Экономическая безопасность России в процессе интеграции в Евразийский экономический союз

Петренко Е.С.1, Варламов А.В.1, Лещенко Ю.Г.2
1 Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова
2 Институт экономики РАН

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 10, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2020)

Цитировать:
Петренко Е.С., Варламов А.В., Лещенко Ю.Г. Экономическая безопасность России в процессе интеграции в Евразийский экономический союз // Экономические отношения. – 2020. – Том 10. – № 4. – С. 1191-1210. – doi: 10.18334/eo.10.4.111399.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44491645

Аннотация:
Ключевая тенденция глобальных интеграционных процессов отражается в нарастающей взаимозависимости и взаимовыгодном экономическом сотрудничестве между странами в условиях мировой финансово-экономической нестабильности. Данные процессы сопровождаются развитием управления интеграции суверенных экономических систем, требующие специфических принципов функционирования и развития участников интеграционных объединений как механизма обеспечения их экономической безопасности. Поэтому, исследование проблем обеспечения экономической безопасности России в ЕАЭС, выявления ограничивающих и активизирующих факторов их реализации в современных условиях становится исключительно актуальным. Новизна исследования состоит в авторском подходе к обеспечению экономической безопасности России в процессе интеграции в ЕАЭС, на основе проведённого SWOT-анализа. Это метод стратегического планирования, используемый для определения целей или проекта и выявления внутренних и внешних факторов, которые являются благоприятными и неблагоприятными для достижения этих целей (проекта). Сделан вывод, что для положительного результата интеграции и реализации возможных выгодных условий, необходимо обеспечение не только национальной, но и коллективной безопасности в рамках ЕАЭС. Поскольку, страны-участницы ЕАЭС представлены как самостоятельные члены во многих международных организациях, то им будет сложнее отстаивать свои национальные интересы, нежели как интеграционное объединение. Результаты исследования, направленны на повышение качества уровня обеспечения экономической безопасности России в процессе интеграции в ЕАЭС, обосновывая особую роль синергии национальных экономик, как основы снижения рисков и угроз экономической безопасности. Материалы исследования могут представлять интерес для бакалавров, магистров, аспирантов, изучающих мировую экономику и международные экономические отношения

Ключевые слова: экономическая безопасность, процесс интеграции, финансово-экономические показатели, Россия, ЕАЭС

JEL-классификация: F15, F52, F36



Введение

ЕАЭС – активно развивающийся интеграционный союз на постсоветском пространстве. Благодаря стремлениям входящих в него стран учреждены институциональные структуры для реализации их коллективного финансово-экономического развития. «Состав союза на 2020 год составляет:

- пять стран-участниц (Армения, Беларусь, Казахстан, Киргизия, Россия);

- одна страна в статусе государства-наблюдателя (Молдавия)» [2].

Значимость исследования возможных перспектив развития интеграционного процесса ЕАЭС актуализирует быстро меняющаяся политическая и экономическая международная обстановка, негативно влияющая на основные финансово-экономические сферы национальных государств ЕАЭС.

Структура ЕАЭС предоставляет возможность, с одной стороны, создавать единый ландшафт финансово-экономического взаимодействия, «снижать барьеры при функционировании общего рынка» [17] (Lev, 2019), а с другой – существенно повышать конкурентоспособность и устойчивость экономических систем и впоследствии укреплять экономическое и политическое влияние государств в евразийском регионе. В связи с чем процесс интеграции является стратегическим внешнеполитическим направлением каждой из стран ЕАЭС.

Объектом исследования является обеспечение экономической безопасности России в процессе интеграции в ЕАЭС.

Предметом исследования являются организационно-правовые и финансово-экономические взаимоотношения России, возникающие между странами ЕАЭС в процессе интеграции.

Проблематика обеспечения экономической безопасности на разных уровнях управления интеграционным процессом представлена в большинстве работ российских и зарубежных ученых: Вардомский Л.Б., Мигранян А.А., Соколова Т.В., Хейфец Б.А. [4] (Vardomskiy, Zevin, Sokolova, Kheyfets, Migranyan, Shurubovich, Turaeva, Fokina, 2019), Глазьев С., Мясникович М. [23] (Myasnikovich, Glazev, 2020), Дробот Е.В. [6] (Drobot, 2016), Лев М.Ю. [17] (Lev, 2019), и др.

Тем не менее, несмотря на широкий спектр исследований, однозначных подходов по обеспечению экономической безопасности через механизмы интеграции суверенных государств до настоящего времени не сформировано. Значимые проблемы процесса интеграции в ракурсе обеспечения экономической безопасности России в ЕАЭС остаются не в полной мере проработаны.

Целью исследования является специфика параметров обеспечения экономической безопасности России в процессе интеграции в ЕАЭС. В соответствии с заявленной целью реализованы следующие взаимодополняющие задачи:

- исследован уровень экономической безопасности в странах ЕАЭС по отдельным критериям;

- проанализированы значимые как в национальном, так и в международном контексте финансово-экономические показатели стран ЕАЭС, определяющие уровень обеспечения экономической безопасности;

- проведен SWOT-анализ.

В работе применен следующий методологический инструментарий:

- общенаучные методы – сравнение, индукция и дедукция, диалектический, логический, ретроспективный и сравнительный методы анализа;

- частные методы – структурно-функциональный, субъектно-объектный, теоретический.

Теоретическая значимость исследования заключается в создании предпосылок для более глубокого понимания проблем обеспечения экономической безопасности России в процессе интеграции в ЕАЭС.

Результаты и основные положения исследования могут найти применение для дальнейшего развития практических аспектов обеспечения экономической безопасности России в рамках управления интеграционными процессами.

Уровень экономической безопасности в странах ЕАЭС. Уровень экономической безопасности зависит от средств обеспечения, которые определяются как «совокупность нормативно-правовых документов, институтов, правовых режимов, принципов, приемов, способов, в которых сформулированы и закреплены юридические положения, необходимые для обеспечения способности противостоять воздействию внутренних и внешних факторов, для ориентирования на позитивную динамику стабильного развития государства» [26] (Lev, Leshchenko, 2020).

Концепции и стратегии экономической безопасности стран ЕАЭС «основаны на приоритете национальных интересов во внешней и внутренней политике государств» [20] (Leshchenko, 2020). При этом сравнительный анализ официальных документов по экономической безопасности стран ЕАЭС показал присутствие и специфики, и одновременно общности проблем. Источник идентичности угроз их экономической безопасности определен распадом Советского Союза, в состав которого они входили ранее, чрезвычайно сложной трансформацией от плановой к рыночной экономике, на фоне национальных и глобальных вызовов и угроз.

Сравнительный анализ уровня экономической безопасности стран ЕАЭС представлен в таблице 1 по следующим критериям: стратегические документы по безопасности; модель национальной экономики; конкурентоспособность; состояние финансовой системы; наличие теневой экономики и коррупции; экология и использование природных ресурсов.

Таблица 1

Критерии уровня экономической безопасности стран ЕАЭС

Россия
Беларусь
Казахстан
Армения
Киргизия
Стратегические документы
1.Указ Президента РФ от 13.05.2017 № 208 «О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года».
2.Указ Президента РФ от 31.12.2015 № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации».
3.Федеральный закон «О безопасности» от 28.12.2010 № 390-ФЗ (последняя редакция)
1.Указ Президента Республики Беларусь от 9 ноября 2010 г. № 575 «Концепция национальной безопасности Республики Беларусь»
1. Закон Республики Казахстан от 6 января 2012 года № 527-IV «О национальной безопасности Республики Казахстан» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 16.11.2020 г.)
1.«Стратегия национальной безопасности Республики Армения». (Одобрена на заседании Совета национальной безопасности при Президенте Республики Армения 26 января 2007 г.)
Указ Президента Кыргызской Республики от 9 июня 2012 года № 120 «О Концепции национальной безопасности Кыргызской Республики»
Модель национальной экономики
Экспортно-сырьевая модель развития экономики
Социально-ориентированная модель развития экономики
Экспортно-сырьевая
модель развития экономики
До настоящего времени не определена
Аграрно-сервисная модель развития экономики
Глобальная конкурентоспособность на 2019 год
по оценкам Всемирного экономического форума (ВЭФ)
43-е место
«Индекс глобальной конкурентоспособности ВЭФ по-прежнему оказался без Беларуси» [5]
59-е место
70-е место
97-е место
Состояние финансовой системы
Низкий уровень защищенности
финансовой системы, в связи с недобросовестной деятельностью
нерезидентов
и высокого уровня спекулятивного
иностранного
капитала; противоречивость и нестабильность бюджетной и налоговой систем
Дестабилизация финансовой
и денежно-кредитной систем, неустойчивость
национальной денежной
единицы
Количественный рост доходной части бюджета Казахстана и всех других ключевых финансовых показателей достигается за счет снижения курса тенге по отношению к доллару, что приводит к снижению финансовой стабильности в стране
«По всем параметрам финансово-экономических показателей, Армения является зависимой от внешних заимствований» [21]
Низкий уровень капитализации и финансовой стабильности, не качественный финансовый менеджмент управления рисками необоснованная процентная политика; отсутствие регулирования платежеспособности
Наличие теневой экономики и коррупции
«Уровень коррупции на 2019 год – 137-е место из 180 стран» [22]. Высокий уровень теневой экономики приходится на финансовую сферу, строительство, недвижимость, сельское хозяйство, торговля.
Уровень коррупции на 2019 год – 66-е место из 180 стран.
Теневая экономика преобладает в сфере производства и услуг
Уровень коррупции на 2019 год – 113 место из 180 стран.
«Объем теневой экономики превышает 20% от ВВП» [8]
Уровень коррупции на 2019 год – 77 место из 180 стран.
«По данным Нацстатслужбы доля теневой экономики снизилась с 25% до 22%, однако
специалисты МВФ считают, что данный показатель составляет 50–60%» [14]
Уровень коррупции на 2019 год – 126 место из 180 стран.
24% экономики Кыргызстана находится в «тени», из-за чего в госбюджет не поступает около 160 млрд сомов
Экология и использование природных ресурсов
Загрязнение воздуха, почвы, воды;
вырубка лесных массивов;
большие объемы сжигаемого и складируемого мусора;
последствия техногенных катастроф; истощение сырьевой базы, сокращение добычи и запасов стратегических полезных ископаемых
Оскудение земель, лесов; истощение минерально-сырьевых, водных и биологических ресурсов
Резкое ухудшение экологической ситуации: загрязнение воздуха, водных и земельных ресурсов; не рациональное использование природных ресурсов
Экологические проблемы и неэффективное управление природными ресурсами
Деградация экологических систем, истощение и нерациональное использование природных ресурсов
Источник: составлено авторами.

Из представленного сравнительного анализа (табл. 1) очевидно, что страны ЕАЭС значительно различаются по финансово-экономическому и ресурсному потенциалу, однако они солидарны в стремлении повысить эффективность национальной финансово-экономической политики по обеспечению экономической безопасности. «На современном этапе интеграции страны ЕАЭС продолжают сталкиваются в равной степени с национальными и глобальными вызовами и угрозами» [6] (Drobot, 2016), в том числе:

- агрессивная внешняя среда (например, глобальная конкуренция);

- возрастание значимости фактора технологического развития и цифровых технологий;

- системное исчерпание имеющихся конкурентных преимуществ стран ЕАЭС вследствие сырьевого вектора их экономик;

- наличие теневой экономики и коррупции;

- экологические проблемы и неэффективное использование природных ресурсов и др.

Непосредственно, для коалиционного противостояния этим вызовам и угрозам страны интегрировались в экономический союз, задачами которого, в соответствии с «Договором», являются:

- «создание условий для стабильного развития экономик стран-участниц в интересах повышения жизненного уровня их граждан;

- стремление к формированию единого рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов в формате ЕАЭС;

- всесторонняя модернизация, кооперация и совершенствование конкурентоспособности национальных экономик в условиях глобальной экономики» [2].

Значительным внутренним вызовом для ЕАЭС остается сохраняющийся дисбаланс между странами: Россия является ключевым центром по многим сферам экономики, страны-участницы по большинству финансово-экономических показателей не корреспондируются друг с другом.

Иногда интеграционные соглашения достигаются непросто, но важной системой формата была и остается логика единого стратегического выбора –перспективного продвижения к рациональной и взаимовыгодной экономической интеграции. За время реализации евразийского интеграционного проекта значительная часть некоторых задач уже завершена, экспертами стран и Евразийской экономической комиссией осуществлена масштабная работа:

- функционируют Таможенный союз и единый таможенный тариф;

- развивается общий рынок труда и услуг;

- действует единый рынок лекарственных средств;

- работают Суд ЕАЭС, Евразийский банк развития, Евразийский фонд стабилизации и развития;

- разработан проект по созданию единого финансового регулятора к 2025 году.

Практическая деятельность показала, что высокий уровень эффективности решения заявленных задач в «Договоре», в формате ЕАЭС достигается лучше, чем в национальных рамках, вследствие чего страны продолжают совершенствоваться в реализации «Основных направлений экономического развития Союза». К стратегическим приоритетам развития ЕАЭС до 2025 года отнесены:

- обеспечение макроэкономической стабильности с учетом изменений глобальной экономической среды, диверсификации национального производства и экспорта;

- создание условий для повышения деловой активности и инвестиционной привлекательности;

- экономическая модернизация с акцентом на инновационном развитии, которого можно достичь за счет адекватной реализации национальных проектов, направленных на создание условий для структурных реформ и стимулирования инноваций;

- создание эффективного финансового рынка посредством согласованного регулирования национальных финансовых рынков, валютной политики и регулирования рынка ценных бумаг;

- рациональное использование транзитного потенциала, способствующего созданию единого транспортного пространства и общего рынка транспортных услуг, одновременно повышая качество и процедуры таможенного, пограничного и транспортного контроля;

- реализация внешнеторгового потенциала, предполагающего поддержку как развития секторов экономики, так и взаимовыгодного сотрудничества с третьими странами и ассоциациями;

- эффективное использование ресурсов, что влечет за собой развитие единых требований и стандартов в отношении импортных и национальных продуктов;

- совместные исследования и разработки в области энергоэффективных технологий, строительство объектов энергетической инфраструктуры с минимальным отрицательным воздействием на окружающую среду;

- межрегиональное и приграничное сотрудничество» [7].

То есть к 2025 году должны быть созданы рынки и пространства: единый энергетический рынок, включающий общий рынок электроэнергии, нефти, нефтепродуктов и газа; единое транспортное пространство и развитие евразийских транспортных коридоров; общий финансовый рынок; устранены существующие барьеры, препятствующие свободному перемещению товаров и рабочей силы. Кроме того, «все усилия будут сосредоточены на развитии цифровой экономики в Евразии» [18] (Lev, Leshchenko, 2020).

Дробот Е.В. Исследование экономического потенциала Евразийского экономического

союза: факторы конкурентоспособности и угрозы экономической безопасности //

Российское предпринимательство. — 2016. — Т. 17. — № 12. — С. 1407–1428

Финансово-экономические показатели стран ЕАЭС. Финансово-экономические показатели (индикаторы) – это «статистические данные экономической активности в стране, измерение которых позволяет получить представление об уровне обеспечения внутренней и внешней экономической безопасности» [19] (Leshchenko, 2018). Проанализируем ключевые аспекты экономической деятельности в странах ЕАЭС (рис. 1–11).

Рисунок 1. ВВП, млрд долл. США стран ЕАЭС

Источник: составлено авторами по статистическим материалам [9–12].

По показателю ВВП (рис. 1) за исследуемый период в странах сложилась следующая ситуация: Россия – минимум 1,3 млрд долл. США за 2015 год, максимум – 1,6 млрд долл. США в 2019 году с тенденцией повышения; Беларусь – минимум 0,47 млрд долл. США за 2016 год, максимум – 0,63 млрд долл. США в 2019 году со скачкообразным трендом; Казахстан – минимум 0,13 млрд долл. США за 2016 год максимум 0,18 млрд долл. США в 2019 году с низким темпом роста, но устойчивой тенденцией; Армения – минимум 0,1 млрд долл. США за 2015 год максимум 0,13 млрд долл. США в 2019 году с низким уровнем и темпом роста; Киргизия – минимум 0,06 млрд долл. США за 2015 год, максимум – 0,08 млрд долл. США в 2019 году – положение аналогично с Арменией.

Рисунок 2. Экспорт товаров и услуг, в % от ВВП стран ЕАЭС

Источник: составлено авторами по статистическим материалам [9–12].

Экспорт товаров и услуг (рис. 2) перестает быть фактором роста для стран ЕАЭС. Например, в России Беларуси и Казахстане экспорт сопровождается негативной тенденцией в формировании ВВП. В Армении экспорт также продолжает оказывать отрицательное воздействие на рост ВВП, но сокращение разрыва между темпами роста экспорта и импорта привело к значительному уменьшению его негативного влияния. Аналогичная ситуация наблюдается в Киргизии, где экспорт стал причиной снижения темпов экономического роста.

Рисунок 3. Импорт товаров и услуг, в % от ВВП стран ЕАЭС

Источник: составлено авторами по статистическим материалам [9–12].

Из рисунка 3 видно, что самый низкий процент от ВВП импорта товаров и услуг – у России, далее по возрастанию идет Казахстан, Армения, Беларусь и Киргизия.

Наиболее значительный «объем торгового оборота стран ЕАЭС в экспорте представлен сырьевыми и минеральными продуктами; в импорте – продовольственными товарами, сельскохозяйственным сырьем и продукцией химической промышленности» [4] (Vardomskiy, Zevin, Sokolova, Kheyfets, Migranyan, Shurubovich, Turaeva, Fokina, 2019).

Рисунок 4. Прямые иностранные инвестиции, % ВВП стран ЕАЭС

Источник: составлено авторами по статистическим материалам [9–12].

За исследуемый период 2015–2019 гг. наибольший приток ПИИ наблюдался в Казахстане и Беларуси. В России и Армении за этот же период зафиксирован слабый уровень инвестиционной привлекательности. Киргизия показала резкое снижение с 2015 года (17,13%) по 2017 год (-1,39%), в 2018 году произошло небольшое увеличение до 0,12%, однако в 2019 году данный показатель составил 0% (рис. 4).

Рисунок 5. Торговый баланс, % от ВВП стран ЕАЭС

Источник: составлено авторами по статистическим материалам [9–12].

Значения показателя торгового баланса в процентах от ВВП по странам распределились по следующим позициям:

- положительный баланс имеют: Россия, Казахстан, Беларусь;

- отрицательный баланс – у Армении и Киргизии (рис. 5).

При этом Россия имеет положительное сальдо торгового баланса со всеми странами – участницами ЕАЭС, что подтверждается объемами ее экспортных и импортных поставок в рамках взаимной торговли (табл. 2).

Таблица 2

Экспортные и импортные поставки России во взаимной торговле

со странами ЕАЭС (за 2019 год)


Экспорт
Импорт
млн долл. США
в % г/г
удельный вес в объеме, %
млн долл. США
в % г/г
удельный вес в объеме, %
ЕАЭС
60261,5





Россия
38785,9
99,6
65,3
20217,2
104,9
31,2
В том числе
Армения
1680,0
124,3
4,3
829,9
130,4
4,1
Беларусь
21505,0
93,8
55,4
13500,1
103,6
66,8
Казахстан
14050,8
107,7
36,2
5571,0
104,2
27,6
Киргизия
1550,1
94,6
4,0
316,2
125,7
1,6
Источник: составлено авторами по статистическим материалам [12].

На рисунке 6 отображены значения показателя баланса по текущим операциям в странах ЕАЭС.

Рисунок 6. Баланс по текущим операциям, % от ВВП стран ЕАЭС

Источник: составлено авторами по статистическим материалам [9–12].

У России данный показатель в 2019 году по сравнению с 2018 годом сократился на 3,01% (рис. 6) преимущественно из-за снижения профицита торгового баланса в 2019 году на 2,35% (рис. 5).

Беларусь, Казахстан, Армения, Киргизия демонстрируют отрицательные значения этого показателя, причинами которого являются дефицит и снижение профицита торгового баланса, неблагоприятная конъюнктура мировых рынков.

Рисунок 7. Внешний долг, % от ВНП стран ЕАЭС стран ЕАЭС

Источник: составлено авторами по статистическим материалам [9–12].

С 2015 г. по 2019 г. внешний долг сократился в России на 5,48% и составил 29,8%, в Беларуси – на 4,32% (66,58%), в Киргизии – на 13,9% (106,4%); в Казахстане и Армении наблюдается увеличение на 10,32% (98,98%) и 5,10% (85,52%) соответственно (рис. 7). Справочно – таблица 3.

Таблица 3

Совокупный внешний долг стран ЕАЭС

2016 год
2017 год
2018 год
2019 год
млрд долл. США
% к ВВП
млрд долл. США
% к ВВП
млрд долл. США
% к ВВП
млрд долл. США
% к ВВП
730,5
44,6
743,9
48,8
672,1
41,0
709,0
35,2
Источник: составлено авторами по статистическим материалам [11, 12].

Рисунок 8. Доход от природных ресурсов, % от ВВП стран ЕАЭС

Источник: составлено авторами по статистическим материалам [9–12].

Из рисунка 8 видно, что устойчивая тенденция роста по доходам от природных ресурсов сохраняется по всем странам ЕАЭС.

Рисунок 9. Активы банков, % ВВП стран ЕАЭС

Источник: составлено авторами по статистическим материалам [9–12].

Согласно рисунку 9, «Активы банков, % ВВП», следует выделить Россию, Беларусь и Армению, имеющих максимальные доли банковских активов к ВВП, то есть экономика этих стран насыщенна банковскими кредитами в размере 50–55% от ВВП, что свидетельствует о степени развития банковского сектора уровню экономики.

В то же время у Казахстана и Киргизии эти показатели в 1,5–2 раза ниже – 21–35% от ВВП.

Рисунок 10. Индекс инноваций (0–100 пунктов) стран ЕАЭС

Источник: составлено авторами по статистическим материалам [9–12].

«В 2019 году ЕАЭС по «Глобальному индексу инноваций» занимает 50 место в рейтинге из 130 экономик» [24]. Позиция ЕАЭС в 2019 году не изменилась по сравнению с 2018 годом, однако по странам наблюдается разнородная динамика: Беларусь, Армения и Киргизия улучшили свои позиции, однако у России и Казахстана они снизились.

Тем не менее высокий индекс инноваций в 2019 г. среди стран ЕАЭС – у России (37,6 п.), далее – Армения (34 п.), Беларусь (32,1 п.), Казахстан (31 п.), Киргизия (28,4 п.) (рис. 10).

Мировой ВВП рассчитывается как сумма ВВП всех стран, выраженная в текущих долларах США. Доля ВВП – это ВВП конкретной страны в процентах от мирового ВВП. Данный показатель по странам ЕАЭС представлен на рисунке 11.

Рисунок 11. Доля в мировом ВВП, % стран ЕАЭС

Источник: составлено авторами по статистическим материалам [9–12].

Как видно из рисунка 11, за анализируемый период (2015–2019 гг.) существенных изменений в динамике не произошло: у России доля в мировом ВВП сократилась на 0,6% и составила 1,77%, у Беларуси – на 0,03% (0,05%), у Казахстана – на 0,08% (0,17%); у Армении и Киргизии устойчиво низкая доля на уровне 0,01%.

На основании проанализированных показателей, определяющих уровень обеспечения экономической безопасности стран ЕАЭС, сделан вывод о необходимости активно использовать принцип координированного интеграционного взаимодействия между странами, который позволит:

- своевременно обнаружить и оценить риск наступления возможной угрозы;

- разработать приемлемый комплекс упреждающих мер для реализации коллективного противостояния различным видам угроз национальной экономической безопасности стран как в отдельности, так и совместно.

SWOT-анализ. Для определения перспективного вектора повышения уровня обеспечения экономической безопасности России в процессе интеграции в ЕАЭС выполним SWOT-анализ (табл. 4) факторов интеграции с тем, чтобы оценить степень их воздействия и потенциальные последствия объединения.

Таблица 4

Матрица SWOT-анализа процесса интеграции ЕАЭС

SWOT-факторы
Положительные
Отрицательные
Внутренние
Сильные стороны
Слабые стороны

- высокая мотивация и реализация проекта;
- самая большая географическая территория;
- союз расположен в важном, стратегическом регионе;
- на территории союза сосредоточена значительная часть мирового запаса полезных ископаемых;
- менталитет населения;
- коллективное укрепление экономики;
- увеличение ВВП;
- выравнивание уровня экономического развития стран-участниц
- новые рынки сбыта
- высокий уровень коррупции, теневой экономики, бюрократии;
- «экономические санкции по отношению к России» [13] (Kazantsev, 2019);
- продолжается процесс согласования институциональных структур и гармонизация законодательства;
- перекладывание внутренних проблем на партнеров
Внешние
Возможности
Угрозы

- включение в глобальный и региональный оборот капитала;
- снижение транзакционных издержек;
- повышение конкурентоспособности;
- перспектива расширения союза;
- транзитные возможности;
- единая наднациональная валюта, исключительно для расчётов между странами союза, которая снизит риск воздействия курсов валют;
- поиски новых способов развития;
- поддержка и статус в мировой экономике
- комплекс мер, принимаемых отдельными странами по выравниванию торговых балансов;
- нестабильность и дисбалансы мировой финансовой системы;
- повышение доли иностранных инвесторов;
- «снижение доходов в бюджеты разных уровней из-за унификации ценообразования» [15] (Karavaeva, Kazantsev, Kolomiets, Ivanov, Lev, Kolpakova, 2019);
«зависимость от ценовой конъюнктуры на сырьевые и энергетические ресурсы» [16] (Karavaeva, Kolomiets, Lev, Kolpakova, 2019)
Источник: составлено авторами.

Вывод по SWOT-анализу: эффект положительных и отрицательных факторов направлен на интеграцию национальных финансово-экономических систем в единую систему ЕАЭС. При этом положительные факторы имеют большее значение для национальных экономик, так как обеспечивают странам совершенствование их инвестиционного климата. В то же время отрицательные факторы сопрягаются со снижением автономности суверенных систем.

Оценка влияния внешних факторов свидетельствует, что процесс интеграции для стран ЕАЭС способствует больше возможностям в контексте обеспечения экономической безопасности и развития их систем, чем содержит угрозы, связанные с выходом деятельности экономических субъектов за пределы государства.

Выполненный SWОТ-анализ показал долгосрочные интеграционные перспективы для национальных финансово-экономических систем ЕАЭС, которые позволяют более реально и эффективно оценить интеграционные ориентиры развития. Следовательно, при создании достаточных интеграционных возможностей взаимодействия между странами ЕАЭС они сохранят свою автономность и разнохарактерность в динамике развития основных показателей, определяющих уровень обеспечения экономической безопасности.

Заключение

ЕАЭС был создан для поддержки экономик и возможностей его стран-участниц (Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России) в рамках глобальной конкуренции для свободного передвижения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Зарождение ЕАЭС совпало с периодом глобальной экономической нестабильности и с геополитическими трансформациями в Евразии, что существенно повлияло на ситуацию внутри ЕАЭС.

«Международное сотрудничество на евразийском направлении является одним из ключевых стратегических приоритетов России» [3] (Bukhvald, 2019). Как подтверждает мировая практика, «одним из наиболее эффективных механизмов по достижению национальных экономических интересов является участие в региональной интеграции» [25] (Leschenko, Bolonina, 2019). Процесс Евразийского проекта соответствует геоэкономическим интересам России, способствуя реализации ее национальных приоритетов. Например, в соответствии с п. 51 «Концепции внешней политики Российской Федерации» «Россия считает ключевой задачей – углубление и расширение интеграции в рамках ЕАЭС в целях стабильного развития, всестороннего технологического обновления, кооперации, повышения конкурентоспособности экономик стран-участниц и повышения жизненного уровня их граждан» [1].

Экономическое сотрудничество между странами ЕАЭС имеет как позитивные, так и негативные тенденции. И несмотря на слабые экономические показатели, «страны ищут наиболее рациональные механизмы взаимодействия в развитии запланированных совместных проектов интеграции, правовой основы для унификации и гармонизации» [23] (Myasnikovich, Glazev, 2020).

Присутствующие на современном этапе различия между уровнями развития стран ЕАЭС в полной мере преодолимы при осуществлении стратегических инициатив, способствующих росту устойчивости ЕАЭС. Следовательно, важными предпосылками для активизации эффективного взаимодействия стран ЕАЭС должны стать: адекватное продвижение национальных интересов с учетом региональных, проведение общей экономической политики, формирование единого нормативно-правового поля по обеспечению экономической безопасности на многосторонней основе.


Источники:

Указ Президента РФ от 30 ноября 2016 г. № 640 «Об утверждении Концепции внешней политики Российской Федерации». КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_207990/ (дата обращения 02.12.2020).
2. Договор о Евразийском экономическом союзе (Подписан в г. Астане 29.05.2014) (ред. от 15.03.2018). КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_163855/ (дата обращения 02.12.2020).
3. Бухвальд Е.М. «Правовые и институциональные проблемы интеграции требований экономической безопасности в систему стратегического планирования». // Экономическая безопасность. – 2019. – Том 2. – № 1. – С. 58.
4. Вардомский Л.Б., Зевин Л.З., Соколова Т.В., Хейфец Б.А., Мигранян А.А., Шурубович А.В., Тураева М.О., Фокина Л.В. и др. «Евразийская интеграция в турбулентном мире» //Санкт-Петербург, 2019.
5. Всемирный экономический форум. «Индекс глобальной конкурентоспособности ВЭФ по-прежнему оказался без Беларуси». 10 октября 2019. Сайт белорусских исследований [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://yandex.ru/turbo/thinktanks.by/s/publication/2019/10/10/index-globalnoy-konkurentosposobnosti-vef-po-prezhnemu-okazalsya-bez-belarusi.html (дата обращения 01.12.2020).
6. Дробот Е.В. «Исследование экономического потенциала Евразийского экономического союза: факторы конкурентоспособности и угрозы экономической безопасности» // Российское предпринимательство. — 2016. — Т. 17. — № 12. — С. 1407–1428.
7. «Декларация о дальнейшем развитии интеграционных процессов в рамках Евразийского экономического союза» (утв. распоряжением Высшего Евразийского экономического совета от 6 декабря 2018 г. № 9). Министерство экономического развития РФ [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://old.economy.gov.ru/minec/about/structure/depsng/2019102201 (дата обращения 02.12.2020).
8. «Доля теневой экономики Казахстана превысила 20% ВВП». 27 августа 2020. Сайт Regnum [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://regnum.ru/news/polit/3047461.html (дата обращения 01.12.2020).
9. Евразийская Экономическая Комиссия. «ЕАЭС в цифрах». Статистический ежегодник. Москва-2016. Международные сравнения [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://istmat.info/files/uploads/55984/evraziyskiy_ekonomicheskiy_soyuz_v_cifrah_2016_-_statisticheskiy_ezhegodnik.pdf (дата обращения 02.12.2020).
10. Евразийская Экономическая Комиссия. «ЕАЭС в цифрах». Краткий статистический сборник. Москва-2017. Международные сравнения [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://istmat.info/files/uploads/55983/evraziyskiy_ekonomicheskiy_soyuz_v_cifrah_2017.pdf(дата обращения 02.12.2020).
11. Евразийская Экономическая Комиссия. «ЕАЭС в цифрах». Краткий статистический сборник. Москва-2018. Международные сравнения [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/econstat/Documents/Brief_Statistics_Yearbook_2018.pdf(дата обращения 02.12.2020).
12. Евразийская Экономическая Комиссия. «ЕАЭС в цифрах». Краткий статистический сборник. Москва-2019. Международные сравнения [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/econstat/Documents/Brief_Statistics_Yearbook_2019.pdf(дата обращения 02.12.2020).
13. Казанцев С. В. «Глобальная экономическая агрессия». // Новосибирск. ООО «Офсет-ТМ». 2019. – 100 с.
14. «Какова ситуация с теневой экономикой в Армении – глава налоговой службы поясняет». Сайт Sputnik [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://ru.armeniasputnik.am/economy/20190329/17864233/kakova-situaciya-s-tenevoj-ehkonomikoj-v-armenii-glava-nalogovoj-sluzhby-poyasnyaet.html (дата обращения 01.12.2020).
15. Караваева И.В., Казанцев С.В., Коломиец А.Г., Иванов Е.А., Лев М.Ю., Колпакова И.А. «Федеральный бюджет РФ на 2019 г. и на плановый период 2020-2021 гг. в свете актуальных задач стимулирования экономического роста и социального развития». // Вестник Института экономики Российской академии наук. 2019. № 1. С. 9-26.
16. Караваева И.В., Коломиец А.Г., Лев М.Ю., Колпакова И.А. «Финансовые риски социально-экономической безопасности, формируемые системой государственного управления в современной России». // ЭТАП: экономическая теория, анализ, практика. - 2019. - № 2. - С. 45-65.
17. Лев М.Ю. «Экономическая безопасность и цены в процессе интеграции стран-членов ЕАЭС» // Вестник Института экономики Российской академии наук. 2019. № 5. С. 132-147.
18. Лев М.Ю., Лещенко Ю.Г. «Цифровая экономика: на пути к стратегии будущего в контексте обеспечения экономической безопасности» // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – Том 10. – № 1. – С. 25-44.
19. Лещенко Ю.Г. «Новые подходы к оценке уровня внешнеэкономической безопасности Российской Федерации» // Экономическая безопасность. – 2018. – Том 1. – № 2. – С. 149-155.
20. Лещенко Ю.Г. «Национальные интересы в контексте обеспечения экономической безопасности государства в условиях глобальной интеграции: эволюционно-теоретический аспект» // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – Том 10. – № 4. – doi: 10.18334/vinec.10.4.110815.
21. «Международные организации в унисон о коллапсе финансовой системы Армении». 20 июля 2020 г. Сайт Haggin.az [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://haqqin.az/news/184241 (дата обращения 01.12.2020).
22. Международная открытость (Transparency international) «Россия в Индексе восприятия коррупции-2019: 28 баллов и 137 место». Режим доступа: https://transparency.org.ru/research/indeks-vospriyatiya-korruptsii/rossiya-v-indekse-vospriyatiya-korruptsii-2019-28-ballov-i-137-mesto.html (дата обращения 01.12.2020).
23. Мясникович М., Глазьев С. «Методологические подходы к разработке стратегии развития ЕАЭС в условиях мирового кризиса» // Наука и инновации. 2020. № 6 (208). С. 10-21.
24. «Публикация Глобального инновационного индекса 2020 года». Всемирная организация интеллектуальной собственности [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.wipo.int/global_innovation_index/ru/2020/ (дата обращения 02.12.2020).
25. Leschenko Yu. G., Bolonina S.E. «Theoretical approaches to the improvement of mechanisms to ensure the external economic security of Russia in international financial and economic organizations». Экономические отношения. 2019. Т. 9. № 1. С. 15.
26. Lev M.Y., Leshchenko Y.G. (2020). «International reserves of the bank of Russia in the system of the state’s economic security». Journal of Advanced Research in Dynamical and Control Systems, 12 (4. Special Issue), pp. 876-888. (ISSN1943023X-United States-Scopus), 00, 350063)

Страница обновлена: 23.04.2021 в 18:18:00