Адаптивность, динамичность, гибкость – главные факторы обеспечения устойчивости организации в условиях неопределенности

Казакова Т.В.1, Горшкова Л.А.2
1 Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Россия, Москва
2 Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского

Статья в журнале

Креативная экономика (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 16, Номер 5 (Май 2022)

Цитировать:
Казакова Т.В., Горшкова Л.А. Адаптивность, динамичность, гибкость – главные факторы обеспечения устойчивости организации в условиях неопределенности // Креативная экономика. – 2022. – Том 16. – № 5. – С. 1911-1924. – doi: 10.18334/ce.16.5.114693.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=48611725
Цитирований: 6 по состоянию на 07.12.2023

Аннотация:
Современный бизнес действует в условиях неопределенности, то есть ситуации, когда организации сталкиваются с рисками, которые из-за беспрецедентных и постоянно изменяющихся событий невозможно предвидеть а, следовательно, сложно на них реагировать. В силу этих причин наблюдаются негативные процессы в деятельности субъектов хозяйствования, у большинства из них отсутствует продуманная стратегия проведения организационных преобразований, способствующая сохранению бизнеса. Несмотря на имеющиеся публикации, посвященные устойчивости функционирования компаний, актуальность теоретических разработок в этой области очевидна. В настоящей статье для построения жизнеспособной стратегии выживания организации, с одной стороны, рассматриваются наиболее актуальные аспекты современности, совокупность которых создает уникальное по своему масштабу состояние неопределенности, а с другой – раскрываются факторы ее преодоления. Авторами выделены наиболее важные аспекты современной действительности: последствия пандемии covid-19, цифровизация, появление на рынке труда поколения Z сотрудников, чрезвычайное осложнение геополитической ситуации. Обосновано, что в совокупности они формируют огромную нагрузку на все организации и создают беспрецедентное состояние неопределенности в бизнесе. В сложившихся условиях выделены главные факторы сохранения жизнедеятельности современных компаний, такие как адаптивность, динамичность и гибкость. Авторами уточняется, как эти факторы проявляются в компаниях и влияют на способность выживать в нестандартных условиях ведения бизнеса. Демонстрируется на примере ИТ-компаний, что наличие и развитие адаптивности, динамичности, гибкости способствуют созданию реальных предпосылок не только для успешного выживания в условиях неопределенности, но и дальнейшего устойчивого развития.

Ключевые слова: адаптивность, динамичность, гибкость, неопределенность, устойчивость

JEL-классификация: M11, M21, D81



Введение

В ситуации, связанной с проявлением широкомасштабного экономического кризиса, тематика обеспечения устойчивости бизнеса становится все более актуальной. Исследование опубликованных материалов и работ показало, что как за рубежом, так и в России данной проблематике уделяется серьезное внимание, как на государственном уровне, так и в научной среде. Так А.Г. Сахаров, О.И. Колмар отмечают важность сбалансированности социальных, экономических и экологических компонентов устойчивости [1]. С.Н. Бобылев, С.В. Соловьева для каждой цели устойчивого развития установили удельные веса всех трех составляющих с выделением доминирующих факторов [2]. Сандуляк С.Б., Горшкова Л.А. представили определение комплекса детерминант как совокупности взаимосвязанных элементов, позволяющих оценивать устойчивость бизнеса по разным параметрам в свете принятых стратегических целей [3].

Наибольшую озабоченность в текущий момент вызывают вопросы, связанные с возрастанием уровня неопределенности. С 2019 году весь мир столкнулся с пандемией короновируса. Миллионы людей во всем мире оказались изолированными, множество компаний прекратило свою деятельность. Согласно данным Федеральной службы информации, количество действующих юридических лиц и индивидуальных предпринимателей составляло по состоянию на 31.12.2018 - 8 070 741, 31.12.2019 – 7 786 003, 31.12.2020 – 7 125 855, 31.12.2021 – 6 937 748 (такое же количество было в России 31.12.2007 – 7 115 205) [4]. Риск закрытия предприятий в условиях пандемии зависел от собственной способности бизнеса адаптироваться к меняющимся условиям.

По словам главы Минцифры Максута Шадаева, пандемия ускорила темпы цифровизации в России [5]. Благодаря программным решениям стало возможно организовать удаленную работу сотрудников, коммуникации персонала, а также обеспечить возможности для развития новых направлений бизнеса. Цифровизация как использование цифровых технологий для управления, включает в себя совершенствование и автоматизацию основных бизнес-процессов. В статической версии существования компании автоматизация может способствовать снижению занятости, доли труда, снижению заработной платы и только создание новых задач для сотрудников, переосмысление сильных сторон каждого сотрудника будет способствовать установлению долгосрочного равновесия [6]. Идеальный вариант автоматизации, когда она не оказывает ассиметричного воздействия на сотрудников – не вытесняет одного сотрудника в пользу другого, а повышение эффективности системы достигается в результате совокупного фактора сотрудника и внедряемых технологий [7]. По сути, цифровизация — это саморасширяющийся процесс, который систематически сдвигает деловой и социальный контексты в сторону повышения стоимости цифрового обмена и координации [8].

Одним из следствий активной цифровизации стало изменение социальной составляющей организаций. [9]. Важно отметить приход в компанию представителей нового поколения Z, «цифровых людей», которые ищут, прежде всего, интересную, приятную работу, приносящую удовольствие. Согласно выводам PWC: удаленная работа стала привычной и успешной, при этом офис остается, но его роль изменилась, сотрудники не хотят возвращаться в офис, нет единого мнения об оптимальном балансе рабочих дней дома и в офисе, требуется переосмысление новых форматов работы [10].

Начавшаяся 24 февраля 2022 года война на Украине – это яркий пример геополитического воздействия на бизнес. Каким будет мир после окончания войны с учетом международных санкций неизвестно. Тем не менее, необходимо учитывать возможные последствия геополитических рисков и новые возможности при разработке стратегии выживания компании.

Цель данной работы – доказать, что в создавшихся условиях неопределенности главными факторами выживания организации являются адаптивность, динамичность и гибкость. Актуальность комплексного исследования этих свойств обосновывается неординарной ситуацией неопределенности, сложившейся в России. В рамках этой работы уточняется, как выделенные свойства (адаптивность, динамичность, гибкость) проявляются в ИТ-бизнесе сейчас и демонстрируется их влияние на повышение эффективности бизнеса.

Теоретико–методологическую основу работы составляют исследования зарубежных [6-10] и российских авторов [1 2, 3], мировых консалтинговых агентств [11-13], экспертов в области менеджмента и антикризисного управления [14 - 17]. Использовались общенаучные методы исследования: теоретические (моделирование, абстрагирование, анализ и синтез, от простого к сложному), эмпирические (наблюдение, сравнение).

Научная новизна исследования состоит в том, что в работе впервые комплексно изучены современные аспекты неопределенности (цифровизация, геополитическая ситуация, приход в компанию цифрового поколения, последствия пандемии) и доказано, что развитие организационной адаптивности, динамичности, гибкости закладывают основу для обеспечения устойчивости организации. Авторская гипотеза состоит в том, чтобы продемонстрировать на примере ИТ-компаний, что указанные факторы являются главными факторами выживания в условиях неопределенности.

Результаты исследования

За счет чего организация может выжить и в дальнейшем развиваться в создавшихся условиях неопределенности? Ответ кроется в самой сути компании как открытой живой системе.

При сравнении организации и живых организмов выделяется тот или иной признак: адаптивность, самоуправляемость, открытость, самоорганизацию и т.д. [18]. Представляется, что в сложившихся условиях неопределенности, первостепенную роль играют три фактора обеспечения устойчивости организации. Раскроем их сущность.

Первый фактор – это адаптивность, понимаемая как направление движения, вектор развития, ответ на вопрос: «Куда?» развиваться компании, чтобы выжить, какие рынки осваивать/удерживать, какие компетенции развивать у сотрудников, как максимально использовать имеющийся потенциал, в том числе и «цифрового» поколения. Универсальная адаптивность – это возможность работы организации в любых средах и условиях, онлайн и офлайн, коллективно и автономно, используя все возможности цифровизации и автоматизации в своей отрасли. Адаптивная трансформация — это прорыв по созданию симбиотических отношений между мотивами клиентами, целями компании и самореализацией сотрудников.

Второй фактор - динамичность, то есть ответ на вопрос: «С какой оптимальной скоростью нужно трансформироваться?» Скорость преобразований должна быть сбалансированной, комфортной для сотрудников, и соответствующей изменениям окружающей действительности. Развитие свойств динамичности компании предполагает создание корпоративной культуры (принципы и ценности), а также менеджмент – обучение, менеджмент - как непрерывное научение конкурентоспособности.

Третий фактор – гибкость, именно - ответ на вопрос «Как?», что изменить внутри компании, чтобы с минимальными издержками выжить в условиях неопределенности. Измерителем гибкости является максимально возможная амплитуда изменений, проявляющаяся как ответная реакция на изменения в окружающей бизнес-среде. Это именно та реакция, на которую способна организация без существенной потери качества предоставляемых товаров (услуг), при эффективном функционировании социальной составляющей организации.

В условиях пандемии адаптация компании означает пересмотр сути ведения бизнеса с учетом удаленной работы, выстраивание новых коммуникаций с сотрудниками и клиентами. Например, учебный центр, который до пандемии обучал сотрудников только в очном формате, с началом пандемии ввел формат дистанционного обучения. Многие розничные торговцы перешли от торговли в обычных магазинах к онлайн-продажам через интернет. В то время как онлайн-продажи имеют преимущество более низких розничных затрат, а также большую базу потенциальных клиентов, отдельные производители, начинают, опасаются, что онлайн-продажи могут нанести ущерб имиджу их бренда [19]. Это свидетельствует о том, что адаптивность – это непрекращающийся процесс переосмысления текущего состояния и попыток улучшения. Исследование влияния пандемии на гостиничный бизнес, в результате которого было проанализированы данные о более чем 5000 отелей показало, что отели более высокой категории при прочих равных условиях значительно хуже смогли приспособиться к новым условиям ведениям бизнеса, обладают более низким уровнем адаптации по сравнению с отелями более низкой категории. Получается, что даже в рамках одной отрасли свойства адаптивности у разных компаний может существенно отличаться [10].

Адаптивность компании по вопросу организации труда молодых сотрудников нового поколения предполагает разработку для них специальной системы мотивации, создание внутренней коммуникации через социальные сети, оценку труда в том числе «лайками», пересмотр сложных рутинных бизнес-процессов в пользу простых, формирование эффекта «игры -вовлеченности» на работе, внедрение гибкой системы управления проектами agile.

Адаптивность организации в рамках цифровизации – это внедрение передовых, в том числе отраслевых, программных решений. Благодаря высокому уровню адаптивности ИТ-компании успешно перестроили свои бизнес-процессы в условиях «удаленки», существенно снизив затраты на содержание офиса, приобретение дорогостоящей компьютерной техники, программного обеспечения. Внешний курс со стороны правительства на цифровизацию – это возможность получения налоговых льгот для ИТ-бизнеса и разного рода программ поддержки отечественного ИТ-сектора. Использование agile и проектного менеджмента – оптимальный вариант для создания востребованных рабочих мест для представителей современного цифрового поколения. А общий курс на импортозамещение в среде разработок программного обеспечения, вызванный санкциями из-за создавшейся геополитической ситуации, это реальные предпосылки для бурного развития ИТ-индустрии. Гибкость достигается развитием быстроты реакции на возникающие потребности клиента, индивидуальным подходом, творческим маркетингом (регулярно пересматривать маркетинговый план и приоритеты, адаптировать рекламные сообщения с учетом изменений в окружающей среде).

Динамика (от греч. dynamis - сила) - это процесс развития организационных систем, постоянное укрепление ресурсов, повышение эффективности работы сотрудников. Для динамически развивающихся организаций характерно стремление постоянно наращивать темпы своего развития, осваивать новые технологии, увеличивать выпуск продукции, расширять круг решаемых задач, осваивать новые рынки с целью получения дополнительной прибыли. Важность фактора динамичности для выживания компании в период неопределенности подчеркивают актуальные разработки консалтинговой компании Deloitte, выделение многоуровневой системы динамических способностей, которая объясняет динамику ресурсов, отводя центральную роль людям и межличностным взаимодействиям, а не абстрактным сущностям уровня фирмы. Эта теория выделяет три уровня динамических способностей организации - индивидуальный, межличностный и организационный и служит основой для построения устойчивого конкурентного преимущества [11].

В качестве примера динамических организаций можно привести современные ИТ-компании, специализирующиеся на разработке ПО и оказанием консультационных услуг. Проанализируем данные мониторинга отраслевых и финансовых потоков Банка России, в котором представлена обобщенная информация по рублевым платежам, прошедшим через Национальную платежную систему [16].

В 2020 году средний дневной входящий поток был примерно одинаковым и достаточно низким весь год. Тогда как средний дневной исходящий поток значительно колебался и в среднем был в полтора-два раза больше входящего потока. В 2021 году входящий поток демонстрирует громадный всплеск в период с июня по сентябрь, а также в декабре. Можно предположить, что поддержка государства в виде программ развития, разного рода льготы для ИТ-компаний привели к интенсивному развитию ИТ-индустрии (а именно разработки компьютерного программного обеспечения, консультационные услуги в данной области). Получается, что высокий уровень динамичности позволил ИТ-компаниям не только буквально за год стабилизировать положительный денежный поток, но и:

- максимально быстро адаптироваться к пандемии посредством возможности организации удаленной работы без потери качества с сохранением специфики деятельности;

- использовать цифровые средства, виртуальные среды для привлечения нового цифрового поколения Z;

- отвечать всем требованиям цифровизации;

- в дальнейшем рассматривать санкции со стороны Запада в качестве новых горизонтов для развития собственного бизнеса (уход их России Oracle, SAP и Microsoft и т.д. – это возможность развития отечественного ИТ-сектора).

Организационная гибкость – набор культурных ценностей и принципов, которые помогли бы сотрудникам работать в постоянно изменяющихся условиях бизнеса. Примером такого подхода к бизнесу является стратегия семи принципов, разработанная консалтинговой компанией The Persimmon Group:

1. Необходимость четкого определения желаемого результата для всего: команды, проекта, встречи.

2. Создание гибких рабочих сред — физических и цифровых пространств, где можно развивать «общее сознание» в командах и внутри команд.

3. Развитие формальных и неформальных связей между командами внутри компании.

4. Доверие и поддержка сотрудников в разработке ими новых идей, проектов.

5. Обучение сотрудников.

6. Тестирование проектов перед глобальным запуском.

7. Рынок, а не лидеры, должен управлять организацией [13].

Благодаря созданию корпоративной культуры на основе таких (или похожих) принципов можно развить организационную гибкость компании.

Специфическим экономическим аспектом индустрии ИТ является то, что после разработки ее продукты (например, программное обеспечение или данные) могут быть дешево и легко воспроизведены. По этой причине ИТ-индустрия использует ряд «гибких» методов получения прибыли, включая интеллектуальную собственность, ценообразование, затраты на переключение, экономию за счет масштаба, транзакционные издержки, системную координацию и заключение контрактов.

Контекст цифровизации для организационной гибкости означает, что благодаря цифровизации производственных процессов предприятия получают доступ к данным для анализа и оценки будущих изменений и, как результат, возможность для повышения гибкости производства. Гибкость организации в рамках разработки систем мотивации для сотрудников предполагает разработку системы стимулирования сотрудников по их принадлежности к поколениям X, Y, Z.

В общем случае при разработке стратегии компании необходимо предусмотреть развитие адаптивности, динамичности и гибкости: адаптивности как возможности заранее подготовиться к возможным сценариям будущего, учитывая политические, экономические, социальные, технологические, экологические и правовые тенденции, которые могут повлиять на бизнес в ближайшие месяцы и годы; динамичности, предполагающей сосредоточение своего внимание на ключевых аспектах того, что можно контролировать и улучшать, уделяя первостепенное внимание инвестированию в кадровый потенциал; гибкости как способности компании мобилизоваться и верно направлять ресурсы для наиболее оптимального использования активов.

Заключение

В современных условиях неопределенности менеджер оказывается перед необходимостью стать ученым – экспериментатором и разрабатывать свою модель будущего компании, используя имеющиеся ресурсы и стратегию, учитывая все организационные изменения социальной составляющей, которые уже произошли или произойдут с большой долей вероятности в ближайшем будущем. Моделирование будущего своей компании сегодня – это нечто иное, чем набор базовых традиционных переменных менеджера (цель, стратегия и планы, сбалансированная система показателей и т.д.) [21]. Модель будущей компании предполагает учет основных свойств компании, как открытой живой системы, не отменяющих, однако, необходимости мониторинга основных составляющих компании [22], разработки стратегического плана развития и цели. Они лишь дополняют их. Когда цель четко определена и доведена до сведения команды, то при условии, что команды могут работать в абсолютно любых условиях: совместно и автономно, онлайн или оффлайн, готовы претерпевать внутренние изменения, цель будет однозначно достигнута. Только тогда руководитель сможет помочь организации выжить на пути преодоления разрушительного разнообразия этого мира. Успешное развитие качеств адаптивности, динамичности, гибкости способствует созданию реальных предпосылок не только для успешного выживания в условиях неопределенности, но и дальнейшего устойчивого развития.


Источники:

1. Сахаров А.Г., Колмар О.И. Перспективы реализации Целей устойчивого развития ООН в России // Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. – 2019. – № 1. – c. 189-206. – doi: 10.17323/1996- 7845-2019-01-11.
2. Бобылев С.Н., Соловьева С.В. Цели устойчивого развития для будущего России // Проблемы прогнозирования. – 2017. – № 3(162). – c. 26-33.
3. Горшкова Л.А., Сандуляк С.Б. Комплексная система детерминант стратегии развития и оценки устойчивости бизнеса // Научно-технические ведомости Санкт-Петербургского государственного политехнического университета. Экономические науки. – 2020. – № 4. – c. 109-122. – doi: 10.18721/JE.13409.
4. Сайт федеральной службы информации. [Электронный ресурс]. URL: https://xn--h1ari.xn--p1ai/Main/StatisticalInformation (дата обращения: 10.04.2022).
5. Сайт РИА Новости. [Электронный ресурс]. URL: https://ria.ru/20201030/tsifrovizatsiya-1582313698.html.
6. Acemoglu D., Restrepo P. The Race between Man and Machine: Implications of Technology for Growth, Factor Shares, and Employment // American Economic Review. – 2018. – № 6. – p. 1488-1542. – doi: 10.1257/aer.20160696.
7. Tidd J., Bessant J. Managing Innovation Integrating Technological, Market and Organizational Change Sixth Edition. Faculty. [Электронный ресурс]. URL: https://faculty.wharton.upenn.edu/wp-content/uploads/2016/11/Economics-Manag-Strategy-2021-Dogan-Managing-automation-in-teams.pdf (дата обращения: 13.03.2022).
8. Çıdık M.S., Boyd D. Value implication of digital transformation: the impact of the commodification of information // Construction Management and Economics. – 2022. – doi: 10.1080/01446193.2022.2033287.
9. Сайт РИА Новости. [Электронный ресурс]. URL: https://ria.ru/20191230/1562653998.html (дата обращения: 05.03.2022).
10. Michael D. Noel. Competitive survival in a devastated industry: Evidence from hotels during COVID-19 // Journal of Economics and Management Strategy. – 2022. – № 1. – p. 3-24. – doi: 10.1111/jems.12446.
11. Pwc. [Электронный ресурс]. URL: https://www.pwc.com/us/en/library/covid-19/us-remote-work-survey.html (дата обращения: 25.03.2022).
12. Deloitte.com. [Электронный ресурс]. URL: https://www2.deloitte.com/content/dam/Deloitte/global/Documents/HumanCapital/adaptable-organization.pdf?_x_tr_sl=en&_x_tr_tl=ru&_x_tr_hl=ru&_x_tr_pto=sc (дата обращения: 20.03.2022).
13. Мониторинг отраслевых финансовых потоков. Банк России. [Электронный ресурс]. URL: https://cbr.ru/Collection/Collection/File/39707/finflows_20220120.pdf (дата обращения: 02.02.2022).
14. Building a more resilient ict supply chain: lessons learned during the covid-19 pandemic. Cisa.go. [Электронный ресурс]. URL: https://www.cisa.gov/sites/default/files/publications/lessons-learned-during-covid-19-pandemic_508_0.pdf (дата обращения: 15.03.2022).
15. Phillips F., Tuladhar S.D. Measuring Organizational Flexibility: An Exploration and General Model // Technological Forecasting and Social Change. – 2000. – № 64. – p. 23-38.
16. Sweeney M. Organizational Culture: Demystified, Modelled and Operationalized for Normative Diagnosis and Development through Dynamic Systems Maturity Theory (DSMT). Researchgate.net. [Электронный ресурс]. URL: https://www.researchgate.net/publication/338584930 (дата обращения: 20.03.2022).
17. Davis-Sramek B. Achieving Financial Performance in Uncertain Times: Leveraging Supply Chain Agility // Transportation Journal. – 2019. – № 4. – p. 247-279. – doi: 10.5325/transportationj.58.4.0247.
18. Асаул А.Н., Кощеев В.А., Люлин П.Б. Принципы исследования инвестиционно-строительного комплекса как открытой живой системы // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 6-1. – c. 120-126.
19. Dertwinkel-Kalt M., Köster M. Attention to online sales: The role of brand image concerns // Journal of Economics and Management Strategy. – 2022. – № 1. – p. 64-89. – doi: 10.1111/jems.12449.
20. Thepersimmongroup. [Электронный ресурс]. URL: https://thepersimmongroup.com/10-essential-principles-for-building-a-dynamic-organization/?_x_tr_sl=en&_x_tr_tl=ru&_x_tr_hl=ru&_x_tr_pto=sc (дата обращения: 24.01.2022).
21. Горбунова М.В., Горшкова Л.А. Oсновы теории управления. - Нижний Новгород, Изд-во: Волго-Вятская академия государственной службы, 1998. – 123 c.
22. Gorshkova L.A., Sovik L.E., Poplavskaya V.A. Methodology of organizational changes during the implementation of business-activity monitoring // International Journal of Business. – 2013. – № 2. – p. 104-110.

Страница обновлена: 04.04.2024 в 12:18:01