Трансформация востребованности навыков и профессий в условиях цифровизации российской экономики

Забелина О.В.1, Майорова А.В.1, Матвеева Е.А.1
1 Федеральное государственное бюджетное учреждение «Всероссийский научно-исследовательский институт труда» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации

Статья в журнале

Экономика труда
Том 7, Номер 7 (Июль 2020)

Цитировать:
Забелина О.В., Майорова А.В., Матвеева Е.А. Трансформация востребованности навыков и профессий в условиях цифровизации российской экономики // Экономика труда. – 2020. – Том 7. – № 7. – С. 589-608. – doi: 10.18334/et.7.7.110666.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=43804217

Аннотация:
Предмет и тема. В статье освещаются результаты исследования изменения востребованности навыков и профессий под влиянием цифровизации российской экономики. Цель исследования. Дать характеристику уровня цифровизации российского населения, а также степени влияния цифровизации на профессии и навыки будущего, определить перспективные тенденции изменений спроса на профессии и навыки. Методология. В рамках исследования использованы методы статистического анализа, контент-анализа, сравнительного анализа, логического обоснования, экспертных оценок. Результаты. Дана характеристика уровня цифровизации российского населения, а также экспертная оценка навыков настоящего и будущего; исчезающих, трансформирующихся профессий и профессий будущего; некоторых перспективных тенденций изменений спроса на профессии и навыки. Область применения. Результаты исследования могут быть использованы для выработки государственной стратегии развития человеческих ресурсов России, а также для корректировки отдельных задач и показателей, предусмотренных национальными проектами на период до 2024 года.

Ключевые слова: цифровизация экономики, навыки будущего, профессии будущего, цифровые навыки, спрос на навыки и профессии

JEL-классификация: J24, M55, O31, O33



Введение

Внимание отечественных и зарубежных ученых к перспективным проблемам развития рынка труда в последние годы вызвано объективными изменениями, происходящими в содержании труда, формах занятости, структуре спроса на навыки под влиянием технико-технологических факторов, прежде всего ускорения процессов цифровизации экономики и общества.

В условиях динамичной трансформации сферы труда для обеспечения социальной стабильности и роста благосостояния населения в рамках концепции инклюзивного экономического роста необходима выработка инновационных подходов к государственному управлению занятостью и человеческим развитием, в т.ч. профессиональным. Выявление работников «нового типа» и трансформация их навыков, расширение использования информационно-коммуникационных технологий, оценка перспектив исчезновения отдельных профессий и появления новых, возможность признания неформально полученных навыков стали рассматриваться в Российской Федерации как качественно новые функциональные сферы рынка труда.

Исследования различных аспектов влияния цифровизации на глобальную и национальную экономику и рынок труда нашли в последние годы отражение в широком спектре научных публикаций отечественных и зарубежных авторов. Так, З.В. Басаев [6] (Basaev, 2018), Н.В. Алексеева и А.А. Сазонов [3] (Alekseeva, Sazonov, 2019) рассматривают глобальные тенденции и процессы трансформации российской экономики.

Популярным направлением исследований зарубежных авторов является изучение цифровой грамотности. По данной тематике работают Кэролайн Тэгга и Филипп Сирджант [28] (Tagg, Seargeant, 2019), Елена Флеакаа Раду, Д. Станчуб [25] (Fleaca, Stanciu, 2019).

Проблема несоответствия спроса и предложения навыков на рынке труда отражена в трудах российских исследователей В.А. Мальцевой [14] (Maltseva, 2019), Е.А. Черных [21] (Chernyh, 2019). Критический характер диспропорции рынка труда и квалификационной ямы отмечен А.В. Островским и М.В. Кудиной [16] (Ostrovskiy, Kudina, 2020), И.Н. Ворониным [8] (Voronin, 2019).

Эмпирические исследования востребованных на рынке труда компетенций проведены О.Н. Баевой и Н.П. Шерстянкиной [5] (Baeva, Sherstyankina, 2018). Спрос на навыки на рынке труда анализируется А.А. Терниковым и Е.А. Александровой [20] (Ternikov, Aleksandrova, 2020). Компетентностному анализу посвящены работы И.В. Мишуровой [15] (Mishurova, 2020), А.А. Шкуновой, М.П. Прохоровой, А.Г. Сероглазовой, А.В. Назаровой [22] (Shkunova, Prokhorova, Seroglazova, Nazarova, Shkunova, 2019).

Востребованность навыков является сферой интересов зарубежных исследователей Луки Каччиолатти, Су Хи Ли, Сесилии Мар Молинеро [23] (Cacciolatti, Lee, Molinero, 2017), Фэй Пэн, Саджида Анвара Лили Кан [27] (Peng, Anwar, Kang, 2017), А.С. Дадзи, Э.М. Сибарани, И. Новалия, С. Скерриб [24] (Dadzie, Sibarani, Novalija, Scerri, 2018), а востребованность технических навыков подчеркивается в работах Ен Сук Ли [26] (Lee, 2018).

Выявлению востребованных профессий посвящены работы А.Н. Русиной, О.В. Карпычевой, И.В. Филимоненко [18] (Rusina, Karpycheva, Filimonenko, 2017), И.С. Степусь и С.В. Шабаевой [19] (Stepus, Shabaeva, 2019). В основном востребованные профессии и профессии будущего рассматриваются авторами локально с точки зрения территориального признака или конкретного наименования профессии. Так, А.И. Латышева [12] (Latysheva, 2019) рассуждает о профессии экономиста будущего, И.В. Герлах [9] (Gerlakh, 2020) анализирует педагогические профессии, А.Б. Килин анализирует шахтеров [10] (Kilin, 2019), а Т.В. Алехина исследует богородских резчиков [4] (Alekhina, 2020). Профессии, которые исчезнут в ближайшее время, отражены в работах К.Ю. Кулебаева, Д.С. Глотова [11] (Kulebaev, Glotov, 2020).

В данной статье авторами предпринята попытка дать характеристику уровня цифровизации российского населения, а также степени влияния цифровизации на профессии и навыки будущего, определить перспективные тенденции изменений спроса на профессии и навыки.

Уровень цифровизации российского населения

В современных условиях развития российской экономики важной качественной характеристикой рабочей силы является владение цифровыми навыками.

Информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) постепенно входят в жизнь российских граждан: согласно статистическим данным за 2018 год, четыре пятых населения в возрасте от 15 лет и старше когда-либо пользовались персональным компьютером, примерно столько же (87,3%) – интернетом. Ежедневная сетевая аудитория приблизилась к 70% [2] (Abdrakhmanova, Vishnevskiy, Gokhberg et al., 2020).

Рисунок 1. Цифровые навыки российского населения в 2018 году (в процентах от общей численности населения в возрасте 15 лет и старше)

Источник: [2] (Abdrakhmanova, Vishnevskiy, Gokhberg et al., 2020).

Итоги федерального наблюдения «Обследование населения по вопросам использования информационных технологий и информационно-телекоммуникационных сетей» демонстрируют, что наиболее распространенные компьютерные навыки связаны с работой в текстовых редакторах (41% респондентов), отправкой электронной почты с прикрепленными файлами (37%) и копированием и перемещением файла или папки (35%). Доля пользователей, обладающих специализированными навыками, позволяющими им работать с параметрами или настройками конфигурации ПО (программного обеспечения), не достигает 3%. Аналогичное значение показателя можно наблюдать среди лиц, обладающих навыками установки или переустановки операционной системы. Самостоятельное написание программного обеспечения освоил лишь 1% населения (рис. 1).

В зависимости от возраста респондента, уровень владения цифровыми навыками существенно отличается [1] (Abdrakhmanova, Vishnevskiy, Gokhberg et al., 2019). По большинству представленных навыков уровень владения навыками является наиболее высоким среди населения в возрастном диапазоне от 15 до 24 лет. Затем значение показателя закономерно уменьшается с увеличением возраста и не превышает 2,4% в возрастной группе от 75 лет и старше.

В рамках ICILS (Международного исследования по изучению компьютерной и информационной грамотности), организованного IEA (Международной ассоциацией по оценке образовательных достижений) и охватывающего учащихся восьмых классов [46], московские школьники заняли 2-е место по количеству набранных баллов (в исследовании могут принимать участие как отдельные страны, так и регионы). При этом оценка компьютерной и информационной грамотности распределяется по 4 уровням (где 1-й уровень – самый низкий). Московские ученики продемонстрировали высокий уровень компьютерной и информационной грамотности, так как количество учащихся с уровнем выше второго в два раза превысило количество учащихся с уровнем ниже второго. Это означает, что в основном ученики продемонстрировали способность работать независимо, используя компьютер как средство сбора и управления информацией, а также, что они могут самостоятельно формировать оценочные суждения при работе с информацией и создавать информационные продукты.

По данным исследования НАФИ, индекс цифровой грамотности российского населения в 2018 году составил 52 п.п. из 100 возможных. Было выявлено, что 26% россиян имеют высокий уровень цифровой грамотности. [42].

Под цифровой грамотностью в данном исследовании понимается базовый набор знаний и навыков, при помощи которых человек может получать информацию в условиях цифровой среды, результативно работать и общаться. Составными компонентами индекса являются: отношение к инновациям в технологической сфере, а также грамотность в сфере коммуникаций, информации, компьютеров и медиаграмотность [42].

В начале 2020 года показатели несколько возросли. 27% россиян – каждый четвертый – обладают высоким уровнем цифровой грамотности. Индекс цифровой грамотности составляет 58 п.п., то есть рост за 2 года составил 6 п.п. Тем не менее из-за недостаточного уровня знаний и навыков в сфере цифровых технологий многие люди и организации оказались не готовы к работе в дистанционном формате в условиях самоизоляции в период пандемии COVID-19.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что «уровень цифровизации» российского населения постепенно возрастает, особенно в молодежной группе. Как было отмечено ранее, это прежде всего связано с широким проникновением информационно-коммуникационных технологий не только в жизнь общества, но и во многие сферы профессиональной деятельности. Большинство профессий настоящего и будущего так или иначе требуют наличия у населения цифровых навыков.

Влияние цифровизации на профессии и навыки будущего

Целый пул трудовых функций в различных секторах экономики будет подвержен автоматизации или исчезновению. В рамках новой цифровой экономики формируется спрос на специалистов нового типа, перед которыми будут стоять задачи, требующие творческого подхода, готовности к сотрудничеству с другими людьми и с системами искусственного интеллекта. Состав навыков, востребованных рынком труда, постепенно трансформируется, и речь идет о навыках будущего, многие из которых уже спрогнозированы и определены в настоящий момент.

В таблице 1 авторами представлены наиболее часто встречающиеся в различных исследованиях навыки настоящего и будущего, систематизированные по группам: поведенческие, социальные, профессиональные и технические навыки.

Таблица 1

Навыки настоящего и будущего (на основе систематизации различных источников в области изучения спроса на навыки)

Группа навыков
Навыки настоящего
Навыки будущего
Поведенческие
· ответственность
· настойчивость
· самодисциплина
· стрессоустойчивость
· гибкость
· эмоциональная устойчивость
· креативность
· инновационность
· этичность
· экологичность
Социальные
· умение договариваться
· умение работать в команде
· способность обучаться
· способность адаптироваться к изменениям
· клиентоориентированность
· умение договариваться
· умение работать в команде
· либеральность
· способность к непрерывному обучению
· клиентоориентированность
Профессиональные
· аналитические навыки
· умение решать проблемы
· управленческие навыки
· узкоспециализированные навыки
· критическое мышление
· работа в условиях неопределенности
· использование новейших разработок и технологий
· математическая грамотность
· творческие навыки
· управленческие навыки
· междисциплинарные навыки
· работа в условиях неопределенности
Технические
· компьютерные навыки
· обработка данных
· базовые знания программирования
· дизайнерские навыки
Источник: [17, 29, 32, 34–36, 38–41, 43].

Наиболее востребованными в настоящее время являются профессии и навыки, связанные с информационными технологиями и разработкой, что обуславливается спецификой Индустрии 4.0 [1]. Уже сейчас отмечается востребованность специалистов по анализу данных, искусственному интеллекту, машинному обучению, программистов, системных аналитиков. Одновременно дефицит технологов, конструкторов, мастеров участков наблюдается в традиционной сфере промышленности. Высокая потребность в технологах, агрономах, зоотехниках, лаборантах, селекционерах, катализатором которой выступили санкции и господдержка отечественных производителей, наблюдается в АПК.

В связи с продолжающейся трансформацией рынка труда, расширением нестандартных форм занятости и популяризацией проектного подхода наблюдается очевидный рост спроса на специалистов по управлению проектами, бизнес-аналитиков, менеджеров.

Также в контексте поляризации рынка труда обозначается тенденция к нехватке как высококвалифицированного персонала, например инженеров в реальном секторе экономики или специалистов по кибербезопасности, так и рабочих – токарей или фрезеровщиков.

Новые и перспективные профессии в последнее десятилетие все больше связаны с технологической сферой. Продавцы, водители, бухгалтеры, юристы и даже журналисты в ближайшие 20–30 лет будут испытывать серьезную конкуренцию со стороны компьютеров и устройств на базе искусственного интеллекта.

В контексте изучения информационной трансформации рынка труда авторы предлагают выделение трех групп профессий: профессии-ретаеры, профессии-реновейтеры и профессии-эмерджеры.

Профессии-ретаеры – профессии, которые в скором времени перестанут существовать на рынке труда (табл. 2). Функции, выполняемые человеком, будут полностью автоматизированы.

Таблица 2

Профессии-ретаеры

Профессия-ретаер
Функциональная автоматическая система
Стенографист/расшифровщик
Системы распознавания голоса и преобразования речи, например Яндекс. Диктовка
Билетер
Электронные системы пропуска
Вахтер
Автоматизированные системы распознавания отпечатков пальцев, сетчатки глаза, автоматические ключи
Парковщик
Системы интеллектуальной парковки, камеры слежения, автоматические шлагбаумы и парковочные автоматы
Смотритель зала в музеях
Автоматические системы безопасности, аудиогиды
Машинист товарного состава
Беспилотные системы управления
Носильщик
Роботы-носильщики
Источник: составлено авторами.

Профессии-реновейтеры – профессии, которые останутся на рынке труда, однако будут претерпевать функциональные и технологические изменения (табл. 3).

Таблица 3

Профессии-реновейтеры


Профессия-ретаер
Профессия-эмерджер
Интеллектуальные профессии
Статистик
Специалист по Big Data
Системный администратор
Специалист по настройке системы искусственного интеллекта
Испытатель
Оператор робототехнических комплексов
Специалист по компьютерному моделированию
Преподаватель
Тьютор
Рабочие профессии
Бурильщик
Оператор бурильных роботов
Прораб
Прораб-вотчер
Монтировщик декораций в кино
Специалист по компьютерной графике
Источник: составлено авторами.

Профессии, которые появятся на рынке труда в связи с развитием и цифровизацией экономики, относятся к группе профессий-эмерджеров (табл. 4).

Таблица 4

Профессии-эмерджеры

Перспективное направление
Профессии
Медицина и биотехнологии
· Биоэтик
· Клинический биоинформатик
· Фармакологический эколог
HR&D
· Дизайнер эмоций
· Куратор креативных нейросетей
Робототехника
· Консультант по робоэтике
· Проектировщик нейроинтерфейсов по управлению роботами
Нанотехнологии и новые материалы
· Рециклинг-технолог
· Системный инженер композитных материалов
Космос
· Архитектор интеллектуальных систем управления в космосе
· Инженер космического производства
Нейронет
· Проектировщик нейроинтерфейсов
· Разработчик инструментов обучения состояниям сознания
Источник: составлено авторами.

Отдельной группой выступают профессии, функции которых полностью автоматизированы, а человеческое участие воспринимается как услуга класса люкс. В основном это профессии типа «человек – человек», например турагент, риэлтор или экскурсовод.

Подытожив вышесказанное, следует отметить, что появление новых профессий является одной из пяти перспективных тенденций будущего, выделяемых авторами в данной статье.

Перспективные тенденции изменений спроса на профессии и навыки

В целях систематизации мнений научного и бизнес-сообщества о перспективных тенденциях изменения спроса на профессии/навыки авторами был проведен обзор исследований авторитетных международных (BCG, WorldSkills, PwS, Всемирный экономический форум и пр.) и российских (Ростатом, Работа.ру, Высшая школа экономики и пр.) организаций, проведенных в данной предметной области в последние годы.

1. Массовое появление новых профессий.

В процессе эволюции экономики особенно актуальным становится вопрос о том, какие профессии будут востребованы через 5–10 лет, а также на кого стоит учиться, чтобы выйти из образовательной организации с нужными на рынке труда знаниями и навыками. Ответ на него дают эксперты из различных организаций, проводя исследования, посвященные профессиям будущего, в том числе новым (ранее не существовавшим) профессиям.

Так, в исследовании WEF (Всемирного экономического форума) «Jobs of Tomorrow: Mapping Opportunity in the New Economy» профессии ближайшего будущего были представлены в следующих профессиональных кластерах: экономика ухода, данные и искусственный интеллект, инженерия и облачные вычисления, зеленая экономика, люди и культура, разработка продуктов, маркетинг и контент [47].

Среди профессий будущего НИУ ВШЭ представлены не только новые, но и многолетние «классические» профессии, получившие в контексте современности принципиально новое содержание, а также профессии, названия которых только недавно были приняты. В России пик спроса на эти профессии только ожидается, он может наступить примерно через 5 лет. Направления, представленные в исследовании: прикладная математика и науки о данных, менеджмент, физика и электроника, общественные и гуманитарные науки, информатика и бизнес-информатика, экономика и финансы, управление образованием [44].

Профессии, включенные в список LinkedIn, продемонстрировали наиболее высокий ежегодный рост в течение последних 5 лет (по количеству вакансий). Среди них оказались инженер-робототехник, специалист по аналитике данных, инженер эксплуатационной надежности, специалист по обеспечению успеха клиентов и пр. [45] (Akhtar, 2020).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что значимая часть представленных ранее новых профессий будущего связана преимущественно с развитием технологий и их внедрением в нашу жизнь, будь то программирование, искусственный интеллект, автоматизация и пр.

2. Использование человекоцентричной концепции профессионального развития работников.

Основные механизмы реализации социального контракта ХХ века – стандартизированные профессии, выбранные на всю жизнь, и стандартизированное им обучение, локальный рынок труда, институт заработной платы, работа или практика по распределению и т.д. Неравномерное распределение человеческого капитала заложено в самой сути идеи стандартизации.

Как было отмечено в Казанской декларации, предложенной Россией на министерском саммите 39 стран накануне чемпионата WorldSkills в Казани 23–24 августа 2019 г., решить проблему возможно только при условии кардинального изменения социального контракта между работником, работодателем, государством и системой образования. Ключевая задача нового контракта – предоставить работникам максимально широкие возможности для обучения и трудоустройства, а работник, в свою очередь, берет на себя всю полноту ответственности за максимальную реализацию собственного потенциала. Для этого система образования должна выступать посредником между потребностями работодателя, государства и личности, формировать полный набор инструментов для персонализированного обучения на протяжении всей жизни человека. Задача работодателя – подбирать сотрудников, руководствуясь их реальными навыками, а не формальным образованием, учитывать их личные ценности и предоставить им возможности для максимальной самореализации на рабочем месте. Государство должно обеспечивать возможности трудоустройства и развития для каждого человека с учетом его предпочтений.

Реализация семи условий – приобретения навыков будущего, постоянного развития, мотивации, безбарьерного рынка труда, мобильности, инклюзивности и уважения ценностей сотрудников – лежит в основе концепции человекоцентричного рынка труда.

Исследователи из BCG предлагают три параметра для системы подготовки кадров в рамках человекоцентричной концепции: «Способности», «Мотивация» и «Возможности». По ним страны сгруппированы в восемь кластеров. Россию авторы отнесли к «экспортерам талантов». В этих странах сильны системы среднего и высшего образования (т.е. высокие «Способности»), но рынок труда неэффективен (из-за более низких «Мотивации» и «Возможностей») [31] (Butenko, Polunin et al., 2019).

3. Востребованность «нового типа» работников.

Нехватка работников нового типа («открытого креативного руководителя», «специалиста-коммуникатора», «инициативного и креативного рабочего») в особенности отмечается инновационными компаниями [7] (Vasilev, Shulga, 2012). Такого рода компаниям необходимы работники, обладающие комбинацией творческих и креативных навыков, нетипичной для настоящего рынка труда. Нехватка необходимых навыков компенсируется внутренними и внешними программами обучения. При этом особое внимание уделяется освоению технических (профильных) навыков.

В результате одну из серьезнейших задач, поставленных системе образования, представляет развитие социальных, поведенческих навыков и когнитивных навыков высокого порядка.

Как было отмечено ранее, автоматизация существенно повлияет на многие профессии. По данным PwC, автоматизируя функции работников, чьи функции характеризуются высокой степенью монотонности, машины органично дополняют потенциал специалистов, работающих на «эмоционально» интеллектуальных (EQ) должностях, а также в сфере управления или конфликт-менеджмента [30], сочувствия и творческих способностей. Работники, выполняющие задачи, которые не под силу машинам, становятся особо ценными и называются работниками нового типа. Таким образом, креативность, хорошее воображение, инновационность и дизайнерские способности будут наиболее востребованы работодателями. [33].

Так, в сфере транспорта также будут необходимы строители, операторы или инженеры. Однако в связи с меняющейся спецификой им необходимо будет обладать несколько иными навыками: навыками работы с новейшими электроэлементами, управления новыми видами транспорта или проектирования самоуправляемых операционных систем. В творческий сегмент профессий включат 3D-модельеров, дизайнеров и архитекторов в сфере VR (виртуальной реальности) и AR (дополненной реальности).

4. Внедрение искусственного интеллекта в бизнес-процессы.

Цифровые технологии являются базисом производственно-сбытовой цепи, являются неотъемлемыми участниками автоматизации офисного сопровождения и фактором, влияющим на коммерциализацию. Тем не менее в рамках высокого влияния на благосостояние рынка они постепенно могут захватить контроль над целыми экономиками.

По данным исследований ВЭФ, к 2022 году самыми востребованными станут работники, которые будут обучать остальных пользоваться новыми технологиями и самостоятельно их развивать. Это специалисты по искусственному интеллекту, по обработке больших данных, эксперты по автоматизации процессов и т.д. [48].

Так, AI (искусственным интеллектом) и роботизацией будут заменены монотонные, регламентированные и алгоритмизируемые специальности, к которым можно отнести продавцов, водителей, колл-центры. Востребованными же будут так называемые сложные профессии, в которых искусственный интеллект не сможет выполнять функции людей (ученые, топ-менеджеры, врачи высшей категории и т.п.), а также «простые» профессии, которые характеризуются низкой степенью возможности алгоритмизации или же экономической нецелесообразностью замены (медицинские сестры, няни, социальные работники и др.) [37] (Mochenov, Fedulova, 2018).

Также умение работать в команде, договариваться, способность учиться и адаптироваться к изменениям, креативность мышления (soft skills) останутся востребованы в перспективе 10 лет, так как благодаря им будут встраиваться процессы коммуникаций между человеком и искусственным интеллектом [34] (Gusenko, 2019).

5. Официальное признание навыков, вне зависимости от пути их получения.

В настоящее время на мировом рынке труда существуют сложности, связанные с признанием профессиональных компетенций и навыков, полученных неформально, в том числе сложности с изменением нормативно-правовых актов в области образования, признанием методологии оценки результатов неформального обучения, созданием и применением эффективных инструментов и систем признания, сертификации и аккредитации неформального обучения и пр.

Внедрение системы признания неформального обучения может обеспечить продвижение концепции образования в течение всей жизни (life-long learning), создание обучения более эффективного и соответствующего потребностям рынка труда, а также позволит снизить затраты на обучение, мотивировать обучающихся, которые начинают учиться с уровня, соответствующего реальным навыкам, знаниям и умениям, а не с нуля (в случае отказа признавать их навыки, полученные в процессе неформального обучения) [13] (Litvinova, Samorukov, 2015).

Уже сейчас в мире постепенно начинают использоваться эффективные инструменты и системы признания, сертификации и аккредитации неформального обучения, включая создание специальных органов и процедур для обеспечения качества.

Важным источником для формирования востребованных навыков является опыт трудовой деятельности. Совершенно очевидно, что наиболее востребованные навыки (решение проблем, критическое мышление, работа, как самостоятельная, так и в коллективе, распределение времени) – это именно те навыки, которые чаще приобретаются непосредственно на работе, а не во время обучения в вузе [17]. Таким образом, официальное признание таких навыков поможет молодым людям в процессе создания своего дальнейшего карьерного пути.

По данным ВЭФ, работодатели ожидают, что в ближайшие несколько лет в среднем около половины всей переподготовки (переобучения) будет осуществляться через внутренние отделы компаний, около одной четверти – через частные учебные заведения, и около одной пятой – через государственные учебные заведения. Около 34% всей переподготовки, которая будет осуществляться непосредственно работодателями, как ожидается, будет признана за пределами конкретной компании. Расширение систем для признания навыков может значительно поспособствовать развитию рынка переобучения, переподготовки и повышения квалификации в ближайшем будущем, а также улучшению результатов деятельности работников [48].

Заключение

Проведенное исследование позволило охарактеризовать уровень цифровизации российского населения, а также выявить перспективные тенденции изменения спроса на профессии и навыки в современных условиях развития российской экономики.

В качестве перспективных тенденций отмечены: использование человекоцентричной концепции профессионального развития работников; востребованность работников «нового типа»; внедрение искусственного интеллекта в бизнес-процессы; массовое появление новых профессий и официальное признание навыков, вне зависимости от пути их получения.

Неизбежная трансформация востребованности навыков и профессий, сопровождающая цифровизацию российской экономики, проявляется в одновременном росте значимости навыков как профессиональной группы (творческие навыки, междисциплинарные навыки, навыки использования новейших разработок и технологий и др.), так и поведенческой группы (эмоциональная устойчивость, креативность, инновационность и т.д.).

Наиболее востребованными в настоящее время являются профессии и навыки, связанные с информационными технологиями и разработкой, что обуславливается спецификой Индустрии 4.0. Уже сейчас в России отмечается востребованность специалистов по анализу данных, искусственному интеллекту, машинному обучению, программистов, системных аналитиков. Одновременно дефицит технологов, конструкторов, мастеров участков наблюдается в традиционной сфере промышленности. В АПК высока потребность в технологах, агрономах, зоотехниках, лаборантах, селекционерах, катализатором которой выступили санкции и господдержка отечественных производителей. В связи с популяризацией проектного подхода растет спрос на специалистов по управлению проектами и бизнес-аналитиков. Поляризация российского рынка труда проявляется в нехватке как высококвалифицированного персонала (например, инженеров в реальном секторе экономики или специалистов по кибербезопасности), так и неквалифицированных рабочих кадров.

В контексте изучения цифровой трансформации российского рынка труда авторами предложено выделить три группы профессий: профессии-ретаеры, профессии-реновейтеры и профессии-эмерджеры.

К профессиям-ретаерам (которые в скором будущем перестанут существовать на рынке труда, а функции, выполняемые человеком, будут полностью автоматизированы) отнесены: билетер, стенографист, парковщик, вахтер, смотритель зала в музеях, носильщик, машинист товарного состава и др.

К профессиям-реновейтерам (которые останутся на рынке труда, однако будут претерпевать функциональные и технологические изменения) отнесены как отдельные рабочие профессии (бурильщик, монтировщик декораций в кинопроизводстве и др.), так и интеллектуальные (статистик, преподаватель, испытатель и др.).

Профессии, которые появятся на рынке труда в связи с цифровизацией экономики, относятся к группе профессий-эмерджеров. Это, например, клинический биоинформатик, фармакологический эколог в сфере медицины и биотехнологий; рециклинг-технолог и инженер композитных материалов в сфере нанотехнологий и новых материалов; проектировщик нейроинтерфейсов, разработчик инструментов обучения состояниям сознания в сфере Нейронет.

Отдельной группой выступают профессии, функции которых полностью автоматизированы, а человеческое участие воспринимается как услуга класса «люкс». В основном это профессии типа «человек – человек», например: турагент, риэлтор или экскурсовод.

[1] Четвертая промышленная революция (англ. The Fourth Industrial Revolution) – массовое внедрение киберфизических систем в производство и обслуживание человеческих потребностей, включая быт, труд и досуг.


Источники:

1. Абдрахманова Г.И., Вишневский К.О., Гохберг Л.М. и др. Индикаторы цифровой экономики: 2019: статистический сборник / Г.И. Абдрахманова, К.О. Вишневский, Л. М. Гохберг и др. – М.: НИУ ВШЭ, 2019. – 248 с.
2. Абдрахманова Г.И., Вишневский К.О., Гохберг Л.М. и др. Цифровая экономика: 2020: краткий статистический сборник / Г.И. Абдрахманова, К.О. Вишневский, Л.М. Гохберг и др. – М.: НИУ ВШЭ, 2020. – 112 с.
3. Алексеева Н.В., Сазонов А.А. Анализ степени влияния цифровой экономики на формирование основных трендов на рынке труда и социально-трудовых отношений в Российской федерации / Н.В. Алексеева, А.А. Сазонов // Вестник МГОУ. Серия: Экономика. - 2019. - №2. – С. 28-36.
4. Алехина Т.В. Богородский резчик - профессия будущего или пережиток прошлого? / Т.В. Алехина // Традиционное прикладное искусство и образование. – 2020. - №2. – С. 96-100.
5. Баева О.Н., Шерстянкина Н.П. Выявление востребованных на рынке труда компетенций: опыт эмпирического исследования / О.Н. Баева, Н.П. Шерстянкина // Экономика труда. -2018. - №3. – С. 835-850.
6. Басаев З.В. Цифровизация экономики: Россия в контексте глобальной трансформации / З.В. Басаев // Мир новой экономики. - 2018. - №4. – С. 32-38.
7. Васильев К.Б., Шульга И.Е. Спрос на навыки и компетенции со стороны российских компаний / К.Б. Васильев, И.Е. Шульга // Федеральный справочник. – 2012. - №2. – С. 103-108.
8. Воронин И.Н. Анализ современного состояния национального рынка труда России / И.Н. Воронин // Геополитика и экогеодинамика регионов. - 2019. - №4. – С. 127-135.
9. Герлах И.В. Игрофикация и педагогические профессии будущего / И.В. Герлах // Norwegian Journal of Development of the International Science. - 2020. - №39-4. – С. 7-10.
10. Килин А.Б. Шахтер - профессия будущего / А.Б. Килин // Уголь. - 2019. - №8 (1121). – С. 28-32.
11. Кулебаев К.Ю., Глотов Д.С. Какие профессии исчезнут в ближайшее время? / К.Ю. Кулебаев, Д.С. Глотов // Вестник науки и образования. - 2020. - №4-1 (82). – С. 95-97.
12. Латышева А.Н. Экономист – профессия будущего, или Нужны ли экономисты в «цифровую» эпоху? / А.Н. Латышева // Концепт. - 2019. - №3. – С. 1-6.
13. Литвинова Н.П., Саморуков В.И. Опыт признания компетенций, полученных в неформальном и информальном образовании, в зарубежных странах / Н.П. Литвинова, В.И. Саморуков // Современное образование. – 2015. – № 4. – С. 17 - 35.
14. Мальцева В.А. Концепция skill mismatch и проблема оценки несоответствия когнитивных навыков в межстрановых исследованиях / В.А. Мальцева // Вопросы образования. - 2019. - №3. – С. 43-76.
15. Мишурова И.В. Методы выявления ключевых компетенций и построения компетентностного профиля руководителя проектов / И.В. Мишурова // ЕГИ. - 2020. - №2 (28). – С. 189-196.
16. Островский А.В., Кудина М.В. Новая парадигма образования в эпоху цифровой трансформации государства / А.В. Островский, М.В. Кудина // Государственное управление. Электронный вестник. - 2020. - №78. – С. 229-244.
17. Развитие навыков для инновационного роста в России. – М.: «Алекс», 2015. – 172 с.
18. Русина А.Н., Карпычева О.В., Филимоненко И.В. Выявление востребованных профессий и направлений подготовки на региональном рынке труда / А.Н. Русина, О.В. Карпычева, И.В. Филимоненко // Креативная экономика. - 2017. - №11. – С. 1145-1156.
19. Степусь И.С., Шабаева С.В. Настоящее и будущее рынка труда регионов арктической зоны России: востребованные профессии / И.С. Степусь, С.В. Шабаева // Непрерывное образование: XXI век. - 2019. - №3 (27). – С. 1-14.
20. Терников А.А., Александрова Е.А. Спрос на навыки на рынке труда в сфере информационных технологий / А.А. Терников, Е.А. Александрова // Бизнес-информатика. - 2020. - №2. С. 64-83.
21. Черных Е.А. Недоиспользование рабочей силы: методологические подходы к измерению и статистический анализ / Е.А. Черных // Уровень жизни населения регионов России. - 2019. - №2. – С. 52-62.
22. Шкунова А.А., Прохорова М.П., Сероглазова А.Г., Назарова А.В. Ключевые компетенции менеджеров проекта: Российская специфика / А.А. Шкунова, М.П. Прохорова и др. // Инновационная экономика: перспективы развития и совершенствования. - 2019. - №1 (35). – С. 66-72.
23. Cacciolatti L., Lee S.H., Molinero C.M. Clashing institutional interests in skills between government and industry: An analysis of demand for technical and soft skills of graduates in the UK / L. Cacciolatti, S.H. Lee, C.M. Molinero // Technological Forecasting and Social Change. – 2017. – Volume 119. – P. 139-153.
24. Dadzie A.S., Sibarani E.M., Novalija I., Scerri S. Structuring visual exploratory analysis of skill demand / A.S. Dadzie, E.M. Sibarani, I. Novalija, S. Scerri // Journal of Web Semantics. – 2018. – Volume 49. – P. 51-70.
25. Fleaca E., Stanciu R.D. Digital-age Learning and Business Engineering Education – a Pilot Study on Students’ E-skills / E. Fleaca, R.D. Stanciu // Procedia Manufacturing. – 2019. – Volume 32. – P. 1051-1057.
26. Lee Y.S. Modern management and the demand for technical skill / Y.S Lee // Labour Economics. – 2018. – Volume 55. – P. 328-343.
27. Peng F., Anwar S., Kang L. New technology and old institutions: An empirical analysis of the skill-biased demand for older workers in Europe / F. Peng, S. Anwar, L. Kang // Economic Modelling. – 2017. – Volume 64. – P. 1-19.
28. Tagg C., Seargeant P. Context design and critical language/media awareness: Implications for a social digital literacies education / C. Tagg, P. Seargeant // Linguistics and Education. – 2019. – Volume 53. - P. 1-9.
29. Будущее рынка труда [Электронный ресурс] / Атлас новых профессий. – Электрон. текстовые дан. – Москва: [б.и.], 2020. – Режим доступа: http://atlas100.ru/future/, свободный (Дата обращения: 14.06.2020 г.)
30. Будущее рынка труда. Противоборство тенденций, которые будут формировать рабочую среду в 2030 году [Электронный ресурс] / PwS. – Электрон. текстовые дан. – Москва: [б.и.], 2018. – Режим доступа: https://www.pwc.ru/ru/publications/workforce-of-the-future-rus.pdf, свободный (Дата обращения: 16.06.2020 г.)
31. Бутенко В., Полунин К. и др. Массовая уникальность. Глобальный вызов в борьбе за таланты [Электронный ресурс] / В. Бутенко, К Полунин и др. - Электрон. текстовые дан. – Москва: BCG, 2019. – Режим доступа: https://rosatom-academy.ru/documents/321/%D0%9C%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%8F_%D1%83%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C.pdf, свободный (Дата обращения: 16.06.2020 г.)
32. Востребованность профессий в оценках россиян [Электронный ресурс] / Институт общественного мнения. – Электрон. текстовые дан. – Москва: [б.и.], 2017. – Режим доступа: https://iom.anketolog.ru/2017/11/24/vostrebovannost-professij-v-ocenkah-rossiyan, свободный (Дата обращения: 15.06.2020 г.)
33. Герасюкова М. Илон Маск залезет в голову [Электронный ресурс] / М. Герасюкова. - Электрон. текстовые дан. – Москва: Газета.ру, 2017. – Режим доступа: https://www.gazeta.ru/tech/2017/03/28/10598555/neuralink_beginning.shtml, свободный (Дата обращения: 16.06.2020 г.)
34. Гусенко М. Стали известны самые востребованные профессии в 2020 году [Электронный ресурс] / М. Гусенко. - Электрон. текстовые дан. – Москва: Российская Газета, 2019. – Режим доступа: https://rg.ru/2019/12/16/stali-izvestny-samye-vostrebovannye-professii-v-2020-godu.html, свободный (Дата обращения: 16.06.2020 г.)
35. Какие навыки будут самыми востребованными на рынке труда в 2020 году [Электронный ресурс] / Inc. – Электрон. текстовые дан. – Москва: [б.и.], 2020. – Режим доступа: https://incrussia.ru/news/soft-hard-skills/, свободный (Дата обращения: 15.06.2020 г.)
36. Какие навыки ценятся больше всего в любых профессиях [Электронный ресурс] / HeadHunter. – Электрон. текстовые дан. – Москва: [б.и.], 2019. – Режим доступа: https://hh.ru/article/24181, свободный (Дата обращения: 15.06.2020 г.)
37. Моченов А., Федулова В. Будущее рынка труда: после 2020-го [Электронный ресурс] / А. Моченов, В. Федулова. - Электрон. текстовые дан. – Москва: Инвест-Форсайт, 2018. – Режим доступа: https://www.if24.ru/rynok-truda-posle-2020/, свободный (Дата обращения: 17.06.2020 г.)
38. Профессии будущего, к которым стоит присмотреться подросткам [Электронный ресурс] / HeadHunter. – Электрон. текстовые дан. – Москва: [б.и.], 2019. – Режим доступа: https://hh.ru/article/25673, свободный (Дата обращения: 15.06.2020 г.)
39. Результаты опроса работодателей, проведенного в 2018 году в рамках апробации единого инструментария мониторинга рынка труда [Электронный ресурс] / НАРК. – Электрон. текстовые дан. – Москва: [б.и.], 2019. – Режим доступа: http://sovethr.ru/wp-content/uploads/2019/06/%D0%A0%D0%B5%D0%B7%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8B-%D0%BE%D0%BF%D1%80%D1%81%D0%B0-%D1%80%D0%B0%D0%B1%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%B4%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B9.pdf, свободный (Дата обращения: 16.06.2020 г.)
40. Спиридонова Л. Востребованность навыков на рынке труда. Проблемы профориентации школьников [Электронный ресурс] / Л. Спиридонова - Электрон. текстовые дан. – Москва: НАФИ, 2018. – Режим доступа: https://docplayer.ru/136416467-Vostrebovannost-navykov-na-rynke-truda-problemy-proforientacii-shkolnikov.html, свободный (Дата обращения: 15.06.2020 г.)
41. У кого самые большие шансы найти работу? [Электронный ресурс] / HeadHunter. – Электрон. текстовые дан. – Москва: [б.и.], 2020. – Режим доступа: https://hh.ru/article/26000, свободный (Дата обращения: 15.06.2020 г.)
42. Цифровая грамотность россиян: исследование 2020 [Электронный ресурс] / НАФИ. – Электрон. текстовые дан. – Москва: [б.и.], 2020. – Режим доступа: https://nafi.ru/analytics/tsifrovaya-gramotnost-rossiyan-issledovanie-2020/, свободный (Дата обращения: 13.06.2020 г.)
43. 20-й опрос руководителей крупнейших компаний мира. О чем думают руководители российских компаний? [Электронный ресурс] / PwS. – Электрон. текстовые дан. – Москва: [б.и.], 2019. – Режим доступа: https://www.pwc.ru/ru/publications/ceo-survey/20th-ceo-survey.html, свободный (Дата обращения: 15.06.2020 г.)
44. 25 профессий будущего, к которым готовит НИУ ВШЭ [Электронный ресурс] / НИУ ВШЭ. – Электрон. текстовые дан. – Москва: [б.и.], 2019. – Режим доступа: https://www.hse.ru/25professions/, свободный (Дата обращения: 16.06.2020 г.)
45. Akhtar A. 15 jobs no one knew about in 2010 that everyone will want in 2020 [Электронный ресурс] / A. Akhtar. - Электрон. текстовые дан. – Нью Йорк: Business Insider, 2020. – Режим доступа: https://www.businessinsider.com/linkedin-emerging-jobs-in-high-demand-in-2020-2019-12, свободный (Дата обращения: 16.06.2020 г.)
46. IEA International Computer and Information Literacy Study (ICILS) [Электронный ресурс] / Australian Council for Educational Research. – Электрон. текстовые дан. – Canberra: [б.и.], 2018. – Режим доступа: https://icils.acer.org/, свободный (Дата обращения: 13.06.2020 г.)
47. Jobs of Tomorrow. Mapping Opportunity in the New Economy [Электронный ресурс] / World Economic Forum. – Электрон. текстовые дан. – Женева: [б.и.], 2020. – Режим доступа: http://www3.weforum.org/docs/WEF_Jobs_of_Tomorrow_2020.pdf, свободный (Дата обращения: 16.06.2020 г.)
48. The Future of Jobs Report 2018 [Электронный ресурс] / World Economic Forum. – Электрон. текстовые дан. – Женева: [б.и.], 2018. – Режим доступа: http://www3.weforum.org/docs/WEF_Future_of_Jobs_2018.pdf, свободный (Дата обращения: 17.06.2020 г.)

Страница обновлена: 26.10.2020 в 21:17:40