Оценка состояния продовольственной безопасности современной России

Беликова Е.В., Чернявская Е.Ю., Чумакова Е. А.

Статья в журнале

Продовольственная политика и безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 11, Номер 3 (Июль-сентябрь 2024)

Цитировать:
Беликова Е.В., Чернявская Е.Ю., Чумакова Е. А. Оценка состояния продовольственной безопасности современной России // Продовольственная политика и безопасность. – 2024. – Том 11. – № 3. – doi: 10.18334/ppib.11.3.121186.



Введение

Актуальность исследования обусловлена тем, что в настоящий период, вопрос обеспечения продовольственной безопасности становится основным аспектирующим элементом Доктрины продовольственной безопасности в Российской Федерации [20].

Продовольственная безопасность обеспечивается за счет внутренних государственных ресурсов, вследствие чего приоритетная роль в обеспечении продовольственной безопасности принадлежит аграрному комплексу. В условиях нарастания неблагоприятных внешних и внутренних воздействий потенциал агропромышленного комплекса (АПК) должен быть обеспечен максимальными мерами поддержки и гарантий безопасности функционирования [17]. Оценка показателей результативности функционирования агропромышленного комплекса в системе обеспечения экономической безопасности становится основным содержанием процесса мониторинга, по результатам которого можно судить о возможностях, перспективах, проблемах и рисках возможностей обеспечения населения России продовольствием в необходимом объеме количественных и качественных аспектах его потребностей.

Изученность проблемы. Теоретические и методические аспекты исследования, проблематика статистического исследования и прогнозирования продовольственной безопасности исследовались отечественной научной школой, представленной как фундаментальными так и современными работами таких авторов, как Антамошкиной Е.Н. [2, с. 54], М.П. Беликовой [3, с. 77], Бостанджян К.Р. [4, с. 2590], Лавровым В.Н. [13, с. 55] и других. Нормативно-правовую основу анализа понятия продовольственной безопасности в России сложили: Доктрина продовольственной безопасности РФ на период до 2030 года [20], Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2030 года [19], и другие фундаментальные документы в области обеспечения национальной безопасности государства.

Методология исследования включает методы статистического анализа, прогнозирования, сравнения, методы компоновки материала и результатов исследования.

Цель исследования – определить состояние продовольственной безопасности Российской Федерации и спрогнозировать потребление продуктов питания домашними хозяйствами на ближайший период времени.

Для достижения поставленной цели были сформулированы и последовательно решены следующие задачи научного исследования:

- дать оценку продовольственной безопасности Российской Федерации в 2011-2023 гг.;

- спрогнозировать потребление продуктов питания домашними хозяйствами на 2024-2026 гг. в России;

- определить перспективы совершенствования системы продовольственной безопасности России с учетом результатов прогнозной оценки.

Научная новизна данного исследования заключается в развитии научно-методического обеспечения статистического исследования продовольственной безопасности Российской Федерации на основе системного подхода.

Основная часть

Организация ФАО в структуре ООН, занимающаяся проблемами сельского хозяйства и продовольствия, и борьбы с голодом и нищетой во всем мире, разрабатывает методологический инструментарий оценки продовольственной безопасности. Так, в методике ФАО по оценке продовольственной безопасности включен следующий набор факторов:

- наличие достаточного объема продовольствия, выраженный в объемах производственной деятельности, поддержании урожайности, достаточного уровня запасов;

- обеспечение доступности продовольствия, которая поддерживается необходимым объемом продовольствия, экономическими возможностями населения в приобретении продуктов питания, логистической доступностью продовольствия для доставки населению;

- стабильность поддержания требуемого объема продовольствия для покрытия потребностей населения, устойчивого к стихийным бедствиям, социальным беспорядкам и т.д;

- качество продовольственного потребления, т.е. соответствие фактического содержания калорий, микроэлементов, белков, жиров и углеводов – потребностям человеческого организма [21].

Перечисленные концептуальные положения в целом соответствуют основным положениям Доктрины продовольственной безопасности РФ.

Одной из целей перспективного устойчивого развития на период до 2030 года, в концепции ФАО, является абсолютное нивелирование явления голода, и обеспечения всех категорий населения, включая малоимущие, социально ограниченные, младенцев достаточным количеством питательной и безопасной пищей. В статистике ФАО за 2020 год приведены показатели распространенности недоедания по регионам мира и в срезе стран мира (рисунок 9)

Рисунок 1 – Показатели распространенности недоедания в мире в 2020 г., % [21]

Значение показателя для России* и стран Северной Америки и Европы следует понимать как <2,5%, и этот показатель означает, что на практике среди населения существуют недоедающие: дети в возрасте до 5-ти лет, страдающие задержкой роста или истощением, и умершие по данным причинам в возрасте до 5-ти лет, но значение показателя <2,5% является крайне низким, и характерным для развитых стран. В 2021 году число недоедающих во всем мире, по оценке ООН, составило 811 млн чел., что подразумевает, что достаточного питания лишены примерно 1/10 часть всего населения планеты, и нивелировать явление голода будет стоить для мирового сообщества неимоверных усилий.

В 2021 году экономика начала восстанавливаться после пандемии, но в 2022 году процесс замедлился. Рост цен на продовольствие, средства сельскохозяйственного производства и электроэнергию, усугубляемый воздействием военных действий на Украине, замедлил восстановление показателей занятости и доходов наиболее уязвимых групп населения и сокращение масштабов голода. В период с 2021 по 2022 год показатели распространенности глобального голода оставались практически неизменными, но все же намного превышали уровень, предшествовавший пандемии COVID-19 [6] (рисунок 2).

ИСТОЧНИК: ФАО. 2023. ФАОСТАТ: Набор показателей продовольственной безопасности. См.: ФАО. [По состоянию на 12 июля 2023 года]. https://www.fao.org/faostat/ru/#data/FS

Рисунок 2 – Распространенность недоедания 2022 г., (доля в %) к численности недоедающих (млн.) [15]

В статистике ФАО за 2023 год приведены показатели распространенности недоедания по регионам мира и в срезе стран мира. В период с 2021 по 2022 год масштабы голода в мире, измеряемые через показатель "распространенность недоедания", оставались практически неизменными, но значительно превышали уровень до пандемии COVID-19: если в 2019 году от голода страдали 7,9 % населения планеты, то в 2022 году – около 9,2 % [7].

В 2021 году число недоедающих во всем мире, по оценке ООН, составило 811 млн чел., что подразумевает, что достаточного питания лишены примерно 1/10 часть всего населения планеты, и нивелировать явление голода будет стоить для мирового сообщества неимоверных усилий. По оценкам, в 2022 году от голода страдало от 691 до 783 млн человек в мире. Если рассматривать средний показатель (около 735 млн человек), то в 2022 году число голодающих превышало показатель 2019 года на 122 млн человек [12].

Если глобальные данные указывают на отсутствие серьезных изменений в распространенности проблемы голода в период с 2021 по 2022 год, то на региональном уровне отмечаются существенные различия в соответствующем показателе. Если в Азии и Латинской Америке в 2021-2022 годах масштабы голода стали сокращаться, то в Западной Азии, Карибском бассейне и во всех субрегионах Африки они продолжали расти.

По прогнозам, в 2030 году от хронического недоедания будут страдать до 600 млн человек, а значит, выполнение задачи ЦУР по искоренению голода потребует колоссальных усилий. Это примерно на 119 млн человек больше, чем в сценарии, при котором не было ни пандемии COVID-19, ни войны на Украине, и примерно на 23 млн человек больше, чем в сценарии, при котором не было войны на Украине. Самый заметный прогресс ожидается в Азии, тогда как в странах Латинской Америки и Карибского бассейна улучшений не предвидится, а в Африке к 2030 году прогнозируется существенный рост масштабов голода [15].

Производя сбор и оценку статистического материала по потреблению домашними хозяйствами в России продовольствия (продуктов питания) в 2010-2023 гг., получены следующие результаты (Таблица 1)

Таблица 1 – Показатели потребления продуктов питания домашними хозяйствами в РФ в 2011-2023 гг., кг/ потребителя (в год) [14]

Период
Хлеб
Картофель
Овощи и бахчевые
Фрукты и ягоды
Мясо и мясные продукты
Молоко и молочные продукты
Яйца (шт)
Рыба и продукты
Сахар, конд.изделия
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
2011
99
64
98
71
81
263
217
21
32
2012
98
64
100
74
83
267
220
22
32
2015
95
58
99
71
85
266
218
21
31
2016
99
60
105
73
88
273
229
22
32
2023
96
56
104
77
92
272
240
22
31

Таким образом, за десятилетие, с 2011 по 2023 год в России удельный объем потребления хлеба и хлебобулочных изделий, а также изделий из муки снизилось на 3%, картофеля – на 13%, сахара и кондитерских изделий – на 3%. Положительная динамика прироста на душу населения обеспечено по группам:

- овощи и бахчевые: +6%;

- фрукты и ягоды: +8%;

- мясо и мясные изделия: +14%;

- молоко и молочные продукты: +3%;

- яйца: +11%;

- рыба и продукты из нее: +5%.

Подобная динамика изменения структуры среднедушевого потребления отдельных видов продукции связана преимущественно с тем, что за десятилетие существенно изменились пищевые привычки и представления о питании и здоровом образе жизни: из привычной ранее потребительской корзины стало уменьшаться количество потребляемых «быстрых» углеводов в виде хлеба, хлебобулочных изделий, картофеля, сахара и кондитерских изделий.

При этом отмечается тенденция существенного роста потребления мяса и мясосодержащих продуктов (колбас, деликатесов, консервов, полуфабрикатов: пельменей и пр.). Из данных о потреблении продуктов питания в домашних хозяйствах также следует, что в 2019-2023 гг. существенно вырос уровень расходов домашних хозяйств на продовольствие (таблица 2):

Таблица 2 – Динамика расходов домашних хозяйств на основные продукты питания, руб. в месяц, в 2019 г. и 2023 г. [14]

Период
Хлеб
Картофель
Овощи и бахчевые
Фрукты и ягоды
Мясо и мясные продукты
Молоко и молочные продукты
Яйца (шт)
Рыба и продукты
Сахар, конд.изделия
Масло раст., жиры
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
2019 г.
962,3
127,5
694,3
611,9
1916,3
1067,2
115,9
462,7
398
91,2
2023 г.
1068,9
127,1
750,3
684,3
1987,5
1204,4
122,4
509,4
417,8
96,5
Из таблицы 2 следует, что по расходам на все виды продовольствия отмечается положительная динамика прироста стоимости, обозначающая, что домохозяйства при равном объеме потребления продовольствия стали расходовать на него больше денежных средств, чем в предшествующем периоде. Так, расходы на хлеб и мучные изделия в 2023 году по сравнению с 2019 годом возросли на 11,1%, на овощи и бахчевые (за исключением картофеля) – на 8,1%, на фрукты и ягоды – на 11,8%, на мясо и мясные продукты – на 3,7%, на молочную продукцию – на 12,9%, на яйца – на 5,6%, на рыбу – на 10,1%, на сахар и кондитерские изделия – на 5,0%, на масло и жировые продукты – на 5,8%, Расходы домохозяйств на картофель снизились на -0,3%. Сравнивая объем потребления продуктов питания по группам в 2019 и 2023 гг., можно отметить, что норма потребления продукции, за исключением молочной продукции и яиц, выросла незначительно, вследствие чего можно сделать вывод об увеличении затрат домохозяйств на продовольствие по причине роста рыночных цен на продукты питания. Этот факт непосредственно связан с проблемой экономической доступности продовольствия: при условии стагнации или снижения доходов домохозяйств, особенно в условиях пандемии 2020-2021 гг., увеличение стоимости цен на продукты питания снижает уровень их экономической доступности, и вынуждает либо сокращать потребление отдельных видов продуктов (например, фруктов и овощей), либо тратить больше денежных средств на питание, в ущерб другим статьям бюджетных расходов домохозяйства (например, лечение, развлечение и пр.).

По данным за 2023 год, в структуре расходов домохозяйств на продовольствие сложилось следующее распределение (рисунок 3):

Рисунок 3 – Распределение в структуре трат домохозяйств на продукты питания в 2023 г., % [14]

Таким образом, в структуре трат домашних хозяйств на продовольствие (продукты питания, по группам) в 2023 году наибольший удельный вес занимали расходы на мясо и мясные продукты (28,5%), молоко и молочную продукцию (17,3%), хлеб и хлебобулочные изделия (15,3%); наименьший удельный вес – на картофель (1,8%), яйца (1,8%), масло и растительные жиры (1,4%). Подобное распределение трат на продукты питания обусловлено значимыми различиями в цене и структурой потребления в рационе домашних хозяйств. Основным выводом по проведенным выше расчетам можно сделать: об ухудшении экономической доступности продовольствия, обусловленной низкими, стагнирующими доходами населения и нарастающим объемом расходов домохозяйств на приобретение продуктов питания из основных товарных групп.

Рассмотрим потребление продуктов питания по децильным группам: разбиение населения на децильные группы позволяют дифференцировать все население на группы, первая из которых, т.е. 10% отражают население с самыми низкими доходами, а десятая (также 10% из генеральной совокупности) – соответствуют населению с самыми высокими доходами. В таблице 5 представлено распределение по потреблению основных продуктов питания (по группам), в среде децильных групп населения.

Таблица 3 – Распределение потребления основных продуктов питания по децильным группам домашних хозяйств в 2023 г., кг на потребителя в год.

Виды продукции
1-ая
2-ая
3-ья
4-ая
5-ая
6-ая
7-ая
8-ая
9-ая
10-ая
хлеб и хлебные продукты
86,5
91,0
93,3
97,4
97,7
98,0
98,0
100,8
98,9
94,4
картофель
48,9
52,9
56,0
58,3
57,8
59,0
58,2
59,5
58,0
54,3
овощи и бахчевые
67,9
83,0
91,7
100,1
103,9
111,1
114,9
119,4
122,5
121,2
фрукты и ягоды
43,2
55,0
62,3
68,6
73,7
79,9
85,3
94,6
96,9
105,6
мясо и мясные продукты
61,0
73,6
79,9
85,4
90,9
95,8
101,8
107,9
110,7
110,9
молоко и молочные продукты
178,0
214,3
235,1
254,7
268,1
279,0
291,4
310,0
323,4
384,4
яйца
179,0
203,0
214,0
227,0
234,0
238,0
252,0
268,0
282,0
285,0
рыба и рыбные продукты
13,7
16,7
18,5
20,2
21,3
22,9
23,5
26,5
27,2
30,0
сахар и кондитерские изделия
24,1
27,7
29,0
30,8
31,7
31,8
32,2
34,8
34,2
33,5
масло раст., жиры
8,9
9,7
10,2
10,6
10,7
10,6
10,7
11,0
11,2
10,5

Исходя из результатов таблицы 3, выделенных цветовыми шкалами, все минимальные результаты соответствуют домохозяйствам, отнесенным к первой децильной группе. Соответственно, наиболее высокие показатели потребления продуктов питания – соответствуют десятой децильной группе. С одной стороны, данный вывод и подобная тенденция является логичной и закономерной: чем более высокий уровень дохода имеет семья или индивид, тем большее количество более качественного и дорогого по стоимости питания может себе позволить. С другой стороны, при более высоком уровне дохода домохозяйства в большинстве случаев происходит не количественное, а качественное замещение по некоторым товарным группам. Например, доступный для людей с низкими доходами картофель как продукт в повседневного потребления – в группе людей с доходами выше среднего уровня замещается продуктами с более высокой пищевой ценностью, например, свежими овощами. Доступное для массового ежедневного потребления мясо птицы – в более высоких децильных группах заменяются на мясо индейки, кролика и т.д., имеющих более высокую стоимость и пищевую ценность. В связи с этим, можно говорить о спорности и неоднозначности децильной оценки объемов потребления продукции для мониторинга экономической доступности в системе продовольственной безопасности в России.

Вместе с тем, следует обратить внимание на следующие аспекты:

- наиболее высокий удельный вес в структуре потребительской корзины первой децильной группы домохозяйств в России занимают такие продукты, как яйца (179 шт на 1 чел. в год), молоко и молочные продукты (178 кг на 1 чел. в год), хлеб и продукты из муки (86,5 кг в год). У потребителей из последней децильной группы наибольший удельный вес в структуре потребления занимают: молоко и молочные продукты (384,4 кг в год), яйца (285 единиц в год), овощи и бахчевые (121,2 кг в год), мясо и мясные продукты (110,9 кг в год). Таким образом, представители домохозяйств из 10-ой децильной группы в целом имеют больше возможностей для полноценного и разнообразного повседневного рациона питания, включающего все нутриенты из белков, жиров, углеводов, клетчатки. В силу ценовой доступности, для представителей наименее защищенных представителей первой децильной группы обеспечение суточной калорийности рациона достигается посредством молочных продуктов, яиц, хлеба и мучных изделий, картофеля;

- до восьмой и девятой децильных групп устойчиво растет, а потом (к 10-ой группе) снижается среднедушевое потребление хлеба и хлебобулочных изделий, картофеля, сахара и кондитерских изделий, масла и жировых продуктов. Это говорит о том, что представители десятой децильной группы в большей степени, чем предшествующие социально-экономические 10-процентные структуры, следят за здоровым и правильным питанием, снижая потребление продуктов, вызывающих ожирение, повышение уровня холестерина и пр.;

- в рационе россиян, несмотря на многообразие и биологическое разнообразие водных ресурсов, а также культурно-потребительские традиции, весьма малое количество в повседневном рационе занимает рыба, рыбные продукты, изделия из нее. Условно, представители первой децильной группы потребляют рыбы и рыбных продуктов 0,038 кг в сутки (=38 грамм), представители 10-ой децильной группы – 0,082 кг (82 грамма) в сутки.

В соответствии с Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации N614 от 19 августа 2016 года «Об утверждении Рекомендаций по рациональным нормам потребления пищевых продуктов, отвечающих современным требованиям здорового питания, рекомендуемая годовая норма потребления рыбы на душу человека составляет 22 кг, или 0,06 кг в сутки (60 грамм).Соответственно, можно сделать вывод о том, что для представителей практически пяти первых децильных групп (то есть до 50% населения) наблюдается недостаток потребления рыбы и рыбных продуктов, что обусловлено и ценовой недоступностью продукта, и отрицательным отношением к рыбной продукции [4].

Ссылаясь на этот же нормативный акт, норма потребления мяса для взрослого населения в России составляет 73 кг в год на 1 человека.

Из содержания расчетной таблицы 5 следует, что норма потребления мяса (включая говядину, баранину, свинину, птицу, мясо прочих животных и изделия из мяса) выполняется начиная со второй децильной группы. Соответственно, представители наименее защищенных социальных групп населения испытывают недостаток в потреблении в мясе. Также следует указать на то, что приведенные статистические данные не учитывают, какого именно качества мяса и изделий из него потребляется по различным группам населения, ведь, к примеру, мясо курицы, мясо телятины и колбасные изделия – учтены в одной категории, но все они обладают различной ценовой доступностью и питательной ценностью [5].

Еще одним важным замечанием является то, что по рекомендациям Минздраванормы потребления молока и молочных продуктов, в пересчете на молоко, составляют 325 кг. Соответствие по нормам употребления молока и молочной продукции достижимо только у домохозяйств 10-й децильной группы.

По нормам потребления сахара и кондитерских изделий наблюдается превышение во всех децильных группах: установленной рекомендуемой предельной границей употребления считается значение 24 кг в год на душу населения, но, как следует из значений в таблице 5, со 2-ой по 10-ую децильные группы наблюдается превышение объема потребленного сахара и кондитерских изделий на душу населения. Высокое потребление сахара и кондитерских изделий может объясняться как достаточной ценовой доступностью изделий, особенно тех, которые изготавливаются с применением суррогатов и заменителей из пальмового масла. Во-вторых, кондитерские изделия и сахар, добавляемый в другие продукты и напитки, относится к категории «быстрых» углеводов, приводит к быстрому насыщению, что в совокупности делает их весьма привлекательным продуктом для всех групп населения.

Обобщая изложенное, можно сделать вывод о том, что у некоторых социальных групп в структуре российского общества имеется несбалансированный рацион питания, что является первоочередным фактором негативного влияния на здоровье населения. Социальные группы с низким уровнем дохода не способны обеспечить нормальный, сбалансированный рацион питания, предпочитая более низкие по стоимости категории продуктов для покрытия суточной нормы калорийности, в то время как такие группы продуктов, как овощи, фрукты, рыба и пр., не приобретаются по причине их более высокой стоимости [13].

Вместе с тем, нельзя исключать из внимания еще одни факт – потребительских предпочтений. В настоящее время большинство населения России являются вполне компетентными в основах правильного питания, вследствие чего стремятся потреблять меньше количество простых углеводов, избегают продукты с высоким гликемическим индексом, подбирают диету при непереносимости лактозы и т.д. Таким образом, показатель экономической доступности продовольствия достаточно сильно сопряжен с фактором предпочтений потребителей.

Для оценки физической доступности продовольствия в России и степени ее продовольственной независимости далее произведем оценку динамики и структуры производства основных видов сельскохозяйственной продукции в Российской Федерации.

На рисунке 5 представлены данные по структуре и динамике производства основных видов сельскохозяйственной продукции в России %

Рисунок 5 – Динамика среднедушевого производства основных видов сельскохозяйственной продукции в России в 2011-2020 гг., кг

Анализируя данные рисунка, можно сделать следующие выводы:

- наибольший объем показателей среднедушевого производства по всем видам сельскохозяйственной продукции за исследуемый период был достигнут в 2017 году, и далее в 2018 году также по всем группам было обозначено резкое снижение по объемам производства сельскохозяйственной продукции внутри РФ. Это обусловлено природно-климатическими особенностями 2018 года, который в аналитических источниках характеризуют как «неурожайный». Далее, в 2019-2020 гг., несмотря на коронавирусные ограничения и трудности, наблюдается стабилизация и рост объема среднедушевого производства основных видов сельскохозяйственной продукции [16].

В начале XXI века в России существенно изменилась структура и динамика потребления мяса в России. Так, по данным О.И. Хайруллиной, в 2000-ом году в структуре потребления мяса наблюдалось следующее соотношение: 40,2% - мясо птицы, 33,2% - свинина, 26,6% - говядина (телятина). Однако, по данным на 2020-ый год, мясо птицы в рационе потребления россиянином стало занимать 50,1%, что в 1,6 раз больше норматива, установленного на законодательном уровне. За счет переструктурирования в объеме потребления мяса и изделий из него, наблюдается дефицит потребления телятины и говядины (-18,5% от нормативно установленного значения) .

Следует отметить, что в целом существенно увеличился объем потребления мяса жителями России, однако положительная динамика объема его потребления достигнута за счет приобретения более дешевых и доступных видов мяса (прежде всего, мяса птицы).

При этом основные производственные ресурсы производства мяса рассредоточены по субъектам Российской Федерации: на долю Центрального федерального округа приходится 36% всех объемов производства, на Приволжский федеральный округ – 29%, на Сибирский федеральный округ – 14%. Таким образом, на все остальные субъекты РФ по округам приходится менее 7% производства мяса и мясной продукции.

Причинами недостаточности покрытия потребностей внутреннего рынка в мясной продукции является, прежде всего, недостаточные темпы развития мясного скотоводства. При этом в производстве мяса в РФ сложились тенденции того, что 51,3% всего объема производства мяса приходится на частное (домашнее) скотоводство, которое не обладает теми техническими возможностями выращивания животных полного цикла, которые есть у крупных холдингов и агропромышленных комплексов. Помимо этого, следует назвать такие проблемы, как разрыв в цепочках оборота КРС, отсутствие четкого государственно-частного взаимодействия между откормочными площадками, сервисным центром, представителями малого бизнеса и системы инфраструктурного обеспечения.

Недостаточность внутреннего потребления компенсируется за счет импорта мяса и мясной продукции. Данные по импорту мяса крупного рогатого скота (свежего и охлажденного) в РФ в 2020 году представлены на рисунке 6:

Рисунок 6 – Структура импорта мяса крупного рогатого скота, охлажденного и замороженного, в 2020 г., тыс.тонн

Таким образом, основными поставщиками импортного мяса в Российской Федерации является, по состоянию на 2020 год, Республика Беларусь, поставившая на рынок в 2020 году 57,84 тысяч тонн охлажденной говядины и телятины, и 40,1 тыс. тонн – замороженной говядины и телятины. Также значительный удельный вес в структуре импорта замороженного мяса говядины занимает Парагвай (в 2020 году – 66,53 тыс.тонн замороженной продукции).

По объемам поставок замороженной и охлажденной продукции мяса свинины и мяса птицы следует сделать вывод о том, что так же, как и по говядине и телятине, основным поставщиком мясной продукции является Республика Беларусь. В силу исторических и культурных связей, геополитической близости и сложившимися партнерскими и добрососедскими отношениями, можно считать, что импорт мяса из Беларуси и Казахстана увеличивает экономические возможности и доступность продукции мяса для российских потребителей. И цена поставок мясной продукции из этих стран ниже, чем цена производства мяса на внутреннем рынке. Однако, это не исключает со временем проявления спекулятивных и валютных рисков на рынке мясной продукции, что существенно и резко ограничит их финансовую доступность, увеличит стоимость. Наконец, дефицит по производству мяса и мясной продукции для внутреннего потребления компенсируется посредством спекуляций на рынке мяса, способствует развитию теневых схем импорта, расширяет влияние нелегального сектора в экономике, что крайне негативно влияет на состояние продовольственной безопасности в стране [11].

Продукция сельского хозяйства в России традиционно производится в трех основных типах хозяйств: в сельскохозяйственных организациях, в хозяйствах населения и в крестьянско-фермерских хозяйствах. Динамика производства продукции растениеводства и животноводства во всех и в отдельных видах хозяйства в 2011-2020 гг. представлена в таблице 5:

Таблица 5 – Динамика производства сельскохозяйственной продукции во всех видах хозяйств, 2011-2020 гг., в млрд руб. [3]

Тип хозяйства
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Продукция сельского хозяйства, всего
3098,7
3160,3
3458,3
4031,1
4794,6
5112,3
5109,5
5348,8
5801,4
6468,8
Сельскохозяйственные организации
1493,7
1551,1
1700,2
2083
2588,6
2818,4
2818,5
3022,1
3348,4
3787
Хозяйства населения
1325,2
1328
1417,4
1538,4
1654,9
1659,2
1655,4
1656,7
1659,7
1717,6
КФХ
279,8
281,2
340,7
409,7
551,1
634,7
635,6
670
793,3
964,2

Очевидно, следует, что в структуре производства различных видов сельскохозяйственной продукции в 2011 году преобладали сельскохозяйственные организации – их доля в структуре составляла 48%, в то время как к 2020 году – достигла 58%. Существенно сократилась удельная доля хозяйств населения: в 2011 году в структуре общего производства растительной и мясомолочной сельскохозяйственной продукции они составляли 43%, а в 2020 году – 27%. Наконец, отмечается увеличение значимости в структуре производства сельскохозяйственной продукции роль крестьянско-фермерских хозяйств: в 2011 году их удельный вес был равен 9%, в 2020 году – 15%.

Наконец, для оценки независимости отечественной системы производства продовольствия для обеспечения потребностей населения рассмотрим структуру и объем самообеспечения некоторыми продовольствия в Российской Федерации за период времени 2015-2020 гг. (данные за предшествующий период 2011-2014 гг. недоступны). Исходные данные по уровню самообеспечения отдельными группами продовольствия представлены в таблице 6.

Таблица 6 – Уровень самообеспечения по отдельным видам продовольствия, в 2015-2020 гг., % [3]

Виды продовольствия
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Мясо и мясопродукты
88,7
90,6
93,5
95,7
97,4
95,1
Молоко и молочные продукты
79,9
80,7
82,3
83,9
83,9
84,0
Яйца
96,7
97,1
97,9
97,7
97,1
97,4
Картофель
102,1
93,2
91,1
95,3
95,1
89,2
Овощи и бахчевые
86,8
87,4
87,6
87,2
87,7
86,3
Фрукты и ягоды
32,5
36,5
33,1
38,8
40,2
42,4

Уровень самообеспечения, рассчитываемый как отношение произведенного совокупного объема продукции на территории Российской Федерации к потребностям населения в данном виде продовольствия, показывает, что по всем видам продовольственных групп в России сложилась ситуация недостаточности самообеспечения: по мясу и мясным продуктам – недостаток в объеме 4,9%, по молоку и молочным продуктам – в объеме 16%, по свежим яйцам в скорлупе – 2,6%, картофелю – 10,8%, овощам и бахчевым – 13,7%, фруктам и ягодам – 47,6%. Недостаточность уровня самообеспечения обусловлена как условиями производства отдельных видов продовольствия, не позволяющих добиться соответствующих объемов выпуска и покрытия потребности населения в продовольствии (например, климатические особенности на большей части территории Российской Федерации не позволяет осуществлять выращивание овощей, ягод, плодовых по технологии открытого грунта), а также агропромышленной технологической отсталостью технологий производства некоторых видов продукции (ранее упоминаемые проблемы производства мясной продукции).

На фоне недостаточного покрытия внутреннего спроса (потребности) населения в продовольствии за 7-8 лет действия санкций полного импортозамещения в нашей стране так и не произошло. При этом увеличился объем реэкспорта в Россию, к примеру, в качестве основного поставщика пищевой продукции в РФ вместо стран Евросоюза стала Беларусь [10]. Ограниченная реализация государственной политики в области импортозамещения и обеспечения продовольственной безопасности, отсутствие достаточного племенного поголовья крупного рогатого скота, недостаточно благоприятные климатические условия, отсутствие развитых мощностей для производства молочной продукции и качественных сыров – все эти факторы являются значимыми для реализации положений Доктрины продовольственной безопасности и импортозамещения продукции в условиях санкционного давления и внешнеполитической нестабильности [16].

Для построения прогноза с учетом имеющихся данных потребления продуктов питания домашними хозяйствами в РФ может быть использована модель одномерной регрессии [2], и спрогнозированы показатели потребления на три периода: 2024, 2025, 2026 годы.

Таблица 7 – Построение прогноза потребления продуктов питания домашними хозяйствами в РФ на 2024-2026 гг., кг/ потребителя (в год)

составлено авторами

Период
Хлеб
Картофель
Овощи и бахчевые
Фрукты и ягоды
Мясо и мясные продукты
Молоко и молочные продукты
Яйца (шт)
Рыба и продукты
Сахар, конд.изделия
2011
99
64
98
71
81
263
217
21
32
2012
98
64
100
74
83
267
220
22
32
2013
96
61
97
77
85
270
217
22
32
2014
95
59
98
76
85
266
216
22
31
2015
95
58
99
71
85
266
218
21
31
2016
95
58
99
71
85
266
218
21
31
2017
99
60
105
73
88
273
229
22
32
2018
97
59
102
73
88
266
230
22
31
2019
96
59
104
74
89
266
231
22
31
2020
96
59
104
74
89
266
231
22
31
2021
96
58
104
75
91
265
235
22
31
2022
96
58
104
75
91
265
235
22
31
2023
96
56
104
77
92
272
240
22
31
2024*
95,67
55,73
105,60
75,40
92,93
269,20
239,80
22,13
30,73
2025*
95,48
55,23
106,42
75,64
94,07
269,53
242,44
22,19
30,61
2026*
95,29
55,07
107,24
75,87
95,20
269,85
245,07
22,25
30,49
Исходя из полученных прогнозных значений потребления продуктов питания домашними хозяйствами в РФ на 2024-2026 гг., будет уменьшаться потребление хлеба и хлебобулочных изделий, вследствие чего прогнозный объем потребления составит к 2026 году 95,29 кг на 1 чел. в год, картофеля – 55,07 кг в год, овощей и бахчевых культур – до 107,24 кг в год, мяса и мясных продуктов – 95,20 кг в год, молока и молочной продукции – 269,85 кг в год, яиц – 245 шт. в год, рыбы – до 22,»5 кг в год, сахара и кондитерских изделий – до 30,49 в год. По прогнозной оценке, в 2024-2026 гг. для россиян сформируются предпосылки устойчивого превышения показателей потребления рыбы в расчете на душу населения, который по нормативам составляет не менее 22 кг в год рыбы и морепродуктов различных сортов.

Аналогичные расчеты могут быть проделаны с данными по производству основных видов продовольствия в Российской Федерации (Таблица 8).

Таблица 8 – Построение прогноза среднедушевого производства основных видов сельскохозяйственной продукции в России на 2024-2026 гг., кг/ потребителя (в год)

составлено авторами

Категории продуктов
2011
2012
2013
2014
2014
2015
2016
2018
2020
2023
2024*
2025*
2026*
Яйца свежие (шт.)
289
294
288
286
290
297
305
306
306
307
310,13
312,56
314,98
Пшеница
394
264
363
409
422
500
586
491
507
586
608,13
636,48
664,84
Семена подсолнечника
63
52
69
58
63
75
71
87
105
91
98,87
103,50
108,13
Бахчевые
103
100
98
98
102
103
105
98
109
106
105,93
106,61
107,29
Картофель
196
171
167
166
174
153
148
153
150
134
132,87
127,72
122,56
Зерно, зернобоб.
659
495
644
720
715
823
923
771
826
911
946,60
982,58
1018,56
Овощи
91
89
88
88
90
90
93
93
96
95
95,47
96,22
96,98
Молоко
218
218
208
205
204
203
206
208
214
220
210,13
210,08
210,04
Скот и птица на убой
53
56
59
62
65
67
70
72
74
77
79,93
82,56
85,18
Плоды, ягоды, виноград
20
20
22
23
22
25
22
27
24
25
26,27
26,86
27,45
Следует отметить, исходя из расчетных данных прогноза среднедушевого производства основных видов сельскохозяйственной продукции в России на 2024-2026 гг., будет снижаться производство картофеля, и составит в 2024 году прогнозируемое значение 132,87 кг, в 2025 году – 127,7 кг, в 2023 году 122,56 кг на душу населения. Также ожидаемое снижение производства наблюдается по категории производства молока и молочной продукции, что потребует еще большего объема импортозамещения по данному виду продовольствия. Также производство молока находится в тесной взаимосвязи с такой подтраслью, как животноводство, поэтому прогнозируемо ожидается снижение производства в каждой из них.

Результаты исследования

Итак, в 2020 году, когда на международном уровне население и правительства стран столкнулись с новыми вызовами, связанными с пандемией новой коронавирусной инфекции, а в России, начиная с 2013-2014 гг., поступательно нарастала динамика санкционного давления, в этих условиях как никогда ранее обострилась проблема обеспечения продовольственной безопасности страны, что привело к принятию нового варианта Доктрины продовольственной безопасности. Данная доктрина имела ряд существенных отличий от ее предшествующего варианта. В новом варианте появились:

1) овощи и бахчевые культуры;

2) ягоды и фрукты;

3) семена культур сельскохозяйственного назначения.

Кроме того, стало расширение перечня рисков и угроз продовольственной безопасности государства. Так, список был расширен за счет таких аспектов, как снижение показателей плодородия земель сельскохозяйственного назначения, обусловленное их нерациональным использованием. В систему рисков также были включены фитосанитарные и ветеринарные риски, а особенно значимыми в период 2020-2021 гг. стали социальная и санитарно-эпидемиологическая угрозы продовольственной безопасности.

Однако, социальная угроза связана не только с поведением потребителей – населения страны в условиях нарастания рисков продовольственной безопасности, но и также с тем, что за последние 20 лет нового тысячелетия сельский образ жизни стал крайне мало привлекательным. Практически минимальное количество российских граждан имеют дачные или приусадебные участки, не стремятся использовать их для выращивания продукции для самообеспечения продовольствием несмотря на то, что традиции личного подсобного хозяйства взращивались в советский период в сознании большинства граждан. В этой связи возросла нагрузка на государство в достаточном и полномерном обеспечении своих граждан качественным, экономически и физически доступным питанием, безопасным и полноценным по своему нутриентному, энергетическому составу для поддержания активного и здорового образа жизни граждан.

В качестве направлений повышения продовольственной безопасности выделены следующие:

- обеспечение программно-целевого подхода в формировании нормативных основ продовольственной безопасности;

- кардинальное изменение механизмов обеспечения продовольственной безопасности на основе непосредственной инновационно-инвестиционной модели помощи государства товаропроизводителям;

- преодолениедеформацииструктурыпроизводствасельскохозяйственнойпродукции, особенно за счет мясомолочной подотрасли;

- формирование высоко эффективных инновационных процессов, обеспечивающих прорыв в интенсификации производства;

- повышение качества управления, отвечающего требованиям продовольственной безопасности.

Направлениями перспективного развития системы продовольственной безопасности в России включает в себя:

- обеспечение защиты населения от продукции низкого качества и продукции с составом, противоречащим требованиям и международным стандартам качественной продукции;

- минимизация объема и структуры импорта за счет интенсификации и внедрения инновационных технологий производства, особенно в первоочередных сферах;

- эффективное использование региональных особенностей и традиций субъектов Российский Федерации для обеспечения распределения и устойчивого роста агропромышленного комплекса;

- стимулирование социально-экономического потенциала населения на развитие системы продовольственного самообеспечения и развития культуры осознанного потребления здоровой и качественной пищевой продукции.


Страница обновлена: 04.06.2024 в 10:29:11