О проблеме депрессивного характера развития регионов Северо-Кавказского федерального округа

Магомадов Э.М.

Статья в журнале

Российское предпринимательство *
№ 8 (230), Апрель 2013
* Этот журнал не выпускается в Первом экономическом издательстве

Цитировать:
Магомадов Э.М. О проблеме депрессивного характера развития регионов Северо-Кавказского федерального округа // Российское предпринимательство. – 2013. – Том 14. – № 8. – С. 78-83.

Аннотация:
В статье предлагается авторская позиция по поводу депрессивности экономики региона в современных условиях. Вопрос рассматривается на примере регионов, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа России. Предлагаются меры комплексного характера по выводу регионов из состояния депрессивности.

Ключевые слова: регион, федеральный округ, депрессивный регион, меры по выводу регионов из состояния депрессивности



В настоящее время в России проблема совершенствования федеративных отношений в части дальнейшего разграничения полномочий центра и регионов-субъектов РФ по всему спектру общественно-политических, социально-экономических, научно-технических и иных отношений вновь выдвигается в число ведущих.

Это обусловлено, в частности, тем, что, несмотря на выдвинутые задачи модернизации, требующей значительных текущих и перспективных расходов, на деле, по мнению ряда экспертов, продолжается сокращение налоговой базы регионов-субъектов Российской Федерации вследствие постоянных изменений федерального законодательства, ведущих к «перетряске» поступления доходов в бюджеты как регионального, так и местного уровней. Объективно же в увеличении этой части доходов региональных бюджетов должны быть заинтересованы как федеральные, так и региональные власти, поскольку именно от величины собственных доходов напрямую зависит не только финансовое благополучие региона, но и состояние «здоровья» взаимоотношений по линии «федерация − регион».

О понятии «депрессивный регион» («депрессивная территория»)

Важнейшей характеристикой при расчете экономической самостоятельности региона остается обеспеченность источниками покрытия расходов, связанных с реализацией программ регионального развития, поступлениями доходов из собственных источников. В то же время, как свидетельствует мировой опыт, достижение полного соответствия бюджетных расходов величине доходов на всех уровнях бюджетной системы просто невозможно. С проблемой дотационности отдельных регионов (территорий) знакомы практически все наиболее высокоразвитые страны мира.

Другое дело − депрессивные регионы, находящиеся в полной и прямой зависимости от поступлений средств из федерального бюджета. Для депрессивных регионов характерны минимальное использование внутренних ресурсов региона, устойчиво низкий уровень жизни населения, неэффективная экономика.

Следует напомнить, что вплоть до относительно недавнего времени в российской науке и на практике оставалась необходимость более строгих научно разработанных критериев отнесения регионов и отдельных территорий к категории депрессивных. С одной стороны, специалисты в области региональной экономики еще в 90-е годы минувшего столетия в основном сходились в определениях социально-экономической сущности такого явления, как депрессивная территория. Так, авторы фундаментального энциклопедического словаря «Федерализм», изданного еще в 1997 году, предлагали следующее определение понятия «депрессивный регион» («депрессивная территория»). Это – «субъект РФ или локальное территориальное образование, отличительной характеристикой которого является сильное и устойчивое отставание от других регионов по главным социально-экономическим показателям». При этом «критерием отнесения региона к категории депрессивных является ситуация, при которой крайне ограничены или вообще отсутствуют условия и ресурсы для саморазрешения кризиса» [1].

Сходной позиции придерживались ученые-экономисты и впоследствии. Например, по мнению российского экономиста проф. В.П. Орешина (МГУ), депрессивными территориями следует считать «пространственно локальные образования, в которых по экономическим, политическим, социальным, экологическим и иным причинам перестают действовать стимулы саморазвития, и, стало быть, нет оснований рассчитывать на саморазрешение кризисных ситуаций» [2].

Наряду с приведенными выше качественными составляющими состояния депрессивности, по нашему мнению, всегда следует учитывать и количественную составляющую. Иными словами, к депрессивным относятся такие регионы, в которых, несмотря на достаточно высокий уровень накопленного экономического потенциала, в совокупности зафиксированы не просто глубокий, но и устойчивый спад производства, более существенный (по сравнению с другими субъектами федерации) уровень безработицы, низкая степень инвестиционной активности и сравнительно низкий среднедушевой уровень бюджетной обеспеченности.

Таким образом, научно правильным было бы отнесение регионов и отдельных территорий к категории депрессивных в тех случаях, если по экономическим, социальным и экологическим основаниям там отсутствуют условия и стимулы самостоятельного территориального развития. В том, что государство должно быть заинтересовано в оздоровлении указанных ситуаций, нет никаких сомнений, ибо подобные депрессивные точки рано или поздно становятся центрами политического, социально-экономического и экологического напряжения.

Едва ли не наиболее остро такая проблема стоит перед регионами Юга России. Реальное положение дел здесь таково, что национальные республики Северного Кавказа относятся к числу высокодотационных, а большинство и депрессивных регионов Российской Федерации. Впрочем, проблема дотационности региональных бюджетов касается далеко не только национальных республик. Так, по мнению российского экономиста проф. В.Н. Овчинникова (Ростов-на-Дону, ЮФУ), весь Юг России с его богатым природно-климатическим потенциалом остается дотационной территорией с высоким уровнем безработицы и низким жизненным уровнем населения.

Возникает вопрос о более четких практических критериях отнесения той или иной территории (или региона в целом) к категории депрессивных. Вопрос о таких критериях всегда был одним из самых сложных в связи со структурной неоднородностью любого объекта (будь то территория или регион).

Кроме того, чисто российские особенности разрешения межрегиональных ситуаций, использовавшиеся в течение 90-х годов, не могут использоваться в качестве образцовой схемы поддержки депрессивных территорий [3].

Принципиальная модель оздоровления ситуации на депрессивных территориях

Сегодня по-прежнему остро стоит вопрос о реабилитации депрессивных территорий. Конечно, при этом необходимо отдавать себе отчет в том, что в нынешних условиях полная, а тем более скорая реабилитация депрессивных территорий возможна далеко не всегда. Следовательно, возникает вопрос выработки принципиальной модели оздоровления ситуации на депрессивных территориях в качестве необходимой предпосылки их перехода к новому типу развития. Такая модель, по нашему мнению, предполагает, прежде всего, комплекс первостепенных, «точечных» решений.

В целом, учитывая вышесказанное, следует признать, что в сегодняшних условиях многие регионы не смогут обеспечить выход из кризиса и интегрироваться в единое социально-экономическое пространство России без продуманной долгосрочной стратегии развития общенационального значения.

Начальным шагом первого этапа социально-экономической стратегии инновационного развития регионов, по нашему мнению, должно стать формирование правовой базы, призванной стимулировать процесс реализации прогрессивных инициатив предприятий (учреждений) всех форм собственности и обеспечить привлечение инвестиций, с учетом международных норм и стандартов.

Формирование и реализация правовой базы на территориях большинства регионов должны носить системный характер и быть направлены на создание благоприятных (конкурентных) правовых условий во всех сферах жизнедеятельности.

Осуществить конкретные мероприятия по модернизации экономики регионов СКФО способна помочь Стратегия социально-экономического развития Северо-Кавказского округа, утвержденная распоряжением Правительства РФ от 6 сентября 2010 г. № 1485-р.

Именно реализация и совершенствование указанной Стратегии, по нашему мнению, способны обеспечить устойчивое преодоление депрессивного характера регионов СКФО. В этих целях ей же должно сопутствовать формирование механизма обеспечения социально-политической стабильности на территориях этого федерального округа.

Составными мерами этого механизма могли бы стать, на наш взгляд, следующие:

1. Проведение модернизации управленческой системы во всех сферах жизнедеятельности территорий округа.

2. Реализация мер обеспечения финансовой прозрачности использования выделяемых средств из федерального бюджета, максимального поступления доходов в региональный бюджет за счет точного определения и увеличения собственной налоговой базы.

3. Учет руководством РФ потребностей регионов Юга России для создания необходимых условий их поступательного социально-экономического развития.

4. Последовательное устранение барьеров на пути развития курортного и туристического бизнеса, расширение географии и многообразия туристических маршрутов на территориях Северо-Кавказского федерального округа с постепенным формированием целостного межрегионального туристического кластера.

В этой связи, по нашему мнению, во-первых, целесообразно подумать о развертывании строительства сети магистральных автомобильных дорог между регионами округа, а также транскавказских магистралей, связывающих побережья Черного и Каспийского морей, Северный Кавказ с Центром России и Поволжьем. Программа строительства должна быть рассчитана на длительный период и носить комплексный межотраслевой характер.

Реализация этого предложения позволит, с одной стороны, использовать новейшие технико-технологические достижения, в том числе инновационные решения, с другой стороны, значительно сократить уровень безработицы в северокавказских регионах за счет максимального привлечения местных строительных и трудовых ресурсов. Проблема стоит действительно очень остро, поскольку максимальный уровень общей безработицы в 2011 году в стране зафиксирован в регионах СКФО, именно − в Республике Ингушетия, далее следуют Чеченская Республика и Республика Дагестан [4].

Наконец, реализация общих для всех регионов мероприятий позволит расширить и углубить межрегиональные экономические связи в целом.

Во-вторых, борьба с безработицей в регионах СКФО, помимо использования незанятых рабочих рук, потребует использования фактора межрегиональной кооперации и на других направлениях. Речь, в частности, идет, по нашему мнению, о разработке и реализации действенной программы по созданию новых высокотехнологичных рабочих мест на местах в таких отраслях, как нефтедобыча и нефтепереработка (Республики Дагестан и Чечня).

Вывод

Анализ сформулированной проблемы позволяет сделать следующие выводы:

1. Отнесение региона к категории депрессивных должно опираться на ряд строго проработанных теоретических и практических критериев, включающих качественную и количественную составляющие.

2. Наибольшая концентрация депрессивных регионов, вследствие целого ряда объективных причин и особенностей развития России на рубеже XX−XXI веков, свойственна Северо-Кавказскому федеральному округу (СКФО).

3. Для постепенного вывода регионов СКФО из состояния депрессивности необходим комплекс мер, связанных с одновременным использованием как природно-географических, так и демографических особенностей этих регионов. Это позволило бы решать проблемы занятости и привлечения инвестиций в реализуемые на территории этих регионов проекты в самых различных сферах экономики.


Источники:

1. Федерализм. Энциклопедический словарь / Под ред. С.Д. Валентея. – М.: ИНФРА-М, 1997. – 197 с.
2. Орешин В.П. Регулирование региональной экономики: специфика и альтернативы. Лекции по спецкурсу». – М.: МАКС-Пресс, 2001. – 166 с.
3. Российский экономический журнал. – 2002. – № 7.
4. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2011. – М.: Росстат, 2011.

Страница обновлена: 22.01.2024 в 20:15:20