Опыт стратегического управления цифровой трансформацией в Европейском союзе: текущие результаты и направления дальнейшего развития

Мерзлов И.Ю.1
1 Пермский государственный национальный исследовательский университет

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 11, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2021)

Цитировать:
Мерзлов И.Ю. Опыт стратегического управления цифровой трансформацией в Европейском союзе: текущие результаты и направления дальнейшего развития // Экономические отношения. – 2021. – Том 11. – № 4. – doi: 10.18334/eo.11.4.113695.

Аннотация:
Цель. Цель исследования – провести анализ истории развития и текущего состояния стратегического управления цифровизацией в Евросоюзе. Методы. В процессе исследования использованы следующие методы: контент-анализ содержания литературных источников, посвященных исследованию вопросов процесса цифровизации в Европе, также релевантных официальных документов, принятых Еврокомиссией. Результаты. Проанализировано содержание двух европейских стратегий цифровизации «Единый цифровой рынок» и «Цифровое десятилетие», выявлены их особенности и взаимные отличия. Научная новизна. выявлена взаимосвязь действующей в настоящее время стратегии «Цифровое десятилетие» с необходимостью достижения Целей устойчивого развития. Установлено, что в отличие от прошлой стратегии текущая устанавливает четкие цели в соответствии с принципом SMART. Кроме того, выявлены инструменты, которые используются для обеспечения мониторинга эффективности реализации стратегии - Индекс цифровизации экономики и общества, а также показатели, сгруппированные в «Цифровой компас». Практическая значимость. Основные положения и выводы статьи могут быть использованы органами исполнительной власти в процессе актуализации российских стратегических документов, определяющих направления и механизмы цифровой трансформации нашей страны.

Ключевые слова: цифровизация, цифровая трансформация, Единый цифровой рынок, Цифровое десятилетие, Евросоюз

JEL-классификация: F15, F41, F42



ВВЕДЕНИЕ

В последние годы одним из наиболее часто обсуждаемых вопросов является проблематика цифровой трансформации. Большинство экспертов убеждены в актуальности цифровизации как на уровне отдельных организаций, так и на уровне регионов и стран. Среди положительных эффектов расширения использования информационно-коммуникативных технологий (ИКТ) отмечаются следующие: повышение производительности труда, сокращение издержек, повышение конкурентоспособности и рост капитализации [1, 2, 3, 4]. Кроме того, ряд исследователей отмечает, что цифровизация приводит к возникновению новых методов управления [5, 6].

В этом контексте научный и практический интерес представляет изучение опыта ведущих мировых экономик в части стратегического управления процессами цифровой трансформации.

Следует отметить, что с 2016 по 2019 гг. ряд российских исследователей в своих работах проводили подробный обзор содержания стратегии «Единый цифровой рынок» (Single Digital Market) (далее – ЕЦР), реализуемой в Евросоюзе, а также разрабатывали рекомендации и прогнозы по адаптации данного подхода к российским реалиям [7, 8, 9, 10].

Вместе с тем актуальность представленного исследования определяет то, что в работе рассмотрены направления последующего развития стратегического управления цифровой трансформацией в ЕС (по окончании срока действия стратегии ЕЦР в 2019 году) и сделаны выводы, которые могут быть учтены при дальнейшем совершенствовании повестки цифровизации в России.

Цель представленной работы заключается в систематизации истории развития и текущего состояния стратегического управления цифровизацией в Евросоюзе.

МЕТОДОЛОГИЯ

Данное исследование основано на контент-анализе содержания соответствующих литературных источников как российских авторов, так и ряда официальных документов, принятых Еврокомиссией (далее – ЕК).

РЕЗУЛЬТАТЫ

Евросоюз анонсировал начало реализации стратегии «Единый цифровой рынок» в 2015 г. [11] в рамках проекта «Европа 2020», целью которого является превращение Евросоюза в «самую динамичную и конкурентоспособную экономику, основанную на знаниях» к 2020 г. [12]. Фактически именно с начала этого периода можно утверждать, что в ЕС пришли к пониманию необходимости проведения системных мероприятий в сфере стимулирования цифровой трансформации.

Основной предпосылкой появления концепции ЕЦР стало осознание существенного отставания стран ЕС от США по показателям, характеризующим эффективность национальной экономики. Так, по данным института Маккензи (McKinsey Global Institute) разрыв в производительности труда в сфере профессиональных услуг (включая не только бухгалтерские, юридические, маркетинговые и прочие услуги, но и услуги в сфере предоставления и использования информационных технологий), по состоянию на 2010 год составлял 43% [13].

В этом контексте цифровые технологии и цифровые модели ведения бизнеса были определены в качестве основных драйверов роста конкурентоспособности ЕС. Кроме того, была признана необходимость совершенствования нормативно-правового регулирования привлечения инвестиций в сектор информационных технологий.

Основу ЕЦР составляли три цели:

1. Упрощение доступа потребителей и бизнеса к использованию цифровых товаров и услуг на территории всего Евросоюза.

2. Создание максимально благоприятных условий для интенсивного развития цифровых сетей и инновационных услуг.

3. Максимизация потенциала роста цифровой экономики.

Достижение каждой из указанных целей было декомпозировано до отдельных мероприятий (табл. 1).

Таблица 1 – Мероприятия по достижению целей стратегии ЕЦР*

Цель ЕЦР
Мероприятия по достижению цели
1. Упрощение доступа потребителей и бизнеса к использованию цифровых товаров и услуг на территории всего Евросоюза
ü Разработка правил, облегчающих трансграничную электронную коммерцию, включая защиту прав потребителей и повышение эффективности трансграничной доставки посылок
ü Изменение антимонопольного законодательства в сфере электронной коммерции
ü Реформирование законодательства об авторском праве
ü Расширение доступа к услугам телерадиовещания по всей территории ЕС
ü Упрощение процедур исчисления налога на добавленную стоимость при трансграничных продажах
2. Создание максимально благоприятных условий для интенсивного развития цифровых сетей и инновационных услуг
ü Пересмотр стандартов, используемых при передаче мультимедиа контента
ü Снятие ограничений антимонопольного законодательства в части стимулирования развития онлайн-платформ
ü Совершенствование законодательства о персональных данных
ü Развитие механизмов кибер- и сетевой безопасности
3. Максимизация потенциала роста цифровой экономики
ü Стимулирование свободного обмена данными на основе облачных технологий
ü Введение единых технических стандартов в различных сферах ЕЦР (напр., электронное здравоохранение, транспортное планирование, энергетика и т.д.)
ü Развитие инклюзивного цифрового общества
* составлено автором по материалам [14].

Таким образом, мы видим, что развитие ЕЦР включает в себя широкий круг вопросов от информационной безопасности, авторского права до трансграничной электронной торговли, интернет доступности и электронного правительства.

Помимо изменений в законодательстве стратегия ЕЦР реализуется через целевые программы (напр., «Построение европейской экономики данных» и «Кодекс по противодействию незаконному разжиганию ненависти в Интернете), создание рабочих групп (напр., форум ЕС по блокчейну) и инвестиционных фондов (напр., Horizon 2020, Хаб цифровых инноваций (Digital Innovation Hubs) и фонд инновационных технологий (Future and Emerging Technologies Fund)).

Срок реализации ЕЦР был установлен на период с 2015 по 2019 годы. Среди результатов можно выделить как безусловно положительные моменты, так и те, которые подвергаются широкой критике [15].

В частности, среди достижений ЕЦР следует выделить следующие:

ü Снижение трансграничных ограничений в части условий использования роуминга мобильных устройств.

ü Создание инфраструктуры, обеспечивающей поддержку мобильной связи в стандартах 4G и 5G, что в первую очередь способствовало массовому переходу предприятий на модели Индустрии 4.0.

ü Развитие технологий электронного правительства и, как следствие, повышение качества и скорости информационного обмена между правительствами стран-участниц ЕС.

Негативно оцениваются экспертами следующие аспекты реализации ЕЦР:

ü Жесткие регуляторные требования к защите персональных данных, которые, с одной стороны, не всегда объективно способны обеспечить соответствующий уровень защиты, а с другой, приводят к росту расходов, которые вынужден нести частный бизнес, чтобы обеспечить данные требования. Данный факт существенно усложняет разработку и продвижение продуктов и услуг, получателями которых являются физические лица.

ü Директива о безопасности сетевых и информационных систем (NIS Directive) фактически не обеспечивает должного уровня информационной безопасности.

ü Правила, призванные упростить трансграничную электронную коммерцию, далеко не всегда позволяют устранить ограничения локальных законодательных актов, содержание которых препятствует формированию единого цифрового рынка. Так, если доходы от электронной коммерции на внутренних рынках стран ЕС ежегодно растут примерно на 14%, то трансграничные продажи существенно отстают [16].

Следует отметить, что в официальных документах ЕК, представленных в публичном доступе, нам не удалось найти более детальных отчетов, основанных на статистических данных и детально оценивающих результаты, достигнутые в рамках реализации стратегии ЕЦР. На наш взгляд, во многом этот факт объясняется тем, что при утверждении данной стратегии не были зафиксированы цели и задачи в формате SMART-целеполагания. К тому же, как было отмечено ранее, основной фокус стратегии ЕЦР был сделан на формировании соответствующего нормативно-правового поля.

По окончании в 2019 г. срока действия стратегии ЕЦР Еврокомиссия (ЕК) начала последовательно реализовывать шаги, направленные на дальнейшую цифровую трансформацию общества. Данные шаги нашли отражение в 6 основных приоритетах деятельности ЕК на период с 2019 по 2024 г., в том числе – «Европа, которая соответствует цифровой эпохе». Было отмечено, что реализация данного приоритета должна базироваться на трёх основных принципах:

1. «Технология, которая работает на благо людей». Данный принцип включает в себя следующие аспекты: содействие развитию цифровых навыков всех жителей ЕС, защита населения от киберугроз, развитие искусственного интеллекта при соблюдении прав и интересов населения, ускоренное обеспечение высокоскоростным интернетом домохозяйств, школ и медицинских учреждений, а также использование возможностей суперкомпьютеров в интересах развития здравоохранения, транспортной сферы и охраны окружающей среды».

2. «Понятная и конкурентоспособная цифровая экономика». Основу данного принципа составляют следующие положения: обеспечение доступа стартапов и малого бизнеса к финансированию, которое будет способствовать их дальнейшему росту, расширение границ ответственности онлайн-платформ в части предоставляемых ими услуг, обеспечение равных условий конкуренции и расширение доступа к качественным базам данных при одновременном соблюдении правил по защите персональных данных».

3. «Открытое, демократическое и устойчивое общество». Указанный принцип предполагает следующие действия: использование только тех технологий, которые помогут Европе стать климатически нейтральной к 2050 г., сократить углеродные выбросы в высокотехнологичных отраслях экономики, создать «Европейскую базу данных о здоровье» в целях повышения эффективности исследований, диагностики и лечения граждан при сохранении их персональных данных, а также повышение качества медиа контента в интернете».

В феврале 2020 года Еврокомиссия опубликовала пакет документов, которые должны определить стратегию цифрового развития ЕС на следующие пять лет. Среди них следует выделить Белую книгу по искусственному интеллекту (White Paper on Artificial Intelligence), Европейскую стратегию в отношении управления данными (European Strategy for Data) и цифровую стратегию (Digital Strategy) [17].

В марте 2021 г. ЕК представила новую стратегию цифровизации до 2030 г. - «Цифровое десятилетие» (Digital Decade). Основные цели данного документа получили название «Европейский цифровой компас» и обобщены в четыре группы [18]:

1. Развитие цифровых навыков и увеличение количества высококвалифицированных специалистов в сфере информационных технологий. Стратегией установлено, что к 2030 г. не менее 80% взрослого населения ЕС должны овладеть базовыми цифровыми навыками, а в сфере информационных технологий должно работать более 20 млн чел., при этом большая часть из них женщины.

2. Создание безопасной, эффективной и устойчивой цифровой инфраструктуры. Предполагается, что к 2030 г. все домохозяйства ЕС должны иметь доступ в интернет на скорости не менее 1 гбит/с, все населенные пункты должны иметь покрытие мобильной связи стандарта 5G, производство современных проводников в ЕС должно составлять не менее 20% всего их мирового производства, должно быть создано более 10 тыс. экологически нейтральных центров обработки и хранения данных, имеющих высокую степень защиты, а также должен быть создан первый квантовый компьютер.

3. Цифровая трансформация бизнеса. Данная группа включает следующие цели: к 2030 г. 75% компаний должны использовать такие технологии как облачные сервисы, большие данные и искусственный интеллект, более 90% предприятий малого и среднего бизнеса должны достигнуть базового уровня цифровой зрелости и количество компаний-единорогов [1] должно удвоиться.

4. Цифровизация государственных услуг. Установлено, что к 2030 г. все ключевые государственные сервисы должны быть доступны в онлайн формате, все граждане будут иметь доступ в своим электронным медицинским картам и более 80% населения будут использовать возможности цифровой идентификации личности.

Кроме того, данной стратегией предусмотрено развитие сотрудничества между странами-членами ЕС в целях реализации совместных проектов в следующих сферах: создание суперкомпьютеров, развитие инфраструктуры управления данными, создание блокчейн технологий, разработка энергоэффективных процессоров, обеспечение покрытия мобильной связью стандарта 5G, развитие цифровых навыков и партнерств в высокотехнологичных секторах, создание безопасной квантовой инфраструктуры, развитие цифрового правительства и создание цифровых инновационных хабов. Для координации реализации таких проектов был создан Европейский консорциум цифровой инфраструктуры (European Digital Infrastructure Consortium (EDIC)).

Предполагается, что мониторинг достижения целей, установленных в «Цифровом компасе», будет проводиться ежегодно в разрезе всех государств-членов ЕС в формате «светофора». Кроме того, оценка реализации стратегии будет проводиться на основе ежегодных измерений Индекса цифровизации экономики и общества (Digital Economy and Society Index (DESI)).

Для достижения указанных целей в сентябре 2021 г. ЕК анонсировала разработку политической программы «Путь в цифровое десятилетие», в которую должны быть включены конкретные механизмы и дорожные карты, обеспечивающие достижение плановых показателей, которые зафиксированы в «Цифровом компасе». Утверждение данной программы запланировано на декабрь 2021 г.

ВЫВОДЫ

Проведенный анализ стратегического управления цифровой трансформацией последних лет в Евросоюзе позволяет нам констатировать наличие определенной эволюции. Так, если первая цифровая стратегия «Единый цифровой рынок» главным образом была сфокусирована на создании единого нормативно-правового поля, регулирующего соответствующую сферу экономики, то действующая в настоящее время стратегия «Цифровое десятилетие» в своей основе имеет уже четко измеримые цели до 2030 г., которые полностью соответствуют принципам SMART-целеполагания.

Вторым важным выводом, на наш взгляд, является то, что стратегия цифровой трансформации находится в прямой логической взаимосвязи с содержанием Целей устойчивого развития (ЦУР). В этом контексте мы видим четкую иерархию стратегий, при которой отраслевая стратегия (в данном случае – цифровой трансформации) обеспечивает достижение целей самого верхнего уровня (т.е. ЦУР).

Следует отметить, что направлением наших дальнейших исследований будет проведение сравнительного анализа стратегий и их реализации в России и ЕС. По нашему мнению, полученные в ходе такого исследования результаты помогут сформулировать предложения по дальнейшему совершенствованию процесса стратегического планирования цифровой трансформацией в нашей стране.

[1] Компания-единорог — это стартап, который не более чем за десять лет с момента основания достиг рыночной капитализации более чем 1 млрд долл. США


Источники:

1. Bellakhal R., Mouelhi R.B.A. Digitalisation and Firm Performance: Evidence Research from Tunisian SMEs, 2020. [Электронный ресурс]. URL: https://www.euneighbours.eu/en/south/stay-informed/publications/emnes-working-paper-36-digitalisation-and-firm-performance (дата обращения: 06.10.2021).
2. Martín-Pena M.L., Sanchez-Lopez J. M., Díaz-Garrido E. Servitization and digitalization in manufacturing: The influence on firm performance // Journal of Business & Industrial Marketing. – 2019. – № 35(3). – p. 564–574.
3. Nambisan S., Wright M., Feldman M. The digital transformation of innovation and entrepreneurship: progress, challenges and key themes // Res. Policy. – 2019. – doi: 10.1016/j.respol.2019.03.018.
4. Salvi A., F. Vitolla, Rubino M., Giakoumelou A., Raimo N. Online information on digitalisation processes and its impact on firm value // Journal of Business Research. – 2021. – № 124. – p. 437-444. – doi: 10.1016/j.jbusres.2020.10.025.
5. Díaz-Chao Á., Sainz-González J. Torrent-Sellens, ICT, innovation, and firm productivity: New evidence from small local firms // Journal of Business Research. – 2015. – № 68 (7). – p. 1439-1444. – doi: 10.1016/j.jbusres.2015.01.030.
6. PwC, Private Equity & Digital Transformation. [Электронный ресурс]. URL: https://www.pwc.nl/nl/assets/documents/pwc-private-equity-and-digitisation.pdf (дата обращения: 06.10.2021).
7. Ревенко Н.С. Европейский союз к Единому цифровому рынку // Мир новой экономики. – 2016. – № 2. – c. 6-15.
8. Solovev A.I., Kupriyanovsky V.Р., Solovev S.A. Single digital market of the european union: current state and development trends // International Journal of Open Information Technologies. – 2017. – № 10. – p. 47–54.
9. Якимова О.Ю. Единый цифровой рынок: опыт европейского союза // Контентус. – 2018. – № 2(67). – c. 38-45.
10. Красавина В.А. Единый цифровой рынок: Европа в гонке за лидерами рынка ИТ-услуг // Вестник РУДН. Серия: Экономика. – 2019. – № 27 (4). – c. 679–692.
11. A Digital Single Market Strategy for Europe. Communication from the commission to the european parliament, the council, the european economic and social committee and the committee of the regions. Brussels, 6.5.2015. COM (2015) 192 final. [Электронный ресурс]. URL: http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/HTML/?uri=CELEX:52015DC0192 (дата обращения: 06.10.2021).
12. Bauer M., Erixon F. Competition, Growth and Regulatory Heterogeneity in Europe’s Digital Economy. Working paper №2/2016. [Электронный ресурс]. URL: https://ecipe.org/wp-content/uploads/2016/04/Competition-Growth-and-Regulatory-Heteroge-neity-in-Europe%E2%80%99s-Digital-Economy-final1.pdf (дата обращения: 06.10.2021).
13. MGI, 2010, Beyond Austerity: A path to economic growth and renewal in Europe, McKinsey Global Institute.
14. European Commission, 2015b, Commission Staff Working Document: Digital Single Market Strategy for Europe - Analysis and Evidence, COM (2015) 192 final.
15. Erixon F., Lamprecht Ph. The Next Steps for the Digital Single Market: From Where do We Start? October 2018. [Электронный ресурс]. URL: https://ecipe.org/publications/the-next-steps-for-the-digital-single-market-from-where-do-we-start/#_ftn1 (дата обращения: 06.10.2021).
16. Scott Marcus J., Petropoulos G., Yeung T. Contribution to Growth: European Digital Single Market: Delivering economic benefits to citizens and businesses. , 2019.
17. Communication from the Commission to the European Parliament, the Council, the European Economic and Social Committee and the Committee of the Regions: Shaping Europe’s Digital Future, COM (2020) 67 final, 19. 2. 2020.
18. Communication from the Commission to the European Parliament, the Council, the European Economic and Social Committee and the Committee of the Regions 2030 Digital Compass: the European way for the Digital Decade, COM/2021/118 final/2, 9. 3. 2021. [Электронный ресурс]. URL: https://digital-strategy.ec.europa.eu/en/library/proposal-decision-establishing-2030-policy-programme-path-digital-decade (дата обращения: 06.10.2021).

Страница обновлена: 14.10.2021 в 11:17:43