Приоритеты цифровой трансформации фармацевтики

Гордеев В.В.1, Абрамов В.И.2
1 Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, Россия, Москва
2 Национальный исследовательский ядерный университет МИФИ, Россия, Москва

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 2 (Апрель-июнь 2022)

Цитировать:
Гордеев В.В., Абрамов В.И. Приоритеты цифровой трансформации фармацевтики // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – Том 12. – № 2. – С. 1131-1146. – doi: 10.18334/vinec.12.2.114755.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=48939619
Цитирований: 2 по состоянию на 05.09.2022

Аннотация:
Рассматриваются особенности цифровой трансформации в фармацевтике с учетом процессов цифровизациии здравоохранения в целом. Отмечается, что вследствие глобальной конкуренции и внедрения цифровых технологий происходит активный переход компаний от продуктоориентированности к клиентоцентричности. Активная цифровизация и механизмы Индустрии 4.0 позволяют планировать развитие фармацевтической отрасли на основе индивидуальности пациента, что определяет настрой всей производственной цепочки. Такая цепочка идет от «диагностики» к «производству» и «лечению», настраиваясь на конкретного пациента. Важно, чтобы новая пациенто-центричная цепочка создания ценности была эффективнее в лечении, чем существующие, иначе она будет неконкурентноспособной. Определяются основные приоритеты и тенденции в процессах современного преобразования фармацевтики, позволяющие формировать и осваивать актуальные инновации и развивать способность работать в парадигме пациенто-центричности.

Ключевые слова: цифровые технологии, цифровая трансформация, цифровое здравоохранение, фармацевтика, инновации

JEL-классификация: I11, I15, O31



Введение

Пандемия Covid-19 привела к форсированному осваиванию новых технологий в сфере цифровизации экономики и общества во всем мире. На смену уже использовавшегося термина VUCA-мир (аббревиатуры от слов: волатильный, неопределенный, сложный и неоднозначный) постковидное состояние человеческого сообщества вместе с его средой обитания в процессе изменения предлагается называть BANI-миром (от слов: хрупкий, тревожный, нелинейный и непонятный) [1] (Grabmeier, 2020). В новой экономической среде требуются новые подходы к управлению, основанные на активном использовании цифровых технологий, инноваций, бизнес-моделей иной философии. Мы находимся в эпицентре цифровой революции, которую определяют четыре фактора [2] (Finelli, Narasimhan, 2021): (1) неуклонное увеличение скорости, с которой генерируются новые данные; (2) распространение облачных вычислений, которые обеспечивают общедоступное хранилище данных и экспоненциально растущую вычислительную мощность; (3) мощный всплеск активности в машинном обучении и развитии искусственного интеллекта (ИИ); (4) желание людей осваивать все достижения технологической революции для совершенствования своего существования. Важным фактором и необходимым условием успешного проведения цифровой трансформации является повышение цифровой зрелости, которая отражает степень готовности предприятия к запланированным переменам. Отмечается, что для российских компаний повышение уровня цифровой зрелости представляет собой ответственную задачу, ведь на практике для использования возможностей новых цифровых технологий требуются качественно новые знания и навыки [3] (Abramov, Borzov, Semenkov, 2021).

Классическая фармацевтика в наше время работает по принципу «производство» – «диагностика» – «лечение». Между производителем лекарственных средств и пациентом существует ряд важнейших фигурантов, которые влияют на то, какой продукт в итоге будет приобретен пациентом. Степень важности каждого участника существенно зависит от специфики рынка и продукта, однако в целом выделяются следующие ключевые звенья – это врачи, фармацевтические компании, государственные органы здравоохранения и конечные потребители (пациенты). Врачи играют ключевую роль в отношении товаров, которые продаются по рецепту. Они рекомендуют определенный продукт исходя из потребностей пациента, он, в свою очередь, приобретает это в аптеке. Влияние врачей сильнее в тех областях, где у аптек нет возможности заменить продукт (это можно сделать, если в рецептах используется название молекулы, а не торговой марки). Каналы распределения включают оптовиков, аптеки и онлайн-маркеты. Сама эта цепочка предполагает «производственно-ориентированный» подход, где на первом месте стоит массовый спрос и выпуск лекарств с ориентацией на «усредненного потребителя», а пациент довольствуется доступными на рынке препаратами в дозировке, определенной фармацевтической компанией, и с фиксированными добавками, которые у большого процента населения могут вызывать различные аллергические реакции. Из-за этого в XXI в. к летальному исходу может приводить не столько распространенное заболевание, сколько побочная реакция на неправильно подобранный препарат [4] (Özdemir, 2020). Данное состояние отрасли логично с эволюционной точки зрения – оно пришло на смену традиционному аптечному производству в ходе промышленной революции и вытеснило менее эффективный «пациенто-ориентированный» подход классического аптечного производства, добавив множество преимуществ, таких как более низкая себестоимость препаратов и более высокое качество конечного продукта. Однако преимущества классической фармацевтики, в центре которой стоял именно пациент, получающий индивидуально подобранный препарат, неоспоримы, ведь сама суть фармацевтики – помощь пациенту наиболее эффективным лекарственным воздействием.

Современные бизнес-модели и цифровые технологии на новом этапе развития способны обеспечить пациенто-ориентированный подход с низкими транзакционными издержками, однако это влечет за собой трансформацию цепочек создания ценностей. На текущем этапе, как правило, реализуется логика цифровой оптимизации, которая, как показывает опыт других отраслей, повышает эффективность бизнес-процессов, но в пределах 10–30%. Вместе с тем реализация стратегии цифровой трансформации может повышать эффективность значительно выше, особенно улучшать качество работы с пациентами. В условиях ограниченных временных и финансовых ресурсов важно правильно определять приоритеты, чем и обусловлена актуальность данной работы.

Вследствие глобальной конкуренции и возможностей цифровых технологий происходит активный переход компаний от продуктоориентированности к клиентоцентричности, а с учетом социальной составляющей ̶ к человекоцентричности. Активно развивающаяся цифровизация и механизмы Индустрии 4.0 позволяют с полной ответственностью задумываться и планировать развитие фармацевтической отрасли на основе индивидуальности пациента, определяющей настрой всей производственной цепочки. Такая цепочка будет идти от «диагностики» к «производству» и «лечению», завися, прежде всего, от потребностей конкретного пациента. При этом важно, чтобы новая пациенто-центричная цепочка создания ценности могла в перспективе быть более эффективной, чем существующие ныне, иначе она будет неустойчивой и будет опять сползать к массовому производству. Безусловно, на текущем этапе полноценное внедрение данной идеологии невозможно технически, юридически и социально – оно требует длительной пошаговой трансформации отрасли через внедрение новых подходов к производству, дистрибуции, регулированию, врачебной деятельности, образованию, информированию населения. Для нас же сейчас важно то, что все предпосылки, необходимые для такой трансформации, уже есть и то, что она технически реальна – вопрос в ее грамотном сопровождении и правильном выстраивании экономических отношений в новой цифровой реальности. В поддержку этой позиции говорит множество уже разработанных подходов для каждого из этапов предоставления лечебного средства пациенту в новом формате – от диагностики до лечения.

Целью работы является обоснование приоритетов цифровой трансформации фармацевтической отрасли.

Научная новизна изложенных в статье материалов заключается в комплексности проводимого обзора существующих исследований в сфере оценки тенденций и перспектив цифровой трансформации фармацевтики. Основной авторской гипотезой данной работы является возможность выявления наиболее перспективных с экономической точки зрения подходов для внедрения в отраслевую практику.

Методология исследования базируется на общенаучных методах познания: анализе, сравнении, логическом рассуждении, сборе фактов путем поиска релевантных исследований в открытых источниках – как в поисковых системах общего назначения (Yandex, Google), так и в специализированных поисковых системах и базах данных (Scopus, WoS, Cyberleninka, Elibrary, scholar.google.com, PubMed).

Основная часть

В здравоохранении происходят значительные изменения в целом, так как во время пандемии ускорилось внедрение цифровых решений – телемедицины, искусственного интеллекта (ИИ), машинного обучения, подключенных медицинских устройств, обработки естественного языка и виртуального обучения, что уже привело к созданию системы, более устойчивой к будущим вызовам [5] (Mirzaian, Franson, 2021).

Информация – ключевой ресурс в современном мире. Каждый человек ежеминутно генерирует огромные массивы цифровых данных, обработка и использование которых помогают компаниям увеличивать свою эффективность. Благодаря прогрессивным технологиям, таким как большие данные и дата-центры, можно создавать цифровые бизнес-модели, ориентированные на обработку потоков информации, на основании которых можно принимать оптимальные решения, адаптировать предложения под конкретных клиентов [6] (Abramov, Martirosyan, 2021). Предиктивная аналитика на основе больших данных предоставляет для компаний новые возможности для повышения продуктивности [7] (Nosyreva, Abramov, 2021).

Ключевые стратегические требования и принципы в области медицины после пандемии можно разделить на три обширные области: взаимодействие с медицинскими работниками, внешнее партнерство и сбор данных [8] (Furtner, Shinde, Singh, Wong, Setia, 2022). Так, например, из-за пандемийных ограничений использование вебинаров медицинскими работниками увеличилось на 300–3250% в 2020 г. по сравнению с 2019 г. [9] (Nepal, 2020). Новые способы проведения обучения медицинского персонала имеет смысл использовать и дальше, что очень важно и для фармацевтики в частности.

C 17 августа по 1 октября 2020 года Международной фармацевтической федерацией (FIP) проводился опрос (онлайн-анкетирование) 1060 специалистов в сфере фармацевтики из 91 страны, показав, что далеко не все из «трендовых» технологий, на которые возлагаются большие надежды, применяются на практике [10] (Aukje Mantel-Teeuwisse, Sherly Meilianti, Bidhata Khatri, Whitley Yi, Lilian Azzopardi, Jaime Acosta Gómez, Gizem Gülpınar, Karima Bennara, Nilhan Uzman, 2021). Однако часть технологий цифрового здравоохранения уже получила достаточно большое распространение – например, электронные рецепты, мобильные приложения, цифровые технологии дозирования [10] (Aukje Mantel-Teeuwisse, Sherly Meilianti, Bidhata Khatri, Whitley Yi, Lilian Azzopardi, Jaime Acosta Gómez, Gizem Gülpınar, Karima Bennara, Nilhan Uzman, 2021) (рис. 1).

Изображение выглядит как стол

Автоматически созданное описание

Рисунок 1. Процент специалистов фармацевтической сферы (1060 человек из 91 страны) в 2020 году, использующих различные технологии, связанные с цифровой трансформацией отрасли

Источник: [10] (Aukje Mantel-Teeuwisse, Sherly Meilianti, Bidhata Khatri, Whitley Yi, Lilian Azzopardi, Jaime Acosta Gómez, Gizem Gülpınar, Karima Bennara, Nilhan Uzman, 2021).

Тенденции в развитии технологий здравоохранения оказывают значительное влияние на всех ключевых участников фармацевтического рынка – потребителей, врачей, аптеки и государство, что описано в отчете, подготовленном Центром решений для здравоохранения компании Deloitte [11] (Ronte, Taylor, Haughey, 2018):

1. Возникновение виртуального здравоохранения. Виртуальное здоровье относится к медицинским услугам, которые предоставляются с помощью неличных способов связи, таких как видео, смартфон или медицинские приложения. Эти новые способы взаимодействия изменяют рыночные модели здравоохранения, например, то, как пациенты платят за медицинские услуги, и то, насколько доступны врачи. Исследование показывает, что использование телемедицины резко возросло в 2020 г. – 80% врачей уже используют телемедицину [12] (King, Mcdermott, Kulkarni, Bansal, 2020).

2. Искусственный интеллект (ИИ) и робототехника. ИИ и аналитика больших данных уже меняют методы диагностики в системах здравоохранения. В то время как робототехника постепенно вытесняет некоторые профессии, появляются новые виды деятельности, требующие актуальных навыков.

3. Интернет медицинских вещей (IoMT) определяется как подключенная инфраструктура медицинских устройств, программных приложений, а также систем и услуг здравоохранения. Эта тенденция существенно влияет на трансформацию взаимоотношений в системе здравоохранения и на ценность, которую получают ее участники. Это происходит, прежде всего, потому, что установление связи между медицинскими устройствами и системами помогает врачам оптимизировать свои рабочие процессы, что позволяет оказывать более качественную помощь пациентам.

Другой стороной фармацевтики является принятие производственной парадигмы Индустрии 4.0, которая в применении к отраслевым производственным процессам обычно называется «Фармацевтика 4.0». С этой точки зрения цифровизация важна для объединения всех производственных процессов, создания нового уровня их прозрачности и адаптивности на производственных площадках. Это обеспечивает более быстрое принятие решений за счет своевременного контроля за бизнесом, операциями и качеством. Вместе с тем цифровизация производства выдвигает новые требования к безопасности, так как объединенные в сети цифровые системы являются более уязвимыми. На предприятии, соответствующем «Фармацевтике 4.0», в едином цифровом пространстве должны быть объединены четыре основных компонента: ресурсы, информационные системы, процессы и корпоративная культура [13]. Ключевыми группами подходов к цифровой трансформации фармацевтических производств являются следующие [14]:

- Аддитивные технологии – множество подходов, заключающихся в послойном последовательном формировании лекарственной формы. Данные технологии позволяют создавать продукт с заданными характеристиками – например нужной геометрии, пористости, состава действующих веществ. Кроме того, аддитивное производство позволяет осуществлять мониторинг индивидуальных реакций на конечный продукт и создавать сильно распределенные производственные площадки за счет компактности оборудования.

- Продвинутый контроль процессов и автоматизация. В последнее время достигнут существенный прогресс в сферах производства сенсоров, анализа данных, моделирования систем, и производители все более будут полагаться на данные сферы для выстраивания все более сложных производственных процессов. Комбинирование различных сенсоров создает беспрецедентную возможность для измерения ключевых переменных и атрибутов продукта. Для эффективной обработки таких данных и обеспечения своевременных реакций применяется математическое моделирование и ИИ.

- Модульные системы. Модульность предполагает использование обособленных, компактных и легко интегрируемых производственных единиц. Такой подход позволяет создавать новый тип производственных цепочек с большей степенью децентрализации, дающих возможность оперативнее реагировать на потребности пациентов и медицинских учреждений.

В ходе проведенного интернет-изданием Pharmaceutical Technology интернет-опроса, в котором приняли участие 482 респондента, выяснилось, что 70% опрошенных считают, что пандемия ускорила цифровую трансформацию как минимум на 5 лет [15]. Ключевыми развиваемыми производственными технологиями при этом стали облачные вычисления и средства обеспечения кибербезопасности, призванные обеспечить децентрализацию клинических испытаний [15].

Данная тенденция объективно подтверждается возросшей глобальной активностью по патентованию в сфере фармацевтической кибербезопасности. Так, по данным статистики, приводимой интернет-изданием Pharmaceutical Technology, в 2015 г. было выдано 6 патентов, опубликована 21 заявка и еще 15 заявок подано [16]. Для сравнения: в 2021 г. количество выданных патентов в данной сфере возросло до 42, опубликованных заявок – до 101, а поданных – до 58 [16] (рис. 2). Методология сбора данных не раскрывается – предположительно, данные по патентному ведомству США.

Рисунок 2. Статистика поданных и опубликованных заявок, а также полученных патентов в сфере медицинской кибербезопасности. По оси абсцисс – год, по оси ординат – количество документов

Источник: [16].

Переход к цифровой трансформации приведет к тому, что в сфере медицины будет принят омниканальный клиентский подход, что будет способствовать интеграции цифровых точек соприкосновения. Данные, которые компании собирают о своих клиентах, в основном в цифровом формате, будут влиять на то, как они будут предоставлять контент и ценностные предложения. Это можно сделать гораздо более точным и персонализированным способом, поскольку персонализация позволяет компании гораздо лучше узнать клиентов и понять, чего они ожидают от компаний на каждом этапе взаимодействия [17] (Rust, 2020).

Следует отметить повышение роли пациента в процессе принятия решения. Потребители постепенно становятся более требовательными, что обусловлено их опытом работы за пределами фармацевтического рынка. Когда пациенты ищут оптимальное решение для лечения, многим из них проще искать препараты и сравнивать цены в Интернете, чем физически посещать несколько фармацевтических компаний, чему также способствует развитие служб доставки. Цифровые средства обеспечивают более простой и прозрачный доступ к информации, что повышает конкуренцию между различными участниками рынка и заставляет их лучше учитывать потребности клиентов.

Переход к пациенто-центричному подходу в рамках фармацевтической отрасли требует от компаний, находящихся на разных ступенях цепочки оказания услуг, применения специфических технологий и решений. Для обеспечения самой возможности получения пациентом изготовленных по персональному рецепту препаратов потребуется смещение фармацевтического производства от фармацевтических компаний к производственным и госпитальным/больничным аптекам.

Для изготовления препаратов необходима разработка и внедрение нового оборудования, обеспечивающего простую и экономичную переналадку с возможностью создания различных лекарственных форм с разными дозировками целевых действующих веществ. При подобном подходе к производству в любом случае себестоимость изготовления препаратов будет выше промышленного, однако это не значит, что персонализация неэффективна в более широком смысле, ориентированном на качество лечения.

Во-первых, при наличии индивидуальных реакций на массовый препарат со стороны группы пациентов и возможности эти реакции нивелировать за счет экстемпорального изготовления, повышенная стоимость становится оправданной для пациента.

Во-вторых, потребление массово производимых препаратов не может быть экономичным, так как потребитель в большинстве случаев покупает избыточное количество препарата, которое через определенное время просто утилизируется. Это фактически приводит к переплате со стороны потребителя, не говоря про негативное влияние на экологию. С апреля 2015 года по январь 2016 года департаментом муниципальных отходов Вены проводилось исследование [18] (Sabine Vogler, Roger de Rooij, 2018), показавшее весомость этого фактора в экономике в целом – до 6% годовых расходов фармацевтической отрасли.

Для получения наибольшего эффекта от персонализации и подбора препаратов крайне важно также установление механизмов обратной связи с пациентом в процессе и/или по результатам лекарственной терапии как с точки зрения контроля прилежности исполнения пациентом рекомендаций врача, так и с точки зрения информации об эффекте терапии и возможной необходимости корректировки препарата. Для этого также может применяться множество технологических решений, в том числе расширенных медицинских карт, позволяющих через мобильное приложение отмечать прием препаратов и напоминать о необходимости последующего приема.

В рамках IoMT начинают применяться «умные» лекарственные формы (smart pills), являющиеся комбинацией электротехнической части и фармацевтической, обеспечивающие, например, точную доставку препарата в нужный участок ЖКТ, дополнительные физические воздействия на стенки ЖКТ для повышения проницаемости препарата, мониторинг факта приема препарата с помощью встроенного в лекарственную форму сенсора [19] (Cummins, 2021).

Цифровая трансформация, приводя к интеграции участников цепочки поставок, позволяет исключить реализацию населению поддельных препаратов за счет единых отслеживаемых идентификационных номеров препаратов. Так же, как и в иных сферах, участники фармацевтического рынка могут эффективно применять моделирование для прогнозирования спроса и адаптации под него производственных процессов, при этом одновременно повышая степень интеграции с дистрибьюторами и обеспечивая более своевременные поставки. Такой тип взаимодействия позволяет сокращать складские площади, повышать доступность препаратов и снижать убытки, связанные с окончанием срока годности препаратов [20] (Glenn Hole, Anastasia S.Hole, Ian McFalone-Shawa, 2021).

Следует отметить, что для реализации проектов цифровой трансформации в фармацевтике важным фактором становится подготовка и развитие кадров, способных освоить новые направления [21] (Korolyova, Abramov, 2021). Чтобы успешно провести цифровую трансформацию, организации используют различные способы и формы обучения – от отдельных тренингов и курсов повышения квалификации сотрудников до долгосрочных программ развития и переподготовки кадров с учетом новых вызовов внешней цифровой среды [22] (Abramov, Glukhova, 2021). Также используется возможность адаптивного ситуационного обучения в зависимости от потребностей каждой организации для наращивания компетенций отдельных сотрудников и организации в целом [23] (Abramov, Glukhova, 2021).

Все описанные выше тенденции относятся к миру в целом. На российском рынке также наблюдается повсеместное внедрение цифровых технологий в медицине и в фармацевтике в частности. По данным доклада НИУ ВШЭ 2021 года на XXII апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества [24, c. 192] (Abdrakhmanova, Byhovskiy, Veselitskaya et al., 2021, р. 192):

- более 926 тыс. автоматизированных рабочих мест медицинских работников подключены к медицинским информационным системам;

- 82,4% медицинских организаций государственной и муниципальной систем здравоохранения используют медицинские информационные системы, обеспечивающие информационное взаимодействие с единой государственной информационной системой в сфере здравоохранения;

- 68,7% медицинских организаций государственной и муниципальной систем здравоохранения подключены к централизованным подсистемам региональных государственных информационных систем в сфере здравоохранения;

- 23,4% медицинских организаций государственной и муниципальной систем здравоохранения обеспечивают гражданам доступ к электронным медицинским документам в личном кабинете пациента «Мое здоровье» на Едином портале государственных услуг и функций;

- 53,4% медицинских организаций государственной и муниципальной систем здравоохранения субъектов Российской Федерации обеспечивают информационное взаимодействие c учреждениями медико-социальной экспертизы посредством подсистемы «Реестр электронных медицинских документов» единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения.

Данные тенденции носят скорее «подготовительный» характер для отрасли, создавая необходимую инфраструктуру для более глубокой цифровизации. В соответствии с результатами экспертного опроса и оценками ИСИЭЗ НИУ ВШЭ спрос сектора здравоохранения на передовые цифровые технологии в 2020 г. оценивался на уровне 13,1 млрд руб. с перспективой роста в 15 раз к 2030 г. до 195,8 млрд руб. [24] (Abdrakhmanova, Byhovskiy, Veselitskaya et al., 2021) (рис. 3).

Рисунок 3. Спрос на передовые цифровые технологии в здравоохранении в 2020 и прогноз до 2030 г., млрд руб. Источник: [24] (Abdrakhmanova, Byhovskiy, Veselitskaya et al., 2021).

Экономическая оценка внедрения инициатив по цифровой трансформации здравоохранения и в частности фармацевтики на настоящий момент вызывает затруднения. Источники – от научных статей до аналитических обзоров консалтинговых компаний и профильных иностранных ведомств – дают обзор качественных эффектов от внедрения цифровых подходов в здравоохранении либо приводят результаты опросов относительно готовности пациентов к использованию цифровых технологий и долей игроков рынка, успешно осваивающих данные технологии [25–29] (Merzlyakova, Ershova, Bridskiy, 2021). В целом низкая доступность статистики в этой сфере и малое количество полноценных (не пилотных) внедрений в практику цифровых подходов в данной сфере говорит о том, что цифровая трансформация отрасли находится еще на самых ранних этапах своего развития, что пока не позволяет проводить полноценную экономическую оценку ее эффективности. Данный вывод подтверждается и другими исследователями, проводившими оценку внедрения новых цифровых технологий в здравоохранении [30] (Gomes, Murray, Raftery, 2022).

Заключение

В данной статье рассмотрены особенности цифровой трансформации в фармацевтике с учетом процессов цифровизациии здравоохранения в целом. Показано, что происходит активный переход компаний от продуктоориентированности к пациентоцентричности. Активная цифровизация и механизмы Индустрии 4.0 позволяют планировать развитие фармацевтической отрасли на основе индивидуальности пациента, что определяет настрой всей производственной цепочки. Такая цепочка идет от «диагностики» к «производству» и «лечению», настраиваясь на конкретного пациента. Начало внедрения данных технологий должно сопровождаться и должной экономической оценкой. Даже если технологии внедряются с маркетинговой – статусной точки зрения, формирование экономических прогнозов является необходимым. Отсутствие экономического обоснования внедрения инноваций приводит к нерешительности бизнеса в применении данных подходов и менее интенсивному развитию отрасли в целом. Определены основные приоритеты и тенденции в процессах современного преобразования фармацевтики, позволяющие формировать и осваивать актуальные инновации и развивать способность работать в парадигме пациенто-центричности.


Источники:

1. Grabmeier S. BANI versus VUCA: a new acronym to describe the world. Stephangrabmeier.de. [Электронный ресурс]. URL: https://stephangrabmeier.de/bani-vs-vuca (дата обращения: 21.02.2022).
2. Finelli L.A., Narasimhan V. Leading a Digital Transformation in the Pharmaceutical Industry: Reimagining the Way We Work in Global Drug Development // Clinical Pharmacology & Therapeutics. – 2021. – № 4. – p. 756-761.
3. Абрамов В.И., Борзов А.В., Семенков К.Ю. Теоретико-методологический анализ моделей цифровой зрелости для российских компаний // Известия высших учебных заведений. Серия: Экономика, финансы и управление производством. – 2021. – № 4(50). – c. 42-51. – doi: 10.6060/ivecofin.2021504.566.
4. Özdemir V. The Changing Face of Personalized Medicine and Clinical Pharmacology with Digital Drugs and Real-Time Pharmacodynamics // OMICS A Journal of Integrative Biology. – 2020. – № 4. – p. 173-174. – doi: 10.1089/omi.2020.0035.
5. Mirzaian E., Franson K.L. Leading a digital transformation in pharmacy education with a pandemic as the accelerant // Pharmacy. – 2021. – № 1. – p. 19-25. – doi: 10.3390/pharmacy9010019.
6. Абрамов В. И., Мартиросян Т.В. Большие данные и дата-центры - инструменты создания цифровой бизнес-модели компании // Информационно-вычислительные технологии и их приложения: Сборник статей XXV Международной научно-технической конференции. Пенза, 2021. – c. 3-9.
7. Носырева А.А., Абрамов В.И. Предиктивная аналитика - основа для цифровой трансформации компаний // Актуальные проблемы экономики, учета, аудита и анализа в современных условиях: Сборник научных статей Международной научно-практической конференции. Курск, 2021. – c. 179-182.
8. Furtner D., Shinde S.P., Singh M., Wong C.H., Setia S. Digital Transformation in Medical Afairs Sparked by the Pandemic: Insights and Learnings from COVID‑19 Era and Beyond // Pharmaceutical Medicine. – 2022. – p. 1-10. – doi: 10.1007/s40290-021-00412-w.
9. Nepal P.R. Role of webinars in medical educations during pandemic of COVID 19 // Eastern Green Neurosurgery. – 2020. – № 2. – p. 1-2. – doi: 10.3126/egn.v2i2.29235.
10. Аukje K. Mantel-Teeuwisse, Sherly Meilianti, Bidhata Khatri, Whitley Yi, Lilian M. Azzopardi, Jaime Acosta Gómez, Gizem Gülpınar, Karima Bennara, Nilhan Uzman Digital Health in Pharmacy Education: Preparedness and Responsiveness of Pharmacy Programmes // Education Sciences. – 2021. – № 6. – p. 296. – doi: 10.3390/educsci11060296.
11. Ronte H., Taylor K., Haughey J. Medtech and internet of medical things: How connected medical devices are transforming healthcare. - London: Deloitte Centre for Health Solutions, 2018.
12. King A., Mcdermott J., Kulkarni A., Bansal N. Reflecting and reframing: Assessing the impact of COVID-19 on strategic plans & programs and paving the path forward. Ipsos. [Электронный ресурс]. URL: https://www.ipsos.com/sites/default/files/ipsos-research-opportunities-for-reframing-plans-against-covid.pdf (дата обращения: 04.05.2022).
13. Pharma 4.0 Operating Model. Ispe. [Электронный ресурс]. URL: https://ispe.org/initiatives/pharma-4.0 (дата обращения: 04.05.2022).
14. Innovations in Pharmaceutical Manufacturing on the Horizon. / Committee to Identify Innovative Technologies to Advance Pharmaceutical Manufacturing. - DC: The National Academies Press, 2021. – 120 p.
15. COVID-19 accelerated digital transformation of the pharma industry by five years: Poll. Pharmaceutical technology. [Электронный ресурс]. URL: https://www.pharmaceutical-technology.com/news/covid-19-accelerated-digital-transformation-of-the-pharma-industry-by-five-years-poll (дата обращения: 04.05.2022).
16. Cybersecurity in Pharma. Pharmaceutical technology. [Электронный ресурс]. URL: https://www.pharmaceutical-technology.com/cybersecurity-in-pharma (дата обращения: 04.05.2022).
17. Rust R.T. The future of marketing // International Journal of Research in Marketing. – 2020. – № 1. – p. 15-26. – doi: 10.1016/j.ijresmar.2019.08.002.
18. Sabine Vogler, Roger H.P.F.de Rooij Medication wasted – Contents and costs of medicines ending up in household garbage // Research in Social and Administrative Pharmacy. – 2018. – № 12. – p. 1140-1146. – doi: 10.1016/j.sapharm.2018.02.002.
19. Cummins G. Smart pills for gastrointestinal diagnostics and therapy // Advanced Drug Delivery Reviews. – 2021. – p. 113931. – doi: 10.1016/j.addr.2021.113931.
20. Glenn Hole, Anastasia S.Hole, Ian McFalone-Shawa Digitalization in pharmaceutical industry: What to focus on under the digital implementation process? // International Journal of Pharmaceutics: X. – 2021. – p. 100095. – doi: 10.1016/j.ijpx.2021.100095.
21. Королёва К.Н., Абрамов В.И. Трансформация компетенций персонала в цифровой экономике // Актуальные проблемы развития российской экономики и управления: Материалы III Всероссийской (с международным участием) научно-практ. конф.: сборник статей. Москва; Берлин, 2021. – c. 106-114.
22. Абрамов В.И., Глухова Е.В. Переподготовка и повышение квалификации персонала в условиях цифровой трансформации экономики // Развитие рынка труда на современном этапе социально-экономических преобразований: Сборник статей IV Всероссийской научно-практической конференции. Пенза, 2021. – c. 3-10.
23. Абрамов В.И., Глухова Е.В. Адаптивное обучение персонала при цифровой трансформации компании // Проблемы управления, экономики и права в общегосударственном и региональном масштабах: Сборник статей VIII Всероссийской научно-практической конференции. Пенза, 2021. – c. 12-18.
24. Абдрахманова Г.И., Быховский К.Б., Веселитская Н.Н. и др. Цифровая трансформация отраслей: стартовые условия и приоритеты. / докл. к XXII Апр. междунар. науч. конф. по проблемам развития экономики и общества. - Москва: Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», 2021. – 239 c.
25. Expert Panel on effective ways of investing in Health (EXPH) of EU. Assessing the impact of digital transformation of health services. - 2019
26. Merzlyakova E., Ershova I., Bridskiy E. Developmental delays of healthcare in the digital economy // International conference on economics, management and technologies 2021 (icemt 2021). Yalta, Russia, 2021. – p. 01034.
27. PwC Malaysia. Healthcare in a Digital Economy: Reimagining the future of HealthTech in Malaysia. - 2021
28. US Center for Disease Control and Prevention. Applied Economic Evaluation of Digital Health Interventions. - 2021
29. MIT Technology Review Insights. The AI effect: How artificial intelligence is making health care more human. - 2019
30. Gomes M., Murray E., Raftery J. Economic Evaluation of Digital Health Interventions: Methodological Issues and Recommendations for Practice // PharmacoEconomics. – 2022. – № 4. – p. 367-378. – doi: 10.1007/s40273-022-01130-0.

Страница обновлена: 22.09.2022 в 05:15:23