Экономика и демография региона: взаимозависимость проблем и возможности их решения

Гуриева Л.К.1, Джиоев А.В.2
1 Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л. Хетагурова
2 Владикавказский научный центр РАН

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 12 (Декабрь 2022)

Цитировать:
Гуриева Л.К., Джиоев А.В. Экономика и демография региона: взаимозависимость проблем и возможности их решения // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – Том 12. – № 12. – С. 3447-3464. – doi: 10.18334/epp.12.12.116895.

Аннотация:
В современных экономических исследованиях в качестве прокси показателя устойчивого развития стран и регионов рассматриваются, наряду с некоторыми другими, показатели развития человеческого капитала, существенным образом зависящих от уровня участия населения в рабочей силе, индикаторов занятости и потенциала трудовых ресурсов. А ключевые показатели трудовых ресурсов напрямую зависят от демографических показателей. В свою очередь показатели демографической динамики формируются в тесной связи с индикаторами социально-экономического измерения. Эта сложность наблюдаемых системных зависимостей порождает множественность подходов к ее исследованию и актуализирует проблемы обоснования экономико-демографического развития пространственно неоднородных регионов. Научная новизна исследования заключается в развитии методологического подхода к экономико-демографическому развитию Республики Северная Осетия-Алания с учетом выявленных трендов мировой системы «экономика-демография», а также статистического анализа экономических и демографических показателей региона. Результаты исследования будут полезны региональным и муниципальным органам власти Республики Северная Осетия-Алания.

Ключевые слова: демографические процессы, экономические процессы, демо-экономическая система региона, экономико-демографическая политика

Финансирование:
Исследование выполнено за счет гранта Российского научного фонда № 22-28-20534, https://rscf.ru/project/22-28-20534

JEL-классификация: J11, J18, R12, R13



Введение. В современных условиях неизмеримо возрастает значение демографических показателей развития стран и регионов. Имеющийся демографический потенциал любой территории априори формирует ее трудовой потенциал: достаточно отметить, что международная и национальная демографическая статистика выделяют в половозрастной структуре населения три экономически значимые категории возраста: моложе трудоспособного, трудоспособного и старше трудоспособного возраста. Эти и другие демографические характеристики во-многом определяют налоговые поступления в бюджеты всех уровней, объемы социальных выплат населению, структуру рынков товаров и услуг, предельные объемы занятости и производительности, а также будущие тенденции потребительского поведения населения, структуру потребительских расходов домохозяйств, влияют на объемы жилищного строительства, масштабы развития системы общего, профессионального и дополнительного образования, конфигурацию транспортной инфраструктуры и другие характеристики экономики практически всех регионов и муниципальных образований страны, то есть на содержание и направления реализации социально-экономической политики регионов. В то же время высшими целями социально-экономической политики российских регионов являются: развитие человеческого потенциала, улучшение качества, уровня и продолжительности жизни людей. А на эти показатели влияют прирост валового регионального продукта (ВРП), объем региональных инвестиций на душу населения, развитие социальной инфраструктуры, включая здравоохранение и образование, уровень безработицы, уровень зарплаты, среднедушевые доходы населения, объем потребления товаров и услуг.

Обзор литературы. Исследование взаимовлияния демографии и экономики имеет давнюю историю, еще три столетия назад экономисты сделали первые попытки определить какой рост населения будет наилучшим для экономики государства. Во многом в поисках этой взаимосвязи зарубежными учеными были разработаны широко известные демографические теории, а проблемы народонаселения находятся в фокусе внимания Организации объединенных наций, Международной организации труда, Мирового банка развития, Международного валютного фонда, других международных и правительственных организаций.

Демо-экономической проблематике посвящены труды многих российских ученых, в числе которых работы Кашепова А. В. [7], Попкова Ю.С. [9] , Шубат О. М. и Багировой А. П. [11], Шокина И.В. и Федосовова С.В. [17], отражающие с использованием экономико-математических методов всю сложность и неоднозначность взаимосвязей между динамикой макроэкономических и демографических показателей. При этом для объяснения наблюдаемой на протяжении современной российской истории взаимообусловленности демо-экономических и экономико-демографических процессов используются методы парной и множественной корреляции [7], на их основе строятся одноконтурные и многоконтурные экономико-демографические модели роста народонаселения и соответствующие кластерные классификации [16]. В исследованиях разных авторов все чаще используются теоретико-множественные представления и методы нечеткой логики [13] в силу нарастания изменчивости и непредсказуемости внешней среды, усложнения социальных систем и размыва границ экономической жизнедеятельности. Разработанные российскими и зарубежными учеными сложные многофакторные модели, однако, нередко показывают противоположные результаты, что, конечно же, не преумаляет необходимости проведения дальнейших исследований взаимообусловленных демо-экономических процессов в целях научного анализа и разработки релевантных сценарных прогнозов развития демо- экономического развития территорий.

Цель статьи состоит в развитии методологического подхода к экономико-демографическому развитию Республики Северная Осетия-Алания с учетом выявленных трендов мировой системы «экономика-демография», а также анализа экономических и демографических показателей региона.

Методы исследования. В работе, главным образом, использовались монографические и статистические методы. При проведении исследования авторы опирались на экспертно-аналитические оценки российских и зарубежных ученых.

Результаты и дискуссия. Анализируя систему демо-экономических связей, Кирпичев В.В., отмечает, что «взаимодействие экономической и демографической подсистем формирует непрерывный цикл воспроизводства: население − трудовая деятельность – экономическое развитие – новое население» [7]. Модель демо-экономического взаимодействия в системе «население – экономика», по Кирпичеву В.В., представлена на рисунке 1.

Рисунок 1. Модель демо-экономического взаимодействия

в системе «население – экономика» [7]

Бакуменко Л.П. и Костромина Е.В., рассматривая взаимосвязи системы «население–экономика» в рамках подхода Кирпичева В.В., дополняют ее фазой «потребление» [1].

Бакуменко Л.П. и Костроминой Е.В. предложена концептуальная модель демо-экономики с выделением базовых подсистем «экономика» и «население», связанных процессами взаимовлияния (рисунок 2).

Рисунок 1. Общая модель взаимовлияния в региональной системе «экономика-население» [1]

Мы полагаем, непрерывный цикл функционирования исследуемой системы следует дополнить следующими процессами (курсив): «воспроизводство население – формирование трудового потенциала – трудовая деятельность (занятость) – формирование человеческого капитала – развитие экономики – потребление – воспроизводство населения», так как наличие населения как такового в современном мире не является фактором производительного труда и развития экономики: в ежегодном докладе ООН «World Population Prospects 2022» [18] заключено, что более половины прогнозируемого прироста населения будет сосредоточено в восьми странах: Конго, Эфиопии, Нигерии, Танзании, Пакистане, Египте, Индии и на Филиппинах, только три из которых – Египет, Индия и Филиппины – не относятся к бедным и беднейшим странам. Также и в обратной экономико-демографической подсистеме факт высокоразвитой экономики является важной предпосылкой, но не предиктором даже простого воспроизводства населения. Яркий пример тому – Германия, где уже два десятилетия обостряются проблемы нехватки рабочей силы по причине неуклонного старения населения. В 2020 году соотношение пенсионеров к потенциальной рабочей силе в стране составило 43%. И если тенденция сохранится, к 2060 году этот показатель вырастет до 80%. Доля поколения в возрасте от 15 до 24 лет в Германии значительно меньше, чем поколения от 55 до 64 лет. «В следующие десять лет на пенсию выйдет гораздо больше работников, чем приступит к работе новых», – отмечает сотрудник Немецкого экономического института (IW) О. Штеттс, по оценкам которого прирост «новых» пенсионеров Германии за 10 лет достигает двух миллионов человек. Герберт Брюкер из Института исследований рынка труда и профессий (IAB) прогнозирует, что «рабочий потенциал Германии с 2020-го по 2060 год уменьшится на треть – с 47,4 миллиона до 31,3 миллиона человек. Таким образом, Германии будет не хватать порядка 16 миллионов рабочих» [12].

Анализ результатов исследований мировых демо-экономических процессов авторитетными демографами показывает, что экономический потенциал стран и регионов неразрывно связан с человеческими ресурсами, их количеством и качеством [14, 15, 16]. Опираясь на сложившиеся в период последней четверти XX века – первой четверти XXI века тренды, а также содержащиеся в работах [14, 15, 16] выводы, можно выявить пять глобальных демо-экономических процессов, которые прогнозирую ученые:

1. Рост мирового ВВП может замедлиться (по разным оценкам примерно на 1 процентный пункт в год), снижаясь более резко, чем рост населения. Ученые прогнозируют, что эпоха экономического роста за счет роста населения и демографического дивиденда подходит к концу.

2. Изменение численности населения вызовет крупные региональные сдвиги в экономической активности: с одной стороны, прогнозируется снижение доли глобальной экономической активности в Восточной и Юго-Восточной Азии, Европе и Северной Америке, с другой, – увеличение доли Центральной и Южной Азии и стран Африки к югу от Сахары. Экономические сдвиги, по всей видимости, могут быть больше, чем сдвиги населения. То есть, производство мирового ВВП будет постепенно смещаться в сторону Африки к югу от Сахары, причем более интенсивно, чем предполагают демографические тенденции.

3. Уровень жизни взрослых поколений трудоспособного возраста в развитых странах будет снижаться из-за высоких расходов на содержание детей и пожилых людей. То есть, вследствие постоянно растущей демографической нагрузки нетрудоспособным населением уровень жизни трудоспособного поколения ведущих экономических держав будет в сопоставимых оценках заметно ниже.

4. Изменения в возрастной структуре могут стимулировать экономический рост на душу населения в странах с низким уровнем дохода и уровнем дохода ниже среднего, но тормозить рост в странах с высоким уровнем дохода и уровнем дохода выше среднего. То есть, изменение возрастного состава населения позволит извлечь демографический дивиденд в странах с низким уровнем дохода, тем самым повысив там экономическую продуктивность, производительность и уровень жизни.

5. В развитых странах экономические последствия старения населения проявятся еще глубже, что будет выражаться, в том числе, в росте сектора экономики, сосредоточенном на уходе и социальном обслуживании пожилого населения развитых стран; его потенциал в ближайшие 10 лет оценивается в 20% занятости. По сути, старение населения станет новым вызовом устойчивого развития для многих стран ЕС и США; оно, вероятно, приведет к увеличению государственного долга, частных активов и, возможно, ускоренной структурной перестройке из-за сокращения доли трудоспособного населения и необходимости поддержания производительности труда с меньшей численностью занятых в экономике.

Очевидно, изменение численности и структуры населения, рост продолжительности жизни в развитых странах и увеличение доли трудоспособного населения в развивающихся будет иметь глубокие последствия не только для национальных, но и для глобальной экономики. Эти тренды находят свое отражение и на региональном уровне.

Рассмотрим соотношение в развитии экономики и населения на примере Республики Северная Осетия-Алания.

Территория Республики Северная Осетия-Алания (РСО-Алания) характеризуется выгодным пространственным расположением и благоприятными природно-климатическими условиями.

По данным Росстата в 2005-2020 гг. наблюдается ежегодный рост номинального валового регионального продукта (ВВП); этот показатель вырос в 5,5 раза с 31 182 млн рублей в 2005 г. до 173 235 млн рублей в доковидном 2019 г., хотя следует отметить, что индекс физического объема валового регионального продукта, измеренный в процентах к предыдущему году, сократился со 105,5 % в 2005 г. до 99,2% в 2019 году (таблица 1). Душевой ВРП также вырос пятикратно – сказался эффект низкой базы – с 44 127 млн рублей на душу населения в 2005 г. до 248 172 млн рублей на душу населения в 2019 году. Инвестиции в основной капитал (в фактически действовавших ценах) выросли за период 2005-2019 гг. в пять раз: с 5 959 млн руб. до 30 129 млн руб. Однако индекс физического объема инвестиций в основной капитал сократился с 137,4% в 2005 году до 101,5% в 2019 году. То есть, прирост ВВП региона в течение трех пятилеток был обеспечен инвестициями, львиную часть которых составили трансферы, субсидии и дотации из федерального бюджета РФ, имеющие преимущественно социальный характер [10]. Именно по этой причине при пятикратном росте инвестиций в основной капитал число предприятий за этот же период уменьшилось в 1,65 раза: с 14 898 в 2005 году до 9040 в 2020 году, возросла убыточность бизнеса, а производительность труда в разы ниже среднероссийских значений [10]. Показатели занятости в регионе также ухудшились: так, за период 2010-2020 гг. среднегодовая численность занятых в экономике сократилась более чем на 21%, а число безработных возросло с 29 тыс человек в 2005 до 44 тыс человек в 2020 году. Численность безработных за период 2005-2020 гг. варьировалось в пределах 30,7–39,4 тысяч человек, что соответствовало следующим показателям уровня безработицы: 8,8% в 2005 г. и 12,1% в 2019 г., 15,4% в 2020 г.

Таблица 1. Некоторые социально-экономические показатели Республики Северная Осетия-Алания


2005
2010
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Валовой региональный продукт:
всего, млн руб.
31 182
75 327
126 051
148 810
152 526
161 093
173 235

на душу населения, руб.
44 127
105 782
178 921
211 527
217 115
229 965
248 172

Индекс физического объема валового регионального продукта, в процентах к предыдущему году
105,5
106,2
97,4
95,6
98,5
98,6
99,2

Инвестиции:
Инвестиции в основной капитал (в фактически действовавших ценах), млн руб.
5 959
16 204
25 457
25 533
27 239
31 435
33 887
30 129
Индекс физического объема инвестиций в основной капитал, в процентах к предыдущему году
137,4
108,2
73,8
94,6
101,2
101,0
101,5
82,4
Предприятия:
Число предприятий и организаций (на конец года; по данным государственной регистрации)
14 898
11 401
11 112
10 476
9 580
9 393
9 346
9 014
Труд:
Среднегодовая численность занятых1), тыс. человек

301,7
294,7
287,2
289,7
297,9
273,1
248,7
Численность государственных гражданских (муниципальных) служащих государственных органов и органов местного самоуправления, тыс. человек

6,2
6,0
5,8
5,8
5,8
5,7
5,2
Численность безработных, тыс. человек
29,0
36,8
30,7
31,9
39,4
36,5
37,5
44,0
Уровень безработицы, процентов
8,8
9,7
9,3
9,9
11,8
10,3
12,1
15,4
Численность незанятых граждан, состоящих на учете в органах службы занятости населения в целях поиска подходящей работы (на конец года), тыс. человек
18,8
12,9
8,2
9,2
8,5
7,3
5,5
19,5
из них признаны безработными
18,7
12,8
8,1
9,1
8,4
7,3
5,5
19,4
Уровень жизни:
Среднедушевые денежные доходы (в месяц), руб.
4 669
13 193
21 804
22 220
22 702
23 317
24 495
23 927
Реальные денежные доходы населения, в процентах к предыдущему году
101,9
123,7
98,3
95,2
98,7
100,1
101,0
94,6
Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников организаций, руб.
4 722
11 818
21 267
22 806
24 715
26 958
28 751
30 479
Средний размер назначенных пенсий2), руб.
2 339
6 873
10 772
11 090
11 868
12 515
13 176
13 841
Источник: Регионы России. Основные характеристики субъектов Российской Федерации. Республика Северная Осетия – Алания. 2021. М.: Росстат, С.373-374.

За 15 лет примерно вдвое (8,2 тыс чел в 2011 г. до 19,5 тыс. чел в 2020 г.) возросла численность незанятых граждан, состоящих на учете в органах службы занятости населения, в целях поиска подходящей работы. Причем, практически все они были признаны безработными (таблица 1).

Анализ ключевых показателей экономики свидетельствует о неустойчивом эндогенно поддерживаемом, развитии Северной Осетии, в то время как конкурентоспособность регионального развития обеспечивается преимущественно экзогенными факторами, ведущими к росту уровня и качества жизни людей. К современным драйверам устойчивого развития региональной экономики относятся прирост трудоспособного образованного населения, высокая занятость, высокий уровень предпринимательства и др. Людей (человеческий фактор) называю нефтью экономики XXI века.

Современные исследователи рассматривают в качестве базовых индикаторов уровня жизни населения следующие: денежные доходы, денежные расходы населения, численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума и др.

Как видно из таблицы 2, размер среднедушевых денежных расходов населения РСО-Алания в 2020 году составил 18200 руб., а среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников организаций – 30508 руб. В структуре денежных доходов населения в 2020 г. наибольший удельный вес составили оплата труда (43%), социальные выплаты (28,8%) и прочие доходы (20%). Примечательно, что доходы от предпринимательской деятельности в регионе упали в общей структуре доходов с 33,8% в 2000 году до 7, 8 % в 2021 году. Следовательно, динамика номинальной начисленной заработной платы работников организаций республики имеет тенденцию к повышению из года в год: в регионе растут и номинальные доходы на душу населения, и среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников предприятий и организаций. Однако уровень среднедушевых денежных доходов населения республики по данным 2021 г. составил 98,0% от среднего уровня по Северо-Кавказскому федеральному округу и лишь 67,7% от показателя среднедушевых доходов населения в целом по РФ [10].

Таблица 2. Структура денежных доходов и расходов населения Республики Северная Осетия-Алания в 2000-2021 гг. (в процентах от общего объема)


2000
2010
2018
2019
2020
2021
Денежные доходы – всего в том числе:
100
100
100
100
100
100
доходы от предпринимательской деятельности
33.8
19.5
8.5
7.9
7.0
7.8
оплата труда
26.5
25.7
41.2
40.7
43.0
42.8
социальные выплаты
15.3
21.8
23.0
23.1
28.8
27.4
доходы от собственности
1.4
1.9
1.1
1.3
1.1
0.8
другие доходы
23.0
31.1
26.2
27.0
20.1
21.1
Денежные расходы и сбережения – всего
в том числе:
100
100
100
100
100
100
покупка товаров и
оплата услуг
76.0
64.4
79.9
78.5
75.1
82.6
обязательные платежи и
разнообразные взносы
3.6
4.5
7.6
8.0
8.6
8.5
приобретение
недвижимости
0.0
0.1
0.8
0.8
1.6
1.2
прирост финансовых
активов
20.4
31.0
11.7
12.7
14.7
7.7
из него прирост, уменьшение (-) денег на руках у населения
14.5
21.9
13.1
12.1
15.0
10.3
Источник: Республика Северная Осетия - Алания в цифрах, 2021: краткий статистический сборник/ ОП Северо-Кавказстата по РСО - Алания, 2021-212 с

Важнейшим показателем, характеризующим уровень жизни населения, является структура населения по уровню получаемых денежных доходов. В данном направлении в регионе наблюдается постепенный уход от низких среднедушевых доходов. Большая часть населения РСО-Алания – 21,3% получает доходы от 19000 до 27000 руб., 21,1% – от 27000 до 45000 руб. Порядка 5,2% населения имеет доходы ниже 7000 руб. в месяц. То есть, доля бедного и приближенного к нему населения занимает значимую долю в структуре занятого населения. Из них более 80% (81,2%) имеют многодетные (трех и более детей) семьи [10].

В структуре денежных расходов населения в 2020 г. наибольшую долю заняли покупка товаров и услуг, возросшие только за 2020-2021 год с 71,1% до 82,6%, прирост финансовых активов (14,4%), обязательные платежи и разнообразные взносы (8,7%).

На фоне сокращения числа предприятий, роста убыточности бизнеса, невысокого уровня жизни людей, хронической безработицы и роста экономически незанятого населения в регионе наблюдаются негативные тенденции в демографическим развитии (таблица 3).

Таблица 3. Некоторые демографические показатели Республики Северная Осетия-Алания


2005
2010
2015
2016
2017
2018
2019
2020
Население
Численность населения (оценка на конец года), тыс. человек
706,9
712,5
703,7
703,3
701,8
699,3
696,9
693,1
в том числе:








мужчины
330,1
330,8
325,5
325,4
324,8
323,9
323,0
321,2
женщины
376,8
381,7
378,2
377,9
377,0
375,4
373,9
371,9
Из общей численности – население в трудоспособном возрасте, тыс. человек
424,2
424,4
399,4
395,6
391,2
385,8
390,3
385,9
Число родившихся на 1000 человек населения
11,2
14,5
14,6
14,1
12,8
13,1
12,3
11,8
Число умерших на 1000 человек населения
12,2
10,9
10,7
10,4
10,3
10,2
10,3
12,3
Естественный прирост, убыль (-) на 1000 человек населения
-1,0
3,6
3,9
3,7
2,5
2,9
2,0
-0,5
Ожидаемая продолжительность жизни при рождении, число лет:








все население
69,60
72,65
74,20
75,05
75,51
75,68
75,75
74,08
мужчины
63,33
66,85
68,62
69,72
70,48
70,35
70,52
68,84
женщины
76,01
78,16
79,42
79,92
80,02
80,57
80,57
78,96
Источник: Регионы России. Основные характеристики субъектов Российской Федерации. Республика Северная Осетия – Алания. 2021. М.: Росстат, С.373-374.

С 2018 года в регионе фиксируется резкое снижение показателя естественного прироста населения, естественная убыль населения в 2020 г. составила 346 чел. Сохраняется тенденция миграционной убыли населения республики, уровень которой, как показано в наших прежних исследованиях, значимо высок.

Что касается возрастных характеристик населения республики, то следует отметить дальнейшее старение населения региона за счет «ползущего» роста доли в возрастной структуре населения старших поколений, которая за последние 3 года возросла с 9,7% в 2018 г. до 9,9% в 2020 г.

В период 2018-2020 гг. в регионе понизилась численность детей в возрасте 0-4 года (на 3662 чел.) и, соответственно, их удельный вес в общей численности населения (с 7,1 в 2018 г. до 6,6% в 2020 г.).

В возрастной категории 30 лет и более лет численность женского населения превышает численность мужского, а в возрасте 70 лет и старше это превышение двухкратно выше.

Таким образом, главное в демографии региона – снижение численности населения республики (индекс данного показателя в 2019-2021 гг. составил 99%) за счет ежегодного снижения количества родившихся, роста численности умерших и отрицательной мигрции. Так, прирост родившихся в рассматриваемый период составил (-2041 чел.), а прирост численности умерших – 1055 чел. Данные явления являются кране неблагоприятными и нуждаются в корректировке путем реализации мероприятий региональной демографической политики.

К числу положительных демографических явлений относятся снижение числа умерших в возрасте до 1 года ( по сравнению с 2015 г. младенческая смертность понизилась почти в 3 раза: с 92 чел. в 2015 г. до 33 чел. в 2020 г.). И это весьма благоприятный факт, так как экономический потенциал региона неразрывно связан с личностной составляющей производительных сил – человеческими ресурсами, их количеством и качеством. А исходным пунктом формирования трудовых ресурсов территории являются процессы народонаселения.

Заключение. Результаты данного исследования, а также анализ демографической ситуации в регионе, представленный в наших работах [2, 4, 5], наши исследования уровня и качества жизни населения [3,4], проведенный ранее анализ занятости и безработицы в регионе [6], позволяют заключить следующее:

– в последние годы в регионе наблюдается снижение общего качества жизни населения;

– по уровню реальных денежных доходов населения Северная Осетия уступает абсолютному большинству регионов России и ряду республик Северо-Кавказского региона, в частности, Ставропольскому краю;

– большую часть денежных доходов населения республики на протяжении последних лет по степени значимости составляют: расходы на оплату труда (в среднем за два прошедших года около 43%); различные социальные выплаты – около 28%; «скрытые доходы», оцениваемые Росстатом в пятую часть доходов населения (в среднем за 2018-2021 гг. это более 20%). При этом доля доходов от предпринимательской деятельности населения региона упала с 33,8% в 2000 году, до 8,5% в 2018 году и 7,8% в 2021 году; доля доходов от собственности на 20-ти летнем периоде наблюдения ничтожна, она колеблется в пределах 1,4% в 2000 году до 0,8% в 2021 году;

– в структуре денежных расходов населения доминируют расходы на покупку товаров и услуг, составившие в 2000 году 76%, а в 2021 году – 82,6%; в 2,4 раза возросла и доля обязательных платежей населения – с 3,6% в 2000 году до 8,5% в 2021 году. Соответственно уменьшилась доля финансовых активов населения, упавших за анализируемый период в 2,6 раза: с 20,4% до 7,7% соответственно; также произошло уменьшение доли денег на руках населения с 14,5% в 2000 г. до 10,3% в 2021 г.; доля расходов на покупку недвижимости населением Северной Осетии в 2020 г. составляла в 2021 г. – всего 1,2%;

– в соответствии с величиной денежных доходов по итогам 2020 года население можно сгруппировать следующим образом: порядка 19 % населения имело среднедушевые денежные доходы в диапазоне от 10 тыс. до 14 тыс. руб., у 17,5 % – среднедушевые денежные доходы составили от 14 тыс. до 19 тыс. руб., 16, 2 % населения Северной Осетии имело доходы от 19 тыс. до 27 тыс. руб.; 12,1% населения имело доходы ниже прожиточного минимума.

Анализ демографических показателей развития региона выявил, что:

– в период 2015-2020 гг. численность населения РСО-Алания уменьшилась на 12172 чел. (индекс роста составил 98,3% от уровня 2015 г.). При этом численность городского населения уменьшилась на 6316 чел., а сельского – на 5856 чел. (индексы роста, соответственно, 98,6 и 97,7%);

– число лиц старше трудоспособного возраста увеличивается из года в год (индекс показателя только за период 2018-2020 гг. составил 102,8%), и соответственно, снижается доля трудоспособного населения в его общей численности (с 55,7 в 2018 г. до 54,8 в 2020 г.);

– уровень участия в составе рабочей силы населения РСО-Алания, начиная с 2018 г., ежегодно понижается (с 68,8 в 2018 г. до 56,1% в 2020 г.), причем, среди женского населения республики наблюдается снижение данного показателя более высокими темпами;

– уровень занятости населения в 2018-2020 гг. также снизился как в целом (с 61,6 до 47,4%), так и в гендерном разрезе; соответственно, начиная с 2018 г., в республике наблюдалось повышение уровня безработицы как среди мужской, так и женской части населения.

Данные тенденции являются неблагоприятными и негативным образом сказываются на трудовом потенциале республики, а следовательно, и на темпах экономического развития.

Переход к реализации конкурентной модели экономического развития обусловливает острую потребность в изыскании новых подходов к оценке и поиску способов восполнения трудовых ресурсов, поскольку от численности трудовых ресурсов зависят перспективы развития как региона в целом, так и отдельных его административно-территориального образований. Представляется, что в действующих на территории РСО-Алания долгосрочных программах целевые индикаторы развития экономики и демографии следует пересмотреть в более тесной, системной связи.

Системная демо-экономическая политика на данном этапе развития РСО-Алания представляется нам как совместная деятельность государственных органов и иных социальных институтов в сфере процессов расширенного воспроизводства населения с целью преломления негативных тенденций в динамике численности и структуры населения, наращивания потенциала трудовых ресурсов и человеческого капитала путем технологической модернизации экономики, развития рынка труда, системы подготовки и переподготовки кадров, политики народосбережения, поддержки предпринимательства, повышения реального уровня жизни населения региона. Сама демо-экономическая политика Северной Осетии должна включать в себя различные мероприятия общественно-политического, административно-правового и социально-экономического характера, которые направлены на повышение уровня и качества жизни населения региона. В числе приоритетных направлений такой политики выделим следующие:

· усиление внимания общества к проблемам браков и разводов, политика увеличения рождаемости, стабилизация миграционных процессов;

· развитие системы здравоохранения и повышение качества и доступности медицинских услуг, оказываемых населению;

· повышение эффективности институтов рынка труда, развитие форм, методов и способов поддержки предпринимательства;

· нормализации экологических процессов;

· адаптивное с учетом направлений трансформации регионального и национального рынков труда развитие системы подготовки и переподготовки кадров;

· повышение эффективности системы социальной защиты населения;

· повышение доступности жилья для всех категорий семей.

Особый интерес представляют проблемы материального обеспечения предложенных мероприятий. Поскольку бюджетные ресурсы на данные мероприятия ограничены, следует изыскивать альтернативные бюджетным источники финансирования.

Предлагаемые меры демо-экономической политики, по нашему мнению, уже в обозримой перспективе могут привести к снижению миграционного потока, формированию лучшей демографической структуры населения, росту ключевых демографических показателей региона, а следовательно, к приращению трудового потенциала, являющегося ключевым ресурсом позитивных изменений в экономике.


Источники:

1. Бакуменко Л.П., Костромина Е.В. Демоэкономические процессы в регионе // Системное управление. – 2016. – № 2(31). – c. 5.
2. Гуриева Л.К., Джиоев А.В. Модель многодетной семьи как ценностная ориентация молодежи Северной Осетии // Креативная экономика. – 2022. – № 12. – doi: 10.18334/ce.16.12.116783.
3. Джиоев А.В. Анализ уровня и качества жизни населения России 2019-2020 гг // Экономика и управление: проблемы, решения. – 2021. – № 12(120). – c. 57-62. – doi: 10.36871/ek.up.p.r.2021.12.01.007.
4. Джиоев А.В. Оценка негативных последствий растущей убыли населения России // Экономика и управление: проблемы, решения. – 2021. – № 12(120). – c. 96-102. – doi: 10.36871/ek.up.p.r.2021.12.01.012.
5. Джиоев А.В. Ухудшение демографической ситуации в России и его влияние на рынок труда // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2021. – № 3(118). – c. 45-47. – doi: 10.18522/1997-2377-2021-118-3-45-47.
6. Джиоев А.В., Камалов А.В. Анализ текущей занятости и безработицы Северо-Кавказского федерального округа // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2021. – № 5(120). – c. 73-76. – doi: 10.18522/1997-2377-2021-120-5-73-76.
7. Кашепов А.В. Взаимосвязи экономики и демографии. / Монография. - М.: МАКС Пресс, 2019. – 176 c.
8. Кирпичев В.В. Моделирование демоэкономических связей в Системе «население−экономика» // Теория и практика общественного развития. – 2012. – № 4. – c. 329-331.
9. Попков Ю.С. Математическая демоэкономика. Макросистемный подход. - М.: ЛЕНАНД, 2013. – 560 c.
10. Регионы России. Основные характеристики субъектов Российской Федерации. 2021. Республика Северная Осетия – Алания. / Статистический сборник. - М: Росстат, 2021. – 370-377 c.
11. Шубат О.М., Багирова А.П., Акишев А.А. Методика анализа демографического потенциала российских регионов на основе нечеткой кластеризации данных // Экономика региона. – 2019. – № 1. – c. 178-190. – doi: 10.17059/2019-1-14.
12. Экономике Германии нужно, чтобы мигрантов было еще больше. Демоскоп Weekly. [Электронный ресурс]. URL: http://www.demoscope.ru/weekly/2022/0963/gazeta05.php (дата обращения: 21.09.2022).
13. Abbasov A.M., Mamedova M.H. Application of Fuzzy Time Series to Population Forecasting // Conference Proceedings of CORP 2003. Vienna, 2003. – p. 545-553.
14. Christensen P., Gillingham K., Nordhaus W. Uncertainty in Forecasts of Long-Run Economic Growth // Proceedings of the National Academy of Sciences. – 2018. – № 21. – p. 5409-5414. – doi: 10.1073/pnas.1713628115.
15. Eggertsson G.B., Lancaster M.I., Summers L.H. Aging, Output Per Capita, and Secular Stagnation // AER: Insights. – 2019. – № 3. – p. 325-342. – doi: 10.1257/aeri.20180383.
16. Mason A., Lee R. Six Ways Population Change Will Affect the Global Economy // Population and Development Review. – 2022. – № 1. – p. 51-73.
17. Шокин Я.В., Федоров С.В. Методика прогнозирования взаимовлияния макроэкономических и демографических показателей в динамике по регионам рф (с применением методов сценарного анализа) // European Social Science Journal. – 2012. – № 9-2(25). – p. 382-389.
18. World Population Prospects 2022. Un.org. [Электронный ресурс]. URL: https://www.un.org/development/desa/pd/content/World-Population-Prospects-2022 (дата обращения: 21.09.2022).

Страница обновлена: 26.01.2023 в 11:05:22