Повышение инвестиционной привлекательности Северо-Кавказского федерального округа и другие инструменты сглаживания пространственной поляризации в регионе

Даштиева М.Э.

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 10, Номер 4 (Апрель 2020)

Цитировать:
Даштиева М.Э. Повышение инвестиционной привлекательности Северо-Кавказского федерального округа и другие инструменты сглаживания пространственной поляризации в регионе // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – Том 10. – № 4. – С. 1009-1018. – doi: 10.18334/epp.10.4.100747.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=42900276

Аннотация:
В данной статье рассмотрены некоторые из наиболее эффективных инструментов сглаживания пространственной поляризации развития субъектов Северо-Кавказского федерального округа (СКФО) и повышения уровня развития экономики. Рассчитана реальная инвестиционная емкость региона и проведен анализ динамики за 2013-2018 гг. Рассмотрены основные проблемы малого и среднего предпринимательства в регионе (режимы налогообложения, безналичные расчеты, «серые» схемы выплаты вознаграждений) и предложены некоторые пути их решения. Кроме того, в качестве инструментов снижения асимметрии развития субъектов СКФО предложены: государственно-частное партнерство, развитие сети предприятий, объединяющих субъекты региона, функционирование территорий опережающего социально-экономического развития.

Ключевые слова: пространственная поляризация, инструменты сглаживания асимметрии развития, государственно-частное партнерство, территории опережающего социально-экономического развития, инвестиционная емкость, точки роста

JEL-классификация: L32, R12, R13



Введение

На сегодняшний день в России, как и в остальных государствах, нет отдельных регионов, которые были бы изолированы и развивались самостоятельно, без взаимодействия друг с другом. Регион – это открытая социально-экономическая система, которая развивается с опережением или отставанием от других. Главной целью данного исследования является выявление основных проблем сглаживания пространственной поляризации в Северо-Кавказском федеральном округе и рассмотрение инструментов достижения такого уровня социально-экономического развития, при котором регион по основным показателям сможет выйти из числа отстающих и занять передовые позиции без искусственной поддержки основных социально-экономических показателей.

Изучению асимметрии пространственного развития и социально-экономического пространства в целом посвящены многие работы как российских, так и зарубежных ученых-регионалистов. Среди отечественных ученых следует выделить: В.Н. Лексина [9] (Leksin, 2012), А.Н. Швецова, С.А. Суспицына [14] (Suspitsyn, 2017), А.Г. Гранберга [7] (Granberg, 2001), В.Е. Селиверстова [12] (Seliverstov, 2014) и др. В западной литературе региональные исследования связаны с именами: Ф. Перру [10] (Perru, 2007), Дж. Фридмана [16], В. Алонсо [16], П. Потье [11] (Pottier, 1963), П. Кругмана [3] (Venables, Fujita, Krugman, 1999) и др. Предложенные вышеперечисленными учеными методы и инструменты сглаживания пространственной поляризации можно разделить на прямые и косвенные. К первым, как правило, относятся те инструменты, которые подразумевают выполнение субъектами принятых органами власти решений (бюджетное инвестирование, государственные и муниципальные закупки, государственные и муниципальные заимствования, налоги и сборы и т.д.). Косвенное воздействие оказывается путем формирования нормативной базы для самостоятельного развития регионов согласно экономическим целям государства посредством финансовых, денежно-кредитных и налоговых инструментов.

Однако не существует стандартного набора инструментов, который можно было бы применить к отдельному субъекту и добиться высокой эффективности. Поэтому социально-экономическая политика каждого региона должна быть индивидуальной, несмотря на одинаковый круг решаемых проблем.

Основное содержание исследования

Среди инструментов сглаживания пространственной поляризации в данной работе рассмотрим формирование точек роста, способных повысить инвестиционную привлекательность региона и улучшить его социальную инфраструктуру в разрезе сложившихся проблем, сдерживающих социально-экономическое развитие.

Одним из таких инструментов является создание территорий опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР), которые могут рассматриваться как точки роста. Согласно федеральному закону от 29 декабря 2014 года № 473-ФЗ «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации» под ТОСЭР понимается часть территории субъекта Российской Федерации, на которой установлен особый правовой режим осуществления предпринимательской и иной деятельности в целях формирования благоприятных условий для привлечения инвестиций, обеспечения ускоренного социально-экономического развития и создания комфортных условий для обеспечения жизнедеятельности населения [1].

На сегодняшний день на территории СКФО как ТОСЭР функционируют три моногорода:

· Каспийск в Республике Дагестан (20 видов деятельности);

· Невинномысск в Ставропольском крае (23 вида деятельности);

· Дагестанские огни в Республике Дагестан (19 видов деятельности).

Кроме того, к туристско-рекреационному типу относятся курорты Северного Кавказа (Карачаево-Черкесская Республика) и Ведучи (Чеченская Республика).

Льготы, предоставляемые на налог на прибыль, налог на имущество, земельный налог и страховые взносы, направлены на диверсификацию экономики, повышение инвестиционной привлекательности региона и уровня жизни населения [17].

В своей работе Климанов В.В. и Будаева К.В. делят все точки роста на два типа, которые представлены на рисунке 1 [8, с. 102] (Klimanov, Budaeva, 2017).

При территориальном делении региона отдельные районы и города представляют собой интенсивно используемое пространство, где концентрируется основная часть региональных трудовых и финансовых ресурсов. В свою очередь, такая поляризация развития может привести к еще большему отставанию остальных районов, инфраструктурной нагрузке «точек роста» и проблемам с миграционными потоками.

Общее территориальное деление Механизмы пространственного развития:

региона на районы, имеющие зоны опережающего развития,

схожие природно-климатические, агломерации, кластеры, приоритетные

географические, экономические и отрасли и т.д.

др. признаки

Рисунок 1. Типы точек роста

Источник: [8, с. 102].

Однако концепция об осях развития П. Потье предполагает налаживание транспортных соединений между точками роста, что способствует развитию территорий, вдоль которых они проходят [5, с. 14] (Borodatova, Tonysheva, 2015). Основная цель концепции «точек роста» – создание центров промышленности и производства, стимулирующих развитие прилегающих к ним территорий. Таким образом, при концентрации ресурсов в субъектах СКФО в отраслях и районах, способных обеспечить высокую рентабельность, а также при налаживании путей сообщения между ними можно достичь максимального привлечения трудового населения, повысить платежеспособный спрос и, как следствие, улучшить качество жизни населения. В таком случае «точки роста» можно считать социально ориентированными, способными выполнять главные задачи любой региональной политики.

На сегодняшний день для создания и развития социально ориентированных точек роста необходимо, чтобы в СКФО одновременно развивалась и социальная инфраструктура. Согласно Л.Ю. Бородатовой и Л.Л. Тонышевой, социальная инфраструктура представляет собой совокупность объектов, функционирующих как в целях удовлетворения потребностей населения в обеспечении их жизнедеятельности и развития, так и в целях бесперебойной жизнедеятельности и развития рыночного механизма [5, с. 27] (Borodatova, Tonysheva, 2015).

Отсутствие развитой социальной инфраструктуры является одной из причин снижения инвестиционной привлекательности региона. Для ее поддержания на должном уровне необходимо учитывать и степень поляризации, характеризующейся доступностью объектов жизнеобеспечения населения относительно полюсов экономического роста в регионе.

В СКФО основными полюсами роста могут служить инвестиционные проекты, затрагивающие производственную, научно-техническую, финансовую, экономическую, социальную и другие стороны общественной жизни. На сегодняшний день не существует единого подхода к определению категории «инвестиционный климат», но многие ученые сходятся в том, что он представляет собой инвестиционный потенциал (инвестиционную емкость) за вычетом инвестиционных рисков.

Инвестиционный потенциал региона складывается из девяти частных потенциалов (трудовой, потребительский, производственный, финансовый, институциональный, инновационный, инфраструктурный, природно-ресурсный и туристический), и в рейтинге среди субъектов СКФО по данному показателю лидируют Ставропольский край и Республика Дагестан.

В своей работе С.Г. Сериков рассматривает понятие «реальная инвестиционная емкость региона», под которой понимается сумма инвестиционных затрат на капитальные и трудовые ресурсы, а также затраты на инновации.

Реальная инвестиционная емкость рассчитывается по следующей формуле:

ICr = ,

где K – инвестиции в основной капитал, млн руб.; W – совокупный объем заработной платы лиц, работающих по найму, млн руб.; I – затраты на технологические инновации, млн руб.; Y – валовой региональный продукт, млн руб. [13, с. 95-96]

Определим реальную инвестиционную емкость СКФО за период с 2013 по 2018 год (табл. 1).

Согласно полученным данным, на протяжении всего периода наблюдается высокий уровень инвестиционной емкости, что является показателем высоких потенциальных возможностей к осуществлению в данном регионе инвестиционной деятельности.

В 2015–2016 гг. наблюдалось снижение инвестиций в основной капитал, что повлекло за собой снижение показателя реальной инвестиционной емкости, однако, согласно данным Федеральной службы государственной статистики, в 2018 г. по сравнению с 2017 г. инвестиции в основной капитал выросли более чем на 10 % [18].

Таблица 1

Реальная инвестиционная емкость СКФО за 2013–2018 гг.

Годы
Инвестиции в основной капитал (K), млн руб.
Совокупный объем заработной платы лиц, работающих по найму (W), млн руб.
Затраты на технологические инновации (I), млн руб.
ВРП (Y), млн руб.
Реальная инвестиционная емкость (IC), в долях единицы
2013
445906,0
666682,6
5596,8
1397672,6
0,80
2014
494286,0
765543,6
9746,1
1577951,5
0,80
2015
475857,0
794180,0
5909,1
1709050,7
0,75
2016
486002,0
810260,7
7896,5
1797972,3
0,73
2017
496092,0
836418,6
8956,8
1864722,9
0,72
2018
550920,0
906553,0
7142,4
1941857,0
0,75
Источник: данные Федеральной службы государственной статистики, расчеты автора.

Помимо крупного предпринимательства и производства, важнейшим рычагом развития экономики является малый и средний бизнес. Однако в СКФО, как и в стране в целом, существует ряд проблем, сдерживающих его развитие. Рассмотрим, к примеру, ситуацию, которую можно наблюдать в Дагестане на сегодняшний день. Большая часть субъектов малого и среднего предпринимательства заявляют штатную численность и, соответственно, уплачивают НДФЛ и производят отчисления в фонды в объемах, несопоставимых с масштабами деятельности. Фактически в нарушение Трудового кодекса Российской Федерации осуществляется прием работников без соответствующего документального оформления. Кроме того, выплаты минимальному числу работников, указываемых в штатных расписаниях, устанавливаются в размерах, равных или приближенных к МРОТ. Очевидно использование «серых» схем выплаты вознаграждений.

Второй аспект данной проблемы, который также имеет место в СКФО, – использование режимов налогообложения (упрощенная система налогообложения, налог на вмененный доход), не адекватных масштабам и специфике деятельности юридических лиц. Типовой ситуацией является осуществление деятельности десятков индивидуальных предпринимателей, использующих налог на вмененный доход, под единым брендом. Тем самым устанавливается фиксированный объем уплачиваемых такими фирмами налогов, который не зависит от объема полученного дохода, в результате чего бюджет недополучает огромную долю средств.

Для регионов СКФО важной проблемой является слабое развитие системы безналичных расчетов. В Дагестане безналичный оборот практически отсутствует, и данная проблема часто затрагивается представителями власти и ЦБ. Поскольку в настоящее время теневой оборот в основном осуществляется, минуя банковскую систему, т.е. в наличной форме, контролирующие органы сталкиваются с проблемой невозможности регулирования предпринимательской деятельности.

На Северном Кавказе есть все условия для развития совместных предприятий. В качестве экспертов для налаживания производства можно привлечь зарубежных специалистов в области АПК. Сеть предприятий, объединяющая все регионы СКФО и действующая под одним брендом, гарантирующим высокое качество произведенной продукции, способна занять на российском и даже мировом рынке свою нишу и приносить региону немалый доход.

Немаловажным инструментом сглаживания пространственной поляризации может стать государственно-частное партнерство (ГЧП). Отставание округа от показателей других регионов России свидетельствует о нереализованном потенциале. К примеру, на сегодняшний день в перечень объектов Ставропольского края, в отношении которых планируется заключение концессионных соглашений, входят строительство водолечебницы, а также краевого бальнеологического комплекса [2]. Местные власти совместно с федеральной должны оказывать поддержку потенциальным инвесторам, вкладывающим свои финансы в отстающие регионы (в частности в инвестиционно-дефицитный СКФО) на законодательном уровне, а также оказывать материальные поощрения.

Заключение

В заключение следует отметить, что все вышеперечисленные меры должны быть объединены в одну стратегию социально-экономического развития, и их выполнение должно сопровождаться постоянным контролем результатов, которые способны повысить финансовую самостоятельность региона и вывести все республики если не на один уровень развития, то хотя бы на уровни с наименьшими отставаниями показателей. Инвестиции в производство и в человеческий капитал – главный способ прекратить отставание СКФО от общероссийского уровня.

Дальнейшие исследования в данной области будут связаны с разработкой с помощью современных вычислительных систем модели прогнозирования сценария экономического развития региона для своевременного принятия управленческих решений. Значение регионального прогнозирования нашло признание во многих странах. Исходя из мировой практики регионального прогнозирования, в основу должны быть положены такие составляющие элементы, как создание новых рабочих мест путем инвестиций сектора малого бизнеса, государственные капиталовложения в основные отрасли инфраструктуры региона, дотации и предоставление субсидий отстающим в развитии регионам на поднятие образовательного уровня и здравоохранения.


Источники:

1. Федеральный закон от 29.12.2014 N 473-ФЗ "О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации" // СПС КонсультантПлюс.
2. Перечень объектов Ставропольского края, в отношении которых планируется заключение концессионных соглашений. Утвержден приказом министерства экономического развития Ставропольского края от 22.01.2020 № 11/од [Электронный ресурс]: Министерство экономического развития Ставропольского края. Режим доступа: http://stavinvest.ru/uploads/2020/0502.pdf (дата обращения 13.03.2020).
3. Anthony J. Venables, Masahisa Fujita, Paul R. Krugman. The Spatial Economy: Cities, Regions, and International Trade // Cambridge: MIT Press, 1999, 384 с.
4. Безденежных Т.И., Макенов М.М. Социально-экономическое развитие регионов России: проблемы и пути решения / Т.И. Безденежных, М.М. Макенов // Региональная экономика: теория и практика. – 2017. - № 3 (438). – С. 541-552.
5. Бородатова Л.Ю., Тонышева Л. Л. Обоснование развития социальной инфраструктуры в условиях пространственной трансформации экономики региона: монография / Л. Ю. Бородатова, Л. Л. Тонышева. – Тюмень: ТюмГНГУ, 2015. – 140 с.
6. Волчкова И.В. и др. Агломерационные процессы в России в контексте связанности социально-экономического пространства / И.В. Волчкова, Ю.В. Подопригора, М.Н. Данилова и др. // Региональная экономика: теория и практика. = 2017. - № 3 (438). = С. 422–433.
7. Гранберг А.Г. Основы региональной экономики: Учебник для вузов. – 2-е изд. – М.: ГУ ВШЭ, 2001. – 495 с.
8. Климанов В.В., Будаева К.В. Точки роста как элемент стратегического планирования в регионах России / В.В. Климанов, К.В. Будаева // Региональные исследования. – 2017. - № 3 (57). – С. 99-106.
9. Лексин В.Н. Государство и регионы. Теория и практика государственного регулирования территориального развития. Изд. 6-е, стереотипное / В.Н. Лексин, А.Н. Швецов. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2012. — 368 с.
10. Перру Ф. Экономическое пространство: теория и приложения (пер. с англ. А. П. Горюнова) // Пространственная экономика. 2007. № 2. C. 77—93.
11. Pierre Pottier. Axes de communication et développement économique // Revue économique. — 1963. — Т. 14. — С. 58-132.
12. Селиверстов В.Е. Региональная экономика и пространственное развитие: критические заметки. / В.Е. Селиверстов // Регион: экономика и социология, 2014, № 4(84), с. 234-246.
13. Сериков С.Г. Модель расчета оптимальной инвестиционной емкости региона (на примере Амурской области) / С.Г. Сериков //
Региональные проблемы преобразования экономики. – 2019. - № 3 (101). – С. 94-100.
14. Суспицын C.А. Методы и модели координации долгосрочных решений в системе «национальная экономика – регионы» / под ред. В.В. Кулешова. – Новосибирск: ИЭОПП СО РАН, 2017. – 296 с.
15. Федоляк В.С. Региональная экономика (основы регионального воспроизводства и управления): Электрон. Учебное пособие. [Электронный ресурс] / В. С. Федоляк. - Саратов : [б. и.], 2016. – 86 с. Режим доступа: https://www.sgu.ru/sites/default/files/documents/2018/osnovy_regionalnogo_vosproizvodstva_i_upravleniya.pdf (дата обращения 01.03.2020).
16. Friedmann J., Alonso W. Regional Development as a Policy Issue // In: Regional Development and Planning. Cambridge, Mass.: M. I. T Press, 1964.
17. Льготы резидентам территорий опережающего
социально-экономического развития [Электронный ресурс]: Рейтинг ТОСЭР. Режим доступа: http://toserrf.ru/privilegs (дата обращения 11.03.2020).
18. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2019: Р32 Стат. сб. / Росстат. М., 2019. 1204 с. [Электронный ресурс]: Федеральная служба государственной статистики. Режим доступа: https://www.gks.ru/storage/mediabank/Reg-pok18.pdf (дата обращения 11.03.2020).

Страница обновлена: 21.09.2021 в 21:18:54