Развитие экосистемы проектной деятельности университета в интересах ключевых стейкхолдеров региона

Березин А.С.1, Минаева О.А.1, Медведицкова А. С.1, Юрова О.В.1
1 Волгоградский государственный технический университет

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 13, Номер 1 (Январь-март 2023)

Цитировать:
Березин А.С., Минаева О.А., Медведицкова А. С., Юрова О.В. Развитие экосистемы проектной деятельности университета в интересах ключевых стейкхолдеров региона // Вопросы инновационной экономики. – 2023. – Том 13. – № 1. – doi: 10.18334/vinec.13.1.117040.

Аннотация:
В статье обосновывается актуальность формирования экосистемы проектной деятельности, способствующей созданию практико-ориентированной модели образования в тандеме университет-стейкхолдеры. Взаимодействие университетов и региональных стейкхолдеров в едином смысловом поле позволит создать условия и возможности для выявления, развития и поддержания инициатив талантливой молодежи, а также сформировать на выходе когорту студентов, обладающих актуальными профессиональными и вне профиля обучения компетенциями, что сократит квалификационный разрыв между реальными компетенциями и навыками выпускников и требуемыми рыночной экономикой (конкретными предприятиями). Формирование подобного механизма позволит сократить «вымывание» интеллектуального потенциала из регионов, закрепить инновационные разработки и талантливую молодежь для решения задач регионального развития. Авторами представлена универсальная модель экосистемы проектной деятельности, которая может масштабироваться другими университетами. На региональном примере рассмотрен механизм выстраивания экосистемной линии проектной деятельности. Определены ключевые точки входа и взаимодействия элементов экосистемы, описаны качественные результаты для каждого сегмента целевой аудитории проекта. По результатам проведенного исследования выявлены узкие места экосистемной модели (вариации взаимодействия между участниками) и предложены решения, способствующие ее перманентному функционированию и достижению положительных результатов.

Ключевые слова: экосистема, проектная деятельность, экосистемная модель проектной деятельности, развитие университета, стейкхолдеры, инновационная активность университета, интеллектуальный потенциал

JEL-классификация: I23, O15, O31



ВВЕДЕНИЕ

Для повышения уровня экономического развития регионов необходимо развивать собственный интеллектуальный потенциал, разрабатывать мотивационные программы удержания на собственной территории интеллектуально активной молодежи, оказывать различные виды поддержки молодому прогрессивному поколению новаторов, приземлять проектные группы, создавать условия для развития инноваций.

Данная проблематика всегда была актуальна для регионов, которые страдают от отрицательной миграции, постоянного оттока молодежи, экономически активного населения, разработчиков технологических решений и сервисов. В настоящее время актуальность ее обострилась с учетом большого количества факторов экономического, политического, социального свойства, что серьезно влияет на социально-экономическую ситуацию в регионах, снижая привлекательность региона для жизни, работы, выстраивания траекторий развития.

Вопросы развития инновационной активности регионов, стимулирования роста интереса молодежи к инженерному и научно-техническому творчеству; обеспечения инфраструктурных и иных условий для разработки и реализации инноваций, взаимодействия и ресурсной поддержки компаниями данных процессов не в состоянии обеспечить ни одна, даже крупная компания в регионах присутствия.

Вместе с тем университеты, являясь платформой для развития научного, инновационного и творческого потенциала, вполне способны направить мощный интеллектуальный фронт в нужное для экономики региона русло. Однако и им, отдельно от всех остальных участников этого процесса, создавать все необходимые условия для взращивания перспективных идей и создания условий по доведению их до практической реализации, получается не всегда эффективно в силу целого ряда обстоятельств: инфраструктурные ограничения, отсутствие возможности апробации результатов и тестирования разработок в производственных условиях, недостаток профильной экспертизы, неотлаженный механизм партнерских коммуникаций, слабое освещение инновационных молодежных разработок в СМИ на уровне региона и выше и др.

Проблема. Классическая модель образовательного процесса, нивелирующая креативный и практико-ориентированный подход, не может гибко и быстро адаптироваться к непрерывному развитию внешней среды, развивать необходимые профессиональные и надпрофессиональные компетенции под индивидуальные запросы, вступать в продуктивное сотрудничество с региональными стейкхолдерами, которые вынуждены своевременно реагировать на изменяющиеся внешние условия. В результате выпускникам часто трудно устроиться по специальности, поскольку они не обладают в достаточной степени нужными работодателю компетенциями в решении расширяющегося круга задач, узкая специализация дает слабую вариацию возможных карьерных траекторий, слабые связи с реальным сектором не позволяют сформировать практические навыки, представляющие первостепенный интерес для работодателя. Последствия неприспособленности выпускников вузов к реальным запросам рыночной среды: не достаточная для изменяющихся более быстрыми темпами предприятий квалификация выпускающихся кадров, снижение инновационного, научного потенциала региона, миграция молодежи в более успешные регионы, падение уровня и качества жизни, взаимные разочарования процессом и результатами образования.

Понимание актуальности обозначенных проблем и повышение к ним интереса у целого ряда стейкхолдеров, как федерального, так и регионального уровня, демонстрирует активное появление проектов, программ, мероприятий, призванных комплексно подходить к решению задач модернизации подходов к образованию. Речь, в частности, идет о содержании образовательных программ, новых форматах, инструментах, технологиях образовательного процесса, с привлечением всех ключевых целевых аудиторий и учетом их интересов.

Со стороны государства наблюдается повышение значимости указанных проблем, разрабатываются и внедряются меры поддержки (в том числе финансовой) развивающегося формата образования в тандеме университет-стейкхолдеры. Одним из примеров является реализация федерального проекта «Платформа университетского технологического предпринимательства», ставшего частью перечня 42 стратегических инициатив социально-экономического развития России. Проект нацелен на вовлечение студентов в технологическое предпринимательство и формирование пояса серийных предпринимателей. Ключевой активностью проекта является «Студенческий стартап», реализуемый при грантовой поддержке Фонда Содействия Инновациям [1, 15]. Необходимость создания условий для выявления и поддержания инициатив талантливой молодежи, обеспечения инфраструктуры для проведения исследовательских работ, а также формирования эффективной коммуникации между научными, университетскими и бизнес-центрами отражены в стратегических документах социально-экономического развития России [1].

Одним из актуальных форматов, позволяющих создать условия для практико-ориентированного образования, доказавших свою эффективность, является проектная деятельность, способствующая раскрытию научного, творческого, инженерного, предпринимательского потенциала обучающихся. Основы проектной деятельности уже заложены многими университетами в свои программы развития. Это находит свое отражение в изменении образовательных форматов: появляются тематические дисциплины, модули, практики, интенсивы для формирования необходимых компетенций, востребованных работодателями; внеучебные конкурсные активности с проектными решениями на выходе. Анализ деятельности университетов, делающих ставку на проектную работу в своих заявлениях, показывает, что достаточно часто встраивание проектной деятельности в контур образовательного процесса носит временный, не системный, очаговый, иногда чисто «отчетный» характер. Отсутствие комплексного подхода к данной деятельности со стороны многих университетов накладывает свой отпечаток на механизм взаимодействия в этом направлении с бизнесом и представителями администраций регионов. Представители бизнеса зачастую не знают о существовании внутри университетов потенциально перспективных идей, наличии проектных команд, созданных решениях, не имеют четкого понимания вектора взаимодействия с вузом в этом направлении, форматах участия в проектных активностях, в том числе потому, что не находят подтверждения постоянной, системной, конструктивно выстроенной работы с понятным входами и выходами, результатами, которые интересны всем участникам процесса: студентам, научным коллективам, бизнес-структурам, которые в свою очередь нуждаются в расшивании слабого звена в своей производственной цепочке и могут предложить собственные бизнес-кейсы для проектных решений, институтам развития, готовым оказывать поддержку талантливым разработчикам.

Построить единое смысловое поле общения между университетом и всеми стейкхолдерами, заинтересованными как в процессе, так и результатах проектных инициатив, возможно при переходе на экосистемную модель проектной деятельности, способную сдвинуть решение проблемы, обозначенной выше, и закрепить логику взаимодействия с учетом интересов всех участников.

Цель исследования, рабочая гипотеза.

Целью исследования является попытка применения концепции экосистемного подхода для создания универсальной модели развития проектной деятельности университета, направленной на реализацию инновационных разработок и интеллектуального потенциала молодежи с использованием инструментов взаимодействия с ключевыми региональными стейкхолдерами.

Гипотеза.

Авторами выдвинута следующая рабочая гипотеза

Бизнес-структуры и региональная власть не будут выстраивать системную работу с университетом до тех пор, пока вуз не продемонстрирует комплексную модель взаимодействия с учетом выгод и ценности результатов этого взаимодействия для всех стейкхолдеров, понятный механизм этого взаимодействия и устойчивую обратную связь.

Достижение указанных выше условий возможно за счет применения концепции экосистемного подхода для формирования среды взаимодействия, механизма взаимодействия и общих выгод, дающих эффекты во внешнем контуре (регионе).

Научная новизна.

Университету и только университету с сильным НИОКР возможно примерить на себя роль ключевого драйвера технологического, научного, инновационного развития региона. Именно университет способен взять на себя задачу главного коммуникатора между представителями бизнеса, выдающими заказ на научные разработки (устранение слабого звена производственного цикла), предоставляющими профильную экспертизу, доступ к производственным площадкам для апробации технических решений, властью, заинтересованной в приземлении инноваций и их разработчиков в регионе, студентами, аспирантами, молодыми учеными, представляющими интеллектуальные, инновационные и творческие пути решения поставленных бизнес-задач.

Университет формирует единую точку входа для всех стейкхолдеров, региональную площадку проектных активностей для молодежи на различных этапах обучения и направлений подготовки, параллельно вовлекая в эти процессы и НПР университета в качестве наставников проектов, экспертов по технологическому фокусу, используя весь спектр научных и технологических связей как в академической, так и производственной среде. Решать задачи, обозначенные выше, не получится единолично ни одной группе стейкхолдеров. Университет, аккумулируя полный спектр своих связей и накопленной экспертизы по всей стране, может производить результаты на воспроизводимой основе, тиражируя лучшие практики вовне. Использование концепции экосистем для построения механизма взаимодействия всех стейкхолдеров представляется авторам наиболее продуктивным.

Материалы и методы. В статье использовались методы кабинетного исследования для формирования терминологической базы, анализа опыта университетов и полевого исследования проектной деятельности на региональном уровне. Информационной базой исследования послужили нормативно-правовые документы в сфере реализации стратегических документов социально-экономического развития страны. Научная проработка тематики статьи основана на анализе исследований концепции экосистем, применения этой концепции в деятельности университетов, ее использования для построения программ и проектов развития университета, поставившего себе цели полноценной интеграции со стратегией развития региона.

Значимость подобной интеграции рассматривалась исследователями под разными углами зрения. В исследовании Н. В. Фадейкиной, С. В. Гриневой и О. А. Сапрыкиной [13] (Fadejkina, Grineva, Sapry`kina, 2018) сделан упор на социальную ответственность университета, которая является объективным и прозрачным отражением воздействия университета на внешнюю среду. Ими рассмотрена практическая значимость и необходимость взаимодействия вузов с представителями бизнеса, поскольку их тесное сотрудничество с устойчивой обратной связью оказывает существенное влияние на социально-экономическое развитие в регионах присутствия. Трансформацию образовательного процесса в сотрудничество между вузом и региональными стейкхолдерами на взаимной выгоде и пользе обеспечивает экосистемный подход, который по мнению авторов, обладает признаками самоорганизации, саморегулирования и саморазвития.

Описание практики взаимодействия вузов и бизнеса на предпринимательских началах и их положительное влияние на формирование региональных инновационных центров отражены в научной работе В. М. Саввинова, В. Н. Стрекаловского. Авторы отметили эффективность продвижения идей в проектной форме для реализации задач регионального развития [13] (Savvinov Ivanov Strekalovskij, 2021).

Проблема взаимодействия университетов со стейкхолдерами имеет глубокую научную проработку на основе авторского исследования, проведенного Тихоновой А. Д. [11] (Tixonova, 2017) Эффективность образовательной деятельности университетов и их положительное влияние на развитие региональный и национальной экономики оказывает процесс формирования и поддержания конструктивного диалога между вузами и представителями бизнес-структур. Анализируя отношение стейкхолдеров к образовательной деятельности университетов, было выявлено, что набор профессиональных компетенций будущих выпускников не соответствует требованиям работодателей, которые не готовы кардинально «доучивать» молодых специалистов. В то же время не каждый работодатель смог сформировать четкий образ требуемых компетенций. Анализ научной работы А. Д. Тихоновой еще раз подтвердил актуальность дальнейшего исследования данной тематики в целях формирования контуров нового типа взаимодействия между вузами и бизнесом по принципам экосистемы (комплексности, устойчивости, взаимной выгоды и пользы, созданием инновационной ценности.

Анализом зарубежного и российского опыта взаимодействия между университетом и стейкхолдерами в части реализации третьей «предпринимательской миссии» университета занимались авторы А.П. Клемешев, Е.В. Кудряшева, С. Э Сорокин [7] (Klemeshev, Kudryashova, Sorokin, 2019). Исследуя отечественный опыт взаимодействия вузов с ключевыми стейкхолдерами, авторами был выявлен ряд проблемных позиций, затрудняющих эффективное сотрудничество между ними: отсутствие системного подхода при работе со стейкхолдерами, превалирование традиционной модели образования, слабые механизмы влияния стейкхолдеров на формирование образовательных программ. Одним из ключевых принципов стейкхолдерского подхода к управлению университетами является развитие проектной деятельности.

В научной работе А. А. Фёдоровой и др. [14] (Fedorov, Paputkova, Samerxanova, 2018) предложена модель формирования экосистемы университета. Ее реализация возможна при выстраивании индивидуальных векторов карьерного роста научно-педагогических работников, которые самостоятельно определяют приоритетный для себя вид деятельности (научно-исследовательский, проектировочный и т.д.).

Успешный опыт проектной деятельности университета, основанный на принципах экосистемной интерпретации взаимодействия между его участниками (университет и региональные стейкхолдеры), подробно описан в научной статье Т. В. Ашутовой, З. Ю. Желниной [2] (Ashutova, Zhelnina, 2019). Инициатива организации проектной деятельности университета в соответствии с запросами региональных стейкхолдеров, их взаимное влияние и роль в развитии благоприятного социально-экономического поля подчеркивает значимость экосистемной линии в происходящей трансформации образовательного процесса.

Углубленное изучение экосистемного подхода представлено в трудах Ушвицкого Л. И., Тер-Григорьянц А.А., Деньщик М.Н. [12] (Ushviczkij, Ter-grigor`yancz, Den`shhik, 2021). Научная группа во главе с Ушвицким Л. И. представляет собственное видение экосистемы как перспективного устойчивого формата сотрудничества на взаимной выгоде в целях создания ценности.

Формированием четкого понятийного аппарата «экосистемы» и контекстом его применения занималась Л. А. Раменская [8] (Ramenskaya, 2020). Проведенный ею анализ использования концепции «экосистема» выявил следующие области: инновационная экосистема, экосистема бизнеса, предпринимательская экосистема и экосистема на основе платформ.

Опыт использования термина «экосистема» широко используется в контексте образовательной, предпринимательской и инновационной экосистемы университета [5] (Izotova, 2022).

Термин экосистема в экономической интерпретации был введен Дж. Ф. Мура. Его метафора экосистемы определяется как перманентно развивающиеся сообщества, объединяющее участников из разных сфер для создания инновационной ценности на основе кооперативного и конкурентного сотрудничества [3] (Bogdanov, Timchenko, 2019), [13] (Fadejkina, Grineva, Sapry`kina, 2018), [8] (Ramenskaya, 2020).

По мнению Л. А. [8] (Ramenskaya, 2020) экосистема – кооперация автономных организаций, производящих ценность для потребителя путем совместного использования ресурсов и компетенций.

Опираясь на взгляды Сергеевой К. Н. и Казанцевой Н. В. [10] (Sergeeva, Kazanceva, 2021), экосистемный подход основан на самостоятельной инициативе университета в проведение научных исследований и создании результатов интеллектуальной деятельности с их последующей коммерциализацией.

Дёрина Н. В. И, Савва Л. И., Рабина Е. И. [4] (Dyorina, Savva, Rabina 2020) исследовали понятие «экосистема» в контексте университета, определяя университетскую экосистему как сообщество со структурой предпринимательского типа, в основе которого лежит инновационное развитие вуза. Формальное и неформальное взаимодействие между участниками сообщества нацелено на обмен знаниями и компетенциями, их обогащение и трансформацию.

Клейнер Г. Б. [6] (Klejner, 2019) рассматривает экосистему университета сквозь призму взаимодействия ее структурных частей: организационной, инфраструктурной, проектной и процессной.

Проанализировав подходы к определению категории «экосистема университета» наиболее цитируемых исследователей, работающих в этом научном поле, авторами предоставляется собственная интерпретация термина «экосистема университета», под влиянием которого формируется новый контур взаимодействия между вузами и ключевыми стейкхолдерами. Следуя логике экосистемного подхода, университет рассматривается как площадка, обладающая необходимым (критичным) набором ресурсов (инфраструктурой для осуществления НИОКР на различных этапах; критической массой исследователей среди студентов, аспирантов, НПР для реализации актуальных задач предприятий и организаций, как прикладного, так и более фундаментального характера с заделом на будущее; мотивационными программами, способными воспроизводить исследования (проекты, решения) на регулярной основе и удерживать интеллектуальные кадры в регионе), и осуществляющая ключевую интеграционную функцию между всеми заинтересованными участниками, формируя особый тип комплексного взаимовыгодного сотрудничества, отличающийся гибкостью, инновационностью, высокой степенью вовлечения и совместного использования индивидуальных ресурсов для получения общих значимых результатов.

Результаты и их обсуждение. Создать механизм системной работы и взаимовыгодного сотрудничества с устойчивой обратной связью между университетом и ключевыми региональными стейкхолдерами возможно в рамках экосистемного подхода. Для этого авторами разработана универсальная модель экосистемы проектной деятельности университета с необходимыми входными и объединяющими элементами (рис.1).

Рисунок 1. Универсальная модель экосистемы проектной деятельности

Источник: составлено авторами

Логика взаимодействия между университетом и региональными стейкхолдерами базируется на согласовании профессиональных интересов в целях выстраивания взаимовыгодной коммуникации, поиска точек роста для каждого участника и возможного совместного использования ресурсов и компетенций для решения задач развития, решение которых единоличными ресурсами крайне проблематично.

Речь, в частности, идет о наличии молодых разработчиков, исследователей, пока не отягощенных излишними знаниями о барьерах и ограничениях в реализации инициатив, проектов, решений, и потому способных творить, смотреть более широко и открыто на перспективу, а еще точнее – об их количестве. Функционирующая в своих производственных циклах организация не обладает таким ресурсом, в отличие от университета, где пополнение этого ресурса осуществляется на воспроизводимой основе.

Еще одним ресурсом, имеющим особую ценность, которым обладает многопрофильный университет в большей степени, чем производственное предприятие – это профессиональная сеть контактов, формирующаяся благодаря имеющимся и перспективным научным школам, реализуемым проектам, далеко выходящая за пределы региона и даже страны. Количество НПР со своей профессиональной сетью контактов в университете значительно превосходит количество сотрудников, вовлеченных в исследования и разработки на предприятиях, в число основных задач на которых входит обеспечение текущего функционирования. Участие в совместных исследованиях и развитие на кафедрах научных школ, в том числе формирует и соответствующую экспертность.

Не меньшую ценность представляет инфраструктура НИОКР, созданная в университетах (профильные лаборатории, научное оборудование, ЦКП, инжиниринговые центры и т.д.), которой зачастую не обладают предприятия, особенно субъекты МСП.

Наиболее интенсивное, взаимовыгодное и понятное сотрудничество выстраивается между университетом и региональными стейкхолдерами именно по линии исследований и разработок университета, которые позволяют решить прикладные производственные задачи предприятий-партнеров. В таком ключе на результаты проектной деятельности вузов обращают внимание региональные стейкхолдеры. До тех пор, пока эта деятельность носит эпизодический характер, строится на персоналиях, не носит системного характера, не выдает заметных результатов во внешний контур, предприятия будут присматриваться к потенциалу университета, но той степени вовлечения в совместные процессы, которую ждет, со своей стороны, университет, мы не наблюдаем, во всяком случае в качестве массовой практики.

Демонстрировать такие результаты университет может и должен по-разному, используя весь потенциал доступных ему средств. Часть совместно реализованных проектов университета и бизнес-партнеров не попадает в СМИ и поле зрения профессионального сообщества (как академического, так и отраслевого) при причине закрытого характера части прикладных разработок, реализуемых для решения задач конкретных предприятий.

Однако, можно и нужно демонстрировать, популяризировать результаты проектной работы студентов, создающих решения не под конкретные заказы организаций, а по собственной инициативе в поле перспективных исследований, творческой самореализации.

Университеты развивают это направление, организуя различные конкурсы, выставки, чемпионаты, где студенты имею возможность продемонстрировать не только свои решения и разработки, но и свои компетенции и интеллектуальный потенциал, представляющий не меньший интерес для организаций, позиционирующих себя, в том числе, в качестве работодателей.

Когда университет осуществляет это на систематической основе, предприятия и организации региона начинают активнее вовлекаться в процессы совместного создания ценности (решения, разработки), начинают «забирать» результаты этой деятельности в работу. Дальше больше – выступают заказчиками решений.

Выстраивание системы коммуникаций с партнерами, как имеющимися, так и потенциальными позволяет университету выводить часть студенческих проектов во «взрослую жизнь», что вызывает активный интерес у всех участников.

Предприятия и организации получают конкретные разработки для решения своих бизнес-задач; возможную проектную команду, с которой можно продолжить взаимодействие; доступ к талантливым студентам, компетенции которых отвечают актуальным запросам бизнеса.

Университет получает имидж поставщика технологических и иных решений для региона, квалифицированных кадров, поднимая планку образовательной организации на более высокий уровень, формируется видение университета как института развития региона и более серьезного игрока не только на образовательном, но и на смежных (отраслевых) рынках

Студенты получают внятную траекторию развития, перспективные компетенции, содержательный образовательный процесс с реально решаемыми задачами, результат которых представляет ценность для конкретных пользователей.

Регион получает дополнительные точки роста, перспективные проекты для инвестирования, повышается его привлекательность для жизни и развития.

Проблематика, описываемая в данной статье, актуальна для многих регионов и региональных вузов. Не является исключением Волгоградская область

Начиная с 2011 г. в Волгоградской области наблюдается отток трудоспособного населения: сальдо миграции в среднем составляло около 37 тыс. чел. По мнению экспертов, за последнее десятилетие сложился новый паттерн молодежной миграции: из Волгоградской области уезжают не только молодые жители административного центра, но и жители муниципальных образований области. Таким образом, Волгоград утрачивает роль промежуточного центра притяжения молодежи между сельскими территориями и столичными центрами. Данная проблема в целом типичная для старопромышленных городов с достаточно низкой предпринимательской активностью. Переломить эту негативную тенденцию можно только путем консолидации усилий региональных органов власти, бизнеса и крупнейших вузов региона.

Регион имеет все необходимое для изменения сложившейся ситуации: выгодное транспортно-логистическое и географическое расположение (пересечение железнодорожного, автомобильного, водного, авиатранспорта и трубопроводов; наличие Волго-Донского судоходного канала), перспектива интеграции Волгоградской области в систему транспортных коридоров, в том числе в результате создания мультимодального транспортно-логистического центра в г. Волгограде; наличие в Волгоградской области месторождений полезных ископаемых, нефти и газа, минерального сырья; высокий потенциал кластерного развития промышленного комплекса, исторически сложившиеся территориально-производственные комплексы, высокий научно-образовательный потенциал университетов и наличие налаженных связей с индустриальными партнерами, научными и образовательными организациями.

Волгоград способен реализовать сценарий развития – «постиндустриализация в индустриальном формате». Согласно прогнозам, промышленность региона будет становиться все более технологичной, что будет в долгосрочной перспективе вести к сокращению потребностей в кадрах низкой и даже средней квалификации, появляется серьезный запрос на сквозные компетенции. Вокруг промышленного сектора начинает развиваться тесно связанный с ним сектор наукоемких бизнес-услуг: это научные исследования и разработки, проектировочные, инженерно-технические, информационно-технологические, логистические, дизайнерские, маркетинговые и др. Оказание такого рода интеллектуальных услуг требует высококвалифицированных кадров, совмещающих инженерно-технические и предпринимательские компетенции.

Связка промышленного сектора и сектора интеллектуальных бизнес-услуг может и должна стать «ядром» перспективной экономики Волгограда, в том числе при его развитии в формате агломерации, и Волгоградской области в целом. Такая модель экономики потребует формирования региональной экосистемы НИОКТР, трансфера технологий и подготовки специалистов для инновационного промышленного сектора, а также подготовки кадров для сектора интеллектуальных бизнес-услуг, базовые (определяемые направлением подготовки) компетенции которых дополнены компетенциями проектного менеджмента и маркетинга, критически важными для работы в сфере услуг. Это требует трансформации привычного формата образовательной деятельности вузов не только в направлении открытия новых направлений подготовки и профилей, востребованных рынком труда, но, прежде всего, в направлении сквозного внедрения предпринимательских компетенций и развития у студентов предпринимательского мышления, в том числе путем их вовлечения в стартап-движение, создание и доведение до реализации технологических и социальных проектов.

Волгоградский государственный технический университет стал примерять к себе эту модель, реализуя программу развития опорного университета региона и ставя себе ряд комплексных стратегических задач, решение которых позволит осуществить сценарий «перезапуска» Волгоградской области как широко известного в России и в мире прогрессивного региона с диверсифицированной экономикой знаний, в который хочется приехать, чтобы отдыхать, жить, учиться и работать, и из которого не хочется уезжать.

Реализуя программу развития в рамках ПРИОРИТЕТ 2030, университет продолжил бизнес-ориентированное переформатирование, сформулировал для себя следующую миссию: создавать творческую среду для генерации новых научных знаний, технологий и проектов в партнерстве исследователей, студентов и предпринимателей, давать востребованное рынком труда образование международного уровня, быть открытой платформой для технологических и социальных инноваций.

В программе развития университета одна из основных ставок сделана на молодежную науку, что закреплено в проектах развития, политиках, в частности, реализуется дополнительное направление – развитие технологического предпринимательства.

Цель реализации данной политики: создание спроса на технологическое предпринимательство среди университетской молодежи через реализацию модели массового вовлечения в предпринимательство, подготовки технологических предпринимателей и проектных команд, а также поддержки развития стартапов в регионе.

Амбициозные цели, задачи, проекты слабо реализуемы вне экосистемного видения, без вовлечения максимального количества заинтересованных участников как внутри университета, так и во внешнем контуре.

Создавать поток проектных решений возможно только при комплексном подходе и соответствующих мотивационных программах для студентов и НПР.

ВолгГТУ делает попытки связать в единый механизм отдельные элементы модели вовлечения и подготовки команд/технологических предпринимателей, готовых выводить на рынок технологические продукты, формирование, институционализация и тиражирование которой является одним из важнейших результатов, достижение которого позволит университету стать ядром в региональной инновационной экосистеме.

Учитывая накопленный ВолгГТУ задел, был спроектирован механизм выстраивания экосистемной модели на региональном уровне. В центре региональной модели находится ВолгГТУ как оператор и точкой входа данной модели. Целевой аудиторией проекта являются обучающиеся и преподаватели всех образовательных учреждений высшего и среднего специального образования, сотрудники и специалисты организаций Волгоградской области

Рисунок 2. Модель экосистемы проектной деятельности ВолгГТУ

Источник: составлено авторами

Реализуемая модель экосистемной линии проектной деятельности ВолгГТУ (рис.2) способствует выстраиванию студенческого профессионального трека на протяжении всего образовательного пути в университете. Роль стейкхолдеров в данном экосистемном поясе осуществляется в 3-х направлениях: образовательном, наставническом, партнерском (нетворк).

Опираясь на вариации взаимодействия между участниками модели экосистемы проектной деятельности, включая опыт выстраивания региональной модели проектной деятельности университета, авторами выделены наиболее уязвимые места, с которыми могут столкнуться другие университеты при выстраивании собственной экосистемы. Для поддержания эффективной работы экосистемной модели проектной деятельности университета предлагаются направления решений:

- вариация: инновации – реальные задачи\бизнес-кейсы. Научно-технические решения, предлагаемые от университета, могут быть не востребованы стейкхолдерами или слабо продуман трек масштабирования разработки в случае заинтересованности. Возможное решение: обращение к предприятию с инициативой решения их производственной или иной задачи, т.е. получение бизнес-кейсов; поддержание делового общения со стейкхолдером в ходе решения задачи посредством клиентского интервью для понимания горизонта дальнейших действий

- вариация: площадки для апробации студенческих проектов – продвижение. Отсутствие или слабое распространение СМИ на региональном уровне перспективных студенческих разработок для заинтересованных предприятий, вследствие чего способ взаимодействия ВУЗа с бизнес-сообществом через студенческую проектную деятельность остается внутри университетского поля, тем самым теряется возможность популяризации формата коммуникации и новых деловых интеграций

- вариация: стандарты взаимодействия – сервисы. Требуется проработка институциональной среды для создания единого механизма взаимодействия участников экосистемной модели (в т.ч. оказание различных видов поддержки: финансовой, управленческой, организаторской) на уровне нормативно-правовой базы

Выводы и заключение. По результатам исследовательской работы авторами представлена универсальная модель экосистемы проектной деятельности университета с учетом интересов ключевых стейкхолдеров, которая может масштабироваться другими центрами высшего образования для создания практико-ориентированной модели образования. Предложенная модель включает ключевые точки коммуникации и взаимодействия, обеспечивающие эффективность и перманентность ее функционирования. Применимость модели показывается на региональном примере реализации и поддержания экосистемной линии проектной детальности университета. Описана логика взаимодействия между участниками экосистемы и необходимые мероприятия на каждом этапе ее работы. При анализе выстраивания экосистемной линии проектной деятельности как на региональном уровне, так и с учетом исследования научных публикаций, авторами выделены узкие места, препятствующие оптимальной работе экосистемной модели, но являющиеся ее доминирующими факторами. Вследствие чего, сформирован комплекс рекомендаций, способствующий выстраиванию совместной, актуальной линии развития между университетом и региональными стейкхолдерами в рамках экосистемы проектной деятельности.


Источники:

1. Указ Президента РФ от 01.12.2016 № 642 «О стратегии научно-технологического развития Российской Федерации». [Электронный ресурс]. URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/41449 (дата обращения: 25.09.2022).
2. Ашутова Т.В., Желнина З.Ю. Стратегический проект «креативный город -территория развития» как модель взаимодействия опорного университета и региона // Высшее образование в России. – 2019. – № 3. – c. 116-126. – doi: 10.31992/0869-3617-2019-28-3-116-126.
3. Богданов С.И., Тимченко В.В. Экосистемная модель развития образования в цифровой экономике // Менеджмент XXI века: образование в эпоху цифровой экономики: Сборник научных статей по материалам XVII Международной научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 2019. – c. 10-25.
4. Дёрина Н.В., Савва Л.И., Рабина Е.И. Университетская экосистема как экологический вектор высшего образования // Мир науки. Педагогика и психология. – 2020. – № 3. – c. 5.
5. Изотова А.Г., Гаврилюк Е.С. Экосистемный подход как новый тренд развития высшего образования // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – № 2. – c. 1211-1226. – doi: 10.18334/vinec.12.2.114869.
6. Клейнер Г.Б. Современный университет как экосистема: институты междисциплинарного управления // Журнал институциональных исследований. – 2019. – № 3. – c. 54-63. – doi: 10.17835/2076-6297.2019.11.3.054-063.
7. Klemeshev A.P., Kudryashova E.V., Sorokin S.E. Stakeholder approach to the implementation of the ‘third mission’ of universities // Baltiiskii region. – 2019. – № 4. – p. 114-135. – doi: 10.5922/2079-8555-2019-4-7.
8. Раменская Л.А. Применение концепции экосистем в экономико-управленческих исследованиях // Управленец. – 2020. – № 4. – c. 16-28. – doi: 10.29141/2218-5003-2020-11-4-2.
9. Саввинов В.М., Иванов П.П., Стрекаловский В.Н. Методы и принципы оценки цифровой зрелости образовательных организаций // Вестник Северо-восточного федерального университета им. М.К. Аммосова. Серия: Педагогика. Психология. Философия. – 2021. – № 2(22). – c. 28-40.
10. Сергеева К.Н., Казанцева Н.В. Трансформация экосистемного подхода при реализации стратегий развития российских университетов // Вестник евразийской науки. – 2021. – № 4.
11. Тихонова А.Д. Взаимодействие со стейкхолдерами как фактор повышения эффективности деятельности вузов // Креативная экономика. – 2017. – № 12. – c. 1315-1328. – doi: 10.18334/ce.11.12.38680.
12. Ушвицкий Л.И., Тер-григорьянц А.А., Деньщик М.Н. Формирование концептуальной основы экосистемного подхода к развитию социально-экономических систем // Вестник Северо-Кавказского федерального университета. – 2021. – № 3(84). – c. 142-154. – doi: 10.37493/2307-907X.2021.3.18.
13. Фадейкина Н.В., Гринева С.В., Сапрыкина О.А. Создание инновационной образовательной экосистемы образовательной организации высшего образования как необходимое условие повышения ее корпоративной социальной ответственности // Сибирская финансовая школа. – 2018. – № 5(130). – c. 57-72.
14. Федоров А.А., Папуткова Г.А., Самерханова Э.К., Фильченкова И.Ф., Демидова Н.Н. Проектирование нового дизайна образовательной экосистемы вуза в контексте модернизации отечественного образования // Психологическая наука и образование. – 2018. – № 1. – c. 52-63. – doi: 10.17759/pse.2018230105.
15. Федеральный проект «Платформа университетского технологического предпринимательства». [Электронный ресурс]. URL: https://univertechpred.ru/ (дата обращения: 02.12.2022).

Страница обновлена: 02.02.2023 в 12:21:20