Актуальность инновационного развития секторов национальных экономик для стран Центральной Азии в 2010-2020-е гг.

Ялыгин Д.Ю.1
1 Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского

Статья в журнале

Экономика Центральной Азии
Том 4, Номер 1 (Январь-Март 2020)

Цитировать:
Ялыгин Д.Ю. Актуальность инновационного развития секторов национальных экономик для стран Центральной Азии в 2010-2020-е гг. // Экономика Центральной Азии. – 2020. – Том 4. – № 1. – doi: 10.18334/asia.4.1.100603.

Аннотация:
В статье затронуты перспективные альтернативные проекты развития новых сегментов для экономик пяти республик Центральной Азии в 2010-2020-х гг. Дан анализ причин истощения традиционных специализаций и месторождений природных ресурсов, ввиду активного импорта зарубежными инвесторами, прежде всего КНР. Затронуты стимулы и инициативы правительств для бизнеса с побуждением развивать новые сегменты в национальных экономиках ввиду невозможности получать привычный объем доходов с традиционных схем уже развитых отраслей. Отражены ключевые проблемы препятствий экономического развития Центральной Азии

Ключевые слова: Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, Туркмения, Центральная Азия, экономика Центральной Азии, альтернативные проекты развития экономики Центральной Азии, теневая экономика Центральной Азии, коррупция в Центральной Азии, зарубежные инвесторы в Центральной Азии

JEL-классификация: F01, F15, F16, F21, F 40, F43, F51,F 63



Введение

В развивающихся странах с четко оформленным каркасом экономической специализации очень сложно развивать инновационные отрасли народного хозяйства ввиду комплекса проблем: от недостатков необходимой инфраструктуры до коррупции и инертности мышления ключевых национальных и зарубежных инвесторов. Экономики пяти стран Центральной Азии ввиду последствий волн всемирного экономического кризиса 2008 года в конце 2010-х гг. все чаще сталкиваются с тем фактом, что традиционные ниши конечны, а необходимость развивать новые формы и секторы национальных экономик уже не просто отдаленная перспектива, а витальная необходимость в рамках обострения борьбы за ресурсы в Азии в начале ХХI века.

Цель исследования

На основе данных из источников провести анализ перспективных новых направлений для развития национальных экономик пяти республик Центральной Азии.

Новизна исследования

Впервые предложено рассмотреть вопрос развития экономик региона через призму проблем международных экономических отношений в рамках волн глобального экономического кризиса и изменения приоритетных направлений в рамках осложнений с иностранными инвесторами в данные государства.

Необходимость развивать экономики ввиду устаревания технологий и развитых в период СССР секторов народного хозяйства назрела с 2000 года [1-19] (Nazhimudinova, Margazieva, 2019; Zakharev, 2017a; Zakharev, 2017b; Zakharev, 2017c; Zakharev, 2017d; Mukhammadiev, 2017; Dosaliev et al., 2017; Mukhitdinova, 2017; Pritvorova, Petrenko, Ayaganova, 2017; Mukhitdinova, Bakaeva, 2017; Koroleva, Norets, Selyutin, 2019; Kosmin, Kuptsova, 2020; Kosmin, Kosmina, Chernonozhkina, 2015; Kosmin, Kuznetsova, Kosmina, 2017; Verkey, Turarbekova, 2016; Mukhammadiev, 2017). Вместо этого, получив существенное финансирование от зарубежных партнеров: Японии, КНР, США, Южной Кореи, Российской Федерации, Европейского Союза и других, - руководство стран распорядилось полученными инвестициями нерационально: частично на очень относительную по объемам и качеству модернизацию армий и правоохранительных органов, систем здравоохранения, социального обеспечения и личное обогащение в рамках разраставшихся тогда и сейчас пластов теневой экономики региона Центральная Азия [1-19] (Nazhimudinova, Margazieva, 2019; Zakharev, 2017a; Zakharev, 2017b; Zakharev, 2017c; Zakharev, 2017d; Mukhammadiev, 2017; Dosaliev et al., 2017; Mukhitdinova, 2017; Pritvorova, Petrenko, Ayaganova, 2017; Mukhitdinova, Bakaeva, 2017; Koroleva, Norets, Selyutin, 2019; Kosmin, Kuptsova, 2020; Kosmin, Kosmina, Chernonozhkina, 2015; Kosmin, Kuznetsova, Kosmina, 2017; Verkey, Turarbekova, 2016; Mukhammadiev, 2017).

Такие инновационные секторы для экономик пяти государств должны дать определенные результаты для Казахстана, Туркмении, Киргизии, Таджикистана и Узбекистана [5-11] (Zakharev, 2017a; Zakharev, 2017b; Zakharev, 2017c; Zakharev, 2017d; Mukhammadiev, 2017; Dosaliev et al., 2017; Mukhitdinova, 2017; Pritvorova, Petrenko, Ayaganova, 2017; Mukhitdinova, Bakaeva, 2017; Koroleva, Norets, Selyutin, 2019; Kosmin, Kuptsova, 2020; Kosmin, Kosmina, Chernonozhkina, 2015; Kosmin, Kuznetsova, Kosmina, 2017; Verkey, Turarbekova, 2016; Mukhammadiev, 2017) в строительстве, индустрии разнообразного туризма как на существующих объектах с надлежащей инфраструктурой, так и абсолютно новых (например, курорты Каспийского моря, озера Балхаш, горных долин в Узбекистане и Таджикистане и др.), выращивании нетрадиционных сельскохозяйственных и промышленных культур, инвестировании в фармакологическую промышленность, создании гидропоники для редких, особо ценных растений промышленного потребления, в т.ч. специй, реабилитационных центров, в т.ч. по региональным специфическим заболеваниям (гепатиты, кишечные инфекции, отравления ядами локальных растений и существу и др.) [5-11] (Zakharev, 2017a; Zakharev, 2017b; Zakharev, 2017c; Zakharev, 2017d; Mukhammadiev, 2017; Dosaliev et al., 2017; Mukhitdinova, 2017; Pritvorova, Petrenko, Ayaganova, 2017; Mukhitdinova, Bakaeva, 2017; Koroleva, Norets, Selyutin, 2019; Kosmin, Kuptsova, 2020; Kosmin, Kosmina, Chernonozhkina, 2015; Kosmin, Kuznetsova, Kosmina, 2017; Verkey, Turarbekova, 2016; Mukhammadiev, 2017).

Если обратить внимание на графики, то можно увидеть, насколько сильно изменились объемы потребления газа Китайской Народной Республикой, что создает серьезные проблемы как для существующей инфраструктуры, так и в рамках анализа перспектив, на сколько лет хватит ресурсов месторождений газа при таком перманентном росте.

Другие ресурсы, которые компании КНР активно выкачивают из региона, также становятся объектом споров в парламентах пяти стран в рамках конкуренции бизнеса национальных элит, вызывает активное раздражение у местного населения, которое не задействовано массово на данных работах, а тот факт, что китайская рабочая сила после завершения проектов остается и далее интегрируется в криминал национальной диаспоры, наращивает национальные теневые экономики и способствует росту преступности и проблем развивающихся экономик Центральной Азии.

Рисунок 1. Китайский импорт газа из стран Центральной Азии: базовый сценарий (2012-2020 гг. млрд кубометров)

Источник: по [18] (Verkey, Turarbekova, 2016)

Рисунок 2. Китайский импорт газа из стран Центральной Азии: инерционный сценарий (2012-2020 гг. млрд кубометров)

Источник: по [18] (Verkey, Turarbekova, 2016)

Напряжение в отношениях с Пекином растет и из‑за пребывания на территориях стран Центральной Азии незаконных формирований из Синьцзян-Уйгурского административного района.

Отдельно следует затронуть предпосылки и проекты развития возобновляемой энергии. Она вызывает растущий интерес как у государств Центральной Азии (инициативы «сверху»), так и у частных инвесторов [5-11] (Zakharev, 2017a; Zakharev, 2017b; Zakharev, 2017c; Zakharev, 2017d; Mukhammadiev, 2017; Dosaliev et al., 2017; Mukhitdinova, 2017; Pritvorova, Petrenko, Ayaganova, 2017; Mukhitdinova, Bakaeva, 2017; Koroleva, Norets, Selyutin, 2019; Kosmin, Kuptsova, 2020; Kosmin, Kosmina, Chernonozhkina, 2015; Kosmin, Kuznetsova, Kosmina, 2017; Verkey, Turarbekova, 2016; Mukhammadiev, 2017) ввиду комплексного и нарастающего вопроса истощения природных ресурсов уже разведанных месторождений и мощностей, активного загрязнения субрегионов устаревшими во всех смыслах модификации и отдачи ТЭС и ГЭС. За почти 30 лет это привело к уничтожению Аральского моря и отсутствию независимости инициатив по прекращению таких вредоносных проектов. Особые виды загрязнений от ТЭС наблюдаются в крупных промышленных городах Казахстана и Узбекистана.

Рынок рабочей силы стран Центральной Азии по-прежнему является источником заёмной трудовой неквалифицированной рабочей силы, которая не находит применения на родине и ввиду волн глобального кризиса все менее актуальна в зарубежных странах традиционного пребывания. Возвращаясь на родину без средств, эти люди вынуждены интегрироваться в криминальную среду теневой экономики. Именно по этой причине создание в открытой экономике новых рабочих мест должно быть одной из ключевых задач центральных правительств пяти республик [1-19] (Nazhimudinova, Margazieva, 2019; Zakharev, 2017a; Zakharev, 2017b; Zakharev, 2017c; Zakharev, 2017d; Mukhammadiev, 2017; Dosaliev et al., 2017; Mukhitdinova, 2017; Pritvorova, Petrenko, Ayaganova, 2017; Mukhitdinova, Bakaeva, 2017; Koroleva, Norets, Selyutin, 2019; Kosmin, Kuptsova, 2020; Kosmin, Kosmina, Chernonozhkina, 2015; Kosmin, Kuznetsova, Kosmina, 2017; Verkey, Turarbekova, 2016; Mukhammadiev, 2017).

Выводы

В настоящее время актуальность развития альтернативных ниш в национальных экономиках Казахстана, Узбекистана, Киргизии, Таджикистана и Туркмении возрастает. В конце 2010-х гг. началась активные инициативы уже «сверху» [1-11] (Nazhimudinova, Margazieva, 2019; Zakharev, 2017a; Zakharev, 2017b; Zakharev, 2017c; Zakharev, 2017d; Mukhammadiev, 2017; Dosaliev et al., 2017; Mukhitdinova, 2017). Однако, к сожалению, они касаются, как правило, столичных округов и объектов с наличием определенной инфраструктуры периода СССР. Особый успех следует отметить в реорганизации полиса Астаны за счет зарубежных инвестиций, подконтрольных корпорациям, а особый провал следует отметить в Шымкенте и Караганде, где модернизация полисов с миллионными затратами, по сути, провалилась [1-3, 11-19] (Mukhitdinova, 2017; Pritvorova, Petrenko, Ayaganova, 2017; Mukhitdinova, Bakaeva, 2017; Koroleva, Norets, Selyutin, 2019; Kosmin, Kuptsova, 2020; Kosmin, Kosmina, Chernonozhkina, 2015; Kosmin, Kuznetsova, Kosmina, 2017; Verkey, Turarbekova, 2016; Mukhammadiev, 2017). В Узбекистане наибольшие успехи также касаются инфраструктуры Ташкента и столичного округа, наименьшие результаты можно увидеть в регионе озер бывшего Аральского моря [1-4] (Nazhimudinova, Margazieva, 2019). Во всем регионе предложения «снизу» часто создаются в результате конфликта интересов или в рамках борьбы за ниши местных и зарубежных капиталистов [5-11] (Zakharev, 2017a; Zakharev, 2017b; Zakharev, 2017c; Zakharev, 2017d; Mukhammadiev, 2017; Dosaliev et al., 2017; Mukhitdinova, 2017; Pritvorova, Petrenko, Ayaganova, 2017; Mukhitdinova, Bakaeva, 2017; Koroleva, Norets, Selyutin, 2019; Kosmin, Kuptsova, 2020; Kosmin, Kosmina, Chernonozhkina, 2015; Kosmin, Kuznetsova, Kosmina, 2017; Verkey, Turarbekova, 2016; Mukhammadiev, 2017). Основными проблемами для претворения данных программ в жизнь являются коррупция в Центральной Азии, недостаток бюджетного и зарубежного финансирования и огромные пласты теневой экономики, которая развивается динамично, обозначая старые и создавая новые проблемы для успешного развития пяти стран в условиях новых волн глобального экономического кризиса 2008 года в 2010-2020 гг, с продолжением в 2020-2030 гг.

Практические рекомендации:

1) Наладить контроль за распределением средств на всех уровнях власти, что не представляется возможным в настоящее время ни в одной республике.

2) Интегрировать молодежь в новые ниши экономик для их более быстрого освоения.

3) Повышать прозрачность для иностранных инвесторов путем максимально открытого бизнеса через реальные результаты и отчеты.

4) Пересмотреть договоры с зарубежными инвесторами, если результат хозяйственной деятельности иностранных компаний наносит вред окружающей среде и местным жителям.

5) Ввод позитивной дискриминации: ряд ниш в зарубежных компаниях могут занимать только местные жители - граждане данной страны, чем решится вопрос трудоустройства определенных слоев специалистов.

6) Ввод и контроль за новыми мерами экологического законодательства в сфере добычи природных ресурсов.

7) Прозрачный отчет с реальными результатами в рамках расходов на социальную сферу с повышением количества клапанов парового котла по оси «низы» – «верхи», чего пока не отважился сделать ни один режим Центральной Азии.

8) Рост и развитие институтов национальной частной собственности со стимулом именно граждан страны вкладывать средства в свои государства под гарантии государственной защиты и поддержки.


Источники:

1. Потенциал для развития возобновляемых источников энергии в Центральной Азии. Ca-climate.org. [Электронный ресурс]. URL: http://ca-climate.org/news/potentsial-dlya-razvitiya-vozobnovlyaemykh-istochnikov-energii-v-tsentralnoy-azii-/ (дата обращения: 21.06.2018).
2. Escap. un. Www.unescap.org. [Электронный ресурс]. URL: https://www.unescap.org/sites/default/files/Central %20Asia %20Statistical %20Perspective %202018_WEB.pdf (дата обращения: 20.01.2020).
3. Морозов А.В. Место гидроэнергетики в государственной энергосистеме и частном секторе стран Центральной Азии. Существующее состояние и перспективы развития на ВИЭ. Water-salt.narod.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://water-salt.narod.ru/prob_vie_ca.htm (дата обращения: 24.01.2020).
4. Нажимудинова С.С., Маргазиева Н.К. Сравнительный анализ показателей Турции и тюркоязычных республик в индикаторе «создание предприятия» индекса Doing Business // Экономика Центральной Азии. – 2019. – № 4.
5. Захарьев Я.О. Перспективы альтернативных проектов экономического развития Центральной Азии в 2018-2025 гг // Экономика Центральной Азии. – 2017. – № 4. – c. 173-178. – doi: 10.18334/asia.1.4.38726.
6. Захарьев Я.О. О некоторых пластах теневой экономики на постсоветском пространстве Центральной Азии: краткий очерк // Экономика Центральной Азии. – 2017. – № 3. – c. 139-144. – doi: 10.18334/asia.1.3.38489.
7. Захарьев Я.О. Интересы ключевых игроков в Монголии в начале ХХI века // Экономика Центральной Азии. – 2017. – № 2. – c. 67-74. – doi: 10.18334/asia.1.2.37979.
8. Захарьев Я.О. Япония в Центральной Азии в начале ХХI века: изучение проблемы экономического влияния китайскими специалистами // Экономика Центральной Азии. – 2017. – № 1. – c. 11-18. – doi: 10.18334/asia.1.1.37965.
9. Мухаммадиев С.Б. Экономическое влияние Южной Кореи на постсоветском пространстве на примере Центральной Азии // Экономика Центральной Азии. – 2017. – № 2. – c. 57-65. – doi: 10.18334/asia.1.2.38279.
10. Досалиев У.К., Уразбаева Г.Ж., Абишова А.У., Утемисова Г.Т. Развитие индустрии гостеприимства как одного из приоритетных направлений развития туризма в Республике Казахстан // Экономика Центральной Азии. – 2017. – № 2. – c. 91-100. – doi: 10.18334/asia.1.2.38228.
11. Мухитдинова Ф.А. Новый этап реформирования подготовки юридических кадров в Республике Узбекистан // Экономика Центральной Азии. – 2017. – № 2. – c. 101-107.. – doi: 10.18334/asia.1.2.37980.
12. Притворова Т.П., Петренко Е.С., Аяганова М.П. Стратегический анализ бизнес-моделей социального предпринимательства в Казахстане // Экономика Центральной Азии. – 2017. – № 2. – c. 75-90. – doi: 10.18334/.37975.
13. Мухитдинова Ф.А., Бакаева Ф.А. Гарантии прав предпринимателей в свете узбекской модели развития // Экономика Центральной Азии. – 2017. – № 1. – c. 45-54. – doi: 10.18334/asia.1.1.37951.
14. Королева А.А., Норец А.О., Селютин И.А. Анализ развития креативных индустрий в Казахстане // Экономика Центральной Азии. – 2019. – № 4.
15. Косьмин А.Д., Купцова О.П. Проблемы повышения экспортного потенциала стран Евразийского экономического союза как важнейшего приоритета их социально-экономического развития. - М. 2 изд, 2020. – 25-93 c.
16. Косьмин А.Д., Косьмина Е.А., Черноножкина Н.В. Человеческий фактор как основной элемент эффективности государственно-административного управления // Российское предпринимательство. – 2015. – № 20. – c. 3359–3628. – doi: 10.18334/rp.16.20.1993 .
17. Косьмин А.Д., Кузнецова О.П., Косьмина Е.А. Проблемы достижения гармонического сочетания телеологических механизмов рынка и государства // ИТпортал. – 2017. – № 2. – c. 7.
18. Жюльен Веркей, Турарбекова Л.В. // Вестник КазНПУ. – 2016. – url: https://articlekz.com/article/19106..
19. Мухаммадиев С.Б. Экономическое влияние Южной Кореи на постсоветском пространстве на примере Центральной Азии // Экономика Центральной Азии. – 2017. – № 2. – c. 57-65. – doi: 10.18334/asia.1.2.38279 .

Страница обновлена: 03.06.2020 в 17:55:18