Нефтегазовые компании России: зарубежные стратегии и конкурентоспособность

Ахриева Р.Ю.

Статья в журнале

Российское предпринимательство *
№ 20 (218), Октябрь 2012
* Этот журнал не выпускается в Первом экономическом издательстве

Цитировать:
Ахриева Р.Ю. Нефтегазовые компании России: зарубежные стратегии и конкурентоспособность // Российское предпринимательство. – 2012. – Том 13. – № 20.

Аннотация:
В статье рассмотрены вопросы формирования современного положения мирового нефтегазового рынка. Проведен анализ факторов укрепления конкурентных позиций нефтегазовых компаний (НГК) на примере российских, китайских и индийских НГК. Выявлены последствия принятия как отрицательных, так и положительных решений государства, в частности, политика поддержки национальных компаний и вытеснение с российского рынка частных НГК. Даны рекомендации по формированию стратегии энергетической безопасности России.

Ключевые слова: государственная поддержка, нефтегазовые корпорации, факторы конкуренции нефтегазовых компаний, нестабильность мирового нефтяного рынка, борьба за энергетический рынок Индии, международный нефтяной бизнес



Основываясь на теоретических подходах С. Хайлира, Ч. Киндлебергера, С. Мэджи, П. Бакли, М. Кэссена и др., а также с учетом практики ведущих международных энергетических компаний можно выделить пять факторов, позволяющих российским нефтегазовым корпорациям усилить свои конкурентные преимущества при зарубежной экспансии. В их числе:

1) доступ к новым рынкам сбыта для своей продукции;

2) установление контроля за полезными ископаемыми и сырьем для своего производства;

3) повышение эффективности производства за счет оптимального размещения ресурсов;

4) приобретение новых технологий, квалифицированного персонала;

5) достижение независимости от негативных политических событий, которые могут осложнить функционирование компании.

Начало XXI века ознаменовалось формированием новых условий конкурентной борьбы на мировом нефтяном рынке. Это обуславливалось тремя взаимосвязанными факторами: изменением геополитической обстановки, которое сопровождалось усилением нестабильности в нефтедобыче четырех регионов мира (Латинской Америки, Ближнего Востока, Африки и России); ужесточением фискальных режимов в сфере налогообложения нефтяных компаний при их выходе на внешние рынки.

Геополитические изменения, связанные с нефтегазовым бизнесом

Что касается первого фактора, то здесь, прежде всего, следует выделить процесс формирования новой нефтяной политики венесуэльского президента У. Чавеса. Результатом этой политики, которая активно проводится с середины нулевых XXI века, стал пересмотр контрактных условий в нефтедобыче, вытеснение мэйджеров из нефтяного комплекса Венесуэлы и отказ ряда крупнейших западных компаний продолжать добычу тяжелой нефти в районе пояса Ориноко. Аналогичные процессы происходили в Боливии и Эквадоре. Этой ситуацией смогли воспользоваться российские НГК. «ЛУКОЙЛ», «Газпром», «Роснефть», которые организовали там свои производства, создав альянсы с местными компаниями и консорциумы российских компаний, в частности Национальный нефтяной консорциум.

В русле подобных тенденций находятся и изменения в нефтяном комплексе нефтеперерабатывающих стран СНГ, в частности Казахстане и России. Так, в Казахстане был принят новый закон «Об инвестициях», который лишил иностранных инвесторов ранее предоставленных преференций, а также разработан пакет мер по ужесточению инвестиционного климата в энергетической сфере. В России также были пересмотрены соглашения разработки нефтегазового блока «Сахалин-2» консорциумом Sakhalin Energy (включающих Shell, Mitsui и Mitsubishi), что привело к передаче Газпрому 50% плюс 1 акции проекта [1]. В свою очередь, компания ТНК-ВР потеряла право на разработку Ковыктинского газового месторождения [2]. Продолжением тенденции, связанной с вытеснением зарубежных НГК из российского нефтегазового бизнеса стал разрыв бизнеса ряда этих компаний с российскими партнерами. В частности разрыв альянса «ЛУКОЙЛа» и Conoco Philips.

Передел нефтегазового рынка в Ираке после войны в этой стране и гражданская война в Ливии также способствовали нестабильности на нефтегазовом рынке. Здесь следует отметить достаточно высокую активность российских компаний («ЛУКОЙЛ», «Башнефть») в освоении нефтегазовых месторождений, прежде всего «Курна-2» в послевоенный период.

Усиление позиций Китая и Индии

Одним из существенных факторов стало резкое усиление позиций Китая в международном нефтяном бизнесе и некоторых энергетических компаний из других стран (Индии, Бразилии). Что касается Китая, то НГК этой страны усиливают свои позиции на мировом нефтегазовом рынке с целью получения доступа к ресурсам для удовлетворения растущего внутреннего спроса на нефть и газ. В соответствии с прогнозом IEA, в течение следующих 25 лет ожидается, что потребление нефти и газа в Китае почти удвоится, а потребление газа возрастет в 5 раз.

Собственные доказанные запасы нефти и газа в Китае в сравнении с растущими потребностями невелики. Поэтому Китай в ближайшие десятилетия будет проводить активную зарубежную экспансию на нефтегазовом рынке, наращивая не только импорт углеводородов, но становясь все более серьезным конкурентом для российских и других новых игроков на энергетическом рынке. Если с российскими НГК китайские корпорации пока в серьезную конкуренцию не вступали, то с индийскими компаниями нефтегазового рынка эта борьба в самом разгаре. И по многим показателям лидерами являются китайские НГК. Так, если рассмотреть стратегии нефтяных компаний Китая (CNPC [1]) и Индии (ONGC [2]), то главной чертой зарубежных стратегий обеих компаний является активный поиск новых зарубежных рынков. Однако китайская CNPC по капитализации (1 трлн долл. против 2,8 млрд долл.), доходности (2,8 млрд против 0,6 млрд долл.) и добыче (105 млн т против 32 млн т) значительно превосходит индийскую ONGC. Более того по ряду показателей, например, по капитализации, добыче CNPC превосходит крупнейшие нефтегазовые компании мира: Exxon Mobil, Shell, Chevron [4]. К тому же у CNPC намного больше развит сектор «мэйнстрим [3]» и «даунстрим [4]». У китайской компании уже имеется полная цепочка производства (от добычи до сбыта), тогда как ONGC только стремится этого добиться.

Таких результатов китайской нефтегазовой компании удалось добиться благодаря значительной поддержке государства КНР, которое способствует заключению долгосрочных соглашений со странами – крупными нефте-экспортерами посредством предоставления так называемых нефтяных кредитов. Кроме того, оказывается содействие в приобретении китайскими государственными нефтяными компаниями прав на разработку нефтяных и газовых месторождений в разных районах мира, в том числе в России.

Мотивы российских компаний к приобретению активов за рубежом

Россия поддерживает зарубежную экспансию своих НГК несколько иным путем. По мере освоения зарубежных нефтегазовых рынков растет поддержка на дипломатическом и политическом уровне. В основном это касается государственных НГК. Хотя и частные компании также ощущают эту поддержку. По признанию главы «ЛУКОЙЛ Оверсиз» (дочерняя компания, имеющая крупный бизнес за рубежом) А. Кузяева, МИД России оказывает их компании неоценимую поддержку. «Любая встреча с официальным лицом – это всегда обращение через МИД, – говорит А. Кузяев, – и уже только потом мы признаем встречу, налаживаем контакты и выстраиваем отношения» [5].

Однако российское руководство стимулирует зарубежную экспансию частных российских НГК и другими способами. Как свидетельствует практика, основные мотивы российских компаний к приобретению активов за рубежом следующие:

− развитие профильного бизнеса – получение целевых сегментов завоевания зарубежных рынков и опыта работы в условиях развитого рынка;

− выстраивание интегрированной транснациональной компании и ее укрепление с увеличением доли на рынке;

− диверсификация активов по юрисдикции для страхования крупных акционеров от потери собственности.

Еще одним мотивом НГК России стала политика государства по фактическому вытеснению частных компаний из нефтегазового бизнеса. Наиболее прибыльные и перспективные проекты внутри России отдаются государственным компаниям. К таким проектам можно отнести разработку нефтегазовых месторождений на шельфе России. В результате, компании, не попавшие в список «счастливчиков», хотя и предложивших выгодные условия на тендерах, организуемых государством, вынуждены искать новые возможности за рубежом. Поскольку в России добыча снижается, падает ее эффективность, а для повышения эффективности добычи требуется все большие вложения, что, в свою очередь, снижает рентабельность. Более того зарубежные компании, которые были партнерами российских компаний, видя для себя бесперспективность нефтегазового бизнеса в России, выходят из стратегических соглашений. Как, например, упоминаемый выше разрыв Conoco Philips с «ЛУКОЙЛом».

По мнению президента «ЛУКОЙЛа» В. Алекперова, делить компании на государственные и негосударственные несправедливо. Термин «национальная компания» больше подходит к современному развитию российского бизнеса. Частные акционеры «Роснефти» или «Газпрома» не должны иметь преимуществ перед частными акционерами «ЛУКОЙЛ» [3]. Тем более, что значительная часть акционерного пакета, в том числе государственных компаний, принадлежит частным собственникам.

Вывод

В стратегии государства по поддержке зарубежной экспансии должен быть выработан паритет интересов и стимулов. Этот паритет должен базироваться на основе государственной стратегии энергетической безопасности России, поддержании необходимого уровня справедливой конкуренции внутри страны, поощрения создания альянсов российских НГК за рубежом для избегания ненужного противоборства и усиления международной конкурентоспособности российских компаний перед лицом как ведущих зарубежных ТНК, так и молодых, агрессивных ТНК из новых индустриальных стран.

[1] CNPC – сокращение от англ. China National Petroleum Corporation – Китайская национальная нефтяная корпорация. – Прим. ред.

[2] ONGC – сокращение от Oil and Natural Gas Corporation Limited – крупнейшая индийская государственная нефтегазовая корпорация. – Прим. ред.

[3] Мэйнстрим (от англ. main stream) – основное направление. – Прим. ред.

[4] Даунстрим (от англ. downstream) – деятельность по реализацией нефтегазовой продукции. Иногда к ней относят также операции по переработке и транспортировке углеводородного сырья. – Прим. ред.


Источники:

1. Информация о компании «Газпром» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/24984.
2. Ковык_ту приравняли к «Сахалину-2 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://wff-s.narod.ru/sh/sh28h.htm.
3. Ведомости. – 2010. − 2 сентября.
4. Данные годовых отчетов компаний CNPC и ONGC, Exxon Mobil, Shell, Chevron (2009 г).
5. Коммерсант. – 2011. − 6 октября.

Страница обновлена: 27.05.2024 в 13:42:43