Пенсионный фактор экономической безопасности России

Соловьев А.К.

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 2, Номер 3 (Июль-сентябрь 2019)

Цитировать:
Соловьев А.К. Пенсионный фактор экономической безопасности России // Экономическая безопасность. – 2019. – Том 2. – № 3. – С. 203-209. – doi: 10.18334/ecsec.2.3.100639.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=42918057
Цитирований: 1 по состоянию на 06.02.2021

Аннотация:
В статье проведено исследование пенсионного фактора экономической безопасности России. В заключении сделан вывод, что комплекс мер, направленных на реализацию утвержденных задач развития пенсионной системы, реализуется одновременно по нескольким направлениям совершенствования пенсионной системы. На сегодняшний день по каждому из этих направлений проведена большая работа, результаты которой положительно отразились на основных показателях ее развития, равно как и на укреплении экономической безопасности страны.

Ключевые слова: экономическая безопасность России, пенсионная система, Стратегия долгосрочного развития, пенсионный фактор, демографическая политика



«Критерии экономической безопасности государства предусматривают не только долгосрочную устойчивость макроэкономических показателей развития производства, но и позитивное изменение социальных характеристик: повышение уровня жизни всех категорий населения, включая растущий контингент пенсионеров» [1, с. 51].

Глобальная демографическая тенденция – увеличение продолжительности жизни населения – общепризнана главным макроэкономическим вызовом для всех цивилизованных социально-ориентированных стран.

Экономические основы формирования эффективной российской страховой пенсионной системы заложены в «Стратегии долгосрочного развития пенсионной системы РФ» (утверждена 25 декабря 2012 г. Правительством РФ). Стратегия долгосрочного развития направлена на совершенствование пенсионной системы, обеспечение ее соответствия международным стандартам. Она определяет социальные приоритеты и ориентиры до 2030 года. Данная стратегия была разработана на основе опыта реализации пенсионных преобразований в РФ и мировых тенденций развития пенсионных систем.

Целью Стратегии является создание объективных условий гарантирования социально приемлемого уровня пенсионного обеспечения на основе долгосрочной финансовой устойчивости пенсионной системы. Критериями реализации данной цели в Стратегии установлены следующие показатели:

- обеспечить коэффициент замещения трудовой пенсией по старости до 40 % утраченного заработка при нормативном страховом стаже и СЗП;

- создать стимулы для участия среднего класса в корпоративных и частных пенсионных системах;

- обеспечить средний размер трудовой пенсии по старости не менее 2,5-3 ПМП (к 2030 г.)

«Для обеспечения сбалансированности и долгосрочной финансовой устойчивости пенсионной системы необходимо:

- поддерживать приемлемый уровень страховой нагрузки для субъектов экономической деятельности с единым тарифом страховых взносов для всех категорий работодателей;

- обеспечить сбалансированность формируемых пенсионных прав с источниками их финансового обеспечения;

- развивать трехуровневую пенсионную систему для групп с разными доходами» [4, с. 120].

Отдельные элементы указанной Стратегии реализованы, начиная с 2013 г. (увеличение пенсионных платежей для само-занятых категорий застрахованных лиц, введение дополнительного страхового тарифа для работников, имеющих право на досрочную трудовую пенсию и др.). Другие – с 2015 г. («заморозили» формирование индивидуальных пенсионных накоплений, изменение пенсионной формулы, ограничение прав работающих пенсионеров, ограничение индексации и т.д.). Наиболее радикальные изменения начались с 2019 г., когда повысили пенсионный возраст.

Однако «все приведенные в действие элементы пенсионной реформы все еще не позволяют обеспечивать реализацию базовых принципов системы обязательного пенсионного страхования на основе экономического механизма «эквивалентности пенсионных прав застрахованного лица и государственных обязательств», т.е. создание экономически обоснованного и социально справедливого механизма формирования и реализации страховых пенсионных прав» [2, с. 141].

В комплексе нерешенных проблем в этом направлении, наряду с повышением общего уровня пенсионного обеспечения, совершенствованием тарифной политики, реформой досрочных пенсий, наиболее актуальным является актуарное обоснование долгосрочной сбалансированности пенсионной системы. При этом в страховой пенсионной системе под сбалансированностью следует подразумевать отнюдь не текущий бюджетный баланс (отсутствие дефицита бюджета), а исключительно баланс накопленных пенсионных прав и финансовую обеспеченность государственных пенсионных обязательств. Отсюда следует, что эффективность любой страховой системы должна измеряться уровнем страхового возмещения при наступлении установленного страхового случая по отношению к размеру уплаченной страховой премии.

Рост численности пожилого населения при одновременном снижении численности лиц в возрасте моложе трудоспособного привел к повышению среднего возраста населения с 1991 г. почти на 5 лет. Только за последние 17 лет средний возраст населения вырос на 2,5 года. В силу значительного разрыва в уровнях смертности мужское население России в среднем на 5,2 года младше женского.

Те же процессы обусловили и увеличение коэффициента демографической старости с 16,3 до 20,1 %. Причем население России за новейшую историю страны дважды переходило с высокого на очень высокий уровень демографической старости (в 1999-2003 гг. и с 2010 г. по настоящее время).

На долгосрочную перспективу тенденция продолжения старения просматривается очень четко. По прогнозу Росстата (средний вариант), к 2030 г. коэффициент старения составит в 2030 г. 24,6 %, в 2040 г. – 26 % и в 2050 г. возрастет до 28,5 %.

Отмеченные колебания рождаемости и смертности, волны роста/снижения коэффициента старения населения являются следствием отголосков двух мировых войн, которые подобно эху отзываются каждые 25-30 лет и меняют демографическую пирамиду. Меры, направленные на повышение рождаемости в стране, были разработаны Правительством РФ еще в начале 2000-х гг. и реализуются по сей день, такие как, например, материнский семейный капитал. Эта выплата направлена на стимулирование рождения вторых и последующих детей.

Реализация данных мероприятий позволила добиться положительной динамики численности населения моложе трудоспособного, однако на фоне роста численности пожилого населения, роста смертности и вызванного этими процессами прекращения естественного прироста населения, не замещения его миграционным приростом и изменений в возрастной структуре суммарная демографическая нагрузка к началу 2017 г. вновь вернулась на уровень 1991 года.

С точки зрения формирования ресурсов, экономика страны и пенсионная система ориентированы на трудоспособных людей. Поэтому проблема старения населения для пенсионной системы означает необходимость содержания все возрастающей численности нетрудоспособного населения (к которому, в первую очередь, относятся люди нетрудоспособных возрастов) [5].

«Для нивелирования негативных последствий указанных рисков, а именно – безусловного выполнения государственных пенсионных обязательств – была разработана Стратегия долгосрочного развития пенсионной системы Российской Федерации, утвержденная распоряжением Правительства Российской Федерации от 25 декабря 2012г. № 2524-р, которая определила направления и задачи по обеспечению развития в Российской Федерации пенсионной системы» [3, с. 101].

Комплекс мер, направленных на реализацию утвержденных задач развития пенсионной системы, последовательно реализуется одновременно по нескольким направлениям совершенствования пенсионной системы. На сегодняшний день по каждому из этих направлений проведена большая работа, результаты которой положительно отразились на основных показателях ее развития, равно как и на укреплении экономической безопасности страны.


Источники:

1. Караваева И.В., Лев М.Ю. Итоги проведения международного круглого стола «Вопросы обеспечения экономической безопасности Российской Федерации». Управление риском. 2018. № 3 (87). С. 51.
2. Соловьев А.К. Пенсионные системы в контексте страховых принципов. Журнал новой экономической ассоциации. 2015. № 3. С. 141.
3. Соловьёв А.К., Донцова С.А., Кучук С.Е. Актуарно-статистический анализ факторов повышения пенсионного возраста в Российской Федерации. Проблемы прогнозирования. 2015. № 5 (152). С. 101.
4. Соловьев А.К. Пенсионный возраст как фактор регулирования дефицита государственной пенсионной системы. Проблемы прогнозирования. 2018. № 1 (166). С. 120.
5. Цена стоимости гарантированного перечня услуг по погребению на безвозмездной основе в системе показателей социально-экономической безопасности Российской Федерации Лев М.Ю. Страховое дело. 2017. № 9 (294). С. 30-41.

Страница обновлена: 07.02.2021 в 01:57:55