Влияние цифровой экономики на производительность труда

Алиев И.М.1
1 Санкт-Петербургский государственный экономический университет

Статья в журнале

Экономика труда
Том 8, Номер 9 (Сентябрь 2021)

Цитировать:
Алиев И.М. Влияние цифровой экономики на производительность труда // Экономика труда. – 2021. – Том 8. – № 9. – doi: 10.18334/et.8.9.113488.

Аннотация:
В данной статье исследуется противоречивая роль электронных технологий и их влияние на рынок труда. Выявлена неравномерность распространения цифровой экономики. На основе проведенного исследования автором проанализированы и структурированы примеры и результаты влияния прорывных технологий на производительность труда. Выделена суть цифровизации мировой экономики. Предложены основные направления проведения мероприятий на государственном уровне для решения вопросов неравномерного распространения цифровой экономики в России для выравнивания возникшей асимметрии

Ключевые слова: цифровая экономика, производительность труда, прорывные технологии, информационно-телекоммуникационные технологии, автоматизация бизнес-процессов

JEL-классификация: J21, J24, E24, O31



ВВЕДЕНИЕ

В конце прошлого века появилось понятие «цифровая экономика», а начало XXI в ознаменовалось небывалым ускорением научно-технического прогресса, появлением множества прорывных цифровых технологий. Преобладающую роль начали играть информационные продукты и услуги, творческий труд, нестандартное мышление и пр. Сама суть цифровой экономики – в повышении производительности труда и эффективности деятельности. Цифровые технологии направлены на ускорение и оптимизацию не только бизнес-процессов, но и жизнедеятельности человека в целом.

Целью работы явилось исследование и выявление ключевых аспектов влияния цифровизации на производительность труда.

Вопросы производительности и трансформации труда в эпоху расширяющегося влияния цифровых технологий – одни из наиболее актуальных современных тем для исследования, поскольку научно-технический прогресс не стоит на месте и изменения становятся нормой сегодняшней жизни. Например, Одегов Ю. и Павлова В. исследовали проблемы занятости в контексте шестого технологического уклада, разворачивающейся цифровой экономики и трансформации производства [1]. А Воскобойников И. и Гимпельсон В. рассматривают трансформацию труда с позиции влияния структурных сдвигов в российской экономике на увеличение агрегированной производительности труда [2].

Развитие информационного-коммуникационных технологий и цифровой экономики происходит неравномерно и закономерно порождает цифровое неравенство и ассиметрию. Увеличение темпов происходящих изменений, усложнение процессов порождает увеличение требований к компетенциям работников и населения в целом – цифровым компетенциям общества как такового. Этим темам -- преодоления цифровой ассиметрии и повышения производительности труда -- посвящены исследования Рождественской М. и Яриной П. [3], Дудина М., Шкодинского С., Продченко И. [4] и др.

Глубокие исследования производительности труда с точки зрения ее сущностного свойства, а именно – качества труда, было предпринято Корогодиным И., который подчеркивает, что производительность – это внешнее свойство и она приходит в процессе роста качества труда [5]. Алиев И. рассматривает вопросы производительности труда в условиях цифровой экономики через такие аспекты как самоорганизация работников, идентификация рабочих мест, автоматизацию труда и пр. [6]. Широкий круг проблем цифровизации и производительности труда также рассматривается такими исследователями как Пороховский А. [7], Днепровская Н. и Макаренко Е. [8], Евграфова О., Мельникова В., Павлюкевич А. [9], Масыч М.А. [10] и др.

Авторская гипотеза. Следует ожидать, что влияние цифровой экономики на производительность труда имеет двоякий характер: с одной стороны, способствует повышению прозрачности, ускорению бизнес-процесов, исключает ошибки человеческого фактора и пр., с другой, способствует нарастанию цифровой асимметрии, поляризации рынка труда и т.д. Это способствует все большему увеличению неравенства и социальной напряженности в мире.

В ходе исследования были использованы методы наблюдения и сбора фактов, сравнительного анализа, систематизации, синтеза и графический метод. На основе сравнительного анализа автором было предложено определение цифровой экономики. С помощью методов наблюдения, сбора фактов и графического метода были найдены, выделены и структурированы примеры влияния технологий и их воплощений на производительность труда. В ходе исследования были выделены и обобщены результаты влияния прорывных технологий на производительность труда.

Научная новизна. Предложено собственное определение понятия «цифровая экономика». В ходе исследования выявлены и обобщены основные результаты влияния цифровизации на производительность труда. Выделены примеры непосредственного влияния конкретных технологий на повышение производительности.

ПОНЯТИЕ ЦИФРОВОЙ ЭКОНОМИКИ

Появление термина «цифровая экономика» связывают с именем Николаса Негропонте (1995 г.), сформулировавший концепцию электронной экономики на примере битов и атомов [11]. Несмотря на популярность темы в последние десятилетия, общепринятого определения до сих пор нет. Например, как считают Е. Шеенко и О. Стасевич, “в обобщенной форме цифровую экономику можно определить как часть экономических отношений, которая опосредуется информационно-компьютерными и телекоммуникационными технологиями” [12]. По мнению Мещерякова Р., существуют 2 подхода к определению цифровой экономики: “1) цифровая экономика - экономика, основанная на цифровых технологиях (то есть, сфера электронных товаров и услуг, таких как телемедицина, дистанционное обучение, медиаконтент (кино, ТВ и прочее); 2) цифровая экономика — это экономическое производство с использованием цифровых технологий” [13].

По нашему мнению, цифровая экономика -- это быстро набирающий силу способ управления хозяйствованием с помощью цифровых информационно-коммуникационных технологий. Это доказывает, к примеру, принятая государственная программа “Цифровая экономика РФ”, целью которой является “создание экосистемы цифровой экономики Российской Федерации, в которой данные в цифровой форме являются ключевым фактором производства во всех сферах социально-экономической деятельности и в которой обеспечено эффективное взаимодействие, включая трансграничное, бизнеса, научно-образовательного сообщества, государства и граждан” [14]. Этой программе предшествовала речь В. Путина на заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам, в которой президент подчеркнул, что “цифровая экономика – это не отдельная отрасль, по сути – это уклад жизни, новая основа для развития системы государственного управления, экономики, бизнеса, социальной сферы, всего общества. И конечно, формирование цифровой экономики – это вопрос национальной безопасности и независимости России, конкурентности отечественных компаний, позиций страны на мировой арене на долгосрочную перспективу, по сути на десятилетия вперёд.” [15]

ЦИФРОВИЗАЦИЯ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ

Сама суть цифровизации (дигитализации) заключается в повышении производительности труда при снижении издержек за счет автоматизации бизнес-процессов. Иными словами, суть -- в создании цифрового производства через оптимизацию рабочего процесса с помощью программно-аппаратных решений.

Цифровизация экономики укладывается в концепцию третьей технологической волны (по Тоффлеру) [16]. Согласно этой концепции, сейчас происходит переход от аналогового к цифровому (от второй волны к третьей) точно так же, как раньше происходил переход от сельского к индустриальному (от первой волны ко второй). По мнению Тоффлера, основа любой цивилизации - энергия, а энергия третьей волны - это информация. Все прорывные технологии, на которых базируется цифровая экономика, работают с информацией. Это такие основные технологии как:

¾ большие данные;

¾ нейротехнологии и искусственный интеллект;

¾ системы распределенного реестра (блокчейн);

¾ квантовые технологии;

¾ новые производственные технологии;

¾ сенсорика и компоненты робототехники;

¾ промышленный интернет;

¾ технологии беспроводной связи;

¾ технологии виртуальной и дополненной реальностей (VR и AR) и др.

Именно эти группы сквозных технологий обозначены в госпрограмме “Цифровая экономика” как приоритетные. В 2017 г., в рейтинге технологий, влияющих на бизнес-процессы компании, на первом месте был интернет вещей (IoT), затем искусственный интеллект (AI), робототехника, 3d-принтеры, дополненная реальность (AR) и виртуальная реальность (VR), дроны и блокчейн [17]. В 2019 году приоритеты сместились уже следующим образом (Табл. 1):

Таблица 1 – Использование цифровых технологий на российском рынке различными индустриями [18]

Технологии
В целом
Ритейл
Телеком
Финансы
Металлургия
ИТ
Нефть и
газ
Транспорт
Big Data
68%
55%
100%
84%
67%
100%
50%
14%
Чат-боты
51%
50%
75%
60%
33%
40%
50%
29%
Роботы
50%
40%
100%
56%
83%
20%
50%
14%
OCR*
36%
20%
25%
56%
67%
1%
50%
14%
AI
28%
5%
75%
40%
17%
80%
25%
1%
IoT
24%
15%
100%
12%
50%
20%
25%
29%
VR/AR
21%
20%
25%
16%
33%
40%
25%
14%
Блокчейн
19%
20%
25%
32%
1%
20%
1%
1%
*оптическое распознавание

Внедрение цифровых технологий позволяет оптимизировать бизнес-процессы, не прибегая к увеличению человеческих ресурсов, поэтому выглядит очень привлекательной для бизнеса. С каждым годом технологии становятся все более совершенными и охватывают все большее количество функций, снижая человеческий фактор и увеличивая эффективность.

КАКИМ ОБРАЗОМ ДАННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ МОГУТ ОКАЗЫВАТЬ ВЛИЯНИЕ НА ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ ТРУДА

Компания Гартнер (Gartner) в ежегодном докладе “Цикл зрелости перспективных технологий” представляет несколько самых приоритетных тенденции для организаций, переходящих на цифровую основу. В 2016 году это были «прозрачное погружение», «эпоха восприимчивых умных машин», «революция платформ». В 2020: «компонуемая архитектура» «алгоритмическое доверие», «не только кремний», «формирующий ИИ» (искусственный интеллект), «цифровой я» [19].

Например, суть “прозрачного погружения” в том, что технологии будут все более ориентированными на человека. Это, прежде всего, 4D-печать, интерфейс мозг-компьютер, расширение возможностей человека, голографические дисплеи, аффективные вычисления, соединенный дом, электроника на нанотрубках, дополненная и виртуальная реальность, устройства с жестовым управлением. К примеру, технологии дополненной и виртуальной реальности (AR и VR, соответственно) уже используются в обучении сотрудников - например, для воспроизведения и личного участия в различных сценариях и обстановке, применяя новые навыки в виртуальной или дополненной среде. А мгновенные языковые переводчики (технология AR) влияют на увеличение производительности труда, очки дополненной реальности Google Glasses используются в другой разработке - Augmedix. Данные очки выполняют функцию личного помощника врача, в процессе приема занося все данные о пациенте в информационную систему и выводя на экран необходимые в момент приема записи о пациенте из его личной истории. Это позволяет значительно сэкономить и время, и усилия врача.

Появление прорывных технологий привело к небывалой до этого возможности собирать, хранить и обрабатывать огромные массивы данных, что привело к появлению виртуальных персональных помощников, созданию умного рабочего места, умного производства, умного дома, развитию беспилотных технологий - коммерческих дронов и самоуправляемых автомобилей и многого другого. Это позволит компаниям решать прежде неподвластные проблемы с помощью восприимчивых умных машин.

РЕВОЛЮЦИЯ ПЛАТФОРМ

По определению Сколково, “цифровая платформа – сложная информационная система, обеспечивающая специфический способ выполнения определенной функции и открытая для использования клиентами и партнерами, включая разработчиков приложений, мерчантов и агентов” [20]. Примеры крупных и известных платформ: Amazon (торговая платформа книжных издательств), Alibaba (крупнейшая бизнес-платформа для оптовой торговли), Uber (платформа для заказа такси, создающая взаимодействие между поставщиком услуг и потребителем), Airbnb (платформа для краткосрочной аренды квартир по всему миру) и др. Аналитики Gartner считают, что платформы станут “инфраструктурой цивилизации”. И влияние цифровых технологий на производительность компаний уже ощутима (Таблица 2):

Таблица 2 – Примеры влияния технологий и их воплощений на производительность труда

ТЕХНОЛОГИЯ
ПРИМЕР ПРИМЕНЕНИЯ
ВЛИЯНИЕ НА ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ ТРУДА
блокчейн
- биткоин
- цифровая идентичность, проверка подлинности и подтверждение прав доступа (например, Evernym международная идентификационная сеть для контроля над личными данными). - государственная эстонская платформа цифрового резидентства E-Residency, применяется для доступа к широкому спектру правительственных, банковских и др услуг
-
- снижение коррупции и злоупотреблений
- повышение прозрачности сделок
- снижение стоимости документооборота
- снижение стоимости транзакций
- исключение ошибок за счет человеческого фактора
- упрощение хранения любых типов данных и совершение различных транзакций безопасным и открытым способом и пр
машинное обучение (самообучающиеся алгоритмы)
- поисковые системы (Google)
- персональные помощники (Siri, Amazone Echo)
- почтовые системы
- предсказывание необходимости планово-предупредительного обслуживания оборудования (“Политех-плюс”)
- “электронные чиновники”
- и пр
- способность подбирать самый релевантный результат
- фильтр и удаление спам-информации
- ускорение бизнес-процессов
- экономия на инвестициях в основные средства
- снижение потерь
- сокращение бюрократических процедур
- и пр
промышленный
интернет вещей
- подключенная транспортная система
- дистанционный мониторинг
- “умная электростанция”
- “умный город”
- “умный дом”
- и т.д
- улучшение качества обслуживания клиентов
- снижение рисков
- увеличение выручки
- снижение расхода топлива
- и пр
Источник: составлено авторами

Благодаря таблице мы можем видеть, что все технологии являются сквозными и распространяются на все основные сферы деятельности человека. Их влияние на производительность труда можно обобщить и сократить до основных результатов:

¾ повышение эффективности и внедрение инноваций;

¾ ускорение бизнес-процессов;

¾ снижение издержек;

¾ снижение экономических и технологических потерь;

¾ исключение ошибки вследствие человеческого фактора;

¾ повышение релевантности информации;

¾ повышение прозрачности процессов.

Современное время характеризуется беспрецедентными возможностями, открывающимися для бизнеса. Впервые бизнес и государство получает доступ к необъятным массивам данных, которые можно собирать, хранить, обрабатывать и использовать и, в конечном счете, улучшать качество жизни людей. Появились реальные возможности для значительного улучшения качества экономического роста. С каждым месяцем (характерная черта цифровизации - в ускорении научно-технического прогресса и ускорении бизнес-процессов, поэтому в некоторых сферах счет идет часто не на годы, а на месяцы) все больше отраслей национальной экономики включаются в цифровую экономики. Безусловно, цифровые технологии значительно повлияли и стимулировали экономический рост, создали и создают новые возможности и новые точки роста, повлияли на эффективность оказания услуг. Тем не менее, основное следствие их использования - еще большее увеличение неравенства в мире и неравномерность распространения.

Цифровая экономика одновременно и дает, и отнимает возможности. Это можно проследить на примере рынка труда:

¾ Нарастает поляризация рынков труда. “По словам французского экономиста Жана Пизани-Ферри, технический прогресс делает бухгалтера безработным, помогает хирургу быть более продуктивным и не влияет на работу парикмахера.” [21] То есть, усиливается неравенство за счет автоматизации труда: технологии помогают высокоинтеллектуальному труду, а в отраслях, связанных с рутинным и повторяемым трудом, будет наблюдаться сокращение рабочих мест. “К 2027 году «наибольшее сокращение рабочих мест произойдёт на обрабатывающих производствах (на 23,9 процента), в сельском хозяйстве (на 14,8 процента) и в транспортной отрасли (на 9,3 процента)” [22].

¾ Образовательная система готовит специалистов с устаревшими или устаревающими к моменту выпуска знаниями и не готовит к профессиям будущего -- тем, которые нужны сейчас или понадобятся через несколько лет. Поэтому в динамичных отраслях происходит, к примеру, смещение фокуса при найме профессионалов с классических критериев отбора (образование, опыт работы, зарплатные ожидания и пр.) на прикладные факторы, такие как наличие готовых, работающих проектов в портфолио кандидата, релевантных текущим потребностям компании.

¾ Происходят изменения в формах занятости, привлекающие людей. По мнению Д. Подольского, “альтернативные, гибкие формы занятости, такие как, например, предоставление 20% оплачиваемого рабочего времени на реализацию своих собственных проектов, планов и интересов, станут одним из эффективных способов мотивации сотрудников” [23].

¾ Появляется работа для людей, ранее лишенных возможности работать (например, феномен “деревень Таобао” в Китае, где не менее 10% жителей такой деревни заняты в электронной торговле [24] или возможности заработка, получения образования и общения с помощью интернета для маломобильных групп населения - инвалидов, пенсионеров и прочее, а также, например, для женщин в декрете, жителей малонаселенных и труднодоступных местностей и прочее) и тд.

Что касается неравномерности распространения цифровой экономики:

¾ 60% населения мира не имеет доступа к интернету, а значит не может и воспользоваться всеми благами и возможностями цифровой экономик;

¾ основные дивиденды от функционирования цифровой экономики получают развитые страны и мегаполисы -- цифровое неравенство по географическому принципу,

¾ кроме того, по гендерному, возрастному и имущественному;

¾ имеет место монополизация в сфере ИТ: крупнейшие компании захватывают рынки и поглощают новые и маленькие фирмы;

¾ высокая концентрация капитала в отрасли, преимущественно в точках роста, таких как Силиконовая долина в США или новая Криптодолина в Швейцарии и тд.

Если раньше можно было выделить ИТ в отдельную отрасль, то сейчас информационно-телекоммуникационные технологии все больше распространяются на все отрасли экономики. С помощью интернета и автоматизации компании снижают издержки и, таким образом, повышают эффективность и производительность труда. С помощью легкого и открытого доступа к большому объему данных и умению технологий их обрабатывать, компании получают возможность лучше использовать свой потенциал, сокращать производственные потери и простои, оптимизировать управление своими материально-техническими ресурсами и логистическими цепочками, значительно снижают транзакционные издержки.

Как мы уже подчеркивали выше, цифровая экономика расширяет возможности для компаний из любых отраслей и для людей с разными возможностями, социальным или географическим положением. В 2020 году доля цифровой экономики в России в 2020 году составила 6,4 трлн руб. [25]. Тем не менее, несмотря на это, в России все еще присутствует неравномерность развития цифровой экономики, поэтому необходимо серьезно заняться такими вопросами как:

¾ сокращение информационной асимметрии с помощью обеспечения широкополосным и мобильным интернетом на всей территории страны (это позволит компаниям и населению самых удаленных районов РФ как включиться в мировую торговлю товарами и услугами, так и получить доступ к информации и онлайн-образованию);

¾ создание и развитие образовательных точек на базе библиотек и почтовых отделений по всей территории страны с целью повышения интернет-грамотности населения и расширения представлений о возможности для заработка в эру цифровой экономики;

¾ создания государственной службы и интернет-ресурса для поиска и аккумуляции удаленных рабочих мест для пенсионеров и людей с ограниченными возможностями, а также для целенаправленного создания таких рабочих мест;

¾ повышения эффективности и производительности труда государственных служащих, через создание системы обратной связи от граждан и мониторинга загруженности персонала, удовлетворенности клиентов и пр.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Цифровая экономика, как всякое крупное явление в мире, оказывает свое ярко выраженное влияние как позитивного, так и негативного характера. Производительность труда, безусловно, способна вырасти под влиянием цифровизации в несколько раз. Глобальная пандемия 2020-2021 гг. продемонстрировала все возможности современного мира цифровых технологий и многие компании, хоть и в болезненном режиме, смогли перейти на более эффективные способы ведения бизнеса, перейти на удаленный режим работы, отказаться от офисных помещений полностью или частично, освоить новейшие технологии дистанционных коммуникаций или электронного документооборота и т.д. Однако, при всех очевидных преимуществах, развитие цифровой экономики обострило множество проблем как глобального, так и национального, локального уровней. Происходящие изменения имеют слишком высокий темп и слишком сильно изменяют образ жизни большинства людей и способы жизнедеятельности традиционных компаний, что для России, в которой сохраняют свои позиции компании еще третьего-четвертого технологических укладов (ТУ), в то время как цифровая экономика – это шестой ТУ. И это одна из наиболее актуальных тем для дальнейших исследований – каким образом выровнять технологическое отставание страны на фоне стремительного развития цифровых технологий и глубокого кризиса образования? Нами были выявлен ряд вопросов, требующих комплексного и незамедлительного решения, относящиеся к 1)изменениям рынка труда и 2) неравномерности распределения цифровой экономики. Данные темы также могут послужить отправными точками для дальнейших, более глубоких исследований.


Источники:

1. Одегов Ю., Павлова В. Трансформация труда: 6-й технологический уклад, цифровая экономика и тренды изменения занятости // Уровень жизни населения регионов России. – 2017. – № 4. – c. 19-25.
2. Воскобойников И.Б., Гимпельсон В.Е. Рост производительности труда, структурные сдвиги и неформальная занятость в российской экономике // Вопросы экономики. – 2015. – № 11. – c. 30-61.
3. Рождественская Е., Ярина П. Проблемы повышения конкурентоспособности организации в условиях преодоления цифрового неравенства // Научно-технич.ведомости СПбГПУ. Экон.науки. – 2021. – № 1. – c. 34-46.
4. Дудин М., Шкодинский С., Продченко И. Цифровизация экономики и глобальные тренды на рынке труда как факторы экономического суверенитета // Экономика труда. – 2021. – № 7. – c. 663-682.
5. Корогодин И.Т. Качество труда как система, его проявление в росте производительности под влиянием цифровой технологии // Экономика труда. – 2021. – № 1. – c. 11-22. – doi: 10.18334/et.8.1.110979.
6. Алиев И.М. Производительность труда в цифровой экономике // Журнал правовых и экономических исследований. – 2019. – № 3. – c. 102-107.
7. Пороховский А. Цифровизация и производительность труда // США и Канада: экономика, политика, культура. – 2019. – № 8. – c. 5-24.
8. Днепровская Н., Макаренко Е. Актуальные задачи цифровизации в сфере занятости // Информационное общество. – 2021. – № 2. – c. 19-29.
9. Евграфова О.В., Мельникова В.А., Павлюкевич А.С. К вопросу о темпах роста производительности труда в условиях цифровой экономики // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. – 2020. – № 11. – c. 21-25.
10. Масыч М.А. Технологии использования интеллектуальных ресурсов в контексте необходимости повышения производительности труда в условиях цифровой экономики // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – № 4. – c. 1443-1458. – doi: 10.18334/vinec.9.4.41196.
11. Славин Б.Б. Цифровая экономика: мировые тренды, социальные и экономические последствия распространения цифровых технологий. SMART RUSSIA: «Возрастная периодизация и цифровая грамотность: базовые цифровые компетенции для каждого уровня образования». М., 11 окт. 2018 г. / Финансовый ун-т при Правительстве РФ. [Электронный ресурс]. URL: http://www.fa.ru/org/dpo/finprofessional/Documents/ueft/mod1/5%20Цифровая%20экономика%20мировые%20тренды%20и%20последствия%20Славин.pdf (дата обращения: 19.08.2021).
12. Шеенко Е., Стасевич О. Цифровая экономика. Альманах Сколково. Сколково. [Электронный ресурс]. URL: http://sk.ru/news/m/skmedia/20434.aspx (дата обращения: 20.04.2021).
13. Урманцева А. Цифровая экономика: как специалисты понимают этот термин. РИА Новости. [Электронный ресурс]. URL: https://ria.ru/science/20170616/1496663946.html (дата обращения: 18.04.2021).
14. Программа “Цифровая экономика РФ”. Правительство России. [Электронный ресурс]. URL: http://works.idbg.ru/bibliography-assistance/?action=edit-references&paper_id=4696&ref_id=80738#:~:text=http%3A//static.government.ru/media/files/9gFM4FHj4PsB79I5v7yLVuPgu4bvR7M0.pdf (дата обращения: 25.05.2021).
15. Заседание Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам. Официальный сайт Президента России. [Электронный ресурс]. URL: http://kremlin.ru/events/president/news/54983 (дата обращения: 25.05.2021).
16. Тоффлер Э. Третья волна. - М.: АСТ, 2009. – 800 с. c.
17. «Интернет вещей» (IoT) в России: Технология будущего, доступная уже сейчас: PwC, Всемирное исследование Digital IQ за 2017 год. Pwc. [Электронный ресурс]. URL: https://www.pwc.ru/ru/publications/iot/iot-in-russia-research-rus.pdf (дата обращения: 06.06.2021).
18. Цифровые технологии в российских компаниях. Исследование KPMG. Kpmg. [Электронный ресурс]. URL: https://assets.kpmg/content/dam/kpmg/ru/pdf/2019/01/ru-ru-digital-technologies-in-russian-companies.pdf (дата обращения: 06.06.2021).
19. 5 Trends Drive the Gartner Hype Cycle for Emerging Technologies, 2020. Gartner. [Электронный ресурс]. URL: https://www.gartner.com/smarterwithgartner/5-trends-drive-the-gartner-hype-cycle-for-emerging-technologies-2020/ (дата обращения: 10.06.2021).
20. Цифровые платформы и экосистемы финансовой инклюзивности. Российский опыт. Отчет для конференции «Финансовая доступность и параллельная банковская система» Банка России и Альянса за финансовую доступность. Москва, 12-13 ноября 2015 г. Сколково. [Электронный ресурс]. URL: https://iems.skolkovo.ru/downloads/documents/SKOLKOVO_IEMS/Research_Reports/SKOLKOVO_IEMS_Research_2015-11-11_ru.pdf (дата обращения: 15.06.2021).
21. Буев М. Политические последствия прогресса. Ведомости. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vedomosti.ru/opinion/columns/2015/07/13/600243-politicheskie-posledstviya-progressa (дата обращения: 17.06.2021).
22. В ОНФ оценили влияние перехода к цифровой экономике на рынок труда. Парламентская газета. [Электронный ресурс]. URL: https://www.pnp.ru/economics/v-onf-ocenili-vliyanie-perekhoda-k-cifrovoy-ekonomike-na-rynok-truda.html (дата обращения: 20.07.2021).
23. Рынок труда и профессии будущего. Исследование Hays. Международная рекрутинговая компания Hays. [Электронный ресурс]. URL: http://www.hays.ru/cs/groups/hays_common/@ru/@content/documents/digitalasset/hays_2028838.pdf (дата обращения: 20.07.2021).
24. Цифровые дивиденды. Доклад Всемирного банка. Всемирный банк. [Электронный ресурс]. URL: https://openknowledge.worldbank.org/bitstream/handle/10986/23347/210671RuSum.pdf?sequence=16 (дата обращения: 21.07.2021).
25. Журавлева М., Лаврова И. Цифровая экономика пошла на прорыв. Рбк+. [Электронный ресурс]. URL: https://plus.rbc.ru/news/5fccf4697a8aa9b64bacbaeb (дата обращения: 23.07.2021).

Страница обновлена: 13.09.2021 в 23:18:38