Интегральная оценка социально-экономической безопасности государства

Зинченко О.И.1
1 Донецкий национальный университет, Донецкая народная республика, Донецк

Статья в журнале

Экономическая безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 5, Номер 3 (Июль-сентябрь 2022)

Цитировать:
Зинченко О.И. Интегральная оценка социально-экономической безопасности государства // Экономическая безопасность. – 2022. – Том 5. – № 3. – С. 757-774. – doi: 10.18334/ecsec.5.3.114909.

Аннотация:
. В статье рассмотрен индекс слабости государства как показатель, отражающий способность государства в качестве формального института выполнять свои основные функции, воспроизводить условия своего существования. Предложена авторская методика рейтинговой оценки уровня социально-экономической безопасности государства на основе комплексного показателя, состав которого представлен интегральными индексами социальной, экономической, продовольственной, экологической и идеологической компонентами. Выявлено, что уровень социально-экономической безопасности государства, рассчитанный на основе предлагаемого комплексного показателя социально-экономической безопасности обратно пропорционален индексу слабости государства.

Ключевые слова: индекс слабости государства, социально-экономическая безопасность государства, методика рейтинговой оценки

JEL-классификация: F52, H56, H12



Введение. «Оценка безопасности государства» [3] (Karavaeva, Bykovskaya, Bukhvald, Kazantsev, Kolomiets, Lev, Kolpakova, 2021) в широком смысле как системообразующего ядра национальных интересов представляет собой сложную исследовательскую задачу. Одной из попыток реализации практической задачи определения того, насколько государство способно выполнять свои основные функции, воспроизводить условия своего существования, является исследование независимой общественной организации Фонд мира (The Fund for Peace) – Индекс слабости государства (Fragile States Index, далее – ИСГ) [11].

Фондом мира предложены следующие ключевые признаки «хрупкого» («слабого») государства [16]:

1. Потеря физического контроля над своей территорией или государственной монополии на законное применение силы.

2. Разрушение законных полномочий для принятия коллективных решений.

3. Неспособность обеспечить рациональными общественными услугами.

4. Неспособность взаимодействовать с другими государствами в качестве полноправного члена международного сообщества.

На основе аналитического подхода, запатентованного этой организацией, используются три основных потока данных – количественные, качественные и экспертная проверка (оцениваются свыше 100 показателей). Результаты интерпретируются в баллы по 12 критериям, так называемым индикаторам уязвимости государства. Эти критерии объединены в 4 группы, а именно: показатели сплоченности, экономические, политические, социальные и сквозные показатели. Критерии уязвимости государства, используемые в ИСГ, по группам индикаторов в наиболее общем виде представлены в таблице 1.

Таблица 1

Критерии уязвимости государства

№ п/п
Группа индикаторов уязвимости государства
Индикаторы уязвимости государства
1.
Показатели сплоченности
1.1. Уровень влияния аппарата государственной безопасности в качестве «государства в государстве».
1.2. Уровень влияния групповых и/или клановых элит.
1.3. Наличие недовольных и враждебно настроенных групп
2.
Экономические показатели
2.1. Уровень экономической нестабильности (экономический спад и бедность).
2.2. Неравномерность экономического развития.
2.3. Устойчивая и перманентная эмиграция из страны
3.
Политические показатели
3.1 . Государственная легитимность (уровень делегитимизации и криминализации государственных структур).
3.2 . Государственные услуги (наличие и качество общественных услуг).
3.3 . Права человека и верховенство закона (уровень нарушений прав человека)
4.
Социальные и сквозные показатели
4.1. Уровень демографического давления.
4.2. Уровень миграции беженцев и временно перемещенных лиц.
4.3. Степень вмешательства других государств или внешних политических субъектов
Источник: составлено автором по материалам The Fund for Peace «The Fragile States Index» [11].

Однако, как подчеркивают авторы исследования, описание индикаторов, приведенные в методологии ИСГ не являются исчерпывающими и предназначены только в качестве отправной точки для дальнейшего интерпретационного анализа пользователем [14].

Итоговая величина индекса слабости государства представляет собой сумму всех двенадцати индикаторов, а максимальное значение оценивается в 120 баллов. Отсюда, крайне нестабильное государство теоретически могло быть оценено в 120 баллов.

Основная часть. Рассмотрим рейтинг слабости государств в 2021 г. на основе ИСГ некоторых стран (табл. 2).

Таблица 2

Рейтинг слабости государств, 2021 г.

Рейтинг 2021
Государство
Индекс слабости государства 2021
Изменение значения индекса 2011–2021
Государства с высоким уровнем нестабильности – критический уровень рисков
(90–120)
1
Йемен
111,7
+11,4
2
Сомали
110,9
-2,5
3
Сирия
110,7
+24,8
4
Южный Судан
109,4
+1,0
5
Демократическая Республика Конго
108,4
+0,2
Государства с уровнем стабильности ниже среднего – опасный уровень рисков
(60–89,9)
57
Турция
79,7
+4,8
70
Бразилия
75,8
+10,7
74
Россия
73,6
-4,1
87
Таиланд
70,9
-7,4
90
Мексика
69,9
-5,2
91
Украина
69,8
+0,8
95
Китай
68,9
-11,2
98
Беларусь
68,0
-9,6
114
Вьетнам
63,3
-12,8
116
Казахстан
61,2
-9,0
Государства с уровнем стабильности выше среднего – низкий уровень рисков
(30–59,9)
128
Греция
54,5
+7,1
134
Венгрия
51,1
+2,4
135
Румыния
51,0
-8,8
141
Италия
45,2
-0,6
143
США
44,6
+9,8
147
Польша
43,1
-3,7
150
Великобритания
41,5
+7,4
153
Чехия
39,3
-3,1
159
Южная Корея
32,5
-6,3
159
Франция
32,5
-1,5
161
Япония
32,2
1,2
Государства с высоким уровнем стабильности – отсутствие рисков
(0–29,9)
165
Сингапур
26,6
-8,5
167
Германия
24,8
-9,1
168
Нидерланды
24,1
-4,2
171
Канада
21,7
-6,0
175
Дания
18,8
-5,0
178
Норвегия
16,6
-3,8
179
Финляндия
16,2
-3,5
Источник: составлено автором по материалам The Fund for Peace «The Fragile States Index» [5, 11].

Индекс слабости государств в 2021 г. основан на данных за 2020 г. 179 государств, из которых 30 были отнесены к категории государств с высоким уровнем нестабильности, среди которых наихудшее положение было отмечено в Йемене, Сомали, Южном Судане, Сирии, Демократической Республике Конго.

Самая многочисленная группа стран – страны с уровнем стабильности ниже среднего, в которой насчитывается 87 государств. В данной категории стран наибольшее значение индекса слабости государства у Либерии (89,5), а наименьшее – у Ямайки и Казахстана (61,2). Среди стран с уровнем стабильности ниже среднего представлены также Республика Беларусь (68,0), Китай (68,9), Украина (69,8) и Российская Федерация (73,6).

Среди государств с уровнем стабильности выше среднего насчитывалось 45 стран. Максимальное значение индекса в данной группе – у Кубы (59,5) и минимальное – у Бельгии (31,0).

Самой малочисленной группой стран в рейтинге являются «государства с высоким уровнем стабильности» – 17 стран из 179, представленных в рейтинге 2021 г. Топ-6 стран рейтинга с наименьшим значением индекса – Финляндия, Норвегия, Исландия, Новая Зеландия, Дания и Швейцария.

За период 2011–2021 гг. значение данного индекса существенно увеличилось у Сирии – на 24,8 балла, Йемена – на 11,4 балла, Бразилии – на 10,7 балла, США – на 10,8 балла. В свою очередь, положительная тенденция снижения индекса слабости государства наблюдалась у Вьетнама (на 12,8 балла), Китая (на 11,2 балла), Германии (на 9,1 балла), Сингапура (на 8,5 балла). Значение данного индекса Российской Федерации за анализируемый период также сократилось на 4,1 балла.

Таким образом, проводимое исследование Индекса слабости государств, направленное на оценку способности государства выполнять свои основные функции, воспроизводить условия своего существования, представляет интерес как инструмент сравнительной оценки риска и прогнозирования [2] (Karavaeva, Kazantsev, Kolomiets, Frenkel, Bykovskaya, Ivanov, Lev, Kolpakova, 2020) внутригосударственных конфликтов, а также при изучении динамики значений ИСГ конкретного государства с целью анализа изменений в вопросе слабости, уязвимости такого государства.

Рассмотренный подход имеет существенные недостатки. Система используемых индикаторов непрозрачна, а описание индикаторов, приведенных в методологии, не является исчерпывающим.

Как уже отмечалось, аналитический процесс определения ИГС основан на данных трех основных потоков:

- количественных наборов данных (как правило, международных институтов – Организации Объединенных Наций, Всемирного банка, Всемирной организации здравоохранения);

- контент-анализа (определение уровня значимости проблем основано на применении к глобальным медиаданным поисковых фраз в различных англоязычных источниках по всему миру);

- качественного экспертного анализа. Соответственно, результат может быть ангажирован исходя из риторики англоязычных медиа и носить весьма субъективный и политизированный характер.

Вызывает, например, некоторое сомнение положение Китая в данном рейтинге. Трудно согласиться с результатами исследования, что растущая экономика Китая, которая составляет конкуренцию США на мировой арене, может быть совместима со слабостью, идентичной Украине, то есть государству, где на протяжении 8 лет наблюдается как вооруженный конфликт, так и разрыв сложившихся ранее социально-экономических отношений не только внутри государства, но и за его переделами (в частности, с РФ). Чего также нельзя сказать о России, представленной в рейтинге ИСГ среди стран с уровнем стабильности ниже среднего и, более того, позиция которой (74-е место) идентифицирует «слабость» («хрупкость») государства, значительно превышающую Украины (91-е место).

Вышеизложенное подчеркивает необходимость проведения комплексной количественной оценки социально-экономической безопасности государства.

С нашей точки зрения, социально-экономическая безопасность – экономическая категория, которая отражает сложную систему социально-экономических отношений, складывающихся между личностью, обществом и государством в процессе обеспечения экономической, социальной, продовольственной, экологической, идеологической безопасности. Так, структура социально-экономической безопасности (далее – СЭБ) представляется как единство экономического, социального, продовольственного, экологического и идеологического компонентов.

Для измерения идентифицированных компонентов были определены интегральные индексы, а именно: экономической безопасности ( ), социальной безопасности ( ), продовольственной безопасности ( ), экологической безопасности ( ) и идеологической безопасности ( ).

Предлагаемая методика рейтинговой оценки уровня социально-экономической безопасности государства на основе комплексного показателя СЭБ представлена на рисунке 1.

Рисунок 1. Методика рейтинговой оценки уровня социально-экономической безопасности государства

Источник: составлено автором по материалам [12, 19] (Wendling, Emerson, de Sherbinin, Esty, et al., 2020).

Многомерное пространство сформировано совокупностью показателей указанных компонентов. В качестве информационной базы были использованы данные за 2020 г.: Всемирного банка [6]; Статистического института ЮНЕСКО (UNESCO UIS) [18]; Международного валютного фонда (International Monetary Fund) [20]; Международной организации труда (ILOSTAT) [13]; Европейской комиссии (Eurostat) [10]; исследования университета Санкт-Галлена (Universität St. Gallen) [9]; Управления по наркотикам и преступности Организации Объединенных Наций (UNODC) [15]; Организации экономического сотрудничества и развития (OECD) [8]; Глобальной независимой деловой и исследовательской ассоциации The Conference Board [17]; Департамента по экономическим и социальным вопросам ООН (UN DESA) [7]; исследовательской компании Economist Intelligence Unit (аналитическое подразделение британского журнала Economist) [12]; исследования Йельского центра экологического права и политики и Центра международной информационной сети по наукам о Земле (CIESIN) Института земли Колумбийского университета [19] (Wendling, Emerson, de Sherbinin, Esty, et al., 2020); международной исследовательской программы, посвященной научному и академическому изучению социальных, политических, экономических, религиозных и культурных ценностей людей в мире World Values Survey (WVS) [21].

С помощью модели многомерных классификаций, а именно метода многомерной средней, произведена интегральная оценка объекта в многомерном пространстве признаков. Такая оценка геометрически интерпретируется как точка в многомерном пространстве, координаты которой указывают на масштаб или позицию j-й единицы или j-го объекта (в нашем случае – государства). Алгебраическое значение признака j-й единицы совокупности представляется вектором , а их агрегирование означает перевод вектора в скаляр.

Поскольку показатели, входящие в состав предложенных компонентов социально-экономической безопасности государства, представлены различными единицами измерения, возникает необходимость приведения их к одному основанию.

Вектор исходных признаков заменяется вектором нормированных значений .

При формировании информационного пространства очень важно обеспечить однонаправленность влияния показателей на анализируемое явление, в нашем случае – на комплексную оценку СЭБ государства.

Следовательно, для обеспечения информационной однонаправленности отобранные показатели были разделены на стимуляторы и дестимуляторы, значения которых далее были нормированы по следующим соотношениям:

а) для стимуляторов: , (1)

б) для дестимуляторов , (2)

где – пороговое значение.

Пороговые значения, которые были использованы при расчетах, представлены в таблице 3.

Таблица 3

Пороговые значения показателей экономической, социальной, продовольственной, экологической и идеологической компонент СЭБ государства

Показатель компоненты СЭБ
Пороговое значение
Стимулятор (+), дестимулятор (–)
Экономическая компонента
Коэффициент покрытия импорта экспортом, %
100,0
+
Годовой темп роста потребительских цен, %
105,0

Уровень безработицы, %
5,0

Валовое накопление основного капитала, % ВВП
25,0
+
Производительность труда (отношение реального ВВП к 1000 занятого населении), международных долл. ППС/человек, промилле
20,1
+
Валовой долг сектора государственного управления, % ВВП
60,0

Стоимость потребленного капитала, % ВНД
8,1

Экспорт высокотехнологичных товаров, % экспорта промышленных товаров
3,0
+
Социальная компонента
Коэффициент естественного прироста населения, промилле
100
+
Индекс Джини, %
40

«Балдж молодежи» (удельный вес населения в возрасте 15–29 лет, к населению старше 15 лет), %
19
+
Количество жертв умышленного убийства, человек промилле
0,2

Количество суицидальной смерти, человек промилле
1,2

NEET (удельный вес лиц возрасте от 15 до 24 лет, которые не работают, не учатся или не проходит профессиональную подготовку), %
3,1

Индекс качества элиты, балл
47,3
+
Коэффициент демографической нагрузки (удельный вес населения в возрасте 0–19 лет и старше 65 лет к населению 20–64 лет)
43,2

Общие государственные расходы, % ВВП
21,6
+
Уровень образования населения (удельный вес населения, которое получило образование МСКО 4 и выше в возрасте 25–64 лет), %
18,4
+
Продовольственная компонента
Индекс продовольственной безопасности, балл
60
+
Экологическая компонента
Индекс экологической эффективности, балл
33,4
+
Идеологическая компонента
Приоритет семьи, % респондентов
93,2
+
Приоритет воспитания трудолюбия у детей, % респондентов
9,6
+
Приоритет воспитания у детей чувства ответственности, % респондентов
44,2
+
Приоритет воспитания у детей чувства бережливости, экономии денег и вещей, % респондентов
6,8
+
Гордость своим государством, % респондентов
61,4
+
Близость (сопричастность, идентичность) со своим государством, % респондентов
51,4
+
Понимание работы как долга перед обществом, % респондентов
67,5
+
Готовность бороться за свое государство, % респондентов
13,2
+
Источник: составлено автором на основе [1, 12, 19, 21] (Zinchenko, Khimchenko, 2021; Wendling, Emerson, de Sherbinin, Esty, et al., 2020).

С помощью метода многомерной средней были рассчитаны интегральные индексы используемых компонент, а также единый комплексный показатель социально-экономической безопасности государства ( ) по следующей формуле средней арифметической простой:

. (3)

В результате расчетов был сформирован рейтинг анализируемых 28 стран по интегральным индексам компонент и комплексному показателю СЭБ государства (табл. 4).

Таблица 4

Рейтинг стран по интегральным индексам компонент и комплексному показателю СЭБ государства в 2020 г.

Государство
Экономическая компоненте
Социальная компонента
Продовольственная компонента
Экологическая компонента
Идеологическая компоненте
Комплексный показатель СЭБ
1
2
3
4
5
6
7
Сингапур
1
3
13
18
14
1
Южная Корея
2
19
19
14
5
2
Чехия
9
22
3
10
6
3
Франция
7
14
11
3
17
4
Казахстан
5
6
20
25
4
5
Норвегия
4
2
12
5
23
6
США
10
15
6
12
16
7
Нидерланды
6
9
2
7
22
8
Великобритания
11
11
4
2
21
9
Россия
18
13
16
22
2
10
Германия
13
12
8
6
19
11
Польша
20
17
17
17
3
12
Китай
8
27
22
27
1
13
Венгрия
17
18
21
16
10
14
Канада
16
1
7
9
20
15
Вьетнам
3
25
28
28
7
16
Греция
25
8
18
13
13
17
Финляндия
21
7
1
4
24
18
Япония
15
4
5
8
26
19
Таиланд
12
26
26
24
11
20
Дания
14
10
9
1
28
21
Румыния
22
28
14
15
15
22
Беларусь
27
5
15
19
8
23
Мексика
19
24
23
20
18
24
Турция
24
20
24
26
9
25
Италия
23
23
10
11
27
26
Украина
28
16
27
23
12
27
Бразилия
26
21
25
21
25
28
Источник: составлено автором.

Так, по комплексному показателю СЭБ государства в 2020 г. среди 28 анализируемых стран первое место занимал Сингапур, что было обусловлено высокими значениями интегральных индексов экономического и социального компонентов данного государства. Вторую позицию полученного рейтинга по комплексному показателю СЭБ занимала Южная Корея с высокими позициями по экономической и идеологической компонентам и средними позициями по другим рассматриваемым компонентам. Замыкает тройку лидеров рейтинга Чехия с высокими значениями экономического, продовольственного и идеологического компонентов.

Последние позиции полученного рейтинга по комплексному показателю СЭБ занимали Италия, Украина и Бразилия. Низкий рейтинг Италии обусловлен низкими позициями также в рейтингах по экономическому, социальному и идеологическому компонентам СЭБ. Позиция Украины в рейтинге по комплексному показателю СЭБ объясняется низкими значениями по экономической, продовольственной и экологической компонентам. Замыкает рейтинг рассматриваемых государств Бразилия, позиция которой объясняется низкими значениями по всем компонентам комплексного показателя СЭБ.

Российская Федерация была представлена на 10-м месте среди 28 анализируемых стран. Позиция России объясняется высоким значением идеологической компоненты (2-е место), средними значениями с позиции рейтингов по экономической (18-е место), социальной (13-е место) и продовольственной (16-е место) компонентам, а также низкими значениями экологической (22-е место) компонент.

Графическое сравнение значений интегральных индексов экономической, социальной, продовольственной, экологической и идеологической компонент СЭБ государства-лидера, государства-аутсайдера полученных рейтингов, а также Российской Федерации представлено на рисунке 2.

Рисунок 2. Графическое сравнение значений интегральных индексов компонент страны-лидера, страны-аутсайдера и России по комплексному показателю СЭБ в 2020 г.

Источник: составлено автором.

Графическое сравнение значений интегральных индексов компонентов СЭБ иллюстрирует относительно близкие значения индексов продовольственной, социальной и экологической компонентов СЭБ России, страны-лидера и страны-аутсайдера по рейтингу комплексного показателя СЭБ. В свою очередь, значение экономической компоненты СЭБ страны-лидера (Сингапур) превышает в 2,8 раза и 2,1 раза значения Бразилии и России соответственно. При рассмотрении идеологической компоненты отметим, что наименьшее значение интегрального индекса данной компоненты СЭБ наблюдалось у Бразилии, а наивысшее – у России.

Для оценки направления и тесноты связи между комплексным показателем СЭБ государства и индексом слабости государства в автоматическом режиме ППП Statistica был рассчитан коэффициент ранговой корреляции Спирмена (r = – 0,47).

На основе шкалы Чеддока [4, с. 27] (Udintsova, Kopteva, 2017, р. 27) была установлена обратная умеренная связь между рассматриваемыми показателями. С вероятностью 0,99 можно утверждать, что такая зависимость статистически значима и достоверна. Следовательно, уровень социально-экономической безопасности государства, рассчитанный на основе предлагаемого комплексного показателя СЭБ, обратно пропорционален индексу слабости государства. Отсюда, снижение комплексного показателя СЭБ коррелирует с увеличением ИСГ, характеризующим «слабость», «неспособность» государства. Важно отметить, что используемые индикаторы уязвимости государства при определении ИСГ не корреспондируют с используемой нами системой показателей при расчете комплексного показателя СЭБ.

Заключение

В работе предложена методика рейтинговой оценки уровня социально-экономической безопасности государства, основанная на модели многомерной классификации – методе многомерной средней, согласно которой в комплексный показатель уровня социально-экономической безопасности государства вошли 5 интегральных индексов компонентов, состав которых, в свою очередь, характеризуется определенным набором показателей, объединенных в субиндексы компонентов. Такая методика дает возможность оценить уровень социально-экономической безопасности государства, проследить динамику изменений, выявить сильные и слабые стороны социально-экономической безопасности государства с позиций социальной, экономической, продовольственной, экологической и идеологических компонентов СЭБ государства, а также произвести межстрановое сравнение.

Так, по комплексному показателю социально-экономической безопасности государства среди 28 анализируемых стран первые позиции занимали Сингапур, Южная Корея и Чехия, наименьшие значения данного индекса были получены по таким странам, как Италия, Украина и Бразилия. Российская Федерация была представлена на 10-м месте среди анализируемых стран. Позиция России отличается высоким значением по идеологической компоненте (2-е место), относительно средними значениями по социальной (13-е место), продовольственной (16-е место), экономической (18-е место), а также низкими значениями по экологической (22-е место) компоненте.


Источники:

1. Зинченко О.И., Химченко А.Н. Социальная безопасность в системе социально-экономической безопасности государства // Новое в экономической кибернетике. – 2021. – № 3. – c. 177-189.
2. Караваева И.В., Казанцев С.В., Коломиец А.Г., Френкель А.А., Быковская Ю.В., Иванов Е.А., Лев М.Ю., Колпакова И.А. Основные тенденции развития экономики России на очередной трехлетний период: анализ, риски, прогноз // Экономическая безопасность. – 2020. – № 4. – c. 415-442. – doi: 10.18334/ecsec.3.4.111031.
3. Караваева И.В., Быковская Ю.В., Бухвальд Е.М., Казанцев С.В., Коломиец А.Г., Лев М.Ю., Колпакова И.А. Экспертная оценка проекта федерального бюджета на 2022 год и на плановый период 2023-2024 годов // Экономика и управление: проблемы, решения. – 2021. – № 11(119). – c. 138-163. – doi: 10.36871/ek.up.p.r.2021.11.01.019.
4. Удинцова Н.М., Коптева Н,А. Эконометрика. / Практикум. - Зерноград: Азово-Черноморский инженерный институт ФГБОУ ВО Донской ГАУ, 2017. – 93 c.
5. Country Dashboard. The Fragile States Index. [Электронный ресурс]. URL: https://fragilestatesindex.org/country-data (дата обращения: 15.10.2021).
6. Data Bank. The World Bank. [Электронный ресурс]. URL: https://databank.worldbank.org (дата обращения: 15.08.2021).
7. Databases. Department of Economic and Social Affairs. United Nations. [Электронный ресурс]. URL: https://www.un.org/en/desa/products/un-desa-databases (дата обращения: 04.09.2021).
8. Data OECD. [Электронный ресурс]. URL: https://data.oecd.org (дата обращения: 04.09.2021).
9. Foundation for Value Creation. Elite Quality Index. [Электронный ресурс]. URL: https://elitequality.org (дата обращения: 27.06.2021).
10. European Commission. Eurostat. [Электронный ресурс]. URL: https://ec.europa.eu/eurostat/web/main/data/databas (дата обращения: 04.08.2021).
11. Fragile states index. annual report. [Электронный ресурс]. URL: https://fragilestatesindex.org/wp-content/uploads/2021/05/fsi2021-report.pdf (дата обращения: 15.10.2021).
12. Global Food Security Index. Economist Intelligence Unit. [Электронный ресурс]. URL: https://impact.economist.com/sustainability/project/food-security-index (дата обращения: 09.07.2021).
13. Ilostat. [Электронный ресурс]. URL: https://ilostat.ilo.org (дата обращения: 01.08.2021).
14. Methodology. The Fragile States Index. The Fund for Peace. [Электронный ресурс]. URL: https://fragilestatesindex.org/methodology (дата обращения: 15.10.2021).
15. Office on Drugs and Crime. United Nations. [Электронный ресурс]. URL: https://dataunodc.un.org/data (дата обращения: 04.09.2021).
16. The Fund for Peace. [Электронный ресурс]. URL: https://fragilestatesindex.org/frequently-asked-questions/what-does-state-fragility-mean (дата обращения: 01.05.2021).
17. Total Economy Database: Output, Labor, and Labor Productivity. The Conference Board. [Электронный ресурс]. URL: https://www.conference-board.org/searchresults.cfm?q=data (дата обращения: 04.09.2021).
18. Institute for Statistics. The UNESCO. [Электронный ресурс]. URL: http://data.uis.unesco.org (дата обращения: 17.10.2021).
19. Wendling Z.A., Emerson J.W., de Sherbinin A., Esty D.C., et al. 2020 Environmental Performance Index. New Haven, CT. Yale Center for Environmental Law & Policy. [Электронный ресурс]. URL: https://epi.yale.edu/downloads/epi2020report20210112.pdf (дата обращения: 27.06.2021).
20. World Economic Outlook Database. International Monetary Fund. [Электронный ресурс]. URL: https://www.imf.org/en/Publications/WEO/weo-database/2021/October (дата обращения: 19.10.2021).
21. World Values Survey. [Электронный ресурс]. URL: https://www.worldvaluessurvey.org/WVSOnline.jsp (дата обращения: 15.10.2021).

Страница обновлена: 08.11.2022 в 19:20:26