Российский рынок труда в условиях санкций: возможные пути выхода из кризисной ситуации

Ахмедов Ф.К.1
1 Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова, Россия, Москва

Статья в журнале

Лидерство и менеджмент (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 10, Номер 1 (Январь-март 2023)

Цитировать:
Ахмедов Ф.К. Российский рынок труда в условиях санкций: возможные пути выхода из кризисной ситуации // Лидерство и менеджмент. – 2023. – Том 10. – № 1. – С. 357-366. – doi: 10.18334/lim.10.1.117396.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=50356232

Аннотация:
В статье рассмотрены основные изменения и проанализирована негативная динамика на рынке труда в условиях действующих экономических санкций. Рассмотрены и проанализированы показатели рынка труда, в частности производительность труда, уровень безработицы, а также предполагаемые негативные последствия и возможные направления развития рынка труда в целях минимизации негативного влияния экономических санкций. Рассмотрено понятие регрессивного импортозамещения и рыночного закона трёхпроцентного роста экономики как причины регулирования рынка труда. В статье предложены варианты развития инфраструктуры рынка труда как предполагаемого пути выхода из кризисной ситуации. Продемонстрирована необходимость развития профсоюзов, программ социальной защиты населения, а также государственных центров занятости и центров карьеры при высших учебных заведениях. В статье дана краткая характеристика проблематики молодёжного рынка труда, столкнувшегося с проблемой «утечки мозгов» и массовой миграцией высококвалифицированных специалистов. Обоснована необходимость развития профсоюзного движения на примере стран Запада с рыночной капиталистической моделью экономики в целях развития института социально-трудовых отношений, в том числе в целях решения проблем на молодёжном рынке труда. Представлена связь между развитием социально-трудовых отношений, улучшений условий труда и уменьшением показателей оттока квалифицированных специалистов за рубеж как возможного эффекта.

Ключевые слова: рынок труда, инфраструктура, занятость, экономические санкции, профсоюзы, производительность труда, центры занятости, центры карьеры

JEL-классификация: M54, J21, J24, J28, J51



ВВЕДЕНИЕ

Экономические санкции на сегодняшний день не являются новым понятием для Российской Федерации. Начиная с 2014 года, санкционное давление со стороны стран Запада проявлялось в различных сферах, но не являлось всеобъемлющим и, как правило, не полностью затрагивало ключевые отрасли российской экономики, что позволяло сохранять темпы роста, объёмы импорта и экспорта и экономическую активность населения на необходимом государству уровне. Тем не менее, не так давно Российская Федерация столкнулась с беспрецедентным экономическим давлением, с которым ранее не сталкивалась ни одна страна мира. Так, на начало марта 2022 года против государства было введено больше 5,5 тысяч санкций со стороны ряда развитых государств, что в разы больше, чем у Ирана и КНДР. [1] Подобная ситуация не могла не затронуть рынок труда, так как многие санкции были введены в отношении ключевых секторов экономики: банковского, сельскохозяйственного, нефтегазового, в которых занята большая доля работоспособного населения страны. Кроме того, ситуация обнажила и ряд старых проблем, которые не были решены начиная с 90-х годов: «утечка мозгов», слабость профсоюзного движения, недостаточная развитость инфраструктуры рынка труда. Очевидно, что на данный момент отечественному рынку труда необходима поддержка и ряд действий со стороны государства в целях скорого решения существующих проблем, в ином случае коллапс на рынке труда вполне способен нанести непоправимый ущерб всей российской экономике. Исходя из представленной проблематики, целью статьи можно обозначить выявление перспективных направлений развития отечественного рынка труда в условиях санкционного давления. Несомненно, в рамках поставленной цели необходимо решение следующих задач:

1) Определить и проанализировать показатели рынка труда с наиболее негативной тенденцией;

2) Выявить наиболее неразвитые элементы инфраструктуры рынка труда;

3) Предложить варианты изменения рынка труда в аспекте ее инфраструктуры.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

Необходимость развития рынка труда абсолютно очевидна в капиталистической модели экономики. Один из основных капиталистических законов, описанных в трудах современных экономистов Девида Харви и Бранко Милановича, гласит, что для развития всей экономической системы необходим совокупный рост экономики в три процента, который невозможен без развития рынка труда и грамотного использования человеческих ресурсов. [2] Подтверждением этого является то, что большинство стран с развитой экономикой также характеризуются мощной государственной поддержкой рынка труда, что проявляется в действии широкого спектра программ социальной поддержки населения, льгот для кадровых агентств, а также системностью в работе центров занятости населения. Отдельно стоит выделить молодёжный рынок труда, поддержка которого является основополагающей обязанностью государства. Не секрет, что при большинстве университетов в странах Запада существует развитая сеть центров трудоустройства, профориентации и карьеры, позволяющей сократить время трудоустройства молодых выпускников, что в конечном итоге позитивно влияет на показатели молодёжной безработицы. К сожалению, российская экономика характеризуется рядом старых, тянущихся с 90-х годов, и новых, проявившихся в результате санкционного давления проблем.

Одной из наиболее очевидных проблем российского рынка труда многие годы является низкая производительность. Необходимо отметить, что подобная проблема носит системный характер и проявилась не в последние годы, а была известна ещё в советское время. Не секрет, что Российская Федерация сильно отстаёт от большинства развитых стран по показателям производительности труда. Подобная проблема, очевидно, носит комплексный характер и вызвана влиянием различных факторов. Необходимо учитывать региональный аспект, который не позволяет развивать производительность на одном уровне во всех частях страны, так как существуют депрессивные регионы, которые характеризуются низкими зарплатами, слабостью системы высшего образования, коррупцией, что в свою очередь вызывает мощную внутреннюю миграцию, отток высококвалифицированных специалистов из регионов в экономические центры страны. Лучшим доказательством подобной ситуации являются показатели по внутренней миграции РФ, представленные на рисунке 1.

Рис.1. Динамика внутренней миграции в РФ с 2011 по 2020 гг., млн. чел.

Источник: составлено автором по материалам Росстата

Представленные показатели лишний раз подтверждают мощное влияние внутренней миграции на неоднородность российского рынка труда. Несмотря на снижение в последние годы, показатель остаётся на достаточно высоком уровне. Снижение же вызвано пандемией и всеобщим локдауном в РФ, так как в условиях всеобщей изоляции и невозможности работы многих организаций, миграция граждан была во многих случаях нецелесообразна и попросту сложна. Внутренняя миграция, означающая по сути отток высококвалифицированных кадров и перспективной молодежи, устаревание технологий, эмбарго на многие виды высокотехнологичной импортной продукции – все это в итоге ведёт к снижению производительности труда. В таблице 1 приведены данные по количеству отстающих по показателю производительности труда регионов РФ.

Таблица 1

Число регионов РФ с низкой производительностью труда

Год
Число регионов с производительностью труда ниже 100%
Коэффициент дифференциации
2008
7
1,36
2010
9
1,38
2013
14
1,35
2014
12
1,42
2015
34
1,16
2016
27
1,15
2017
16
1,16
2018
10
1,22
2019
11
1,18
Источник: составлено автором на основе данных Росстата

Количество депрессивных регионов по показателю производительности труда остаётся на довольно высоком уровне, несмотря на снижение коэффициента дифференциации. Несмотря на то, что на производительность в регионах очевидным образом повлияла пандемия Covid-19, проблема не является новой и ситуация в представленном временном диапазоне не характеризовалась положительно. Особенно стоит отметить резкий обвал производительности в регионах по результатам 2015 года, что явилось результатом ввода первых пакетов экономических санкций. Также стоит отметить, что на сегодняшний день нет причин полагать, что ситуация может измениться в лучшую сторону, даже несмотря на поддержку со стороны правительства РФ, которая выражена в принятии Национального проекта «Производительность труда». Основной целью проекта является обеспечение к 2024 году темпа роста производительности труда на средних у крупных предприятиях базовых несырьевых отраслей экономики не ниже 5% в год, но не совсем очевидно, возможно ли это в текущей экономической ситуации. [3] Так, по мнению американского экономиста Бранко Милановича, Российская Федерация в ближайшие годы вынужденно встанет на путь так называемого «регрессивного импортозамещения», означающего возврат к старым советским технологиям в условиях невозможности использования продвинутых западных технологий по причине санкций и экономической изоляции. Подобный разворот даст возможность выйти на отечественный рынок тем производителям, которые ранее не были эффективны и чьи технологии попросту устарели. [4] В подобных условиях сложно ожидать роста производительности труда.

Среди системных проблем российского рынка труда, которые стали особенно актуальны в условиях экономической изоляции, несомненно, стоит выделить так называемую «утечку мозгов», что означает отток высококвалифицированных специалистов из России. Достаточно отметить, что по отчётам ФСБ в январе-марте 2022 года за границу выехали 3,88 миллиона граждан России – на 46% больше, чем в прошлом году за тот же период. [5] Не секрет, что за последние годы российский рынок труда лишился большого количества кадров в сфере IT, что, опять же, не может не повлиять на развитие высокотехнологичных отраслей и производительность труда в целом. Согласно опросам компании Habr, на март 2022 года практически половина из опрошенных специалистов IT сферы либо покинула РФ, либо собирается покинуть. [6]

Также стоит отметить, что российский рынок труда характеризуется слабостью его инфраструктуры, что особенно проявилось в период действия экономических санкций. В первую очередь эта слабость касается следующих элементов инфраструктуры: профсоюзы, центры карьеры при вузах, центры занятости населения.

Количество членов профсоюзов и первичных профсоюзных организаций, входящих в крупнейшее объединение – ФНПР, неуклонно падает из года в год. Так, если в 2017 году первичных профсоюзных организаций числилось 157,9 тысяч, то на 2022 год их было уже 136,4 тысячи. [7] Подобная статистика лишь свидетельствует о депрессивной ситуации в профсоюзном движении в РФ. Более того, согласно статистике, требования работников при социально-трудовых конфликтах, которые неизбежно возникают в условиях экономической нестабильности, удовлетворяются меньше чем в половине случаев. Статистика по результатам официально зарегистрированным социально-трудовым конфликтам представлена на рисунке 2.

Рис. 2. Результаты официальных социально-трудовых конфликтов в РФ с 2019 по 2022 гг.

Источник: составлено автором на основе исследований Санкт-Петербургского гуманитарного университета Профсоюзов

Достаточно негативная статистика по социально-трудовым конфликтам и мощный отток членов профсоюзов, который характеризуется убылью не только за последние годы, но и за последние десятилетия, начиная с 90-х годов, говорит о слабости российской инфраструктуры рынка труда в этом аспекте. В связке с очевидной слабостью работы центров занятости населения и тяжёлой ситуацией на молодёжном рынке труда, очевидна общая негативная тенденция, которая будет набирать обороты при деструктивном действии экономических санкций. В таблице 2 частично приведена статистика по работе центров занятости населения в РФ.

Таблица 2

Показатели деятельности центров трудоустройства населения с 2010 г.


2010 г.
2015 г.
2016 г.
2017 г.
2018 г.
2019 г.
2020 г.
Граждане, ищущие работу
Профессиональная ориентация
3746,7
2607,9
2547,9
2800,3
2783,3
2926,0
2726,1
Временное трудоустройство несовершеннолетних граждан от 14 до 18 лет (кол-во заключённых трудовых договоров)
965,3
616,0
583,7
588,6
575,7
569,5
349,5
Оплачиваемые общественные работы (кол-во заключённых трудовых договоров)
792,9
301,3
281,6
247,7
218,4
197,6
216,7
Источник: составлено автором на основе данных Росстата

Исходя из показателей, виден регресс в работе центров занятости населения. Также стоит отметить, что регресс в работе центров занятости относится и к молодёжному рынку труда. На данный момент в РФ отсутствует высокий уровень безработицы, что не создаёт дополнительную нагрузку на центры занятости. Тем не менее, отсутствие безработицы очевидным образом связано с проведённой в РФ частичной мобилизацией, при которой появились новые рабочие места, на которые компании нанимали сотрудников по срочным трудовым договорам. Тем не менее, со временем проблема безработицы станет острой и при текущих показателях центры занятости, вероятно, столкнутся с серьёзными проблемами.

В сегодняшних условиях одним из возможных выходов из кризисной ситуации на рынке труда видится развитие собственной инфраструктуры на примере стран с развитой рыночной экономикой. Необходимым аспектом является развитие негосударственного профсоюзного движения, поддержка при создании профсоюзов внутри компании в целях самоорганизации работников. Хорошим примером может послужить забастовка работников и студентов Калифорнийского университета, случившаяся в ноябре 2022 года, в рамках которой около 48 тысяч членов профсоюза требовали пересмотра бюджетных ограничений. Подобные ситуации жизненно важны в рамках социальной защиты населения и помогают наладить диалог между важнейшими субъектами рынка труда – работниками, организациями и государством. Подобные диалоги могут косвенно повлиять на увеличение производительности труда и, возможно, снизить отток человеческого капитала путём создания комфортных условий для работников. К примеру, в случае с Калифорнийским университетом, последнее предложение администрации спустя девяносто дней после ратификации соглашений увеличит начальную зарплату до 27 880 долларов. Предложение также включает в себя повышение зарплаты на 7,5 процента для аспирантов, на четыре процента — для академических исследователей, на семь процентов — для академических студенческих сотрудников (ассистентов преподавателей, младших инструкторов и стипендиатов-преподавателей) и на 9–10 процентов — для аспирантов-стипендиатов. Кроме того, контракт предусматривает трёхпроцентное повышение заработной платы работникам ежегодно до 30 сентября 2027 года. Вполне вероятно, что в некоторой степени возможно добиться подобной реализации и на отечественном рынке труда, но для этого необходимо создание негосударственных профсоюзов.

Также необходим пересмотр бюджетирования центров занятости населения, выделение больших средств, особенно в регионах с высоким уровнем безработицы. Необходимо также дальнейшее развитие программ профориентации в те сферы, которые характеризуются высоким оттоком специалистов. В условиях, когда практически половина специалистов IT сферы мигрирует в соседние страны, необходима мощная профориентация в целях хотя бы частичной компенсации человеческих ресурсов в тех сферах, где это необходимо.

Очевидным также видится необходимость развития центров трудоустройства и карьеры при высших учебных заведениях, что позволит бороться не только с молодёжной безработицей, а также с проблемой трудоустройства молодых специалистов не по специальности. Примерно 39,3% молодых людей хотели бы сменить специальность уже при поступлении в магистратуру, показало совместное исследование, проведённое МГТУ им. Баумана, МАИ и МФТИ. Почти треть из них (26,5%) сказали, что хотят получить более престижную профессию, менее четверти (21,3%) видят отсутствие спроса на рынке труда по текущей специальности. Такой высокий процент является следствием слабой профориентационной работы среди молодежи, которую необходимо проводить начиная с 1 курса бакалавриата. Центры трудоустройства и карьеры необходимы в том числе в качестве помощи в самоопределении будущей специальности молодых кадров. К сожалению, на данный момент многие региональные вузы не имеют центров карьеры в принципе.

ВЫВОДЫ

Таким образом, санкционное давление обнажило многие существовавшие ранее проблемы на российском рынке труда. Низкая производительность, слабая работа профсоюзного движения и как следствие отсутствие диалога при социально-трудовых конфликтах, слабая работа центров занятости – все это негативно влияет не только на рынок труда, но и на экономическую ситуацию в стране в целом. Возможным путём выхода из сегодняшней сложной ситуации, несомненно, является развитие инфраструктуры рынка труда, которая должна быть нацелена на решение системных проблем.


Источники:

1. Миланой Б. Глобальное неравенство доходов в цифрах: на протяжении истории и в настоящее время. - Москва: Издательский дом Высшей школы экономики, 2014. – 31 c.
2. Димитриева С. Д. Развитие российского рынка труда в новых условиях // Цифровой контент социального и экосистемного развития экономики: Сборник трудов международной научно-практической конференции, Симферополь, 08 ноября 2022 года. – Симферополь: Крымский федеральный университет им. В.И. Вернадского. 2022. – c. 193-195.
3. Гимпельсон В. Е. Человеческий капитал в эпоху санкций и контрсанкций: некоторые последствия его перераспределения // Журнал новой экономической ассоциации. – 2022. – № 3. – c. 234–238. – doi: 10.31737/2221–2264-2022-55-3-16.
4. Зверева С. А., Блинов Д. В. Теоретический обзор проблемы повышения производительности труда // Российские регионы в фокусе перемен: сборник докладов XVI Международной конференции, Екатеринбург, 18–20 ноября 2021 года. – Екатеринбург: ООО "Издательство УМЦ УПИ". 2022. – c. 60–64.
5. Слепцова Е. В., Мартынов Е. Г. Проблемы повышения производительности труда в условиях реализации национальных проектов // Экономика и бизнес: теория и практика. – 2020. – № 5–2(63). – c. 180–183. – doi: 10.24411/2411–0450-2020-10454.
6. Гурьева М. Н., Сбруянова К. А. Влияние западных санкций на рынок труда в России // Экономика и бизнес: теория и практика. – 2022. – № 5–1(87). – c. 204-207. – doi: 10.24412/2411-0450-2022-5-1-204-207.
7. Лаврова А. И. Рынок труда в условиях пандемии и санкций // Матрица научного познания. – 2022. – № 4–2. – c. 193-198.
8. Низова Л.М., Исаева В.В. Активная политика на рынке труда в условиях санкций // Экономика труда. – 2022. – № 8. – c. 1249-1262. – doi: 10.18334/et.9.8.115049.
9. Петренко Т. В., Маринова И. В. Формирование и развитие институционального взаимодействия на молодёжном рынке труда // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2021. – № 5–2. – c. 260-266. – doi: 10.17513/vaael.1715.
10. Левашова О. В., Толочко А. В., Оразов А. Ч. Молодёжная занятость и рынок труда в России на современном этапе // Modern Science. – 2021. – № 5-3. – c. 427-430.
11. Ismailov A. A. Employment of the Population and Problems of Labor Market Development // Components of Scientific and Technological Progress. – 2021. – № 8(62). – p. 9-12.
12. Болатова М. А. Рынок труда. Государственное регулирование рынка труда // Перспективы развития АПК в современных условиях: Материалы 10-й Международной научно-практической конференции, Владикавказ, 10–11 июня 2021 года. Том Часть II. – Владикавказ: Горский государственный аграрный университет. 2021. – c. 61–63.

Страница обновлена: 16.03.2023 в 16:25:23