Современное состояние и проблемы развития санаторно-курортной сферы Прибайкалья

Рубцова Н.В.1
1 Байкальский государственный университет

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 10, Номер 1 (Январь 2020)

Цитировать:
Рубцова Н.В. Современное состояние и проблемы развития санаторно-курортной сферы Прибайкалья // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – Том 10. – № 1. – С. 89-98. – doi: 10.18334/epp.10.1.41560.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=42446099

Аннотация:
Цель исследования состояла в демонстрации реализации функции социальной защиты и здоровьесбережения населения региона в ракурсе функционирования санаторно-курортных организаций. Гипотеза исследования заключалась в предположении о наличии взаимосвязи между экономическими характеристиками региона с реализацией функции социальной защиты и сохранения здоровья местного населения. Методология: системный сравни-тельный анализ. Результаты исследования позволили констатировать, что санаторно-курортная сфера Прибайкалья в настоящее время переживает трудный период своего функционирования. Сокращается число санаторно-курортных организаций, количество размещенных в них лиц. Негативная тенденция снижения количества граждан, воспользовавшихся услугами оздоровления и реабилитации, в регионах Прибайкалья в последние годы имеет достаточно устойчивый характер. В ходе исследования было обнаружено, что санаторно-курортные услуги недоступны примерно для трети населения рассматриваемых регионов. Автором выявлена прямая связь между уровнем жизни населения региона и реализацией функции социальной защиты и сохранения здоровья населения. По результатам исследования разработаны направления развития санаторно-курортной сферы регионов Прибайкалья. Область применения: результаты исследования могут быть полезны при разработке государственных программ, направленных на развитие санаторно-курортной сферы в регионах России

Ключевые слова: санаторно-курортный комплекс, регион, оздоровление, санаторно-курортные организации, оценка

JEL-классификация: I11, I19, L83



Введение. На территории регионов Прибайкалья (Иркутской области и Республики Бурятия) функционирует практически полный спектр санаторно-курортных учреждений, обладающих комплексом гидроминеральных и ландшафтно-климатических ресурсов, необходимых для реабилитации больных с большинством неинфекционных заболеваний [1, 2] (Knyazyuk, Abramovich, 2017; Kondratskaya, 2012). Санаторно-курортные организации (СКО) регионов Прибайкалья предлагают широкий комплекс услуг по реабилитации (психологической, социальной), комплексному использованию современной фармакотерапии, природных и преформированных лечебных физических факторов, лечебной физкультуры, массажа, рефлексотерапии. Основная функция СКО заключается в социальной защите, сохранении здоровья и реабилитации граждан, что выступает важнейшим направлением государственной политики России в современных условиях. Проблемы функционирования и развития санаторно-курортной сферы в регионах Прибайкалья рассматривались в работах ряда авторов [3–6] (Rzhepka, Palkin, Novichkova, 2015; Rzhepka, Novichkova, Aksanova, 2017; Danilenko, Suranova, 2018; Svetnik, Bubaeva, 2011). Вместе с тем к настоящему времени еще крайне недостаточно исследований, отражающих взаимосвязь между функционированием санаторно-курортной сферы и состоянием экономики региона.

Цель данной работы состояла в демонстрации роли санаторно-курортных организаций в реализации функции социальной защиты и здоровьесбережения населения региона. Гипотеза исследования заключалась в предположении о наличии взаимосвязи между экономическими характеристиками региона с реализацией функции социальной защиты и сохранения здоровья местного населения. Научная новизна исследования заключается в практической демонстрации взаимосвязи между состоянием региональной экономики и функционированием санаторно-курортной сферы.

В таблице 1 представлена динамика числа СКО, а также организаций отдыха и оздоровления детей в регионах Прибайкалья в период 2014–2018 гг.

Таблица 1

Число СКО и организаций отдыха и оздоровления детей в регионах Прибайкалья в период 2014–2018 гг.

Период
Число СКО, ед.
Темп прироста, % к предыдущему периоду
Организации отдыха и оздоровления детей, ед.
Темп прироста, % к предыдущему периоду
Иркутская область
Республика Бурятия
Иркутская область
Республика Бурятия
Иркутская область
Республика Бурятия
Иркутская область
Республика Бурятия
2014
26
20
-
-
878
582
-
-
2015
26
19
0
-5
842
562
-4,1
-3,4
2016
24
14
-8
-26
839
576
-0,4
2,5
2017
24
14
0
0
848
530
1,1
-8,0
2018
24
10
0
-29
811
514
-4,4
-3,0
Источник: данные Росстата, темпы прироста рассчитаны автором.

Статистические данные таблицы 1 демонстрируют, что в посткризисный период (2015–2018 гг.) количество СКО и организаций отдыха и оздоровления детей в Прибайкалье постепенно снижается. Особенно остро проблема уменьшения числа организаций, специализирующихся на оздоровлении и рекреации взрослых и детей, наблюдается в Республике Бурятия.

Снижение числа СКО корреспондируется со статистикой количества получивших лечение людей, а также отдохнувших детей за лето (в организациях отдыха детей и их оздоровления) (табл. 2).

Таблица 2

Численность размещенных лиц в СКО и отдохнувших детей в регионах Прибайкалья в период 2014–2018 гг.

Период
Численность размещенных лиц в СКО, чел.
Численность отдохнувших за лето детей, чел.
Иркутская
область
Республика
Бурятия
Иркутская
область
Республика Бурятия
2014
59808
30788
97092
44401
2015
57783
26214
96378
41662
2016
56679
31206
99289
46395
2017
54303
30257
100100
37309
2018
54448
25601
93881
37296
Источник: данные Росстата.

Согласно представленным данным численность размещенных лиц в СКО в 2018 г. в Иркутской области снизилась на 9 %, в Республике Бурятия – на 17 % по сравнению с 2014 г. Неутешительна и динамика количества отдохнувших за лето детей: в 2018 г. по сравнению с 2014 г. наблюдается снижение показателя в Иркутской области на 3 %, в Республике Бурятия – на 16 %. При этом можно отметить, что тенденция снижения количества граждан, воспользовавшихся услугами оздоровления и реабилитации, за рассматриваемый период имеет достаточно устойчивый характер. Таким образом, на фоне снижения количества СКО не наблюдается роста численности размещенных в них лиц, что в частности свидетельствует о все меньшей популярности (доступности) санаторно-курортных услуг у местного населения.

Следует отметить, что 2014 г. был достаточно «трудным» для СКО регионов Прибайкалья, что обусловлено влиянием природно-экологических факторов. Так, в июне 2014 г. в с. Аршан Тункинского района (Республика Бурятия) произошел сход селевых потоков, повлекший значительные разрушения на популярном у жителей регионов Прибайкалья курорте «Аршан». Кроме того, в этом же году из‑за высоких температур воздуха и незначительных осадков произошло снижение уровня воды в оз. Байкал, в связи с чем в Иркутской области и Республике Бурятия был введен режим чрезвычайного положения, а отдых в акватории озера был ограничен. Вместе с тем показатели функционирования СКО в 2014 г. (табл. 1, 2) превышают аналогичные показатели 2018 г., что позволяет сделать вывод о воздействии на санаторно-курортную сферу Прибайкалья факторов и иного рода.

Выявленные тенденции можно назвать достаточно неблагоприятными, что отражается, прежде всего, на реализации функции сохранения здоровья, социальной защиты и реабилитации населения в регионах Прибайкалья. Кроме того, ввиду значительной территориальной отдаленности рассматриваемых регионов от всероссийских здравниц и курортов (сосредоточенных в основном в Республике Крым, Краснодарском и Ставропольском крае) их посещение вызывает значительные трудности у местного населения как в финансовом аспекте, так и в количестве времени и физических сил, необходимых на дорогу.

Следует отметить, что снижение количества СКО, а также размещенных в них лиц неблагоприятно отразилось и на доходах санаторно-курортных организаций, а также объеме платных санаторно-курортных услуг в расчете на душу населения (рис. 1, 2). Данные рисунка 1 позволяют констатировать, что начиная с 2015 г. доходы СКО регионов Прибайкалья снижаются, отметим, что в Республике Бурятия данный тренд выражен более сильно.

Отрицательная динамика присутствует и в отношении величины объема платных санаторно-курортных услуг на душу населения в Республике Бурятия (рис. 2). В Иркутской области величина данного показателя в 2018 г. увеличилась по сравнению с 2014 г., однако этот прирост нельзя назвать существенным.

Рисунок 1. Доходы санаторно-курортных организаций регионов Прибайкалья в период 2014–2018 гг., тыс. руб.

Источник: составлено автором по данным Росстата.

Рисунок 2. Объем платных санаторно-курортных услуг в расчете на душу населения в регионах Прибайкалья в период 2014–2018 гг., руб./чел.

Источник: составлено автором по данным Росстата.

При этом если в 2014 г. доля санаторно-курортных в общем объеме оказанных услуг населению составляла 1,6 % в Иркутской области и 1,4 % в Республике Бурятия, то в 2018 г. она снизилась до 1,4 % и 1,1 % соответственно.

Одной из возможных причин снижения доступности санаторно-курортных услуг в регионах Прибайкалья можно назвать снижение уровня жизни местного населения. Величина валового регионального продукта на душу населения в регионах Прибайкалья представлена в таблице 3. Согласно представленным данным (табл. 3) величина валового регионального продукта на душу населения в анализируемый период увеличивается. Из общей положительной динамики выбиваются значения показателя в Республике Бурятия в 2016 г., однако в целом можно отметить положительный тренд в изменении данного показателя.

Таблица 3

Валовой региональный продукт на душу населения в регионах Прибайкалья 2014–2017 гг.

Период
Валовой региональный продукт, руб./чел.
Изменение к предыдущему году
Абсолютное, руб./чел.
Относительное, %
Иркутская
область
Республика
Бурятия
Иркутская
область
Республика
Бурятия
Иркутская
область
Республика Бурятия
2014
379 172
191 044
-
-
-
-
2015
414 987
206 880
35 815
15 836
9,4
8,3
2016
442 342
201 615
27 355
-5 265
6,6
-2,5
2017
495 349
204 770
53 007
3 155
12,0
1,6
Источник: данные Росстата, абсолютные и относительные изменения рассчитаны автором.

Вместе с тем,статистические данные, характеризующие среднедушевые доходы населения регионов Прибайкалья в сравнении 2014 г. и 2018 г., выглядят не столь оптимистично (рис. 3, 4).

Рисунок 3. Распределение населения Иркутской области по величине среднедушевых доходов в 2014 г. и 2018 г.

Источник: составлено автором по данным Росстата.

Рисунок 4. Распределение населения Республики Бурятия по величине среднедушевых доходов в 2014 г. и 2018 г.

Источник: составлено автором по данным Росстата.

Хотя в обоих регионах в 2018 г. доходы населения выросли – перестала существовать группа со среднедушевыми доходами до 5 тыс. руб. и появилась отсутствующая в 2014 г. группа с доходами свыше 60 тыс. руб., однако доля населения, с уровнем дохода ниже или близким к региональным МРОТ (11163 руб.) и величине прожиточного минимума (10698 руб. в Иркутской области и 10395 руб. в Республике Бурятия) составляет более 30 % в Иркутской области и более 33 % в Республике Бурятия. Представленные данные свидетельствуют о недоступности санаторно-курортных услуг (традиционно не относящихся к услугам первой необходимости) примерно для трети населения рассматриваемых регионов.

Кроме того, достаточно серьезными проблемами функционирования санаторно-курортной сферы регионов Прибайкалья можно назвать устаревшую материально-техническую базу СКО, а также недостаточную укомплектованность СКО медицинским персоналом. Вторая из названных проблем корреспондируется с проблемой низких доходов местного населения, в частности, отношение средней заработной платы младшего медицинского персонала (персонала, обеспечивающего условия для предоставления медицинских услуг) к средней заработной плате по региону в Прибайкалье составляет 57–58 %.

Заключение

По результатам проведенного исследования можно констатировать, что санаторно-курортная сфера Прибайкалья в настоящее время переживает трудный период своего функционирования. Последствия геополитического и экономического кризисов 2014 г. оказались очень болезненными для СКО Прибайкалья, привели к сокращению числа организаций, количества отдыхающих. В настоящее время в России отсутствует должное государственное регулирование санаторно-курортной сферы, не в полной мере проработана политика по ее финансированию. Несмотря на огромную важность данной проблемы, до сих пор не созданы институциональные основы для стабильного функционирования санаторно-курортной сферы, отвечающие потребностям общества. В Стратегии развития санаторно-курортного комплекса Российской Федерации [7] определены лишь общие направления его развития, при этом отсутствует планирование и разработка конкретных мероприятий в региональном разрезе.

Результаты проведенного исследования позволяют обозначить следующие направления развития санаторно-курортной сферы регионов Прибайкалья:

1) разработка нормативно-правового обеспечения механизма инвестирования в проекты, связанные с развитием санаторно-курортной сферы;

2) разработка системы показателей мониторинга и технологии их отслеживания для повышения эффективности контроля исполнения программных документов, направленных на развитие СКО [8] (Rubtsova, 2019);

3) повышение расходов из бюджетов всех уровней на совершенствование материально-технической базы СКО;

4) введение налоговых льгот на инвестиционную деятельность для СКО;

5) развитие системы социальной защиты и повышение уровня жизни (доходов) местного населения.


Источники:

1. Князюк О. О., Абрамович С. Г. Санаторно-курортный комплекс Прибайкалья на рубеже третьего тысячелетия // Здоровье. Медицинская экология. Наука. 2017. № 4 (71). С. 97-99.
2. Кондрацкая Т. А. Рекреационные услуги в Иркутской области // Известия Иркутской государственной экономической академии. 2012. № 6. С. 140-143.
3. Ржепка Э. А., Палкин О. Ю., Новичкова Т. Р. Туризм в Прибайкалье: гео-графический, экономический и образовательный аспекты // Известия Ир-кутской государственной экономической академии. – 2015. – Т. 25. – № 2. – С. 343-351. – doi: 10.17150/1993-3541.2015.25(2).343-351
4. Ржепка Э.А., Новичкова Т.Р., Аксанова Е.С. Современное состояние сферы туризма на Байкале // В сборнике: Евроазиатское сотрудничество Мат. межд. научно-практ. конф. Иркутск. БГУ. – 2017. – С. 215-229.
5. Даниленко Н. Н., Суранова О. А. Услуги индивидуальных средств размещения как объект исследования // Бизнес. Образование. Право. 2018. № 2 (43). С. 31-37.
6. Светник Т. В., Бубаева Т. Ю. Стратегическое управление созданием особой экономической зоны туристско-рекреационного типа в Республике Бурятия // Известия Иркутской государственной экономической академии (Байкальский государственный университет экономики и права). 2011. № 5. С. 17.
7. Об утверждении плана мероприятий по реализации Стратегии развития са-наторно-курортного комплекса Российской Федерации: распоряжение Пра-вительства РФ от 29.11.2019 №2852-р.
8. Рубцова Н. В. Формирование системы мониторинга эффективности сферы туристско-рекреационных услуг региона // Мир экономики и управления. 2019. Т. 19. № 3. С. 101-110

Страница обновлена: 04.07.2020 в 22:14:56