Китайский взгляд на усиление Японии в Центральной Азии в конце 2010-х – начале 2020-х гг.: новые акценты и подходы

Захарьев Я.О.1
1 Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД Российской Федерации, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономика Центральной Азии
Том 2, Номер 4 (Октябрь-Декабрь 2018)

Цитировать:
Захарьев Я.О. Китайский взгляд на усиление Японии в Центральной Азии в конце 2010-х – начале 2020-х гг.: новые акценты и подходы // Экономика Центральной Азии. – 2018. – Том 2. – № 4. – С. 161-168. – doi: 10.18334/asia.2.4.100605.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44644484

Аннотация:
В статье изложен анализ взглядов китайских специалистов на японскую экономическую экспансию в Центральной Азии в конце 2010-х – начале 2020-х гг. На основе источников отражен прогноз перспектив инициатив Токио в Казахстане, Узбекистане, Киргизии, Таджикистане, Туркмении и реакция КНР на политику Японии в Центральной Азии. Приведена специфика изложения китайскими источниками особенностей развития японского фактора в регионе и противопоставление сегментарных инициатив глобальному всестороннему сотрудничеству Центральной Азии и КНР в указанный период времени.

Ключевые слова: Япония и Центральная Азия, КНР и Центральная Азия, китайские экономисты и политологии о Японии в Центральной Азии, японский фактор в Центральной Азии, Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Туркмения, Центральная Азия и внешние инвесторы, китайцы в Центральной Азии, политика Японии и Центральной Азии

JEL-классификация: F 01, F 02, F 17, F 21, F 51, F 68.



Введение

Центральная Азия для КНР – это не только сопряженный регион и своеобразный нестабильный геостратегический тыл, но и объект особых интересов, в котором китайцами-специалистами учитываются изменяющиеся и растущие роли других внешних игроков: США, Российской Федерации, Турции, Индии, Ирана, Афганистана (чисто по теневой экономике трафика), Южной Кореи, Соединенного Королевства, Европейского союза и Японии. В случае с каждым конкретным вышеуказанным государством у Китая есть свои обзоры и прогнозы по перспективам каждого из направлений и ниш присутствия в пяти республиках. Особое внимание в источниках Поднебесной уделяется политике Токио в Центральной Азии [1-17] (Van Tszyan, 2012; Ledovskaya, 2011; Ledovskaya, 2012; Ledovskaya, 2014; Ledovskaya, 2016; Chzhu Yunbyao, 2007; Prasol, 2009; Ledovskaya, 2015; Krupyanko, 1986; Ledovskaya, 2017; Ledovskaya, 2016).

Хотя география и ареалы сфер влияния японских компаний очерчены вполне прозрачно и ясно, что страна и ее компании в обозримом будущем не смогут занять позиции китайцев на внутреннем рынке пяти стран региона, китайские ученые уделяют особую роль фактору стабильного роста деловой активности японских кругов в регионе к концу второго десятилетия XXI века.

Основная часть

КНР как один из ведущих партнеров Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Киргизии и Туркмении затрачивает огромные средства для анализа позиций других внешних игроков в регионе Центральной Азии. Одним из векторов данных исследований выступает экономическая стратегия Японии в пяти республиках Центральной Азии [1-17] (Van Tszyan, 2012; Ledovskaya, 2011; Ledovskaya, 2012; Ledovskaya, 2014; Ledovskaya, 2016; Chzhu Yunbyao, 2007; Prasol, 2009; Ledovskaya, 2015; Krupyanko, 1986; Ledovskaya, 2017; Ledovskaya, 2016).

Если раньше китайские источники делали упор на специфику сегментированного присутствия японских компаний или государственных инициатив, и их комплексных стратегий в каждом конкретном государстве Центральной Азии [1, 4, 6, 17] (Van Tszyan, 2412), то к концу 2010-х гг. китайские источники открыто стали писать о слабостях японского участия на фоне контраста перманентного роста отношений КНР с данными странами [1, 4, 6, 17] (Van Tszyan, 2412). При этом в китайских источниках перестал активно внедряться штиль определенного пренебрежения. Наоборот, оценки роста японских показателей позитивно оцениваются китайскими авторами.

Следует отметить скрупулезность подсчетов китайских аналитиков в рамках детального указания объемов товарооборота, более четких акцентов позитивной атмосферы в Центральной Азии для внешних инвесторов (в т.ч. для японцев) в рамках двусторонних или многосторонних отношений. При этом СМИ КНР пишут с весьма прохладными эпитетами в адрес японских коллег и чиновников высшего уровня: министров, руководителей крупных корпораций, ведущих свои интересы в ЦА, в вопросах ограниченных импортируемых линеек японских товаров в регион, часто не доступных по ППС большей части населения пяти стран. В экономических обзорах присутствуют и другие стилистические лингвистические приемы, дающие китайскому и международному читателю понять из официальных источников КНР, что позиции Японии не могут составлять успешную конкуренцию Китаю в ключевых для китайского бизнеса нишах. Японское влияние описывается как сегментированное и вариативное в рамках геостратегической конъюнктуры международных экономических отношений.

Хотя большая часть подобных оценок имеет объективный объем доказательств, некоторые китайские аналитики указывают на определенные осложнения для китайских инициатив ввиду определенных предпосылок сближения Японии со странами Центральной Азии [1-17] (Van Tszyan, 2012; Ledovskaya, 2011; Ledovskaya, 2012; Ledovskaya, 2014; Ledovskaya, 2016; Chzhu Yunbyao, 2007; Prasol, 2009; Ledovskaya, 2015; Krupyanko, 1986; Ledovskaya, 2017; Ledovskaya, 2016). Существует определенный пласт ниш, где японские компании закрепились таким образом, что компании КНР и инициативы правительства пока не могут вытеснить данных конкурентов из этих полей и ареалов [1-17] (Van Tszyan, 2012; Ledovskaya, 2011; Ledovskaya, 2012; Ledovskaya, 2014; Ledovskaya, 2016; Chzhu Yunbyao, 2007; Prasol, 2009; Ledovskaya, 2015; Krupyanko, 1986; Ledovskaya, 2017; Ledovskaya, 2016).

Рисунок 1. Зоны активного присутствия японского капитала (черные круги), желаемые ниши в 2020–2030-х гг. (синие круги)

Источник: составлено автором.

Таким образом можно получить относительно объективную оценку китайскими специалистами особенностей развития японского фактора в Центральной Азии с обозримыми перспективами экономического роста в рамках геостратегий экономического развития по линиям двусторонних и многоуровневых переговоров на разных уровнях с чиновниками и деловой элитой региона [1-17] (Van Tszyan, 2012; Ledovskaya, 2011; Ledovskaya, 2012; Ledovskaya, 2014; Ledovskaya, 2016; Chzhu Yunbyao, 2007; Prasol, 2009; Ledovskaya, 2015; Krupyanko, 1986; Ledovskaya, 2017; Ledovskaya, 2016).

Желание японцев начать экспансию в новые для себя ниши в регионе Центральной Азии вызывают особую озабоченность в политических и деловых кругах КНР [1, 4, 6, 17] (Van Tszyan, 2412), побуждая китайское руководство более активно взаимодействовать с коллегами из пяти республик на высшем уровне в рамках последних визитов ключевых фигур государственного аппарата Китая в регион [17].

Сами же японцы готовы принять активное и скрупулезное участие в развитии новых ниш в энергетическом, технологическом, продовольственном и индустриальном секторах экономик Казахстана, Узбекистана, Киргизии и Таджикистана.

Заключение

Япония как альтернативный партнер, не навязывающий активную агрессивную линию курса, как США, Австралия и КНР, становится все более привлекательным партнером для всех стран Центральной Азии в рамках тех проектов, куда руководство пяти республик планирует привлечь японские инвестиции, технологии, инновационный менеджмент [1-17] (Van Tszyan, 2012; Ledovskaya, 2011; Ledovskaya, 2012; Ledovskaya, 2014; Ledovskaya, 2016; Chzhu Yunbyao, 2007; Prasol, 2009; Ledovskaya, 2015; Krupyanko, 1986; Ledovskaya, 2017; Ledovskaya, 2016). Несмотря на комплексные проблемы каждого государства, влияние волн глобального экономического кризиса, развитие такой политики Токио в регионе создает новую архитектуру и геостратегическую конъюнктуру стабильных отношений, в которых так нуждаются Казахстан, Узбекистан, Туркмения, Киргизия и Таджикистан.


Источники:

1. Ван Цзян Причины и эволюция политики Японии в Центральной Азии. Www.faobserver.com. [Электронный ресурс]. URL: http://www.faobserver.com/Ne..
2. Ледовская О.А. Конфликты в СНГ в оценках японских политологов // Конфликты и конфликтные зоны в Азии и Северной Африке в начале ХХ1 века: сб.статей. 2011. – c. 384-392.
3. Гао Боцзе Политка Японии в Центральной Азии и стратегия Китая в регионе. Cssn. [Электронный ресурс]. URL: http://www.cssn.cn/gj/gj_gjwtyj/gj_elsdozy/201311/t20131101_823186.shtml (дата обращения: 26.03.2012).
4. Marat Nurgaliev Japan’s Prospects in the Shanghai Cooperation Organization. Cac. [Электронный ресурс]. URL: http://www.cac.org/online/2009/journal/_eng/cac_ol/11.shtml (дата обращения: 16.05.2010).
5. Ледовская О.А. Интересы и позиции России в Азии и Африке в начале ХХ1 века // Интересы и позиции России в Азии и Африке в начале ХХ1 века: сб.статей: М. Издатель Воробьев. 2011. – c. 287-293.
6. Выступление Ван Хайяна. Энергетическая дипломатия Японии в ЦА и РФ. International Petroleum Economics, 2010
7. Ледовская О.А. Некоторые моменты в политике Японии в Центральной Азии // Ось мировой политики XXI в.: обострение борьбы за ресурсы в Азии и Африке: сб.статей: М.: Центр стратегической конъюнктуры. Москва , 2012. – c. 72-83.
8. Китайские авторы по вопросам истории зональных интересов Японии в ЦА: ZhouHongbo. Japan's diplomatic review of the history of Central Asia and realistic analysis. Japan Studies, 2007. Рр.27-34; Sun Zhuangzhi. Central Asia five foreign relations [M]. Beijing: Contemporary World Publishing House, 1999. Рр. 23-4
9. Ледовская О.А. Изменения в центральноазиатской политике Японии в начале XXI века // Изменения в геостратегической карте Азии и Северной Африки в начале ХХ1 века: М. Центр стратегической конъюнктуры. 2014. – c. 376-384..
10. Ледовская О.А. Новые тенденции в отношениях Японии со странами Центральной Азии (на примере Узбекистана) // Конфронтация между Западом и Россией: с кем вы, страны Азии и Африки ?: М.: ИВРАН. Москва , 2016. – c. 187-197.
11. Чжу Юнбяо Причины сближения Японии и стран Центральной Азии // Коу Жибень Сюэкань. – 2007. – № 2. – c. 47-57.
12. Прасол А.Ф. Япония. Лики времени. - М.: Наталис, 2009. – 200-230 c.
13. Ледовская О.А. Новые моменты в политике Японии в Центральной Азии (на примере Казахстана) // Восток между Западом и Россией: М.: ИВРАН. Москва , 2015. – c. 190-198.
14. Крупянко М.И. Япония - КНР: механизм экономического сотрудничества. - М.: Наука, 1986. – 76-94 c.
15. Ледовская О.А. Основные направления «мягкой силы» Японии в Центральной Азии // Обострение международных отношений в Азии и Африке и позиция России. Посвящается 85-летию профессора Анатолия Михайловича Хазанова: Институт востоковедения РАН. 2017. – c. 308-336.
16. Ледовская О.А. Политика Японии в Центральной Азии и интересы России в начале ХХI века // Экономические, социальные, политические, этноконфессиональные проблемы афро-азиатских стран: памяти Л.Ф. Пахомовой. Москва , 2016. – c. 215-225.
17. Синьхуа 19.05.2017. : В Душанбе состоялось 7-е совещание министров иностранных дел Диалога "Центральная Азия + Япония"

Страница обновлена: 12.08.2021 в 07:50:40