Проблемы и перспективы развития крестьянских (фермерских) хозяйств в российском АПК

Дудин М.Н.1, Лясников Н.В.1
1 Институт проблем рынка Российской академии наук, Россия, Москва

Статья в журнале

Продовольственная политика и безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 9, Номер 2 (Апрель-июнь 2022)

Цитировать:
Дудин М.Н., Лясников Н.В. Проблемы и перспективы развития крестьянских (фермерских) хозяйств в российском АПК // Продовольственная политика и безопасность. – 2022. – Том 9. – № 2. – С. 153-162. – doi: 10.18334/ppib.9.2.114669.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=48777097

Аннотация:
В статье, на основе анализа открытых данных и публикаций, показана специфика развития фермерства в России, определены ключевые факторы, которые ограничивают или существенно сдерживают предпринимательскую инициативу в АПК. Ключевые факторы объединены в две группы: институционально-правовые и социально-экономические. На основе полученных данных сделаны выводы о том, что неразвитость институализации российского АПК, а также отсутствие рациональной мотивации у граждан следует считать ключевыми причинами того, что российские крестьянские (фермерские) хозяйства не являются конкурентоспособными субъектами на внутреннем потребительском рынке.

Ключевые слова: АПК, фермерство, сельское хозяйство, аграрная сфера, инновации, предпринимательство, институциализация, нормативно-правовое регулирование

Финансирование:
Статья подготовлена в рамках государственного задания ИПР РАН, тема НИР «Институциональная трансформация экономической безопасности при решении социально-экономических проблем устойчивого развития национального хозяйства России».

JEL-классификация: Q12, Q13, Q18



Введение. Российский агропромышленный комплекс (АПК) – это один из ключевых секторов, во-первых, обеспечивающий занятость в удаленных от центров экономического притяжения регионах, и во-вторых, обеспечивающий продовольственную безопасность страны. Вместе с тем последние 8–9 лет, с того момента, как российский АПК получил значимую протекционистскую поддержку государства, качественных изменений в его развитии не произошло:

а) по-прежнему не решена проблема импортозамещения и в части формирования семенного, племенного фонда, и в части производства средств производства;

б) по-прежнему для российского АПК характерен экстенсивный тип хозяйствования, производство продукции с низкой добавленной стоимостью;

в) по-прежнему в сельском хозяйстве и в агропромышленном производстве занято мало высокопрофессиональных кадровых ресурсов;

г) по-прежнему сохраняется проблема перехода на высокие технологии и smart agriculture.

И это лишь малый и далеко не полный перечень проблем и ограничений в устойчивом развитии российского АПК. Однако ключевая причина всех этих проблем видится в том, что российский АПК – это советское наследие, которое в практически неизменном виде сохранилось до настоящего времени. Вторая причина – отсутствие нормально мотивированной и инновационно ориентированной предпринимательской инициативы. В российском АПК высокая концентрация капиталов, принадлежащих крупным и крупнейшим корпорациям, что, в сущности, означает ограничение конкуренции. Малое предпринимательство в АПК в основном осуществляется вне правового поля, т.е. через личные подсобные хозяйства граждан, и де-юре такие хозяйства предпринимательскими не считаются, хотя предполагают получение доходов и прибыли для своих владельцев. Крестьянские фермерские хозяйства – это уникально малый сегмент российского АПК и по доле создания валового продукта, а значит, и добавленной стоимости, и по доле создания рабочих мест. Но в наиболее развитых странах именно фермерство является ключевым институциональным сегментом, агрегирующим предпринимательскую, в том числе высокотехнологичную инициативу.

Поэтому в этой статье предлагается рассмотреть зарубежный опыт институционального и предпринимательского развития агропромышленного сектора, принимая во внимание данные не только по развитым, но и по развивающимся странам, в том числе по странам, имеющим с Россией одинаковую секторальную структуру экономики и ВВП, т.е. по странам, еще не завершившим постиндустриальный переход.

Результаты и обсуждение. Прежде всего следует уточнить, что согласно ст. 86.1 Гражданского кодекса РФ (часть первая) [1], под крестьянским (фермерским) хозяйством следует понимать добровольное объединение граждан и в том числе их имущества для ведения деятельности в области сельского хозяйства. При этом деятельность может осуществляться как с образованием юридического лица, так и без его образования.

Один гражданин может участвовать только в одном крестьянском (фермерском) хозяйстве. При этом для каждого хозяйства избирается его глава, а для всего хозяйства определяется коллегиально режим налогообложения, который может быть любым, включая патентную систему налогообложения для главы крестьянского (фермерского) хозяйства.

Таким образом, с нормативно-правовой точки зрения, российские крестьянские (фермерские) хозяйства – это организации, осуществляющие предпринимательскую деятельность (в том смысле, в котором эта деятельность определена в Гражданском кодексе) с использованием личного имущества и капитала в целях получения доходов и прибыли от вида экономической деятельности 01.1–01.6 согласно действующему ОКВЭД [2].

С институциональной точки зрения, крестьянские (фермерские) хозяйства – это контрактные (договорные) отношения между двумя и более акторами (гражданами) по поводу производства, переработки, хранения сельскохозяйственной продукции и/или сельскохозяйственного сырья. Это означает, что крестьянские (фермерские) хозяйства одновременно являются и первичным звеном в цепочке создания стоимости сельскохозяйственной продукции, и самостоятельным сегментом АПК, если такие хозяйства осуществляют полный операционный цикл. Однако принимая во внимание определение предпринимательской деятельности, которое дает экономическая наука на основе трудов Й. Шумпетера [5] (Betta, Jones, Latham, 2010), – предпринимательство есть нерегулярная рекомбинация средств и факторов производства (технико-технологическое обновление) в целях максимизации экономических и прочих выгод, – то следует считать, что крестьянские (фермерские) хозяйства осуществляют не столько предпринимательскую деятельность, сколько деятельность коммерческую, и с этой точки зрения не ориентированы на расширенное воспроизводство и тем более – на инновации.

Зарубежное, в частности европейское и американское понимание фермерства имеет иную институциональную трактовку – это обычно малый или средний семейный бизнес, связанный с растениеводством или животноводством, который служит одновременно для этой семьи и нанимаемых ею работников источником дохода, а также способом обеспечить локальную (ограниченную конкретной территорией) и/или собственную продовольственную безопасность. Малое и среднее фермерство формирует около 85% мирового фермерского рынка и производит около 80% всех продуктов питания в развивающихся странах [7] (Vignola, Harvey, Bautista-Solis, Avelino, Rapidel, Donatti, Martinez, 2015). В России ситуация иная – крестьянские (фермерские) хозяйства производят не более 15% всей сельскохозяйственной продукции по итогам 2021 года, еще десять лет назад этот показатель был в два раза меньше (рис. 1).

Рисунок 1. Структура производства сельскохозяйственной продукции по категориям хозяйств в % к общему итогу [3]

Если принять во внимание данные Всемирного банка (World Bank), а также Продовольственной и сельскохозяйственной организации при ООН (FAO UN), то можно отметить, что российское сельское хозяйство не обеспечено в должной мере машинами, тракторами, комбайнами и прочей техникой. Так, в среднем на 100 км2 обрабатываемой земли в России приходится 30 единиц сельскохозяйственной техники, в Китае этот показатель уже примерно в пять раз выше (рис. 2).

Рисунок 2. Обеспеченность сельскохозяйственной техникой на 100 км2 обрабатываемой земли в среднем за 2010–2021 гг. [6, 8]

Российское сельское хозяйство, и в том числе АПК, не только экстенсивны по сути своего развития, но еще и технологически отсталые. Это означает, что издержки ведения экономической деятельности в сфере АПК для крестьянских (фермерских) хозяйств высокие, а получаемые доходы относительно невысокие, поскольку производится в основном сырье или продукция низких переделов с низкой же добавленной стоимостью. Инвестиции в свое развитие, в новую технику и технологии в текущих условиях российские крестьянские фермерские хозяйства осуществлять не могут.

Этому в том числе способствуют институциональные ограничения. Сравнение институционально-правовых аспектов регулирования АПК, и в том числе фермерства, в некоторых странах, представленных на рисунке 2, дано в таблице 1.

Таблица 1

Институционально-правовые аспекты регулирования АПК и фермерства в Китае, Бразилии, США, Германии

Страна
Ключевые регуляторные аспекты
Китай
Создание институтов-правил, которые ориентированы на:
а) ограничение монополии крупного капитала в аграрной сфере и увеличение конкуренции между малыми и средними фермерскими хозяйствами;
б) регулирование цен на сельскохозяйственное сырье и продукты питания путем содействия оптимизации косвенных расходов сельхозпроизводителей и фермеров;
в) финансирование мер по фитосанитарному контролю и таможенно-тарифному регулированию
Бразилия
Стимулирование опережающего развития аграрной сферы через создание специальной государственной исследовательской корпорации (Embrapa), которая среди прочего реализовала:
а) программы окультуривания малоплодородных сельскохозяйственных земель и создания устойчивых сельскохозяйственных культур;
б) программы рециклинга и биоутилизации отходов, продуктов питания;
в) системные проекты технико-технологического обновления всех отраслей аграрно-промышленной сферы с использованием государственного финансирования и софинансирования;
г) программы по стимулированию развития коммерческого сектора в АПК и сектора малого семейного сельского хозяйства
США
Федеральное регулирование и регулирование на уровне штатов путем лицензирования агропромышленной деятельности и производства пищевых продуктов. Осуществляется также:
а) нормативная и институциональная защита фермеров при одновременной государственной поддержке ценообразования на аграрную продукцию (защита от падения цен);
б) субсидирование страхования урожаев при одновременном регулировании товарообмена;
в) софинансирование фермерской деятельности в части снижения экологической нагрузки;
г) квотирование доступа на внутренний рынок импортной аграрной продукции и поддержка внутренней конкуренции за счет жесткого антимонопольного регулирования
Германия
Кооперативный аграрный (сельскохозяйственный) уклад, ориентированный на соблюдение социального, экономического и экологического равновесия. Осуществляется также:
а) антимонопольное регулирование сельскохозяйственной отрасли;
б) государственное гарантирование доходов малых и средних фермерских хозяйств;
в) стимулирование НИОКР, рециклинга и инновационной активности малых и средних фермерских хозяйств;
г) стимулирование инвестиционной привлекательности национальной аграрной сферы
Источник: [4, 9] (Anderson, 2018; Yasmeen et al., 2021).

Исходя из данных таблицы, можно сделать вывод о том, что чем лучше осуществляется институализация и правовое регулирование АПК, а также фермерства в различных странах, тем выше эффективность и интенсивность аграрной, сельскохозяйственной деятельности и производства продуктов питания. В России институциональное и правовое регулирование не способствует устойчивому развитию крестьянских (фермерских) хозяйств и в целом АПК.

Какие факторы еще следует признать ограничивающими или сдерживающими переход от экстенсивной к интенсивной, инновационно ориентированной и высокотехнологичной фермерской деятельности в России? Прежде всего – это отсутствие ориентированных на практику программ базовой и продвинутой подготовки фермеров. Имеющиеся в аграрных колледжах и вузах программы рассчитаны на подготовку узких специалистов (агрономы, зоотехники и т.п.). Для фермеров необходима комплексная подготовка в рамках того направления экономической деятельности, которое они определяют основным. Сюда же следует включить и проблему нехватки квалифицированных наемных работников. Как правило, российские фермеры вынуждены нанимать местные, не имеющие квалификации кадры на позиции сезонных вспомогательных рабочих или на позиции младшего обслуживающего персонала.

Второй фактор – это отсутствие системной научно-технической и технологической поддержки фермеров. В России постоянно создаются некие государственные институты поддержки малого/среднего предпринимательства или фермерства. Но обычно ключевая функция таких институтов – это ограниченное информационно-правовое сопровождение малого/среднего предпринимательства или фермерства. В некоторых случаях имеется финансовая поддержка, но ее явно недостаточно для того, чтобы, во-первых, стимулировать коммерческую и предпринимательскую активность в АПК, а во-вторых, для того, чтобы стимулировать фермеров к переходу на высокотехнологичные решения, разработанные для сельскохозяйственной деятельности.

Третий фактор – это нерациональная фискальная нагрузка в части выплат по обязательному социальному страхованию наемных работников. И хотя это общая проблема для всех работодателей, в фермерстве она стоит особенно остро, поскольку:

а) рентабельность деятельности крестьянских (фермерских) хозяйств обычно невысокая, поэтому дополнительные издержки, связанные с выплатой сумм обязательного страхования наемных работников, существенно снижают получаемую фермерством прибыль, что ограничивает возможность инвестировать в обновление ресурсной и технико-технологической базы хозяйства;

б) высокие издержки по социальному страхованию наемных работников ограничивают крестьянские (фермерские) хозяйства в возможности привлечения квалифицированных работников. Поэтому весьма часто наемные работники таких хозяйств – это не только неквалифицированные, но и официально не трудоустроенные люди.

Четвертый фактор – в большей степени субъективный, нежели объективный, и связан он с тем, что многие российские крестьянские (фермерские) хозяйства – это не рационально мотивированная, но вынужденная коммерческая деятельность, ничего общего не имеющая с научным пониманием предпринимательства в АПК. Такая деятельность осуществляется для обеспечения только личной продовольственной безопасности, а вовлеченные в такую деятельность люди, как правило, относятся к наиболее уязвимым (в социальном и экономическом плане), если не сказать бедным категориям. Так происходит потому, что крестьянская или фермерская деятельность по умолчанию понимается как наиболее доступная для поддержания минимально приемлемого уровня жизни, а такое понимание фермерства не является ориентированным в будущее, нацеленным на технологическое обновление. Соответственно, даже при устранении негативного влияния первых трех факторов ситуация в российском фермерском сегменте быстро не изменится.

Заключение. В данной статье рассмотрены особенности функционирования крестьянских (фермерских) хозяйств в российском агропромышленном комплексе. Полученные аналитические данные и содержательный анализ позволили сделать выводы о том, что российское фермерство, во-первых, не имеет стимулов и потенциала устойчивого развития. И во-вторых, текущее функционирование сегмента крестьянских (фермерских) хозяйств имеет сдерживающие факторы, ключевыми из которых являются:

1) отсутствие развитой системы образования для мелких фермеров и руководителей крестьянских (фермерских) хозяйств;

2) отсутствие системной научно-технической и технологической поддержки мелких фермеров и крестьянских (фермерских) хозяйств;

3) нерациональная фискальная нагрузка на крестьянские (фермерские) хозяйства;

4) вынужденность ведения гражданами фермерской деятельности как способа обеспечить себе минимально приемлемый уровень жизни и личную продовольственную безопасность.


Источники:

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ), часть первая, от 30.11.1994 N 51-ФЗ (в редакции от 25.02.2022 N 20-ФЗ)
2. Оквэд.рф. [Электронный ресурс]. URL: https://оквэд.рф (дата обращения: 12.04.2022).
3. Сельское хозяйство и балансы продовольственных ресурсов. Росстат. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/enterprise_economy (дата обращения: 12.04.2022).
4. Anderson M.D. Scientific Knowledge of Food and Agriculture in Public Institutions. / In book: Routledge Handbook on Food as a Commons., 2018.
5. Betta M., Jones R., Latham J. Entrepreneurship and the innovative self: A Schumpeterian reflection // International Journal of Entrepreneurial Behaviour & Research. – 2010. – № 3. – p. 229-244. – doi: 10.1108/13552551011042807.
6. Fao un. [Электронный ресурс]. URL: https://www.fao.org/faostat/en/#home (дата обращения: 12.04.2022).
7. Vignola R., Harvey C.A., Bautista-Solis P., Avelino J., Rapidel B., Donatti C., Martinez R. Ecosystem-based adaptation for smallholder farmers: Definitions, opportunities and constraints // Agriculture, Ecosystems & Environment. – 2015. – p. 126-132. – doi: 10.1016/j.agee.2015.05.013.
8. Agricultural machinery, tractors per 100 sq. km of arable land. World Bank. [Электронный ресурс]. URL: https://data.worldbank.org/indicator/AG.LND.TRAC.ZS?view=chart (дата обращения: 12.04.2022).
9. Yasmeen R. et al. Agriculture, forestry, and environmental sustainability: the role of institutions // Environment, Development and Sustainability. – 2021. – p. 1-25. – doi: 10.1007/s10668-021-01806-1.

Страница обновлена: 20.09.2022 в 07:38:47