Инновационная экосистема: региональный аспект

Маслюк Н.А.1, Медведева Н.В.1
1 Дальневосточный институт управления – филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации»

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 10, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2020)

Цитировать:
Маслюк Н.А., Медведева Н.В. Инновационная экосистема: региональный аспект // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – Том 10. – № 4. – С. 1893-1910. – doi: 10.18334/vinec.10.4.111175.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44491693

Аннотация:
Статья посвящена оценке состояния, проблем и возможных перспектив развития инновационных экосистем в России. Дана критическая оценка состояния системы основополагающих нормативных правовых и стратегических документов в вопросах формирования инновационной экосистемы. Сделан вывод об отсутствии общей методологии развития инновационных экосистем, вследствие чего субъекты Российской Федераций различно подходят к инновационному развитию территорий. Проводится анализ основных показателей инновационной активности Хабаровского края с целью установления причин их негативной динамики. Помимо очевидных причин – снижения объёмов финансирования инновационной сферы и их низкой доли в краевом бюджете, названо отсутствие системности в регулировании инновационного развития со стороны органов власти края. Следствием этого является отсутствие последовательности и обоснованности действий по реализации инновационной политики. Решением этих проблем может стать разработка методических основ формирования региональных технологизированных инновационных экосистем

Ключевые слова: инновационная экосистема, инновационная деятельность, научно-технологическая сфера, технологизированая инновационная система

JEL-классификация: jel O31, O32, O33



Введение

Актуальность темы. Несмотря на длительность периода формирования национальной и региональных инновационных экосистем в России и наличие отдельных положительных результатов, при более тщательном рассмотрении становятся явными такие проблемы, как отсутствие реального взаимодействия (переплетения интересов) государства и инновационных предприятий, провозглашение целей и отсутствие четких и понятных механизмов их достижения, подмена результатов деятельности предприятий реального сектора экономики достижениями субъектов научно-технологической деятельности. Подтверждением тому остаются крайне низкие показатели инновационной активности по большинству субъектов Российской Федерации, несмотря на наличие и реализацию в каждом из них государственных программ, так или иначе направленных на активизацию инновационной деятельности.

Вопросы формирования и проблематика функционирования региональных инновационных экосистем широко освещены в научной литературе авторами: Малыхиной И.О. [16, с. 2907–2918] (Malyhina, 2019, р. 2907–2918), Москвиной О.С. [17, с. 2937–2952] (Moskvina, 2019, р. 2937–2952), Никоновой Я.И. [19, с. 284] (Nikonova, 2018, р. 284), Тихоновой А. Д. [25, с. 1383–1392] (Tikhonova, 2019, р. 1383–1392), Яковцом Ю.В. [27, с. 56] (Yakovets, 2018, р. 56) и др.

Целью исследования явилась оценка эффективности, выявление проблем и тенденций развития инновационных экосистем в контексте эволюции нормативного правового и организационного регулирования.

Научная новизна исследования заключается в обосновании разработки единых методологических основ формирования региональных технологизированных инновационных систем (экосистем технологического развития).

Авторская гипотеза состоит в том, что современные тенденции развития инновационных экосистем влияют на их характер в сторону растущей технологизации инновационных процессов, вследствие чего возникает потребность в изменении подходов к их регулированию.

Методология исследования представлена общенаучными методами: качественного (наблюдение) и количественного (статистический) анализа и обобщения, нормативно-правовым, методами систематизации.

Неоспоримой тенденцией десятилетий второй половины ХХ века и начала ХХI века является достижение высоких социально-экономических показателей ведущих мировых экономик за счет активнейшего использования научно-технической и инновационной составляющих в качестве основы интенсивного экономического роста. Так, исследователи отмечают, что значительные экономические и социальные преимущества национальных экономик обеспечиваются переходом на инновационный путь развития [16] (Malyhina, 2019). Широкое применение инновационных технологий способствует более эффективной организации трудовой деятельности, следовательно, более высокой производительности труда и снижению продолжительности производственных процессов [19] (Nikonova, 2018).

При этом диффузия инноваций влияет на обновление и совершенствование производственных и социально-экономических процессов, что приводит к росту качества жизни населения.

Смена приоритетов основных направлений государственной политики, реализуемой сегодня в классическом варианте инкрементализма, влечет знаковые опережения-отступления как в социально-экономическом развитии, так и в научном осмыслении происходящего.

Отсутствие устойчивого роста, технологическое отставание, слабая конкурентоспособность, вызовы и задачи влекут поиск новых прорывных инструментов и технологий. Усиливается внимание к ряду направлений социально-экономического развития, в числе которых создание условий для инновационного развития и формирования инновационной экосистемы. Становится очевидным, что вне функционирования поддерживаемой государством инновационной экосистемы обеспечить конкурентные преимущества государства в современных условиях становится проблематичным. Аналогичным образом, точками применения силы становятся обеспечение благоприятного инвестиционного климата, трансформация делового климата, развитие конкуренции, социально-экономическое развитие сфер (отраслей) и территорий, проектное управление, цифровизация экономики.

Исследования [19] (Nikonova, 2018) подтверждают, что стимулирование инновационных процессов со стороны государства приводит к росту предпринимательской активности, увеличению доли малого и среднего бизнеса, и следовательно, их вклада в ВВП (что является одной из национальных целей развития Российской Федерации).

При этом качественный экономический рост возможен лишь при наличии и использовании факторов, которые активизируют и усиливают инновационную составляющую, то есть при наличии и функционировании инновационной экосистемы.

Лишь решение проблемы повышения качества экономического роста за счет наукоемких факторов может способствовать достижению стратегических целей развития России [4].

Отсутствие системности и попытка генерирования эффекта селективными направлениями развития усиливают риск недостижения намеченного. Можно наблюдать некую искусственность в подходах к стратегическому планированию в части целеполагания и программно-целевого метода управления, постулирование инновационного развития и затем смену их формата для целей реализации национальных проектов как нового вектора развития.

Неурегулированность инновационной деятельности, в том числе терминологии, попытки встраивания и отделения инновационной деятельности от научной и научно-технологической деятельности в правовом регулировании, применение несодержательных понятий относительно инновационности в контексте с экономикой, смена приоритетов с инновационного развития на научно-технологическое развитие вносят элементы имитационности в процесс практической реализации планов и программ [21–23].

Инновационная политика носит надстроечный характер, зависит от уровня развития базовых политик – финансовой, промышленной, технологической, научной, находится с ними во взаимосвязи и реализует свою обеспечивающую роль в обратном влиянии на них. Формирование и реализация государственной инновационной политики базируются на системных мерах социально-экономического развития и становятся основой для их развития.

Инновационное развитие, объективируемое инновационной политикой, носит двойственный характер: обеспечивает межотраслевое развитие по широкому спектру направлений, выступая непреложным условием и механизмом (инструментом) управления и нуждается в собственном развитии (путем формирования экосистемы).

Инновационная система менее статична во времени по причине уникальности новаций и технологий их производства. Новации не могут заменить производство множества продуктов, они сами после апробации внедрения и тиражирования становятся конвейерным продуктом. Поэтому термин «инновационная экономика» является иллюзорным понятием, речь может идти об инновационной ориентированности экономики (см. использование термина «инновационная экономика» – [3, 6, 7]). Экономика в зависимости от множества условий может наделяться различными характеристиками: социальная ориентированность, наукоемкость, инновационная ориентированность, инвестиционная активность, конкурентоспособность, технологизированность, цифровизация и др.

Инновации как продукт коллаборации науки, бизнеса, государства и сетевого взаимодействия могут существовать в длительном временном лаге только в условиях инновационной экосистемы.

Инновационная экосистема позиционируется как новая организационная целостность и способ производства инноваций на современном этапе экономического развития со свойственной ему сегментацией по кластерно-сетевым структурам [11, 24] (Andreeva, Astanina, 2020; Samorodova, Shutko, Yakunina, 2020). Экосистема, в свою очередь, понимается как определенная сетевая среда, в условиях которой инновации зарождаются коллективно и которая основана на горизонтальных связях юридически независимых участников [25] (Tikhonova, 2019). В таком понимании инновационная экосистема как сложноорганизованный организм шире, чем просто динамичная совокупность организаций (агентов) и институтов (норм и правил), она дополняется мобильной совокупностью их многомерных внутренних связей.

Самоорганизация, саморазвитие, адаптивность как ключевые характеристики инновационной системы не обеспечивают ее развитие без специальной регуляторной среды, прямого и опосредованного участия государства и государственной поддержки. Инновационная экосистема имеет разветвленную структуру, каждый элемент которой выступает подсистемой более низкого порядка, также структурированной определенным образом.

По вопросу структуры инновационной экосистемы не существует единой методологии ее формирования. Основными элементами инновационной экосистемы являются такие крупные подсистемы, как знания и технологии, акторы и сети, институты, в том числе регуляторная среда.

В другом значении инновационная экосистема представлена научно-технологической сферой и институциональной средой. В детальном представлении взаимосвязанными структурными элементами выступают фундаментальная и прикладная наука и образование (с формированием исследовательских компетенций и технических заделов); предпринимательский сектор, в том числе в научно-технологической сфере; инновационная инфраструктура, обеспечивающая коммерциализацию инноваций.

В соответствии с положениями Федерального закона «О науке и государственной научно-технической политике» под инновационной инфраструктурой понимается совокупность организаций, способствующих реализации инновационных проектов, включая предоставление управленческих, материально-технических, финансовых, информационных, кадровых, консультационных и организационных услуг [1]. Содержание понятия инфраструктуры позволяет выделить следующие ее подсистемы: производственно-технологическую (технопарки, бизнес-инкубаторы, центры трансфера технологий, инновационные научно-технологические центры, технополисы и инновационно-промышленные кластеры); финансовую (венчурные, страховые, инвестиционные, бюджетные фонды, фондовый рынок); экспертно-консалтинговую (центры общего и специализированного консалтинга, в том числе центры сопровождения).

Инфраструктура научной, научно-технической и инновационной деятельности формализована в мероприятиях государственной программы Российской Федерации «Научно-технологическое развитие Российской Федерации» по направлению обеспечения доступности инфраструктуры и информации, необходимых для осуществления научной, научно-технической и высокотехнологичной деятельности. Обеспечивается и развитие инфраструктуры за счет формирования сетей центров коллективного пользования научным оборудованием, инжиниринговых центров и центров экспериментального и мелкосерийного производства [9].

Правовое регулирование инновационной деятельности, основываясь на федеральном и региональном законодательстве, включает ряд специальных программ и проектов, содержащих заделы совершенствования правового регулирования и методологического обеспечения. Актуальным направлением инновационного развития остается курс на государственную инновационную политику стратегического и долгосрочного характера (активной научно-технической и инновационной политики), встроенную во все инициативы государства, в том числе промышленную политику.

Завершена реализация Стратегии инновационного развития Российской Федерации, принимаемой на период до 2020 года [6]. Не удалось достичь ряда целевых индикаторов реализации стратегии. На фоне определенного положительного опыта остаются проблемы слабой концентрации исследовательского потенциала, низкой мобильности российских исследователей, невосприимчивости экономики и общества к инновациям, низкой эффективности российских исследовательских организаций по сравнению со странами-лидерами, слабого взаимодействия сектора исследований и разработок с реальным сектором экономики; несогласованности приоритетов и инструментов поддержки научно-технологического развития.

Наличие указанных и иных неразрешенных проблем, препятствующих научно-технологическому развитию страны, признается в положениях принятой в 2016 году Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации, по содержанию которых можно судить об определенном уровне отставания в сфере инновационного развития в сравнении со странами, лидирующими в сфере инноваций [3].

Относительно Стратегии инновационного развития Российской Федерации возникал вопрос по указанию, что ее положения должны учитываться при разработке концепций и программ социально-экономического развития России [20]. Отсутствие механизма реализации и контроля такой односторонней взаимосвязи приводит к обратному результату. Вновь вопрос об инновациях остается актуальным с точки зрения создания инновационной среды для их развития и коммерциализации. Вопрос о принятии новой стратегии инновационного развития остается открытым. Федеральный закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации» не закрепляет положение о принятии стратегии инновационного развития, в отличие от стратегии научно-технологического развития, однако предусматривает принятие отраслевых документов стратегического планирования в целях обеспечения прямо указанных стратегий [2].

В свою очередь, Стратегия научно-технологического развития Российской Федерации объективирует двойственный характер научно-технологического развития и закрепляет направленность на научное и технологическое обеспечение реализации задач и национальных приоритетов Российской Федерации, определенных в документах стратегического планирования, разработанных в рамках целеполагания на федеральном уровне. При этом уточняется, что Стратегия является основой для разработки отраслевых документов стратегического планирования в области научно-технологического развития страны, государственных программ Российской Федерации, государственных программ субъектов Российской Федерации.

Закрепление в Стратегии научно-технологического развития положения о консолидации усилий акторов и участников инновационного развития по созданию благоприятных условий для применения достижений науки и технологий в интересах социально-экономического развития России указывает на создание сетевой среды. Обосновывает данное предположение и позволяет сделать вывод о формировании экосистемы технологического развития положение стратегии о том, что научные и образовательные организации, промышленные предприятия, иные организации, непосредственно осуществляющие научную, научно-техническую и инновационную деятельность и использующие результаты такой деятельности, федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации и находящиеся в их распоряжении инструменты должны обеспечивать целостность и единство научно-технологического развития России.

Принимая во внимание смысловую последовательность взаимосвязи терминов и сфер «наука», «научно-техническая и инновационная деятельность», можно в качестве доминанты принимать любую из указанных сфер. В качестве примера умозрительно выделим в качестве основного этапа – создание инноваций, предварительного – проведение научных исследований и завершающего – коммерциализацию инноваций. При этом усматривается доминирующая роль научно-технической деятельности в сфере инноваций и опосредующая роль науки и инновационной деятельности. Воздействие на доминанту возможно лишь в развитии всех указанных сфер. При таком понимании инновационного развития не является необходимым принятие стратегии инновационного развития. Вместе с тем воздействие на сферу науки повлечет необходимость развития (подготовки условий) научно-технической и инновационной деятельности [19] (Nikonova, 2018).

Вектор развития инновационной экосистемы задает и национальная технологическая инициатива, встраиваемая в ее инфраструктуру. Стратегия научно-технологического развития позиционирует национальную технологическую инициативу одним из основных инструментов, обеспечивающих преобразование фундаментальных знаний, поисковых и прикладных научных исследований в продукты и услуги, способствующие достижению лидерства российских компаний на перспективных рынках в рамках приоритетов научно-технологического развития [3].

Национальная технологическая инициатива – долгосрочная программа по созданию новых перспективных технологических рынков и отраслей и обеспечению условий для технологического лидерства страны к 2035 году [8, 9]. Формирование нового облика национальной технологической инициативы предусматривает пополнение перечня поддерживаемых рынков, обновление планов мероприятий (дорожных карт) как основного инструмента реализации национальной технологической инициативы, преимущественную опору на бизнес и экспертное сообщество, формирование пакета приоритетных мер поддержки технологического бизнеса и в целом широкого коалиционного действия. Принципиальным является направленность на формирование в стране регионального научно-технологического задела по направлениям национальной технологической инициативы, а также создание инфраструктурных центров национальной технологической инициативы.

Механизм встраивания инновационной экосистемы (экосистемы технологического развития) проявляется в реализации национальных проектов, однако с допущением определенной неоднозначности.

В перечне сформированных Правительством Российской Федерации национальных проектов по 12 стратегическим направлениям сегодня не выделен отдельный проект, направленный на активизацию инновационной деятельности в стране, но можно судить, что в составе каждого из них присутствует инновационная составляющая либо в виде одного из направлений реализации, либо в качестве ее инструмента.

Указом Президента Российской Федерации «О национальных целях и стратегических задачах до 2024 года» в том числе была определена национальная цель по ускорению технологического развития Российской Федерации, увеличению количества организаций, осуществляющих технологические инновации, до 50 процентов от их общего числа [4]. Условием достижения указанной национальной цели является реализация активной научно-технической и инновационной политики. Средствами достижения национальной цели выступает ряд национальных проектов (наука; образование; цифровая экономика и другие) [18, 26]. Однако прямого воплощения данная цель, как отмечено выше, в национальных проектах не нашла, в частности, по причине отсутствия критериев определения цели [15]. В результате пересмотра национальных целей развития Российской Федерации на период до 2030 года указанная выше цель не вошла в число национальных целей [5].

Национальные проекты реализуются посредством федеральных проектов с декомпозицией их показателей в показатели региональных проектов и мероприятия государственных программ [7, 9]. Корректировка национальных проектов, обусловленная пересмотром национальных целей развития, может изменить формат внимания к научно-технологическому развитию.

В пространственном развитии инновационная экосистема объективируется в национальную инновационную экосистему и ее региональные сегменты (региональные инновационные экосистемы), образующие единую метасистему. В отсутствие общей методологии развития инновационных экосистем субъекты Российской Федераций по-разному подходят к инновационному развитию территорий. В целом развитие инновационных экосистем в субъектах Российской Федерации проходит несистемно, в результате в различных субъектах Российской Федерации возникают различные модели региональных инновационных экосистем [13, 17] (Detter, Tukkel, 2016; Moskvina, 2019).

Доказано [27] (Yakovets, 2018), что ведущими факторами повышения конкурентоспособности отечественного производственного и финансового сегментов экономики являются активность инновационных процессов и скорость диффузии инноваций. Также подтвержден тот факт, что величина и степень влияния данных факторов определяются в том числе объемами финансирования НИОКР [14] (Eroshkin, 2011). Притом что бизнес заинтересован в наращивании этих объемов с целью повышения собственной конкурентоспособности, государство остается ведущим субъектом регулирования инновационной сферы, в том числе и в вопросах финансирования.

Что касается субъектов Российской Федерации, то, несомненно, в каждом на сегодняшний день сформирована или продолжает формироваться инновационная экосистема. Однако эти процессы во многом зависят от уровня социально-экономического развития территории, ее исторических особенностей и отраслей специализации.

В Хабаровском крае с 2012 года реализуется краевая государственная программа «Инновационное развитие и модернизация экономики Хабаровского края» [10] (далее – Программа).

Оценка эффективности реализации данной программы и ее результатов, характеризуемых изменением показателей инновационной активности региона за период 2016–2019 годов, показала следующее.

Что касается объемов финансирования, то по подпрограмме создания инновационного кластера финансирование относительно стабильное по годам, по направлению создания и развития инновационной инфраструктуры постоянно снижается, по двум другим направлениям финансирование осуществлялось только в одном году: развитие комплексной поддержки инновационной деятельности организаций – в 2016 году, региональный проект «Акселерация субъектов малого и среднего предпринимательства» – в 2019 году. Можно отметить, что общие объемы финансирования Программы снижаются (резкий рост в 2019 году за счет выделения средств из федерального бюджета на стимулирование малого и среднего бизнеса, однако эти расходы не носят постоянного характера), что может оказать негативное влияние на инновационную сферу региона.

Рисунок 1. Объемы финансирования направлений Программы, млн руб.

Источник: составлено на основе данных официальных отчётов Министерства инвестиционного развития и предпринимательства Хабаровского края: https://khabkrai.ru/khabarovsk-krai/Proekty/Gosudarstvennye-celevye-programmy/700 (дата обращения: 01.10.2020).

Относительно структуры финансовых средств, выделенных на Программу: в анализируемом периоде средства бюджета края преобладали и имели тенденцию к увеличению (незначительному) при сокращении объемов финансирования из федерального бюджета. При этом в 2019 году (как уже отмечалось ранее) из федерального бюджета были выделены существенные средства для акселерации субъектов малого и среднего предпринимательства в сфере инновационной деятельности. Стабильность объемов финансирования из краевого бюджета можно отметить в качестве положительного фактора влияния.

Рисунок 2. Структура источников финансирования Программы, млн руб.

Источник: составлено на основе данных официальных отчетов Министерства инвестиционного развития и предпринимательства Хабаровского края: https://khabkrai.ru/khabarovsk-krai/Proekty/Gosudarstvennye-celevye-programmy/700 (дата обращения: 01.10.2020).

Оценка доли объемов финансирования Программы из краевого бюджета в общей величине расходов бюджета Хабаровского края показала, что она крайне мала (0,03%) и на протяжении анализируемого периода стабильна (табл. 1).

Таблица 1

Соотношение расходов на финансирование Программы с расходами бюджета Хабаровского края

Показатель
2016 год
2017 год
2018 год
2019 год
Всего расходов бюджета Хабаровского края, млн руб.
86 832 ,47
95 936, 06
111 200,8
114 354,03
Расходы на финансирование мероприятий Программы, млн руб.
28,99
32,21
30,31
35,79
Удельный вес, %
0,033
0,034
0,027
0,031
Источник: составлено на основе данных Министерства финансов Хабаровского края: https://minfin.khabkrai.ru/portal/Menu/Page/231 (дата обращения: 03.10.2020).

Таким образом, анализ финансовых условий реализации Программы инновационного развития Хабаровского края позволяет сделать вывод, что при относительной стабильности финансовых средств, выделяемых из краевого бюджета, их доля крайне мала и данный факт имеет негативный характер на фоне снижения финансирования из федерального бюджета.

Анализ показателей инновационной активности Хабаровского края за период с 2016 по 2019 год позволил заключить следующее.

Показатель инновационной активности в регионе с 2017 года имеет тенденцию к снижению.

Рисунок 3. Уровень инновационной активности организаций в Хабаровском крае

Источник: составлено на основе данных Федеральной службы государственной статистики: https://rosstat.gov.ru/folder/14477 (дата обращения: 15.10.2020).

Аналогичная тенденция наметилась по удельному весу организаций, осуществлявших технологические инновации в Хабаровском крае.

Рисунок 4. Удельный вес организаций, осуществлявших технологические инновации в Хабаровском крае

Источник: составлено на основе данных Федеральной службы государственной статистики: https://rosstat.gov.ru/folder/14477 (дата обращения: 15.10.2020).

Относительно текущих затрат предприятий на НИОКР сохраняется подобная тенденция к снижению.

Рисунок 5. Внутренние текущие затраты на научные исследования и разработки по видам работ, млн руб.

Источник: составлено на основе данных Федеральной службы государственной статистики: https://rosstat.gov.ru/folder/14477 (дата обращения: 17.10.2020).

Объемы отгруженных инновационных товаров в периоде и их удельный вес (рис. 6 и 7) изменялись за рассматриваемый период подобно указанным выше показателям.

Рисунок 6. Отгружено инновационных товаров собственного производства, работ, услуг, выполненных собственными силами, млн руб.

Источник: составлено на основе данных Федеральной службы государственной статистики: https://rosstat.gov.ru/folder/14477 (дата обращения: 17.10.2020).

Рисунок 7. Удельный вес инновационной продукции в общем объеме отгруженной продукции, %

Источник: составлено на основе данных Федеральной службы государственной статистики: https://rosstat.gov.ru/folder/14477 (дата обращения: 18.10.2020).

Что касается затрат предприятий на технологические инновации, то это один из показателей, который за анализируемый период имеет тенденцию к росту. Она может указывать на растущую технологизацию инновационной деятельности, однако пока (как видно из анализа) данный тренд не может положительно повлиять на сложившуюся ситуацию.

Рисунок 8. Затраты на технологические инновации, млн рублей

Источник: составлено на основе данных Федеральной службы государственной статистики: https://rosstat.gov.ru/folder/14477 (дата обращения: 18.10.2020).

Анализ ситуации по отдельным годам показал, что наиболее благоприятным с точки зрения показателей инновационной активности был 2017 год. Можно предположить, что существенное улучшение показателей с последующим их снижением связано с размещением и выполнением государственного оборонного заказа на Комсомольском-на-Амуре авиационном заводе имени Ю.А. Гагарина, являющемся ядром инновационного территориального кластера авиастроения и судостроения Хабаровского края, деятельность которого прямо отражается на приведенных выше показателях.

Подводя итог, можно констатировать следующее: снижение объемов финансовой поддержки федерального уровня, стабильно низкая доля объемов финансирования мероприятий Программы из бюджета Хабаровского края приводят к снижению показателей инновационной активности региона. Отсутствие интереса к данному направлению развития края со стороны органов государственной власти отодвигает достижение целей инновационной политики на неопределенную перспективу.

При этом наличие положительных результатов, таких как создание и функционирование объектов инновационной инфраструктуры (Инновационный территориальный кластер авиастроения и судостроения Хабаровского края, Региональный центр инжиниринга, Центр кластерного развития, Центр сертификации, стандартизации и испытаний, Краевой бизнес-инкубатор (КнАКБИ)), совершенствование институциональной базы инновационной деятельности (организационных и нормативных правовых основ), развитие региональной инфраструктуры поддержки и продвижения результатов и субъектов инновационной деятельности, 16-е место в рейтинге инновационного развития субъектов Российской Федерации в 2019 году (по данным ИСИЭЗ ВШЭ; Рейтинг инновационного развития субъектов Российской Федерации. 6 выпуск. – https://issek.hse.ru/rirr2019) свидетельствуют о возможности изменения траектории социально-экономического развития Хабаровского края в направлении повышения темпов экономического роста за счет прироста результатов инновационной деятельности.

Таким образом, наблюдаемая трансформация инновационной экосистемы в экосистему технологического развития является результатом реагирования на скорость изменений и попытку использовать возможности технологического рывка (по сути, технократического подхода) как наиболее оптимального сценария научно-технологического развития. Сложившиеся условия и среда «выбирают» сценарий технологического рывка (против технологической адаптации [12] (Gokhberg, Sokolov, Chulok, 2017)) для целей создания и развития технологий, которые позволят повысить темпы роста экономики. При этом технологии выходят за пределы высокотехнологических отраслей, мир высоких технологий становится частью повседневной жизни.

Очевидное отставание (запаздывание) большинства субъектов Российской Федерации в части научно-технологического развития в связи со сменой парадигмы научно-технологического развития, сменой вектора государственного развития, финансовыми и инфраструктурными проблемами оставляет их в стадии формирования инновационных экосистем без рецептуры формирования регионального научно-технологического задела.

Ряд правовых новшеств для целей их эффективного правоприменения обеспечивается методологически, что вполне соотносится с научно-технологическим развитием и инновационной деятельностью как наиболее сложноорганизованных и затратных сфер. Следуя этой логике, к рекомендациям по ускорению внедрения регионального научно-технологического задела в субъектах Российской Федерации следует отнести выработку единых методологических основ формирования региональных технологизированных инновационных систем (экосистем технологического развития).

Заключение

В проведенном исследовании была дана оценка состояния современного этапа развития инновационной экосистемы и обоснована ее трансформация в экосистему технологического развития. Определены проблемы отставания (запаздывания) субъектов Российской Федерации в части научно-технологического развития; снижения объемов финансирования инновационной сферы, недостаточной динамики инновационной составляющей реального сектора экономики и инновационной активности (на примере Хабаровского края); разрыва между формированием инновационной инфраструктуры и получением заметных результатов функционирования инновационной экосистемы; отсутствия понимания технологий формирования регионального научно-технологического задела и общей методологии развития региональных инновационных экосистем. К рекомендациям по нивелированию указанных проблем и возможным направлениям дальнейших исследований отнесена необходимость создания единых методологических основ формирования региональных технологизированных инновационных систем (экосистем технологического развития) и методик развития и функционирования основных элементов инновационной экосистемы путем создания в том числе технологических карт формирования кластерно-сетевых структур, коммерциализации технологических инноваций и др.


Источники:

1. О науке и государственной научно-технической политике: федер. закон от 23 августа 1996 № 127-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 1996. № 35. Ст. 4137.
2. О стратегическом планировании в Российской Федерации: федер. закон от 28 июня 2014 № 172-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 2014. № 26 (ч.I). Ст. 3378.
3. О Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации: указ Президента РФ от 01 декабря 2016 № 642 // Собр. законодательства РФ. 2016. № 49. Ст. 6887.
4. О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года: указ Президента РФ от 7 мая 2018 года № 204 // Собр. законодательства РФ. 2018. № 20. Ст. 2817.
5. О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года: указ Президента РФ от 21 июля 2020 № 474 // Собр. законодательства РФ. 2020. № 30. Ст. 4884.
6. Об утверждении Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года: распоряжение Правительства РФ от 08 декабря 2011 № 2227-р // Собр. законодательства. 2012. № 1. Ст.216.
7. Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Экономическое развитие и инновационная экономика»: постановление Правительства РФ от 15 апреля 2014 № 316 // Собр. законодательства РФ. 2014. № 18 (ч. II). Ст. 2162.
8. О реализации Национальной технологической инициативы: постановление Правительства РФ от 18 апреля 2016 № 317 // Собр. законодательства РФ. 2016. № 17. Ст. 2413.
9. Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Научно-технологическое развитие Российской Федерации» (подпрограмма 5 «Инфраструктура научной, научно-технической и инновационной деятельности»): постановление Правительства РФ от 29 марта 2019 № 377 // Собр. законодательства РФ. 2019. № 15 (ч. III). Ст. 1750
10. Об утверждении государственной программы Хабаровского края «Инновационное развитие и модернизация экономики Хабаровского края»: постановление Правительства Хабаровского края от 26 июня 2012 г. № 212-пр // Собр. законодательства Хабаровского края. 2012. № 6 (119). Часть II.
11. Андреева Т.А., Астанина Л.А. Характеристика инновационных кластеров Сибирского федерального округа России // Экономические отношения. – 2019. – Том 9. – № 4. – с. 2979-2988. – doi: 10.18334/eo.9.4.41198. (дата обращения 30.09.2020)
12. Глобальные тренды и перспективы научно-технологического раз вития Российской Федерации: краткие тезисы: доклад к XVIII Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества, Москва, 11–14 апреля 2017 г. / Л. М. Гохберг, А. В. Соколов, А. А. Чулок и др.; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». - М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2017. - 39 с. https://elibrary.ru/item.asp?id=38199833 (дата обращения 02.10.2020)
13. Деттер Г.Ф., Туккель И.Л. О принципах проектирования региональных инновационных экосистем // Инновации. 2016. № 1 (207). – С. 70-78. https://elibrary.ru/item.asp?id=25683911 (дата обращения 30.09.2020)
14. Ерошкин А.М. Формирование эффективных механизмов финансирования инновационного роста российской экономики // Экономический анализ: теория и практика. – 2011. – № 20 (227). – С. 12-28. https://elibrary.ru/item.asp?id=16345592 (дата обращения 22.09.2020)
15. Информация от 23 июля 2020 г.: Комментарии к Указу «О национальных целях развития РФ на период до 2030 года» // размещено на сайте: https://www.sularu.com/theme/11059 (дата обращения 02.10.2020)
16. Малыхина И.О. Ан2907-2018ализ приоритетов инновационно-технологического развития России // Экономические отношения. – 2019. – Том 9. – № 4. – с. 2907-2918. – doi: 10.18334/eo.9.4.41253. (дата обращения 22.09.2020)
17. Москвина О.С. Пространственная поляризация как фактор инновационного развития регионов Российской Федерации // Экономические отношения. – 2019. – Том 9. – № 4. – с. 2937-2952. – doi: 10.18334/eo.9.4.41425. (дата обращения 22.09.2020)
18. Национальный проект «Наука»: // https://futurerussia.gov.ru/nauka (дата обращения 10.10.2020)
19. Никонова, Я.И. Стратегия инновационного развития России: теория и методология финансирования: монография / Я.И. Никонова. - Москва: Издательство «КноРус», 2018. — 284 с. https://elibrary.ru/item.asp?id=41330082 (дата обращения 20.09.2020)
20. Об утверждении Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года: справка от 08 декабря 2011 г. на официальном сайте Правительства РФ // http://government.ru/docs/9282/ (дата обращения 10.10.2020)
21. Проект Федерального закона № 97090719-2 «Об инновационной деятельности в Российской Федерации» (снят с рассмотрения, 13.09.1999); проект Федерального закона № 99029071-2 «Об инновационной деятельности и о государственной инновационной политике» (снят с рассмотрения, 2001) // https://sozd.duma.gov.ru/bill/97090719-2 (дата обращения 02.10.2020)
22. Проект Федерального закона № 344994-5 «Об инновационной деятельности в Российской Федерации» (отклонен, 2010) // https://sozd.duma.gov.ru/bill/344994-5 (дата обращения 02.10.2020)
23. Проект Федерального закона «О научной, научно-технической и инновационной деятельности в Российской Федерации» (подготовлен Минобрнауки России, не внесен в ГД ФС РФ, 2017) // http://www.consultant.ru/law/hotdocs/53106.html/ (дата обращения 02.10.2020)
24. Самородова Л.Л., Шутько Л.Г., Якунина Ю.С. Цифровые экосистемы и экономическая сложность региона как факторы инновационного развития // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – Том 9. – № 2. – с. 401-410. – doi: 10.18334/vinec.9.2.40607. (дата обращения 22.09.2020)
25. Тихонова А. Д. К вопросу о развитии инновационных экосистем в современной экономике // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – Том 9. – № 4. – с. 1383-1392. – doi: 10.18334/vinec.9.4.41449. (дата обращения 22.09.2020)
26. Технологическое развитие. Приоритетные направления: информация Министерства экономического развития Российской Федерации // официальный сайт Министерства экономического развития России: https://www.economy.gov.ru/material/directions/tehnologicheskoe_razvitie/ (дата обращения 06.10.2020)
27. Яковец, Ю.В. Политическая экономия цивилизаций — фундаментальная основа долгосрочной стратегии: Научный доклад / Ю.В. Яковец. - Москва: Проспект, 2018. - 56 с. https://search.rsl.ru/ru/record/01009599300 (дата обращения 20.09.2020)

Страница обновлена: 22.04.2021 в 16:37:17