О позитивном опыте государственного управления в условиях выхода из кризиса

Амосов А.И.1
1 Институт экономики РАН, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 3, Номер 1 (Январь-март 2020)

Цитировать:
Амосов А.И. О позитивном опыте государственного управления в условиях выхода из кризиса // Экономическая безопасность. – 2020. – Том 3. – № 1. – С. 95-110. – doi: 10.18334/ecsec.3.1.110124.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=42864791

Аннотация:
Статья посвящена исследованию актуальных вопросов использования позитивного мирового опыта выхода из системных кризисов. Исследуется возможность использования с этой целью институтов государственного управления, ценообразования, макроэкономического планирования и регулирования. На конкретных примерах показана роль стратегического планирования в накоплении государственных и иных капиталов и в их использовании при реализации национальных проектов и целевых программ. Определенным элементом новизны в статье является обоснование положения о том, что развитие централизованного планирования на различных стадиях индустриального развития тесно связано с формированием качественно новых массовых рынков средств производства и предметов потребления (производственных и логистических программ, био и нанотехнологий, товаров, услуг и т.д.). На основе изучения мирового и отечественного опыта обосновывается вывод о том, что для выхода из кризиса России требуется провести социально ориентированные институциональные реформы.

Ключевые слова: государственное управление, программно-целевое планирование, ценообразование, институты, экономический кризис



Исторический ракурс исследования современных проблем

Одним из основных направлений развития экономики и социальной сферы нашей страны на период до 2024 года является «вхождение Российской Федерации в число пяти крупнейших экономик мира» [1]. Решение стратегических задач, связанных с вхождением России в число мировых держав, приходится осуществлять в сложных условиях глобального кризиса, охватившего многие страны и различные сферы деятельности. Современный мировой кризис отличается от системных кризисов начала XX века и от более ранних кризисов тем, что ему предшествовало сверхускорение научно-технического и индустриального развития человечества в послевоенный период. Сверхускорение в использовании ресурсов планеты и пренебрежение требованиями соблюдения экономической безопасности и экономического равновесия привели к тому, что нарушение сбалансированности воспроизводственных процессов достигло планетарных масштабов. Дальнейшее же углубление этого кризиса чревато еще не до конца осознаваемыми последствиями.

Исследование процессов успешного воспроизводства семьи, общества, государства и всего человечества предполагает изучение исторического опыта выхода из прежних мировых кризисов. В краткой статье автор попытался поставить вопросы о позитивном опыте выхода из системных кризисов путем совершенствования институтов государственного управления, планирования и денег. Указанные институты формировались за тысячи лет до появления общественных наук. Подробное описание событий тысячелетней истории, в принципе, не под силу науке. В таком многотомном детальном описании нет и необходимости, поскольку для его прочтения не хватило бы жизни нескольких поколений читателей. Роль научных исследований состоит не только в накоплении, но и в обобщении исторических, экономических и иных знаний. Именно обобщение исторических фактов позволяет нам понять, что происходило в генезисе институтов управления и на последующих стадиях их эволюции. При эволюционном подходе к рассмотрению истории государственного управления опыт предшествующих поколений становится обозримым. Появляется возможность оценить, какие институциональные преобразования послужили развитию экономики и социальной сферы, а какие служили препятствием для продвижения по спиралям общественной эволюции.

Все без исключения государства строятся на фундаменте религии, объединяющей семьи, считающие данное государство своим отечеством. На стадии формирования национальных государств и империй на территории одного государства стало возможным исповедание различных религий, включая атеистические доктрины и «учения», связанные с фетишизацией науки. Возникла объективная необходимость отделения церкви от государства. Отделение церкви от государства сопровождалось формулированием государственных идеологий, объединяющих все коренные народы и народности независимо от их вероисповедания.

В большинстве стран мира вера в Бога вполне благополучно совмещалась и совмещается с верой в государственную идеологию. В СССР, несмотря на то, что все церкви подверглись жестоким репрессиям, полного разрыва с религией тоже не происходило. Догмы марксистско-ленинской идеологии при необходимой систематизации, по сути, заменяли религию. В идеологии СССР стержневую роль сыграли целевые установки по обеспечению благосостояния и всестороннего развития личности для каждого члена общества. Подобное социалистическое целеполагание имеет много общего с верой в догматы социалистических по своему характеру монистических религий. Об этом свидетельствует включение в 1961 г. в Устав КПСС библейских заповедей, сформулированных в виде морального кодекса членов правящей партии. Позитивный опыт СССР и других стран свидетельствует: вера в добро и справедливость – это фундамент государственного устройства, который нельзя разрушать.

В ранних государствах власть изначально устанавливалась военной силой. Но чтобы обладать значительной военной силой, нужны были средства для содержания войска. Вопреки общепринятым шаблонам деньги изначально были изобретены не для меновой торговли, а для сбора податей на содержание представителей Верховной власти, на оплату расходов на армию, на аппарат управления и т.д. Деньги нужны были для сбора податей не только в пользу государства, но и Божьей церкви. Соответственно, накопление денежного капитала изначально происходило по двум каналам: Верховного Главы государства и Главы храма. По мере развития денежных систем способы накопления денег становились все более разнообразными. При этом возникали противоречия государственных и частных интересов в использовании денежных средств, а также интересов финансового, торгового, промышленного и иных видов капитала.

В современном мире место страны в ряду мировых держав определяется масштабами денежных средств, имеющихся в распоряжении государственной власти. При этом важную роль играют целевые установки по использованию имеющихся богатств. Чтобы получить статус мировой державы, требуется не просто иметь большой объем денежных средств, но и обладать государственным мышлением по их использованию в интересах развития экономики и социальной сферы. В свое время Российская Империя располагала большими денежными ресурсами. Если бы имеющиеся денежные средства расходовались на нужды научно-технического и социально-экономического развития, Россия могла бы выйти в мировые лидеры еще в XVIII–XIX веках [1].

Этого не произошло потому, что самодержавная власть не лучшим образом распоряжалась имеющимися накоплениями богатства. Большая часть денежных средств Империи находилась в собственности императорской семьи (двора), высокопоставленных коррупционеров, отечественного и зарубежного финансового капитала и т.д. Накопленный в России капитал расходовался на импорт предметов роскоши, на приобретение недвижимости за рубежом и на вывоз накоплений из страны. В конечном итоге вывоз капиталов из России закончился ликвидацией империи и потерей вывезенных капиталов в недрах Федеральной резервной системы США и других зарубежных банков.

Важнейшей задачей стратегического планирования является накопление государственных и иных капиталов и направление их на выполнение необходимых национальных проектов и целевых программ. Согласование национально-государственных, отраслевых, региональных и личных интересов предполагает разработку и законодательное закрепление социал-демократических принципов управления. Согласно социал-демократической модели управления, главной функцией денег является не обогащение семей «власть имущих», а обеспечение решения стратегических задач воспроизводства новых поколений, социально-экономического и духовного развития.

США и СССР в создании системы планирования «всего и вся»

В либеральной идеологии централизованное планирование противопоставляется рынку. Это противопоставление следует признать слишком упрощенным по ряду причин. Главной из них является то обстоятельство, что важнейшей функцией современного централизованного планирования является согласование спроса, предложения и цен на рынках. Мы употребляем слово «рынки» во множественном числе, поскольку внутренний и внешний рынки крупной страны, обладающей развитой индустрией, включают в себя тысячи рынков по видам товаров, финансовых и денежных операций. Формы планирования рынков многообразны.

В США формы централизованного государственного планирования отличались от тех, что были приняты в СССР. В частности, в США программно-целевое планирование сочеталось с планированием на товарных биржах. Для лиц, не знакомых с системой биржевых торгов в США, термин «планирование» применительно к биржам кажется неприменимым. Но в США, в отличие от России, товарные биржи на внутреннем рынке занимаются не спекуляциями, а планированием цен.

Приведем в качестве примера биржевое планирование цен на зерно в США. Американским фермерам, производящим товарное зерно, требуется перед началом сева планировать, сколько гектаров засеять пшеницей, а сколько кукурузой на зерно. Перед началом посевной кампании зерновые биржи в США проводят торги по процедурам, подробно прописанным в законодательстве о биржевой торговле. По итогам торгов фермеры заключают фьючерсные контракты на реализацию зерна после уборки урожая. Особенность фьючерсных контрактов в том, что они предназначены не для реализации товарной продукции, а для страхования товаропроизводителей от снижения цен. Если на момент уборки урожая компании, закупающие зерно, предложат фермеру цену ниже фьючерсной, то биржа обязана выкупить урожай по фьючерсной цене. Если же фермера будут устраивать цены по обычным для него контрактам, то он не обязан реализовать зерно по фьючерсному контракту. По факту только 3% зерна реализуется по фьючерсным ценам.

О порядочности ценообразования на американских товарных биржах свидетельствует тот факт, что спекуляции на них практически не допускаются. Например, при установлении в начале дня торгов цены в 60 долларов за тонну кукурузного зерна в течение торгов допускается рост цены не более 1 доллара. По утвержденной законом процедуре при достижении предельного повышения уровня цены торги закрываются. В Российской Федерации настоящих товарных бирж так и не создали. То же самое можно сказать и о судьбе российской валютной биржи.

На макроуровне публичное стратегическое, программно-целевое планирование служит средством согласования текущих и долгосрочных интересов. Следует отметить важную деталь: с точки зрения достижения долгосрочных стратегических целей частные рыночные интересы совпадают с национально-государственными интересами. Не будет преувеличением сказать, что на пике индустриального развития в XX веке опережающее развитие наблюдалось в тех странах, которые создавали более совершенные системы государственного стратегического планирования. Остановимся на этих вопросах подробнее.

В СССР стратегическое планирование начиналось с разработки Государственной программы электрификации России (сокращенно ГОЭЛРО). Одновременно в составе правительства была создана Государственная плановая комиссия (Госплан). В 1920 году после окончания гражданской войны и завершения «военного коммунизма» в стране царили голод, полная разруха дореволюционной промышленности, транспорта и коммунального хозяйства. В 1922 г. была опубликована лишь Декларация о создании СССР. На создание государственных органов управления взамен революционных ушло еще 2 года. Лишь в 1924 г. в стране была побеждена чудовищная гиперинфляция и создана дееспособная государственная денежная система [1].

На фоне разрухи план ГОЭРЛО, безусловно, вселял оптимизм в тех, кто занимался восстановлением промышленности, но реальные масштабы электрификации в 1920-е годы были незначительными. Что касается Госплана 1920-х годов, то по уровню компетенции кадров и по своим функциям он находился в зачаточном состоянии.

Иная ситуация сложилась в то время в США, которые активно развивали свою промышленность в период Первой мировой войны. К 1920 году У. Боинг (1881–1956) – американский авиаконструктор и основатель концерна «Боинг» на бюджетные деньги разработал и освоил технологии массового производства военных самолетов [3] (Sokolnikov, 1991). В 1928 г. в США был принят пятилетний государственный план развития гражданской авиации. Этот план был выполнен концерном Боинга и другими компаниями точно в запланированные сроки, не прибегая к «перевыполнению» плановых заданий. В СССР гражданское авиастроение начали создавать лишь в середине 1950-х годов.

Не менее впечатляющие успехи у США наблюдались также в автомобильной и тракторной промышленности. Уже в 1920 г. только на предприятиях Генри Форда производилось порядка 1 миллиона легковых автомобилей, а также сотни тысяч тракторов для американских фермеров [2]. В статье Н.Д. Кондратьева, написанной по итогам его поездки в США, подробно описано, каким образом тракторизация фермерских хозяйств в США изначально проходила при технической и финансовой поддержке государства в лице компетентных специалистов Департамента земледелия [4].

На фоне промышленного подъема в США в 1920-х годах активизировалась реклама возможности быстрого обогащения при покупке акций. В конечном итоге масштабы спекуляций на бирже и махинаций на финансовом рынке достигли таких масштабов, что финансовые «пирамиды» рухнули и разразился мировой кризис 1929–1933 гг. Выход из кризиса начинался с закрытия всех банков для их «переформатирования». Одновременно был принят закон, запрещающий смешивание денежных средств фондового рынка и реального сектора экономики. Под запрет попали финансовые холдинги и другие формы финансовых пирамид. При выходе из кризиса 1929–1933 гг. в США приняли также Закон о правах и ответственности эффективного собственника. В соответствии с прецедентным правом, действующим в США, принятие законодательства об эффективном собственнике дезавуировало прежние законы о правах частной собственности.

В рамках политики выхода из кризиса в США впервые в мире было разработано законодательство по программно-целевому планированию. Это законодательство создавалось при разработке гораздо более масштабной, чем ГОЭЛРО, Программы электрификации долины реки Теннесси. Согласно американскому законодательству, по каждой целевой программе, финансируемой из бюджета, создавалась дирекция, которая несла уголовную ответственность за нецелевое расходование бюджетных средств и за несоблюдение сроков работ. В нашей стране подобного законодательства так и не создали до конца существования СССР.

В США функции «Госплана» изначально были возложены не на правительственную комиссию, а на верховный законодательный орган власти в лице Конгресса США. Конгресс шесть месяцев в году занимается обсуждением целевых программ, национальных проектов и других документов стратегического планирования. Обсуждение ведется в комитетах Конгресса с участием представителей научно-экспертного сообщества по строгим процедурам. Дискуссии по бюджету, по целевым программам и национальным проектам носят публичный характер: результаты публикуются в открытом для представителей научно-экспертного сообщества доступе. В законодательстве разделены компетенции научно-экспертного сообщества и чиновников исполнительной власти. Представителям исполнительной власти запрещено вносить поправки в законопроекты по существу обсуждаемых в Конгрессе целевых программ и проектов, это входит в компетенцию независимых экспертиз со стороны научно-экспертного сообщества, выполняемых с соблюдением публичных процедур.

Пика развития государственное стратегическое планирование в США достигло в послевоенный период. Сразу после войны в США были созданы так называемые центры исследований будущего, финансируемые из федерального бюджета. В американских Центрах исследований наука, в отличие от практики СССР, не разделялась на прикладную и академическую. От прикладных исследований не требовали немедленного коммерческого результата. Финансирование исследований велось по академическим правилам с учетом необходимости привлечения специалистов высокого уровня и выделения им финансирования не по приоритетам, а по потребностям. Центры исследований будущего были созданы по всем возможным направлениям. К распределению бюджетных средств по приоритетам перешли только в 1970-х годах, когда научно-исследовательские коллективы уже имели научный задел для того, чтобы выполнять исследования по заказам крупных корпораций.

В начале 1960-х годов в США был принят Закон о продукции двойного назначения. Согласно этому закону, при выделении бюджетных средств на космические проекты и на разработки для военно-промышленного комплекса результаты разработок, имеющие двойное назначение, должны были бесплатно передаваться в распоряжение производителей гражданской продукции. В США до сих пор нет тяжелой ракеты, необходимой для пилотируемых полетов на Луну. Поэтому автор разделяет точку зрения о том, что американцы на Луну не летали. Благодаря Закону о продукции двойного назначения в США за счет миллиардов долларов, выделенных на лунный проект, было налажено производство элементной базы для микроэлектроники, что позволило стать лидером в производстве персональных компьютеров. В СССР руководители военно-промышленного комплекса до конца существования СССР саботировали разработку и передачу гражданской электронике технологий создания элементной базы.

В 1960-х годах в США была разработана и реализована крупномасштабная Программа жилищного строительства. Эта Программа включала в себя разработку индустриальной экономичной технологии массового строительства коттеджей, доступных по цене всем имеющим постоянную работу. По индустриальной технологии на заводах изготавливались из фанеры и утеплителя готовые блоки со встроенными в них элементами коммунального оборудования. Для сборки коттеджа со всеми удобствами из готовых блоков требовалось 2–3 дня. Государство предоставляло ипотеку для покупки дома на 40 лет с символическим процентом за ссуду.

В СССР подобной жилищной Программы не было. Города и деревни застраивались бетонными «хрущевками» – пятиэтажками. Квартиры в них были малогабаритные, лифты отсутствовали и т.д. Лишь в 1970-х годах домостроительные комбинаты освоили технологии выпуска бетонных блоков для строительства домов с лифтами и с большей площадью квартир. Какая-то часть квартир в многоэтажных домах предоставлялась бесплатно. Около 10% объемов жилищного строительства приходилось на жилищно-строительные кооперативы, где требовалось оплатить 30% от стоимости квартиры сразу и на остальные 70% предоставлялась беспроцентная ссуда на 15 лет. Существенная доля жилищного строительства приходилась на сооружение индивидуальных домов своими руками без поддержки государства.

Позитивный опыт стратегического экологического планирования

На фоне нынешнего климатического и экологического кризиса полезно напомнить, что благодаря государственному стратегическому планированию в США и в странах Евросоюза в 1960-х гг. были реализованы масштабные экологические программы по очистке рек, по сохранению ландшафта и лесов. Из других позитивных достижений экологического стратегического планирования следует отметить опыт Швеции по разработке и реализации Плана использования и посадки лесов на 100 лет вперед. Благодаря успешной реализации столетнего плана воспроизводства лесов, развития лесного хозяйства и промышленности по переработке древесины Швеция стала мировым лидером в данной области. Удельный вес доходов лесоперерабатывающей промышленности достигал почти трети доходов шведской экономики. Интересно, что на пике развития государственного экологического планирования в 1960-х годах наблюдался самый благоприятный климат на планете за наблюдаемый период.

Из позитивного опыта стратегического планирования в Евросоюзе следует также выделить разработку стратегий на долгосрочную перспективу. Содержание этих стратегий со временем менялось. Мы отметим лишь, что одним из важных направлений Стратегии-2020 Евросоюза являлось установление директивных плановых заданий по обеспечению занятости трудоспособного населения.

О методах государственного централизованного планирования и ценообразования в СССР и США

В СССР пик развития планирования пришелся на 1960–1970-е годы. Следует подчеркнуть, что централизованное планирование в СССР было тесно связано с формированием массовых рынков средств производства и предметов потребления. Госплан СССР и отраслевые министерства разрабатывали балансы производственных мощностей и потребностей по видам продукции в натуральном выражении. В системе материально-технического снабжения многочисленные структуры в рамках Госснаба СССР, Сельхозтехники СССР и других ведомств занимались согласованием спроса и предложения по технике, приборам, оборудованию тоже в натуральных единицах измерения.

Госплан СССР разрабатывал также товарно-денежные балансы по товарам длительного пользования с целью оценки объемов производства для удовлетворения платежеспособного спроса. Однако Госплан не имел полномочий устанавливать цены. Автору известен такой реальный случай. Специалисты Госплана рассчитали по разработанной ими модели баланс спроса и предложения по бытовым холодильникам. По результатам расчетов был сделан вывод: для ликвидации относительного дефицита холодильников достаточно повысить цену на них на 10%. Данное предложение Госплана не было поддержано руководителями торговли, заинтересованными в сохранении «дефицита».

Установление цен в СССР происходило по тем же принципам, что и в капиталистических индустриально развитых странах, хотя формы ценообразования в странах существенно различались. Подробнее об особенностях государственной ценовой политики в СССР и США говорится в монографии [5] (Kondratev, 1925) и в других публикациях автора. Здесь же мы назовем для примера наиболее характерные принципы государственного контроля уровня цен.

Рыночное согласование спроса и предложения предполагает установление равновесия между так называемой ценой спроса и ценой предложения. На практике для цены спроса массовых потребителей существует некая граница, выше которой платежеспособность покупателей недостаточна для покупки товара. Цена спроса ограничена ценой труда (заработной платой). Поэтому в СССР и в США государственные органы контролировали соотношение размеров цены труда (заработной платы) и цен на товары и услуги первой необходимости.

По цене предложения нижней границей являются издержки производства, ниже которых цена не может опускаться. Товаропроизводитель самостоятельно не в состоянии снизить издержки производства, связанные с потреблением энергоносителей, сырья, материалов, с оплатой грузовых перевозок и т.д. Здесь нужна помощь государственного регулирования, и существует множество методов ее оказания.

Верхняя граница цены предложения зависит от нормы прибыли и от покупательной способности потребителей. Норму прибыли товаропроизводители «по Марксу» в погоне за сиюминутной прибылью стремятся увеличить до 300%. В подобных случаях государство призвано ограничить неразумное поведение владельцев фирм и посредников. В США в рамках выхода из кризиса 1929–1933 гг. была создана Государственная комиссия по мониторингу паритета цен на сельскохозяйственную продукцию и на промышленные средства производства для сельского хозяйства. Эта комиссия жестко контролировала паритет цен вплоть до отмены мониторинга в конце 1970-х годов [3].

В СССР предоставление промышленным предприятиям и строительным организациям самостоятельности в установлении цен по решению Пленума ЦК КПСС 1965 года (в целях замалчивания фамилий настоящих авторов, называемого «косыгинской реформой») цены на технику увеличились в течение 5 лет в 2 раза, а стоимость строительства животноводческих ферм возросла в 3 раза. При этом сельскохозяйственные предприятия обязаны были реализовать свою продукцию по неизменным ценам. Именно отсутствие в СССР государственной службы по контролю за соблюдением паритета цен, а не мифическое «торможение рыночных реформ» было причиной снижения темпов роста экономики СССР в то время.

К бесспорным достижениям советского ценообразования следует отнести установление цен на рынках средств производства и потребительских товаров с учетом скорости оборота капитала и места конкретных видов деятельности в ценовых цепочках. В системе общественного разделения труда выделялись так называемые ценообразующие виды продукции и услуг. К ним относятся сырье, металлы, энергоносители, грузовые перевозки на железнодорожном транспорте и т.д. Указанные виды продукции и услуг называются ценообразующими, поскольку расходы на сырье, материалы, энергоносители, грузовые перевозки входят в издержки производства практически всех видов готовых изделий. Установление низких цен и тарифов на энергоносители и на грузовые перевозки позволяет снижать цены на готовую продукцию до уровня цен спроса массовых потребителей. Но чтобы регулировать цены на энергоносители, нужно осуществлять масштабные проекты в добыче нефти, в электроэнергетике и т.д. Поэтому государство, выделяя бюджетные средства на инвестиции в добычу нефти и в электроэнергетику, регулировало цены на энергоносители не только в СССР, но и в США.

По продовольственным рынкам централизованное планирование цен в США осуществлялось и осуществляется в не меньших масштабах, чем в СССР. При этом методы регулирования цен на сельскохозяйственную продукцию и на продовольственные товары в США отличаются от советских. Выше уже говорилось о зерновых биржах. По продукции животноводства в США под контролем государственных органов заключаются ценовые соглашения между ассоциациями фермеров и крупными оптовыми торговыми компаниями.

В СССР централизованное планирование цен в государственной торговле осуществлялось не по всем, а лишь по важнейшим видам продовольственных и непродовольственных товаров. Значительная часть товарооборота планировалась региональными и местными управлениями торговли. Значительная часть товаров реализовалась на свободном рынке. Наряду с магазинами, где цены устанавливали местные или центральные управления торговли (в зависимости от вида товара), широкое распространение имели «колхозные» рынки со свободными ценами, потребительская кооперация и комиссионная торговля разного рода.

На свободном рынке можно было приобрести практически любой товар по «рыночной» цене, но массовые потребители ориентировались на покупки по более низким «государственным» ценам. Из Рязани электрички были заполнены пассажирами, ехавшими в Москву, чтобы купить мороженое мясо по 2 руб. за 1 кг. В то же время на городском рынке в Рязани можно было без всякой очереди купить парное мясо за 4 руб. за 1 кг. В принципе, от подобного «дефицита» продовольственных товаров можно было избавиться путем увеличения цен на качественные продукты питания и введения американской системы бесплатных продовольственных талонов для социально незащищенных потребителей. Но этого не позволяли сделать, поскольку система искусственного «дефицита» была выгодна торговле и, в общем-то, устраивала многие слои населения. Не углубляясь в эту тему, отметим лишь, что само по себе опережение спроса над предложением нельзя признать кризисным явлением. Напротив, плановое опережение спроса над предложением являлось мощным стимулом для роста производства и развития рынков продовольственных и непродовольственных товаров, а также для строительства новых предприятий, жилья и так далее.

Что необходимо России для выхода из кризиса?

Централизованное планирование в СССР имело не только достижения, но и серьезные недостатки, связанные с излишней бесконтрольной властью главы государства в лице генерального секретаря ЦК КПСС. Вопреки рекомендациям экономической науки вместо совершенствования планирования, используя позитивный мировой опыт программно-целевого планирования, генеральный секретарь ЦК КПСС в 1986–1988 гг. навязал принятие законов, отменяющих централизованное планирование в СССР. В частности, Постановлением ЦК КПСС и Совета министерств СССР от 19 августа 1986 г. № 991 была отменена государственная монополия внешней торговли. Согласно указанному постановлению, «право непосредственного осуществления внешнеторговых операций предоставлялось более чем 20 министерствам и ведомствам СССР и союзных республик, 70 крупнейшим объединениям и предприятиям». Вслед за этим в 1987 г. был принят Закон о предприятии, согласно которому Госплану и другим плановым органам запрещалось устанавливать плановые задания предприятиям. В декабре 1988 г. Постановлением Совета министров СССР (ЦК КПСС уже был отстранен от власти) право выхода на внешний рынок получили все предприятия и организации.

Отмена обязательных для исполнения плановых заданий привела к хаосу на рынках средств производства. Предприятия стали отказываться от поставок по долгосрочным контрактам под разными предлогами. В одних случаях руководители шахт отправляли уголь на экспорт, вместо того чтобы поставлять его отечественным потребителям, в других случаях поставщики комплектующих в нарушение контрактов увеличивали в 5 раз цену на комплектующие детали для легкового автомобиля и т.д. Пока Госплан и другие органы управления еще не были ликвидированы, они пытались сохранить производство путем планирования государственных заказов, но остановить нарастание хаоса на рынках внутри страны советские плановые органы уже не имели полномочий.

Следует признаться, что в начале «перестройки» я еще не до конца понимал роль государственного планирования в организации рынков. В частности, мне казалось, что необязательно было устанавливать плановые задания в сфере бытовых услуг. Мне казались разумными предложения сторонников децентрализации планирования об отказе от установления парикмахерским планов по количеству стрижек. К моему удивлению, опытный парикмахер, у которого я стригся постоянно, высказался категорически против отмены плановых заданий по стрижкам. Профессиональный парикмахер объяснил мне, академическому ученому-экономисту следующее.

Плановые задания по стрижкам по расценкам, устанавливаемым коммунальными службами города, парикмахеру выгодно было выполнять потому, что при низких расценках посещаемость парикмахерских была высокой, что гарантировало стабильный заработок, в том числе и за счет «перевыполнения» плана. К этому надо добавить пенсионное обеспечение и социальные льготы, бесплатное предоставление помещения для парикмахерской, выделение из городского бюджета финансовых средств для оплаты коммунальных услуг, бесплатное обеспечение инструментами, одеколоном для мужской стрижки и т.д.

После отмены планирования стрижек и других бытовых услуг социальная и экономическая политика городских властей изменилась в худшую сторону. Вместо поддержки социально ориентированного рынка парикмахерских услуг власти взяли курс на то, чтобы «драть три шкуры» с парикмахерских. Владельцев парикмахерских обязали платить арендную плату за помещения, подняли плату за электричество, коммунальные услуги и т.д. Стоимость стрижки возросла, посещаемость парикмахерских резко снизилась по сравнению с дореформенным уровнем. Мужские стрижки стало выгоднее делать своими силами в семейном кругу. В целом отрицательные последствия наблюдались и при отмене планирования других бытовых услуг в г. Москве и в других городах. В результате «перехода к рынку» закрылись прекрасно оснащенные отечественной техникой советские прачечные, где за символическую плату клиенту могли постирать и погладить белые мужские рубашки из натуральных тканей [4]. Исчезли химчистки и разнообразные ателье по пошиву одежды и изготовлению обуви на заказ. В целом оказалось, что малый бизнес без целевых программ поддержки государства не выживает.

Заключение

В настоящее время Россия отстает от крупных индустриальных стран в области стратегического планирования. Несмотря на принятие законов о стратегическом планировании, в регламенте работы российских законодательных органов не предусмотрено публичное обсуждение долгосрочных проектов и программ. В законодательстве недостаточно проработана процедура публичного обсуждения выделения бюджетных средств на национальные проекты и целевые программы, имеющие важное социальное и экономическое значение. Перечень проблем, которые требуется решить для выхода из кризиса, этим не исчерпывается, но их рассмотрение выходит за рамки данной статьи. Здесь же следует отметить следующее обстоятельство. Для выхода из кризиса России требуется провести социально ориентированные институциональные преобразования. Главное преимущество институциональных преобразований состоит в том, что они не требуют дополнительных крупных инвестиций. Для их осуществления нужны лишь политические решения на верхнем уровне управления государством.

[1]В 1727 г. при конфискации имущества Александра Даниловича Меншикова (1673–1729) перед ссылкой его в Березов, Тобольской губернии, у Меншикова обнаружили 13 млн рублей капитала, из которых 9 млн находились на хранении в иностранных банках [1]. На эти деньги, по нашей оценке, можно было осуществить первую промышленную революцию раньше, чем в Англии.

[2]Мы употребляем термин «автомобильная промышленность» потому что массовое производство легковых автомобилей потребовало создать сотни крупных производств, начиная от выращивания льна и изготовления тканей для обивки салона и кончая металлургическими производствами по выплавке необходимых марок стали и прокату металла. Аналогичная ситуация и с тракторами.

[3]Паритет цен рассчитывается следующим образом. Выбирается период, когда соотношение цен на сельскохозяйственную технику и на продукцию фермерских хозяйств было благоприятным для роста сельского хозяйства. В США это был 1914 г. Затем рассчитываются индексы роста цен по отношению к 1914 г. по промышленным средствам производства и по фермерской продукции. Паритет считается нарушенным, если рост цен в промышленности опережал рост цен на сельскохозяйственную продукцию.

[4]Впрочем, исчезла и легкая промышленность, изготовлявшая натуральные ткани.


Источники:

1. Указ Президента РФ от 7 мая 2018 г. "О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года". Garant.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://base.garant.ru/71937200.
2. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. / Книга III. Выпуски шестой и седьмой. Репринтное издание. - М.: «Книга и бизнес», 1992.
3. Сокольников Г.Я. Новая финансовая политика: на пути к твердой валюте. - М.: Наука, 1991. – 336 c.
4. Миллионеры. Краткий биографический словар. - М.: «Рипол Классик», 2001. – 608 c.
5. Кондратьев Н.Д. О Организация содействия сельскому хозяйству в Соединенных Штатах Северной Америки // Пути сельского хозяйства. – 1925. – № 1-2.
6. Амосов А.И. Последствия сверхускорения эволюции экономики и общества в последние столетия: Закономерности социального и экономического развития. - М. Издательство ЛКИ, 2009. – 312 c.
7. Сенчагов В.К. Экономика, финансы, цены, эволюция, трансформация, безопасность. - М.: «Анкил», 2010. – 1120 c.
8. Караваева И.В., Иванов Е.А. Стратегические риски трехлетнего бюджета // Вестник института экономики российской академии наук. – 2018. – № 5. – c. 133-143. – doi: 10.24411/2073-6487-2018-00010 .
9. Лев М.Ю. Экономическая безопасность и цены в процессе интеграции стран-членов ЕАЭС // Вестник института экономики российской академии наук. – 2019. – № 5. – c. 132-147. – doi: 10.24411/2073-6487-2019-10063 .

Страница обновлена: 23.08.2020 в 23:48:20