Зонально-кластерный подход как инструмент государственной политики управления развитием хозяйственных систем

Макаров И.Н.1, Сотников Н.Б.2
1 Липецкий казачий институт технологий и управления (филиал) ФГБОУ ВО «Московский государственный университет технологий и управления имени К.Г. Разумовского (Первый казачий университет)»
2 Владимирский государственный университет им. А.Г. и Н.Г. Столетовых, Россия, Владимир

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 10 (Октябрь 2022)

Цитировать:
Макаров И.Н., Сотников Н.Б. Зонально-кластерный подход как инструмент государственной политики управления развитием хозяйственных систем // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – Том 12. – № 10. – С. 2739-2750. – doi: 10.18334/epp.12.10.116330.

Аннотация:
Наша работа посвящена анализу возможностей использования особых экономических зон и иных зонально-кластерных образований в качестве инструментария государственной политики. Авторами отмечается, что основной проблемой в данном случае является определение необходимого инструментария управления зонально-кластерными образованиями в контексте их эффективности в части роли «полюсов роста» и звена трансфера и генерации технологий с учетом оптимизации сочетания методов административного и институционального регулирования в контексте обеспечения общей эффективности хозяйственной системы. При этом имеющие модели функционирования подобных образований и управления ими должны совершенствования вследствие необходимости решать задачи стремительно меняющейся хозяйственной системы страны.

Ключевые слова: государственная политика, особые экономические зоны, управление, развитие, хозяйственная система

JEL-классификация: R11, R12, R13, R58



Введение

Говоря о причинах, побуждающих государство осуществлять регулирующее и стимулирующее воздействие на процессы, протекающие в промышленном комплексе страны, следует отметить, во-первых, наличие значимых внешних эффектов от функционирования стратегических, базовых, инициирующих отраслей данного комплекса, что само по себе определяет существенную важность, а во-вторых для государства важно контролировать траекторию развития данных отраслей и предприятий, не допуская скатывание к нестабильности, т.к. стратегическая значимость отраслей предполагает не только существенные эффекты от развития, но и значительные риски для всей социально-экономической системы в случае потери предприятиями и отраслями стабильности и устойчивости.

Кластеры и особые зоны как в какой-то степени являются пространственно-территориальным отображением, т.е. некой проекцией функционирующей на уровне региона промышленной политики государства в части инструментария обеспечения устойчивого развития промышленности. Косвенное подтверждение данного предположения можно найти при анализе составных элементов (аспектов) устойчивого развития промышленности, включающих регулирование воспроизводство функционирующего капитала, структурное регулирование и пространственное регулирование процессов формирования производительных сил.

Проблематика функционирования особых экономических зон в нашей научной литературе достаточно подробно исследована, в том числе в публикациях Акрамова А.У. [1]. Е.В. Дробот и соавторов [3 – 7, 10] Жарковой Н.Н. [9]. Однако, вопросы, связанные с их эффективностью в условиях трансформирующейся экономики и возможностью Формирования в нашей стране модели мобилизационной экономики требуют дополнительных исследований.

Целью данной работы выступает анализ зонально-кластерных систем как инструмента реализации промышленной политики государства как составляющей системного управления хозяйственным развитием.

Новизна статьи состоит в обосновании необходимости сочетания директивно-административного подхода и институционального стимулирования в рамках формирования кластерных систем в условиях мобилизационной экономики

Основная часть

Значительный потенциал применения кластеризации и создания особых зон как инструмента государственной политики для стимулирования процессов реиндустриализации обусловлен синергетическими эффектами, которые дают данные инструментов промышленной политики. Синергетический эффект достигается при определенной на стадии создания кластера, а потом достигнутой в процессе его реализации оптимальной структуре производств, характеризующихся как взаимодополняющие, а также образующих качественную среду для осуществления диффузии инноваций в рамках кластерного образования и в рамках существующих связей с образовательными и исследовательскими организациями, взаимодействующими с кластером.

Нужно уточнить, что в данном случае кластер следует рассматривать в качестве системы производств, сложившейся из отдельных компаний, обладающих значимыми взаимными связями между собой, и извлекающих существенные выгоды от подобных связей: так развитие одних производств в рамках кластера позволяет активнее развиваться другим или же экономить на издержках.

В таблице 1 представлены инструменты воздействия на развитие предприятий стратегических отраслей экономики.

Таблица 1. Основные инструменты воздействия на развитие предприятий стратегических отраслей экономики [8, с. 2620]

Вид среды на которую осуществляется воздействие
Применяемые инструменты государственного управления экономикой
Национальные и отраслевые рынки
- система отраслевых стандартов безопасности и качества продукции;
- система государственных закупок продукции социально-значимого и стратегического характера
- информационная и финансовая поддержка организаций и предприятий (прежде всего, системообразующих).
Национальная, региональная и отраслевая бизнес-среда
- формирование промышленных, агропромышленных и иных кластеров, особых экономически х зон;
- формирование системы промышленных парков, технопарков и бизнес-инкубаторов;
- стимулирование транферта технологий и диффузии инноваций.
Финансовая среда
- финансовая поддержка предприятий/организаций отрасли;
- налоговое стимулирование;
- система венчурных и иных фондов поддержки инновационных разработок.
Институцио-
нальная среда
- снижение или увеличение административных барьеров и иных барьеров входа на отраслевые рынки;
- система антимонопольного законодательства;
- формирование сетевых структур на отраслевых и межотраслевых рынках;
- координация действий экономических агентов и индикативное планирование.

Как следует из таблицы, промышленно-производственных кластеров, формирование особых экономических зон выступает в качестве инструмента развития национальной, региональной и отраслевой среды, что в целом подтверждается опытом и действующими мерами в Японии (программа Технополис), Китае, а так же других странах с активной промышленной политикой. Ключевым моментом, в данном случае является тот факт, что данные системы организовывались при активном использовании двух систем методов (или принципов) управления: командно-административной, включающей в себя инструментарий директивного планирования, и систему институционального стимулирования, в первую очередь, бюджетно-налогового стимулирования.

Так кластеры могут представлять собой искусственные формирования или же, по мнению некоторых экспертов, например Н.Н. Ползуновой, выступать в качестве продукта стадии эволюции анклава высокотехнологичных промышленных предприятий (ВТПП): как отмечает Н.Н. Ползунова, эволюционные процессы, приводящие к преобразованию анклава в кластер на начальном этапе представляют собой стадию экстенсивного роста, когда значительное увеличение именно количественных показателей анклава (в большинстве своем выраженных в количестве входящих производств, характеризуют так называемое изначальное формирование или можно сказать накопление потенциала [15, с. 223]. Следующая стадия – начало переориентации от экстенсивного к интенсивному росту, характеризующемуся трансформацией структуры кластера в сторону ее усложнения и формирования новых качественно более сложных связей между участниками кластера [15, с. 223].

В качестве яркого примера процессов индустриализации экономики, протекавших с применением кластерной политики и реализовавшейся в рамках создания особых зон, следует назвать опыт КНР. Именно в Китайской народной республике принципы формирования особых зон вступая во взаимодействие с особенностями политической системы и менталитета создали особые полюса роста - зоны технико-экономического развития (ЗТЭР).

При анализе опыта Китая по индустриализации своей экономики посредством использования инструментария особых зон видно, что в поднебесной была успешно достигнуто совместное применения рыночных и плановых методов, которые органично используются в рамках зон технико-экономического развития. В то же время общественная собственность – черта характерная для экономики поднебесной практически в течение прошлого века представляет собой некую системную доминанту, формирующую основополагающее отличие ЗТЭР КНР от других мировых форм свободных зон. Помимо этого, следует отметить и наличие обязательное условие по привязке проектов создания и функционирования зон технико-экономического развития к существующим и разрабатываемым планам развития тех территорий и регионов, в которых данные зоны находятся.

Считаем, что данный подход является потенциально полезным для отечественной экономики, особенно в части комбинирования плановых и рыночных подходов, а также формирования единого вектора развития в рамках кластерной политики территории присутствия и самой зоны.

Если рассматривать опыт КНР по использованию особых зон в качестве инструментов стимулирования развития промышленности и модернизации экономику, нужно заметить, что «сегодня китайские ОЭЗ характеризуются наличием следующей отличительной черты: зоны высоких и новых технологий, или аналоги американских технопарков, на долю которых приходится 4% национального ВВП и 10% совокупной стоимости экспорта и импорта, имеют стратегическое значение для современной экономики» [2, с. 58].

В качестве другого проекта реиндустриализации экономики с применением государственного управления, государственной поддержки и активным использованием кластерных механизмов следует назвать японский проект ГЧП «Технополис».

Данный проект был разработан в с 1980 г. с целью «ускоренного развития научно-технического потенциала страны, определяющего ее успехи в конкурентной борьбе на мировом рынке» [2, с. 50]. На рисунке 1 представлены основные цели проекта «Технополис».

Во многом благодаря успешному функционированию данного проекта, реализации заложенного в него потенциала Япония заняла свое место среди лидеров в области высокотехнологичной промышленности и информационных технологий. Технополисы формировались практически во всех районах, действительно периферийных территориях, да и в настоящее время 19 технополисов продолжают осуществлять свою деятельность.

Рисунок 1. Основные цели проекта «Технополис»

(сформулировано авторами)

Рассматривая иностранный опыт развития национальной промышленности с применением кластеров и особых зон как инструментов промышленной политики, возникает вопрос о низкой степени интенсивности использования данных подходов в отечественной экономике.

Это подтверждается и данными о существующих в настоящее время особых зонах (промышленно-производственных и технико-внедренческих) в России: [1]

1. Промышленно-производственные зоны (особые экономические зоны промышленно-производственного типа):

1. ОЭЗ ППТ «Липецк» Липецкая область;

2. ОЭЗ ППТ «Алабуга» Республика Татарстан;

3. ОЭЗ ППТ «Моглино» Псковская область;

4. ОЭЗ ППТ «Тольятти» Самарская область;

5. ОЭЗ ППТ «Калуга» Калужская область;

6. ОЭЗ ППТ «Титановая долина» Свердловская область;

7. ОЭЗ ППТ «Узловая» Тульская область;

8. ОЭЗ ППТ «Лотос» Астраханская область;

9. ОЭЗ ППТ «Ступино Квадрат» Московская область;

10. ОЭЗ ППТ «Центр» г. Воронеж;

11. ОЭЗ ППТ «Кашира» Московская область;

12. ОЭЗ ППТ «Орел» Орловская область;

13. ОЭЗ ППТ «Кулибин» Нижегородская область;

14. ОЭЗ ППТ «Алга» Республика Башкортостан;

15. ОЭЗ ППТ №»Доброград-1» Владимирская область.

2. Технико-внедренческие зоны (особые экономические зоны технико-внедренческого типа):

1. ОЭЗ «Технополис «Москва» Москва;

2. ОЭЗ ТВТ «Дубна» Московская область;

3. ОЭЗ ТВТ «Исток» Московская область;

4. ОЭЗ ТВТ «Санкт-Петербург» Санкт-Петербург;

5. ОЭЗ ТВТ «Томск» Томск;

6. ОЭЗ ТВТ «Алмаз» Саратовская обилась;

7. ОЭЗ «Иннополис» Республика Татарстан.

Далее проведем сравнение основных параметров управления зонально-кластерными образованиями в контексте их эффективности в части роли «полюсов роста» и звена трансфера и генерации технологий в нашей стране, Китае и Японии (таблица 2).

Таблица 2. Сравнение основных параметров управления зонально-кластерными образованиями в контексте их эффективности в части роли «полюсов роста» и звена трансфера и генерации технологий

(сформулировано авторами)


Страна
Параметр
Китай
Япония
Россия
Цель – трансферт передовых технологий, их диффузия в экономику страны, последующее самостоятельное технологическое развитие
Достигнута
Достигнута
Не достигнута
Административная составляющая
Жесткое планирование и управление производственным развитием зоны, научным аспектом трансфера технологий, подготовка ресурсов и кадров
Планирование системного развития производственного потенциала страны, обеспечение первичных закупок технологий, подготовка кадров
Инициация зоны и первичное инфраструктурное обеспечение
Институциональная составляющая
Налоговое стимулирование развития инновационных промышленных производств
Налоговое стимулирование развития инновационных промышленных производств
Налоговое стимулирование развития промышленных производств
Взаимодействие с ведущими научными и научно-образовательными организациями региона
Интенсивное
Интенсивное
Слабое
Эффективность в качестве «полюса роста» территории
Эффективно
Эффективно
Малоэффективно

Таким образом, в нашей стране система формирования и управления зонально-кластерными образованиями в контексте их эффективности в части роли «полюсов роста» и звена трансфера и генерации технологий не выполнила своих задач. Что, тем не менее, говорит не о неэффективности самого инструмента, а лишь о неэффективности его использования.

Заключение

На основе приведенного анализа и рассмотрения отечественной действительности можно заключить, что большинство особых зон за период своего функционирования показывают невысокую эффективность, а использование особых зон как инструмента промышленной политики в нашей стране в настоящее время не получило повсеместного применения. Сравнивая опыт Японии и КНР, можно сделать вывод о необходимости системного подхода к формированию комплексных программ развития промышленности с применением инструментария кластерной политики и создания особых зон на региональном и национальном уровне, что на данном этапе представлено в отечественной экономике на начальном уровне.

Основной проблемой в данном случае является определение необходимого инструментария управления зонально-кластерными образованиями в контексте их эффективности в части роли «полюсов роста» и звена трансфера и генерации технологий с учетом оптимизации сочетания методов административного и институционального регулирования в контексте обеспечения общей эффективности хозяйственной системы.

При этом определение путей эффективного функционирования подобных образований в условиях формирующейся системы мобилизационной экономики должно стать направлением дальнейших исследований, приобретающих возрастающую актуальность в условиях прогнозируемого дефицита ресурсов.

[1] По информации с официального сайта АО «Особые экономические зоны». URL: http://www.russez.ru/oez/industrial/ (дата обращения 25.09.2022).


Источники:

1. Акрамов А.У. Анализ опыта функционирования свободных экономических зон России и Китая и возможности его использования в Узбекистане // Экономика. – 2017. – № 3. – c. 109-122. – doi: 10.18334/asia.1.3.38529.
2. Воловик Н.П., Приходько С.В. Особые экономические зоны. / Монография. - М.: ИЭПП, 2017. – 268 c.
3. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Титова М.В., Сухина Ю.В., Назаренко В.С. Динамика, экономические и правовые особенности развития государственно-частного партнерства в регионах России // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 9. – c. 2189-2206. – doi: 10.18334/epp.11.9.113515.
4. Дробот Е.В. Концептуальная модель формирования конкурентоспособности приграничного региона // Экономические отношения. – 2012. – № 2. – c. 6-10. – doi: 10.18334/.37376.
5. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Ярикова Е.В. Пространственное развитие России: проблемы дифференциации в условиях глобализации // Экономические отношения. – 2019. – № 2. – c. 855-866. – doi: 10.18334/eo.9.2.40811.
6. Дробот Е.В., Ярикова Е.В. Факторы регионального развития России: влияние пространства и расстояний и возможности их нивелирования // Экономические отношения. – 2019. – № 3. – c. 1775-1784. – doi: 10.18334/eo.9.3.40837.
7. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Авцинова А.А., Журавлева О.В. Совершенствование методики экспертной оценки бизнес-плана проекта для резидентов особых экономических зон // Экономические отношения. – 2019. – № 2. – c. 1137-1150. – doi: 10.18334/eo.9.2.40792.
8. Иванова А.А. Государственная политика управления стратегическими отраслями экономики: методы, инструменты, технология // Российское предпринимательство. – 2017. – № 18. – c. 2615-2624. – doi: 10.18334/rp.18.18.38312.
9. Жаркова Н.Н. Интеграция кластера и особой экономической зоны как инструмент реализации Концепции 2020 // Экономика, предпринимательство и право. – 2017. – № 2. – c. 95-102. – doi: 10.18334/epp.7.2.38407.
10. Макаров И.Н., Дробот Е.В., Авцинова А.А., Филоненко Н.Ю. Пространственное развитие России: проблемы межрегиональной дифференциации // Экономические отношения. – 2019. – № 4. – c. 2953-2964. – doi: 10.18334/eo.9.4.41347.
11. Макаров И.Н., Соловьева В.В., Левчегов О.Н., Крылова А.Д. Налоговый механизм интенсификации креативной деятельности в ГЧП-проектах и особых экономических зонах: организационный и финансово-правовой аспект // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 12. – c. 2847-2856. – doi: 10.18334/epp.11.12.114095.
12. Булавко О.А. Особые экономические зоны как катализатор развития российской промышленности // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 4. – c. 987-996. – doi: 10.18334/epp.10.4.100775.
13. Демидова И.А. Особые экономические зоны портового типа в России и Объединенных Арабских Эмиратах // Экономические отношения. – 2020. – № 2. – c. 425-436. – doi: 10.18334/eo.10.2.110294.
14. По информации с официального сайта АО «Особые экономические зоны». [Электронный ресурс]. URL: http://www.russez.ru/oez/innovation.
15. Ползунова Н.Н. Организационно-экономический механизм обеспечения конкурентоспособности высокотехнологичных промышленных предприятий. / Диссертация на соискание ученой степени доктора экономических наук. - М., 2017.
16. Подольская Т.В., Сингх М.А., Шкель Ф.Е. Проблемы обеспечения глобальной конкурентоспособности и устойчивого экономического развития в условиях пандемии COVID-19 (опыт Китая) // Экономические отношения. – 2021. – № 2. – c. 265-280. – doi: 10.18334/eo.11.2.111959.

Страница обновлена: 22.11.2022 в 10:23:50