели получения прибыли, но также и социальные цели [11]. Для решения этих целей каждая по отдельности взятая организация может не располагать необходимыми ресурсами, что подвигает их к необходимости создания гибридных организаций, типа кооперативов для совместного решения своих задач и достижения целей.

Развитие и продвижение концепции гибридных институтов могло бы послужить бесценным подспорьем для преодоления проблем поиска оптимального решения для социально-экономического развития сельских территорий, предоставляя работоспособные решения «третьего пути» за пределами доминирующих рыночных и государственных механизмов. Распространение таких площадок коллективных действий является наиболее актуальным для решения социальных дилемм и проблем эффективности сельских коммерческих организаций [14].

Значение институтов в развитии предпринимательства, рассматривается в работах, среди которых можно выделить исследования Ф. Велтера и Д. Смолбона, [29]. Дж. Вебб [28], исследуя условия перманентно меняющихся «правил игры», пришел к выводу, что эти условия вызывают необходимость создания гибридных институтов, сочетающих формальные и неформальные институты. П. Трейси [27], исследуя предпринимательские системы, пришел к выводу, что гибридные институты следует рассматривать как обязательный элемент этих систем, способствующих повышению резилиентности как предпринимательских организаций, так и систем в целом.

Р. Айдис [12], оценивая институциональную основу сельского предпринимательства в России, отметил слабость развития институтов, что, вне всякого сомнения, по его мнению, сдерживает развитие сельских территорий России. Тем не менее, В.Л. Берсенев [1], исследуя развитие предприятий АПК в России, отмечает высокое значение формальных институтов в их деятельности. По мнению исследователя, действие формальных институтов должно носить не оперативный, а долгосрочный, принципиальный характер.

Е.С. Огородникова и др. [6], рассматривая вопросы развития социальной сферы, сделала вывод о необходимости ее гибридизации, привнесения в социальную сферу институтов рыночной экономики. По сути, исследователи пришли к идее гибридизации не со стороны предпринимательства, как вида экономической деятельности, а со стороны социальной сферы, признавая необходимость введения гибридных институтов и в социальной сфере.

Приведенные рассуждения привели нас к пониманию необходимости исследования гибридных институтов как основы сельских социально-экономических систем, что позволит более точно проектировать систему государственной поддержки развития сельских территорий.

Концептуальная модель гибридных институтов

Термины «гибридные институты», «гибридные организации» получил в последнее время широкое распространение, что привело к некоторой размытости самого понятия. К. Тайлор, рассматривая предпринимательские институциональные экосистемы, определил гибридные организации, как организации коммерческие и общественные (публичные), т.е. организации, преследующие цели достижения коммерческой эффективности и повышения общественного благосостояния [21]. Автор не углубляется в проблему сочетания таких разнонаправленных векторов развития, но в своей работе указывает на кооперативы в качестве примера гибридной организации.

Мартина Манара, исследуя проблемы управления городскими поселениями, применила термин «гибридное управление», используя концепцию институтов в области муниципального управления [22]. Автор сравнивает гибридные институты муниципального управления с бриколажем, полагая, что гибридные институты могут быть созданы из доступных подручных ресурсов, благодаря чему они существенно расширяют поле возможностей муниципального управления.

Франческо Чиоделли полагает, что гибридные институты обладают более сложной структурой, чем формальные, они базируются на многоуровневом взаимодействии большого числа акторов социально-экономической системы и должны быть построены на взаимовыгодности и взаимоприемлемости для всех акторов, что должно повышать их толерантность к соблюдению институциональных правил [18].

Хотя предыдущая литература о гибридных институтах способствует определенному пониманию того, как развивается институциональный плюрализм, этот поток исследований ограничен предположением о том, что гибридные институты являются чисто механическим объединением формальных и неформальных институтов, объединяя их свойства и качества. По нашему убеждению, гибридные институты должны рассматриваться как вариативность практики, когда развитие сельских территорий требует развития их социально-экономической системы и, следовательно, развития ее институциональной базы, появления нового типа институтов, не только объединяющих качества и свойства существующих типов институтов, но развивающих существующую таксономию. Действительно, институты состоят из символических систем, которые могут быть использованы в поисках социального порядка. [19]. Дж. Джей [20] утверждает, что акторов гибридных институтов связывают средства и цели, придавая смысл результату, и он признает потенциальную роль практик, благодаря которым проявляются различные процессы. Т. Рамус и др. [26] развивают эту мысль и подчеркивают, что турбулентность окружающей среды, вызванная внешним давлением, бросает вызов развитию гибридных институтов, способам увязки практик и логики. Таким образом, мы наблюдаем противоречие между значимостью гибридных институтов в развитии сельских социально-экономических систем и исследованностью столь значимой проблемы.

Гибридные институты должны справляться с проблемами, возникающими из-за институционального плюрализма, чтобы обеспечить устойчивое развитие сельских социально-экономических систем [16]. Однако, когда акторы экосистемы действуют каждый в своих интересах, создается поле для конфликта интересов. Гибридные институты, по нашему убеждению, способны создать доверительные отношения между акторами, логика этих отношений должна быть построена вокруг цели повышения эффективности и результативности деятельности каждого из акторов, что гарантирует повышение эффективности самой социально-экономической системы.

Хотя предыдущие исследования о гибридных институтах способствуют определенному пониманию того, как развивается институциональный плюрализм, этот поток исследований ограничен предположением, что гибридные институты представляют собой, как это уже было отмечено выше, объединение формальных и неформальных институтов, но не новый тип институтов развития.

Если следовать устоявшемуся подходу к анализу формирования гибридных институтов, то придется признать, что гибридные институты возникают в процессе развития отношений между акторами системы в конфликтных ситуациях, как реакция системы на ситуацию, когда формальные и неформальные не приводят к требуемому результату, а именно обеспечению позитивной результативности для каждого из акторов, а также устойчивому развитию самой социально-экономической системы. По нашему мнению, следует признать необходимость смены реактивного подхода к восприятию гибридных институтов на активный, когда акторы совместно формируют гибридные институты априори до наступления возможных конфликтных ситуаций, чем апостериори при наступлении кризисной ситуации.

Исследование взаимодействия акторов социально-экономической системы сельских территорий приводит нас к необходимости введения понятия «социально-ответственного бизнеса» или «социально-ответственного предпринимательства», которое и должно обеспечить появление гибридных институтов, действующих в полях коммерции и социума. По мнению Рамамурти, предприниматели должны быть мотивированы на социальную ответственность [25]. Как справедливо дополняет Виклунд, «по глубоко личным причинам» [30].

Мы считаем, что построение гибридных институтов должно происходить на основе процедурной модели Кваттроне [24], которая состоит из четырех взаимодополняющих элементов:

1. аналитический метод упорядочивания знаний,

2. средства морального контроля,

3. композиция образов,

4. мотивирующие ритуалы.

Согласно автору модели, эти четыре элемента предоставляют гибкие возможности для постоянного осмысления предназначения, роли и формирования гибридных институтов. Автор также также подчеркивает важность учета динамики процедур формирования гибридных институтов.

Е.В. Морозова [5] предлагает интересную типологизацию политических гибридных институтов, которая, по нашему убеждению, может быть успешно адаптирована к социально-экономическим системам сельских территорий. Исследователь предлагает рассматривать четыре типа политических гибридных института, которые могут быть адаптированы к требованиям проводимого исследования следующим образом. К первому типу гибридных институтов относятся институты, объединяющие качества и свойства двух моделей административных систем. Второй тип институтов построен на объединении черт «определенного политического института де-юре и другого политического или социального института де-факто» [5]. К третьему типу следует отнести институты, определяемые социальным устройством сельской территории. Четвертый тип определяется функциональным взаимодействием всех акторов социально-экономической системы сельских территорий.

Методология

Для выявления факторов, формирующих гибридные институты развития сельских территорий необходимо исследовать факторы, воздействующие не только на эффективность деятельности отдельных акторов системы, но также на эффективность сельской социально-экономической системы в целом. Предлагаемая методология базируется на разработанном нам ранее подходе исследования сельских предпринимательских экосистем [9]. Развивая проведенное исследование, мы ставим перед собой задачу определения эффективности всей территориальной системы, поэтому мы считаем уместным предложить следующий список критических для формирования гибридных институтов развития факторов:

• Регулирование рынка:

11. Ограничения.

• Внутренняя культура:

2. Процесс развития культуры.

• Инфраструктура:

3. Физическая инфраструктура;

4. Инновационная инфраструктура;

5. Информационная инфраструктура.

Государство воспринимает предпринимателей не только как экономических субъектов, но так же как социальных партнеров, обеспечивающих социальное развитие территорий. Исходя из этого заключения, мы считаем целесообразным добавить раздел «поддержка предпринимательства»:

• Поддержка предпринимательства:

6. Государственная поддержка;

7. Муниципальная поддержка;

8. Поддержка саморегулируемых организаций.

Таким образом, общий лист факторов, оказывающих воздействие на развитие гибридных институтов, состоит из 8 факторов. В интересах нашего исследования мы считаем предложенный список достаточным и адекватно отвечающим целям исследования.

Результаты и дискуссия

Для проведения данного исследования был применен метод тематического исследования или «кейс-стади», представленный К. Эйзенхардтом [17]. Мы построили наше исследование на основе описательного анализа сельских хозяйственных организаций Свердловской области с использованием открытых данных и результатов, полученных ранее [9]. Для достижения поставленной цели исследования мы провели телефонный опрос сельских предпринимателей, чтобы определить их внимание к критическим факторам, определяющим значение гибридных институтов в развитии сельских территорий.

Результаты применения одновыборочного теста сравнения среднего приведены в таблице 1, где представлены рассчитанные средние значения, среднеквадратичные отклонения (СКО), стандартные ошибки и диапазоны 95%-ной достоверности. Рассчитанные значения диапазонов позволяют утверждать, что средние значения факторов, полученные для выборки, достоверно отображают средние значения всей совокупности, что позволяет принять нулевые гипотезы о средних значениях факторов. На рис. 1 представлено графическое изображение полученных средних значений каждого фактора.

Таблица 1. Анализ факторов стратегического развития

Факторы
среднее
СКО
Ст. ошибка.
95% интервал достоверности
Регулирование рынка
3,975
0,530
0,084
3,777
4,173
Процесс развития культуры
3,075
0,656
0,104
2,830
3,320
Физическая инфраструктура
4,475
0,506
0,080
4,286
4,664
Инновационная инфраструктура
2,800
0,608
0,096
2,573
3,027
Информационная инфрастуктура
3,800
0,687
0,109
3,544
4,056
Государственная поддержка
3,550
0,504
0,080
3,362
3,738
Муниципальная поддержка
3,975
0,620
0,098
3,744
4,206
Поддержка саморегулируемых организаций
2,525
0,554
0,088
2,318
2,732

Рис. 1. Значимость факторов социально-экономического развития сельских территорий

Полученные результаты свидетельствуют о различном отношении сельских предпринимателей к факторам, определяющим гибридные институты социально-экономической системы сельских территорий.

В таблице 2 представлена значимость факторов для предложенных дихотомических стратегий. Значимость факторов была определена нами по результатам проведенного обследования сельских предпринимателей.

Таблица 2. Значимость факторов стратегического развития

Факторы
Институты 1 типа
Институты 2 типа
Институты 3 типа
Институты 4 типа
Регулирование рынка
критический
критический
несущественный
несущественный
Процесс развития культуры
несущественный
несущественный
значимый
значимый
Физическая инфраструктура
критический
критический
значимый
значимый
Инновационная инфраструктура
значимый
значимый
несущественный
несущественный
Информационная инфрастуктура
значимый
значимый
значимый
значимый
Государственная поддержка
критический
критический
значимый
значимый
Муниципальная поддержка
критический
критический
значимый
значимый
Поддержка саморегулируемых организаций
несущественный
несущественный
значимый
значимый

Как видно из приведенных таблиц, респонденты, ответив на вопросы о текущем состоянии факторов, по сути определили текущее состояние функционирования гибридных институтов развития сельских территорий. Сопоставляя результаты опроса со значимостью факторов для каждого из типов гибридных институтов, можно сделать вывод, что в настоящее время на сельских территориях гибридные институты первого и второго типа эффективно функционируют, чего нельзя сказать о гибридных институтах третьего и четвертого типов.

Заключение

Представленное исследование стратегий развития предпринимательства на сельских территориях России не направленно на разработку модели государственной поддержки сельских территорий. Цель статьи заключается в разработке факторной модели выстраивания институциональной основы социально-экономической экосистемы сельских территорий, адекватно отвечающих роли институтов в современных условиях развития российских сельских территорий.

Полученные результаты позволяют утверждать, что отсутствие должного внимания к анализу факторов долгосрочного развития со стороны сельских администраций снижает качество сельских социально-экономических экосистем, их стратегическую направленность. Качество и стратегическая направленность сельского развития могут быть повышены при условии формирования сельской социально-экономической экосистемы, при этом, как было сказано выше, необходимо особое внимание уделить ее основе или фундаменту. Этим фундаментом для сельской экосистемы являются институты ее развития, и, в частности, гибридные институты

Таким образом, вклад представленной работы в исследование сельского предпринимательства заключается в создании факторной модели, позволяющей оценивать гибридные институты в рамках концепции сельской социально-экономической экосистемы, что создает основу для дальнейшего исследования.

Научная новизна и практическая значимость исследования заключаются в разработке авторской факторной модели выстраивания институтов развития сельской экосистемы, направленной на обеспечение устойчивого социально-экономического развития сельских территорий и повышение конкурентной среды экосистемы. Эта модель может быть использована в административных структурах при разработке программ поддержки сельского предпринимательства, а также в реальном секторе экономики при стратегическом планировании и прогнозировании развития сельских территорий.


Источники:

1. Берсенёв В.Л. Экономические и правовые аспекты политики импортозамещения в аграрной сфере // Журнал экономической теории. – 2020. – № 4. – c. 922-931. – doi: 10.31063/2073-6517/2020.17-4.14.
2. Зинич Л.В., Кузнецова Н.А. Институциональные условия развития сельскохозяйственных территорий, обеспечивающие формирование локальных зон производства сельскохозяйственной продукции // Продовольственная политика и безопасность. – 2022. – № 4. – c. 433-444. – doi: 10.18334/ppib.9.4.116360.
3. Зубарева М.О., Власов М.В. Оценка институтов регионального развития // Журнал экономической теории. – 2011. – № 3. – c. 189-194.
4. Мокина Л.С. Тенденции развития аграрного сектора свердловской области на современном этапе // Овощи России. – 2018. – № 4(42). – c. 55-61. – doi: 10.18619/2072-9146-2018-4-55-61.
5. Морозова Е.В., Мирошниченко И.В., Рябченко Н.А. Гибридные политические институты: к проблеме типологизации // Человек. Сообщество. Управление. – 2015. – № 4. – c. 6-26.
6. Огородникова Е.С., Плахин А.Е., Ростовцев К.В. Гибридная модель сферы социальных услуг: организационно-экономические аспекты // Journal of New Economy. – 2022. – № 1. – c. 131-148. – doi: 10.29141/2658-5081-2022-23-1-7.
7. Олесиюк О.С., Светлаков А.Г. Современные противоречия в снижении социальной напряженности в негородских (сельских) территориях // Продовольственная политика и безопасность. – 2021. – № 1. – c. 85-96. – doi: 10.18334/ppib.8.1.111788.
8. Полбицын С.Н. Роль институтов в развитии сельского предпринимательства // Экономика и предпринимательство. – 2021. – № 8(133). – c. 844-850. – doi: 10.34925/EIP.2021.133.8.158.
9. Полбицын С.Н. Формирование стратегий повышения эффективности сельских предпринимательских организаций России // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. – 2021. – № 6. – c. 126-140. – doi: 10.15838/esc.2021.6.78.7.
10. Яркова Т.М. Развитие сельских территорий: социально-экономический аспект // Продовольственная политика и безопасность. – 2022. – № 1. – c. 67-78. – doi: 10.18334/ppib.9.1.114341.
11. Acs Z.J., Estrin S., Mickiewicz T., Szerb L. Entrepreneurship, institutional economics, and economic growth: an ecosystem perspective // Small Business Economics. – 2018. – № 2. – p. 501-514. – doi: 10.1007/s11187-018-0013-9.
12. Aidis R., Mickiewicz T., Estrin S. Institutions and entrepreneurship development in Russia: A comparative perspective // Journal of Business Venturing. – 2008. – p. 656-672. – doi: 10.1016/j.jbusvent.2008.01.005.
13. Aligica P.D., Boettke P.J. Challenging institutional analysis and development: The Bloomington school. - London: Routledge, 2019. – 176 p.
14. Battilana J., Lee M., Walker J., Dorsey C. In search of the hybrid ideal // Stanford Social Innovation Review. – 2012. – № 3. – p. 50-55.
15. Bowen H.P., De clercq D. Institutional context and the allocation of entrepreneurial effort // Journal of International Business Studies. – 2008. – № 4. – p. 747-767. – doi: 10.1057/palgrave.jibs.8400343.
16. Carlsson-Wall M., Kraus K., Messner M. Performance measurement systems and the enactment of different institutional logics: Insights from a football organization // Management Accounting Research. – 2016. – p. 45-61. – doi: 10.1016/j.mar.2016.01.006.
17. Kathleen M. Eisenhardt Building theories from case-study research // Academy of Management Review. – 1989. – p. 532-550. – doi: 10.2307/258557.
18. Francesco Chiodelli, Alessandro Coppola, Emanuele Belotti, Gilda Berruti, Isabella Clough Marinaro, Francesco Curci, Federico Zanfi The production of informal space: A critical atlas of housing informalities in Italy between public institutions and political strategies // Progress in Planning. – 2021. – p. 100495. – doi: 10.1016/j.progress.2020.100495.
19. Roger Friedland, Robert R. Alford Bringing Society Back In: Symbols, Practices, and Institutional Contradictions. / In book: The New Institutionalism in Organizational Analysis. - Chicago: University of Chicago Press, 1991. – 232-263 p.
20. Jason Jay Navigating Paradox as a Mechanism of Change and Innovation in Hybrid Organizations // Academy of Management Journal. – 2012. – № 1. – doi: 10.5465/amj.2010.0772.
21. Keith Taylor An analysis of the entrepreneurial institutional ecosystems supporting the development of hybrid organizations: The development of cooperatives in the U.S // Journal of Environmental Management. – 2021. – p. 112244. – doi: 10.1016/j.jenvman.2021.112244.
22. Martina Manara, Erica Pani Institutional hybrids through meso-level bricolage: The governance of formal property in urban Tanzania // Geoforum. – 2023. – p. 103722. – doi: 10.1016/j.geoforum.2023.103722.
23. Popov E., Vlasov M. Modelling Evolution of Institutional Invention Cycle // Proceedings of the 16th european conference on knowledge management, eckm 2015: Сер. \"Proceedings of the 16th European Conference on Knowledge Management. Udine, 2015. – p. 603-611.
24. Quattrone P. Governing social orders, unfolding rationality, and Jesuit accounting practices: A procedural approach to institutional logics // Administrative Science Quarterly. – 2015. – № 3. – p. 411-445.
25. Ramamurti Ravi Public entrepreneurs: who they are and how they operate // California Management Review. – 1986. – № 3. – p. 142. – doi: 10.2307/41165207.
26. Tommaso Ramus, Antonino Vaccaro, Stefano Brusoni Institutional Complexity in Turbulent Times: Formalization, Collaboration, and the Emergence of Blended Logics // Academy of Management Journal. – 2016. – № 4. – doi: 10.5465/amj.2015.0394.
27. Paul Tracey, Nelson Phillips, Owen Jarvis Bridging Institutional Entrepreneurship and the Creation of New Organizational Forms: A Multilevel Model // Organization Science. – 2011. – № 1. – p. 60-80. – doi: 10.1287/orsc.1090.0522.
28. Justin W. Webb, Laszlo Tihanyi, R. Duane Ireland, David G. Sirmon You say illegal, i say legitimate: entrepreneurship in the informal economy // Academy of Management Review. – 2009. – p. 492-510. – doi: 10.5465/AMR.2009.40632826.
29. Welter F., Smallbone D. Institutional Perspectives on Entrepreneurial Behavior in Challenging Environments // Journal of Small Business Management. – 2011. – № 1. – p. 107-125. – doi: 10.1111/j.1540-627X.2010.00317.x.
30. Wiklund Johan, Nikolaev B., Shir Nadav, Maw-Der Foo, Bradley S. Entrepreneurship and well-being: past, present, and future // Journal of Business Venturing. – 2019. – № 4. – p. 579-588. – doi: 10.1016/j.jbusvent.2019.01.002.

Страница обновлена: 24.11.2023 в 23:34:58