Факторы инновационного развития национальной экономики: международные аспекты

Никитская Е.Ф.1, Валишвили М.А.1
1 Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 11, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2021)

Цитировать:
Никитская Е.Ф., Валишвили М.А. Факторы инновационного развития национальной экономики: международные аспекты // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – Том 11. – № 4. – doi: 10.18334/vinec.11.4.113773.

Аннотация:
В статье рассматривается вопрос о неоднозначном влиянии стимулирующих и дестимулирующих факторов на инновационные процессы национальных экономик с учетом достигнутых стадий инновационного развития, в качестве которых определены инновационная стагнация, активизация инновационного процесса и перманентный инновационный режим. Авторы предлагают разделять подходы к пониманию сущности инновационного развития для развивающихся экономик и для технологически развитых стран, в зависимости от чего рассматривать направленность действия инновационных факторов. В то время как в странах, относящихся к группе инновационных лидеров, осуществляется технологическая революция, развивающиеся страны решают проблемы формирования национальной инновационной системы, основанной на механизмах взаимодействии в рамках «тройной спирали» и обеспечивающей преодоление инновационной стагнации. Особое внимание авторы уделяют рассмотрению разновидностей факторов инновационного торможения, среди которых выделяют инновационные вызовы, угрозы и барьеры, действие которых определяется временным горизонтом действия. Такой подход позволяет сузить границы поиска эффективных мер государственного регулирования в инновационной сфере. На основе проведенных исследований авторами доказана необходимость перехода к более тесному международному сотрудничеству с использованием различных форм сетевого взаимодействия, направленного на искоренение технологического неравенства в глобальном масштабе.

Ключевые слова: инновации, факторы, инновационное развитие, национальная экономика, инфраструктура, сетевое взаимодействие

JEL-классификация: O31, O32, O33



Введение

Инновационные процессы постепенно «втягивают» в орбиту своего влияния все мировое экономическое пространство, но с разной степенью интенсивности. Неравномерность экономического роста, как общемировая тенденция, отразилась на инновационной активности отдельно взятых национальных экономик. В результате технологические лидеры соседствуют с развивающимися странами и технологическими аутсайдерами, причем данная ситуация приобрела устойчивый характер. Об этом свидетельствуют международные рейтинги, ранжирующие страны по уровню инновационного развития [22].

В соответствии с международными тенденциями, развитие инновационной модели в национальных масштабах предполагает расширение присутствия инновационного производства в технологической структуре экономики, которое проявляется, прежде всего, в увеличении объемов производства инновационной продукции. В соответствии с механизмами экономической динамики, инновационные процессы являются результатом последовательного замещения технологически сопряженных производств.

Переход национальной экономики к устойчивому инновационному росту требует максимального преодоления либо устранения влияния деструктивно действующих факторов – для этого необходима их идентификация по масштабам, силе и продолжительности воздействия. При этом намерение определить универсальные факторы без учета, как минимум, стадии инновационного развития, на которой находится национальная экономика, может привести к ошибочным выводам. Следует также принять во внимание, что один и тот же фактор может оказывать как стимулирующее, так и дестимулирующее воздействие. Примером является инновационная инфраструктура, создаваемая за счет бюджетных средств в особых экономических зонах, которая в случае неразвитости национальной инновационной системы либо отсутствии соответствующего спроса может оказаться невостребованной. В то же время, в современных условиях стимулирующая роль государства остается актуальной вне зависимости от уровня инновационного развития страны.

Мировая практика показывает, что на начальных этапах формирования инновационного процесса решающую роль играет государственное регулирование, в связи с чем, возникает необходимость исследования стимулирующих и дестимулирующих факторов инновационного развития. Влияние социально-экономических факторов на инновационные процессы находится в зависимости от временного горизонта действия, в зависимости от которого возникают инновационные вызовы, инновационные угрозы и инновационные барьеры.

Многоплановость и комбинаторность инновационной деятельности предопределяет возможность регресса, а его преодоление требует реализации эффективных организационно-управленческих решений, нацеленных на координацию действий всех участников инновационного процесса. Это создает условия, при которых возникают механизмы самоорганизации, обуславливающие прогрессивные эволюционные изменения [6, с. 5] (Никитская, 2018). Исследование направлено на комплексное изучение инновационных факторов с учетом фундаментальных научных разработок российских и зарубежных ученых по проблемам развития хозяйственного механизма.

Методы и материалы

Целью исследования является обобщение тенденций и выявление закономерностей во взаимной обусловленности деструктивных и позитивных факторов, влияющих на развитие инновационных процессов на макроэкономическом уровне.

Обоснование авторской концепции построено на классической теории стадий экономического роста У. Ростоу, и парадигмальной теории глобального эволюционизма Э. Янча. В настоящем исследовании акцентировано внимание на сложной структуре инновационной деятельности с позиций его отличительных особенностей по сравнению с традиционным производством, используя фактологический метод – изучение фактов, зафиксированных в современных научных трудах, экспертных оценках и аналитических разработках.

Доказательной базой послужили результаты, опубликованные в международных инновационных рейтингах The Global Innovation Index, Digital Economy and Society Index, статистические исследования индикаторов инновационной деятельности Высшей школы экономики, материалы международной сети компаний PricewaterhouseCoopers, международных инновационных сетей The European Association of Development Agencies (EURADA), World Alliance for Innovation (WAINOVA), Enterprise Europe Network (EEN).

Представленное исследование построено на сочетании общенаучных междисциплинарных и специализированных экономических методов, включая анализ, синтез, научная аналогия, индуктивный и дедуктивный методы, структурный анализ, являющийся методологической разновидностью системного анализа, структурно-логическое моделирование.

Значительное внимание уделено анализу экономических категорий, свойственных инновационно ориентированной экономике. Уточнен понятийный аппарат, раскрывающий содержание понятий «инновационное развитие», «инновационные факторы», «инновационный процесс», дополнительно аргументированы дискуссионные вопросы.

Концептуальные аспекты стадий инновационного развития

Расширение инновационного присутствия в экономике определяющим образом зависит от способности экономики к прогрессивной трансформации, реализуемой в мировой практике в рамках национальной инновационной системы и при условии достаточных потенциальных возможностей на национальном уровне. Это предопределяет зависимость возникновения факторов, тем или иным образом влияющих на инновационный рост от успехов, достигнутых государствами в инновационном развитии.

Мировые технологические тенденции, систематизированные в теории технологических укладов, обуславливают распределение стран по уровню и масштабам внедрения в хозяйственную деятельность научно-технических достижений. Как следствие, на любом временном интервале на уровне национальных экономик существуют разнообразные вариации достигнутого уровня инновационного развития – от примитивной хозяйственной системы, соответствующей 1-му и 2-му технологическим укладам до инновационного лидерства в глобальной экономике.

Несмотря на широкое применение в научном обороте экономических категорий «развитие» и «инновационное развитие», возникает необходимость в уточнении их семантического смысла, в связи с тем, что значимость понятий, относимых к определенному познавательному подходу, меняется в соответствии с выбранной концепцией. Понятие «развитие» представляется близким по смыслу понятиям «экономический рост» и «прогресс» – это зачастую приводит к их подмене в научных работах. В своем труде «Теория развития и современные идеологии» Раймон Арон разделил эти понятия: рост им был определен как увеличение национального продукта, развитие идентифицировалось с ростом, при условии, что последний является продуктом перемен. По поводу прогресса Арон отмечал, что «развитие состоит не только в производстве товаров в возросших количествах, но, главное, – других товаров и другими методами» [1, с. 665] (Арон, 2007). Следовательно, по Арону, развитие, как экономическая категория, заключает в себе инновационное начало.

Возникает вопрос, а чем же тогда заключается сущность инновационного развития? Отвечая на поставленный вопрос, обратимся к парадигме Уолта Ростоу, в соответствии с которой эволюционный процесс развития социально-экономической сферы последовательно проходит пять фаз: традиционное общество → предпосылки для начала подъема → подъем → движение к зрелости → массовое производство и потребление [8] (Ростоу, 1961). Эволюция всех областей окружающего мира, в том числе социального устройства общества, на сегодняшний день является общепризнанным научным фактом [2, с. 24] (Гусейханов, Магомедова, Рамазанов, 2014)

Используя принцип научной аналогии, в инновационном развитии можно выделить четыре стадии: 1) инновационная стагнация → 2) инновационный «разгон» → 3) расширение инновационного производства → 4) перманентный инновационный режим [6, с. 15] (Никитская, 2018). На начальных стадиях инновационная деятельность в значительной мере эволюционирует, в то же время, подвергаясь действию факторов неопределенности. В более обобщенном варианте имеет смысл рассматривать 2 и 3 стадии как активизацию инновационного процесса. Перманентный инновационный режим возможен лишь при условии сформированной системы самоорганизации участников национальной инновационной системы. Технологически развитые страны обладают указанными ниже характеристиками, что позволяет им активно и устойчиво развиваться. Характеристика стадий инновационного процесса в контексте государственного регулирования представлена в таблице 1.

Таблица 1

Характеристика стадий инновационного процесса

Наименование стадии
Управляющие /регулирующие воздействия
и/или их результаты
Инновационная стагнация
- выбор приоритетов инновационного развития;
- разработка правовой основы государственного регулирования инновационной деятельности;
- преодоление инновационных барьеров;
- коалиция экономических и политических элит;
- создание системы взаимодействия участников национальной инновационной системы (НИС)
- формирование системы стимулирования инноваторов и др.
Активизация инновационного процесса
- усиление взаимодействий участников НИС;
- развитие инновационной инфраструктуры;
- развитие системы трансфера технологий;
- государственная поддержка инноваций «снизу»;
- международное сотрудничество;
- финансирование венчурного капитала новых компаний.
Перманентный инновационный режим
- доведение показателей инновационного развития и технологий до мирового уровня;
- реализация всех типов инноваций;
- децентрализация инновационной деятельности;
- массовое участие субъектов рынка в международных инновационных сетях;
- развитие системы саморегулирования в инновационных процессах;
- укрепление конкурентных позиций в технологической сфере на международном уровне и др.
Источник: составлено авторами.

На стадиях становления инновационной экономики проблема формирования национальной инновационной системы становится неизбежной. Этому препятствуют многочисленные макроэкономические факторы, преодоление которых становится трудноразрешимой задачей в силу их системного характера. Однако круг факторов инновационного торможения можно значительно сузить, если применить казуальный подход (причина → механизм → последствия) и выделить глобальные инновационные вызовы, инновационные угрозы и инновационные барьеры [7, с. 75-76] (Никитская, 2013).

Исходя из вышесказанного, возможна расширенная трактовка категории «инновационное развитие», под которым следует понимать способность национальной экономики переходить к последующей инновационной стадии, изменяя качественные характеристики инновационной системы на более прогрессивные. При этом наращивание масштабов инновационного производства представляет собой лишь внешний признак развития, что позволяет относить данный случай к экстенсивному типу инновационного роста.

Список слаборазвитых стран наиболее обширный, включает многие азиатские державы и ряд стран Африки с монокультурным хозяйством или очень узкой областью специализации [9]. Технологически развитые страны, напротив, относительно малочисленны, их состав стабилен и не меняется многие годы. Уровень инновационной активности позволяет оценить Глобальный инновационный индекс (Global Innovation Index, GII), оценивающий инновационную активность 129 государств по 80 показателям, в том числе по количеству международных заявок на регистрацию патентов и товарных знаков, объем инвестиций в НИОКР, объем экспорта высокотехнологичной продукции и т.д. [22]. Первое место в GII–2020 десятый год подряд занимает Швейцария, в первую пятерку также входят Швеция, США, Соединенное Королевство, Нидерланды. Россия в 2020 году заняла 47 место, снизив свою позицию на один пункт.

Медленное вхождение развивающихся стран в перманентный инновационный режим объясняется тем, что инновационное производство кардинально отличается от традиционного. В отличие от производственно-коммерческого цикла, инновационный цикл значительно более растянут во времени, а его этапы от фундаментальных исследований до коммерческого производства не должны прерываться. В противном случае финансовые, материальные и кадровые ресурсы, затраченные на неполный инновационный цикл, не воплотятся в инновационный продукт. Именно это обуславливает, сложную организационно-управленческую структуру инновационной системы, в которой задействовано множество участников, образующих, как минимум, «тройную спираль» и реализующих целый комплекс функций.

Стимулирующие и дестимулирующие факторы инновационного развития национальной экономики

Отнесение инновационных факторов к тем или иным типам является вопросом дискуссионным и в данном случае сложно избежать субъективности во взглядах и представлениях. Можно предположить, что имеет место схожесть проблем инновационного развития в развивающихся странах. Учитывая российский опыт, определим наиболее общие из них. Действие указанных типов факторов значительно различается, их характеристика и некоторые примеры, актуальные для российской экономики, приведены в таблице 2.

Таблица 2

Характеристика факторов инновационного развития

Тип факторов
Сущность
Примеры
Инновационные вызовы
Глобальные социально-экономические факторы, внешние по отношению к национальной экономике
- технологическая революция в технологически развитых странах;
- экспортно-сырьевой «тупик» в экономическом развитии России;
- появление новых конкурентов России вследствие ускорения инновационного развития в развивающихся странах;
- усиление на международном уровне конкуренции за привлечение высококвалифицированных специалистов.
Инновационные угрозы
Негативные социально-экономические факторы, связанные с инновационными процессами на макроэкономическом уровне
- технологическая многоукладность экономики;
- отсутствие системности в расходовании бюджетных средств, выделяемых на НИОКР;
- низкая исследовательская активность;
- «разрыв» между научно-технологической и производственной сферами;
- недостаточные масштабы подготовки кадров в вузах для инновационной экономики.
Инновационные барьеры
Деструктивные факторы, действующие в краткосрочном периоде, препятствующие инновационному развитию по принципу «здесь и сейчас»
- низкий уровень сформированности НИС;
- высокий риск инновационного предпринимательства;
- дефицит или отсутствие источников венчурного капитала;
- нехватка квалифицированного персонала, способного работать в инновационной сфере;
- низкая эффективность использования инновационных ресурсов;
- слаборазвитый спрос на инновации.
Источник: составлено авторами с использованием Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года. СПС ГАРАНТ. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70006124/ (дата обращения: 07.11.2021)

Что касается других факторов, тормозящих инновационный рост, то специалисты преимущественно выделяют те, которые относятся к инновационным угрозам и инновационным барьерам. Именно к таким результатам пришла группа ученых Высшей школы экономики, осуществляющая на постоянной основе статистические исследования индикаторов инновационной деятельности. Наглядно о значимости факторов, создающих препятствия внедрению инноваций в хозяйственные процессы в России показано на рисунке 1. Как видно из рисунка, наиболее значимыми дестимулирующими факторами стали недостаток собственных денежных средств (20,5%) и высокая стоимость нововведений (15,3%). Низкий спрос на инновационные товары и услуги был оценен как наименее значимый (5,2%).

Рисунок 1. Дестимулирующие факторы инновационного развития в промышленном производстве, %

Источник: составлено авторами по данным «Индикаторы инновационной деятельности: 2019: статистический сборник / Л. М. Гохберг, К. А. Дитковский, И. А. Кузнецова и др.; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: НИУ ВШЭ, 2019. С.16

Иная ситуация и иные тенденции касательно инноваций имеют место в развитых странах. Рассмотрим следующие основные направления факторного влияния: агломерационные эффекты, инфраструктурные факторы и деятельность международных инновационных сетей.

Агломерационные территории являются сосредоточением высокого научно-технологического потенциала, в связи с чем создают дополнительный эффект за счет роста и распространения экономической и инновационной активности за пределы своих границ. Роль агломераций в мировой экономике возрастает в связи с возникновением, так называемого, техно-национализма, сущностью которого является нацеленность всех правительственных решений и стратегий на развитие инноваций исключительно на национальном уровне [5].

Оценку уровня инновационного развития крупнейших агломераций мира осуществляет международная сеть компаний PricewaterhouseCoopers (PwC), которая совместно с британским благотворительным фондом Calvert 22 Foundation с 2016 года публикуют Индекс креативного капитала. Методология PwC предусматривает оценку агломераций по показателям уровня проникновения технологий, производительности труда, уровня образования, уровня развития креативного сектора [3]. Индекс оценивает показатели креативного капитала 20 российских городов, среди которых, учитывая инновационные рейтинги, наиболее значимыми являются Москва, Санкт-Петербург, Казань, Калининград, Краснодар, Красноярск, Нижний Новгород, Новосибирск. В число исследуемых мировых столиц входят Берлин, Гонконг, Нью-Йорк, Лондон, Сеул, Сидней, Хельсинки.

Результаты исследования территориального распределения инноваций, проведенные выявили отличия инновационных систем США и Евросоюза [16] (Crescenzi et at., 2007). В США относительно более высокая стабильность географии инновационного производства, связанная с тем, что генерация потоков знаний и инноваций, как правило, происходит определенных локациях, а в Европе преобладает межрегиональное взаимодействие и, в известной мере, равномерное распределение. Как было установлено в результате исследований инновационных сетей Японии, научно-технические проекты чаще участвуют в междугородних кооперациях, а низкотехнологичные производства осуществляются на местном уровне [23] (Yokura, Matsubara, Sternberg, 2013). Интерес представляет стремительный рост инновационного потенциала Китая. В Китае более 80% всех патентных заявок возникли в густонаселенных провинциях или муниципалитетах – Гуандун, Пекин, Шанхай, Цзянсу и Чжэцзян [14] (Andrés Rodríguez-Pose, Callum Wilkie, 2016).

Становление инновационной системы невозможно без создания развитой инфраструктуры. В целом, экономическая инфраструктура оказывает влияние на экономический рост по нескольким направлениям: как один из производственных факторов, как стимул развития производства, как стимул спроса на производимую продукцию и как инструмент государственной политики. Существует не только прямая связь между уровнем развития инфраструктуры и экономическим ростом, но и обратная, а именно увеличение совокупного спроса на производимую продукцию требует соответствующего развития инфраструктурной сети [19; 21] (Khan H., Khan U. et at., 2020; Rudra P. Pradhan, 2019).

Международные исследования доказывают положительную и статистически значимую взаимозависимость между ИТ-инфраструктурой и эффективностью инноваций [18] (Jabbouri et at., 2016), а эффективность инноваций и информационные технологии стали факторами развития и для развивающихся стран [20] (Oladipo Olalekan David et at., 2016). Более того, информационные технологии, Интернет и ИТ-инфраструктура определяющим образом повлияли на становление и развитие цифровой экономики.

Европейский индекс цифровой экономики и общества (DESI) оценивает цифровую эффективность Европы и осуществляет мониторинг эволюции цифровой конкурентоспособности государств-членов ЕС (рис. 2). DESI рассчитывается как составной индекс, который суммирует различные индикаторы развития цифровой Европы, имеет пять основных субиндексов по направлениям: подключение, человеческий капитал, сети Интернет, цифровые технологий в производстве, цифровизация государственных услуг.

Согласно данным DESI-2020, в тройку лидеров вошли Швеция, Дания и Нидерланды. Значительный прогресс выявлен в Ирландии, Нидерландах, Мальте и Испании. В странах, которые за последние пять лет продемонстрировали уровень цифровизации ниже среднего по ЕС, существенных изменений не произошло.

Рисунок 2 – Индекс цифровой экономики и общества, 2020 (DESI-2020)

Источник: Digital Economy and Society Index (DESI) 2020 Questions and Answers. URL: https://ec.europa.eu/commission/presscorner/detail/en/qanda_20_1022 (дата обращения: 07.11.2021)

Несмотря на очевидность позитивного влияния ИТ-инфраструктуры на инновации, сохраняется значение общеэкономических инфраструктурных составляющих, определяемых, например, показателями плотности автомобильных дорог, протяженностью железнодорожных путей, темпами роста капитального и жилищного строительства, оптовой и розничной торговли. Указанная группа показателей не имеет прямого отношения к инновационному производству, но определяет экономический потенциал инфраструктуры, является одним из наиболее важных составляющих потенциала региона, который является определяющим фактором устойчивого развития территорий [24] (Wang, Ren et at., 2020).

В современном мире доминирующим принципом организации инновационных процессов является построение сетевых моделей развития, которые являются открытыми системами, развитие которых основано на самоорганизации. Этот процесс нашел свое выражение в создании международных инновационных сетей и ассоциаций, развитие которых пошло по пути стимулирования транснационального трансфера технологий и продвижения инновационных услуг.

В таких странах, как США, Австралия и Великобритания, политика в области инноваций сместила финансирование и стимулы в области НИОКР в направлении поощрения многоотраслевых инновационных сетей [15] (Corley, Boardman, Bozeman, 2006). Во многих случаях деятельность инновационных сетей выражается в обмене идеями, знаниями, опытом, содействии развитию, создании необходимых условий, установлении партнерских отношений и др., что лишь косвенно влияет на развитие инноваций. Примеры таких сетей: The European Association of Development Agencies (EURADA) [22]; World Alliance for Innovation (WAINOVA) [11]; Enterprise Europe Network (EEN) [13] и др. Тем не менее, результаты исследования пространственно-временного влияния встроенности в сети НИОКР на производство региональных знаний 229 европейских регионов, входящих в Nomenclature of Territorial Units for Statistics (NUTS), проведенные за 1998–2010 годы, выявили положительные эффекты, возникающие в результате сетевой интеграции [25] (Wanzenböck, Piribauer, 2016). Недостатком являются неформальные связи между участниками инновационных сетей, построенных на декларациях о сотрудничестве, меморандумах о взаимопонимании и т.п. имеют неустойчивый характер.

Заключение

В настоящем исследовании разделены подходы к пониманию сущности инновационного развития для развивающихся экономик и для технологически развитых стран. В первом случае инновационное развитие должно проявляться не только в расширении масштабов инновационного производства, но и в создании условий для перехода на более высокую ступень инновационного развития, обусловленную совершенствованием организационно-управленческой среды и технологических условий. Во втором случае следует ориентироваться на приоритет радикальных инноваций, сопряженных с технологической революцией и реализацию новых форм взаимодействия участников национальной инновационной системы, в том числе, на межгосударственном уровне.

В инновационном процессе можно говорить о противонаправленном действии двух групп сил. Одна из них приводит в движение процесс внедрения в производство прогрессивных технологий с последующей диффузией инноваций, которая «перешагивает» через границы государств отраслей и рынков. Другая группа сил препятствует инновационному развитию, либо создает ситуацию инновационной стагнации. Ситуация, при которой развитые страны продолжают развиваться по пути эволюционных и революционных технологических изменений, а в развивающихся странах нарастает технологический разрыв, приводит к общему инновационному торможению в мировом пространстве. Определенный прорыв в неравномерности технологического развития создают многочисленные международные инновационные сети.

Однако номенклатура территориальных единиц для статистики (NUTS) сохраняет привязку к сложившемуся административно-территориальному делению стран ЕС, что препятствует интеграции. Противопоставлением сложившейся системе является Всемирный альянс международных финансовых центров (World Alliance of International Financial Centers, WAIFC) [26], который содействует международному сотрудничеству, устойчивым инвестициям и предотвращению влияния протекционизма во время глобальной чрезвычайной ситуации в сфере здравоохранения и экономики.

По мере перехода стран на более высокий уровень инновационного развития меняется роль государства – самоорганизация постепенно вытесняет директивное управление и государственное регулирование. Вместе с этим решение проблем инновационного развития связано не только с эффективностью государственной политики, но и деятельностью международных инновационных сетей, ориентированных в большей мере на развитие механизмов финансирования и поддержки инновационного предпринимательства в рамках государственно-частного партнерства.


Источники:

1. Арон Р. История XX века: антология. - М.: Ладомир, 2007. – 1103 c.
2. Гусейханов М.К., Магомедова У.Г., Рамазанов М.А. Современные теории глобального эволюционизма // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2014. – № 1. – c. 21-24.
3. Индекс креативного капитала. Исследование PricewaterhouseCoopers. PricewaterhouseCoopers. [Электронный ресурс]. URL: https://www.pwc.ru/ru/publications/creative-capital-index.html.
4. Гохберг Л.М., Дитковский К.А., Кузнецова И.А. и др. Индикаторы инновационной деятельности: 2019. / Статистический сборник. - М.: НИУ ВШЭ, 2019. – 376 c.
5. Инновационная политика: глобальный взгляд. Bujet.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://bujet.ru/article/325916.php.
6. Никитская Е.Ф. Концепции и практика реализации потенциальных возможностей инновационного роста в России на национальном и региональном уровнях // Федерализм. – 2018. – № 4(92). – c. 5-23.
7. Никитская Е.Ф. Развитие инновационного потенциала территориальных субъектов рынка. / диссертация,.. доктор экономических наук: 08.00.01. - М., 2013. – 334 c.
8. Ростоу У. Стадии экономического роста. - Нью-Йорк: Прегер, 1961. – 236 c.
9. Слаборазвитые страны мира. Fb.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://fb.ru/article/349730/slaborazvityie-stranyi-mira (дата обращения: 03.11.2021).
10. Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года. Гарант. [Электронный ресурс]. URL: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70006124 (дата обращения: 06.11.2021).
11. Официальный сайт World Alliance for Innovation. [Электронный ресурс]. URL: http://www.wainova.org (дата обращения: 01.11.2021).
12. Официальный сайт The European Association of Development Agencies. [Электронный ресурс]. URL: https://www.eurada.org (дата обращения: 01.11.2021).
13. Официальный сайт Enterprise Europe Network. [Электронный ресурс]. URL: https://een.ec.europa.eu/ (дата обращения: 07.11.2021).
14. Andrés Rodríguez-Pose, Callum Wilkie Putting China in perspective: a comparative exploration of the ascent of the Chinese knowledge economy // Cambridge Journal of Regions, Economy and Society. – 2016. – № 3. – p. 479-497. – doi: 10.1093/cjres/rsw018.
15. Corley E.A., Boardman P.C., Bozeman B. Design and the management of ulti-institutional research collaborations: Theoretical implications from two case studies // Research Policy. – 2006. – № 7. – p. 975-993. – doi: 10.1016/j.respol.2006.05.003.
16. Crescenzi Riccardo, Rodriguez-Pose, Andres and Storper, Michael The territorial dynamics of innovation: a Europe-United States comparative analysis // Journal of economic geography. – 2007. – № 6. – p. 673-709. – doi: 10.1093/ieg/lbm030.
17. Digital Economy and Society Index (DESI) 2020 Questions and Answers. Europa.eu. [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/commission/presscorner/detail/en/qanda_20_1022 (дата обращения: 03.11.2021).
18. Jabbouri Nada, Siron Rusinah, Zahari Ibrahim, Khalid Mahmoud Impact of Information Technology Infrastructure on Innovation Performance: An Empirical Study on Private Universities In Iraq // Procedia Economics and Finance. – 2016. – p. 861-869. – doi: 10.1016/S2212-5671(16)30250-7.
19. Khan H., Khan U., Jiang L.J., Asif Khan M. Impact of infrastructure on economic growth in South Asia: Evidence from pooled mean group estimation // The Electricity Journal,. – 2020. – № 5. – doi: 10.1016/j.tej.2020.106735.
20. Oladipo Olalekan David Nexus between telecommunication infrastructures, economic growth and development in Africa: Panel vector autoregression (P-VAR) analysis // Telecommunications Policy. – 2019. – № 8. – p. 101816. – doi: 10.1016/j.telpol.2019.03.005.
21. Rudra P. Pradhan Investigating the causal relationship between transportation infrastructure, financial penetration and economic growth in G-20 countries // Research in Transportation Economics. – 2019. – p. 100766. – doi: 10.1016/j.retrec.2019.100766.
22. The Global Innovation Index 2020. Wipo.int. [Электронный ресурс]. URL: https://www.wipo.int/global_innovation_index/en/2020.
23. Yokura Y., Matsubara H., Sternberg R. R&D networks and regional innovation: a social network analysis of joint research projects in Japan // Royal Geographical Society. – 2013. – № 4. – p. 493-503. – doi: 10.1111/area.12055.
24. Wang J., Ren Y., Shu T., Shen L. Economic perspective-based analysis on urban infrastructures carrying capacity // Environmental Impact Assessment Review. – 2020. – p. 106381. – doi: 10.1016/j.eiar.2020.106381.
25. Wanzenböck I., Piribauer P. R&D networks and regional knowledge production in Europe: Evidence from a space-time model // Papers in Regional Science. – 2016. – p. S1-S24. – doi: 10.1111/pirs.12236.
26. World Alliance of International Financial Centers (WAIFC). [Электронный ресурс]. URL: https://waifc.finance (дата обращения: 01.11.2021).

Страница обновлена: 10.11.2021 в 14:45:18