Риски организации в условиях цифровизации экономики

Янченко Е.В.1
1 Саратовский государственный технический университет им. Гагарина Ю.А., Россия, Саратов

Статья в журнале

Креативная экономика (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 16, Номер 6 (Июнь 2022)

Цитировать:
Янченко Е.В. Риски организации в условиях цифровизации экономики // Креативная экономика. – 2022. – Том 16. – № 6. – С. 2239-2256. – doi: 10.18334/ce.16.6.114838.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=48778338
Цитирований: 3 по состоянию на 07.12.2023

Аннотация:
Актуальность темы обусловлена необходимостью развития теоретико-методологических основ исследования процесса цифровизации, сопровождающейся возникновением новых рисков и угроз в деятельности организации. Цифровой риск расценивается как общесистемный, детерминированный цифровой трансформацией бизнес-процессов. Анализ динамики показателей позволил сделать вывод о расширении использования сетевых, мобильных технологий, их генеративном характере, а также о росте гиг-занятости. С помощью метода стандартного корреляционного анализа определена сильная связь показателей глобального валового национального продукта и числа интернет-пользователей. В качестве основных рисков, связанных с цифровизацией, обоснованы стратегические, технологические, нормативно-правовые, кибернетические, кадровые риски, риски потери данных, конфиденциальности, третьих лиц; выявлены области управления во взаимосвязи с направлениями минимизации рисков. Рассмотрены основные подходы к управлению рисками в организации, предложены направления государственного антирискового регулирования.

Ключевые слова: цифровизация; цифровая трансформация; риски; кибер-безопасность

JEL-классификация: D81, D83, О47



Введение

Цифровизация − неотъемлемая черта современной реальности, символизирующая четвертую промышленную революцию. Адаптируясь к новым условиям, организации вынуждены «цифровизироваться» - внедрять цифровые, сквозные технологии, использование которых становится насущной потребностью и наиболее эффективным средством создания конкурентных преимуществ. В подавляющем большинстве исследований данный феномен рассматривается как источник повышения добавленной стоимости, усиления конкурентоспособности предприятий и, следовательно, мировой экономики в целом ( [1], [2]). Формирующееся «цифровое мышление», инвестиции в цифровые технологии, оборудование и инфраструктуру, а также квалифицированный, владеющий цифровыми навыками персонал, способствуют успешной трансформации, определяя возможности выигрыша компании в конкурентной борьбе на рынке [3]. Согласно исследованию «Делойт», к 2025 году наиболее конкурентоспособные компании полностью автоматизируют все повторяющиеся хозяйственные процессы, кроме стратегических задач, а технологии блокчейна, больших данных, программные комплексы управления компаниями (ERP-системы) составят основу автоматизации [4].

В условиях все возрастающего влияния цифровых технологий и информационных систем организации сталкиваются со множеством проблем интеграции новых инструментов в свою деятельность. Возникает противоречие между экономической стороной трансформации, обусловливающей повышение общей эффективности, и социальной стороной, связанной с угрозами социальной стабильности, ростом неопределенности и рисков [5, c.120]. Отсутствие адаптированных методик управления рисками и неподготовленность организаций к всплескам неопределенности, по мнению Антоновой Н.Л. и Маджар Д.О., только усугубляет ситуацию [6, с.170], приводя к потерям результативности. Их исследование показало, что большинство организаций не уделяет планированию деятельности в условиях неопределенности и внешних угроз должного внимания, организация мероприятий в области управления рисками носит фрагментарный характер [6, с.172].

В качестве факторов, приводящих к росту экономической эффективности под влиянием цифровой трансформации, Юрьева Л.В. называет: «рост производительности труда, результативности централизованного управления (налогообложения и контроля), «прозрачности» общественно-экономической жизни; снижение зависимости экономики и производства от нестабильности человеческого фактора» [7, c. 6]. Как негативные моменты рассматриваются: формирование «угроз национальной кибербезопасности; рост безработицы из-за роботизации производств и услуг; развитие у населения страны «клипового мышления», утрата традиций» [7, c. 7] и трансформация ценностей. Угрозы информационной безопасности и кибер-риски изучаются в связи с цифровизацией и расцениваются многими авторами как наиболее для нее характерные (например: [8], [9] и т.п.).

Актуальность данного исследования связана с тем, что в процессе цифровизации формируются специфические риски и угрозы. Создается запрос на их выявление и разработку путей адаптации в зависимости от характеристик и влияющих факторов. Несмотря на многообразие научных работ и эмпирических исследований, базирующихся на рискологическом подходе, некоторые аспекты идентификации риска с учетом процессов, сопутствующих цифровой трансформации, апеллируют к уточнению, что предопределяет цель и задачи исследования.

Целью является теоретическое обоснование и разработка направлений минимизации рисков, специфичных для организаций в условиях цифровизации.

Задачи исследования:

· обосновать детерминацию системных рисков фактором цифровой трансформации;

· определить основные риски и угрозы, связанные с цифровизацией;

· выявить области управления и направления минимизации рисков.

Научная новизна определяется развитием теоретических основ исследования рисков организации в условиях цифровизации: обоснованием цифрового риска как системообразующего в цифровой экономике, обобщением факторов рисков, выявлением их разновидностей, областей управления с учетом цифровой трансформации, представление рисков во взаимосвязи с возможными угрозами и ключевыми областями управления.

Цифровизация как детерминанта системных рисков

Цифровую трансформацию в литературе определяют как изменения в деловой и организационной деятельности, процессах, компетенциях посредством использования преимуществ цифровых технологий. Для организаций цифровая трансформация означает разработку новых бизнес-моделей и правил хозяйствования, как внешних, так и внутренних [10].

Характерными чертами современной эпохи – эпохи цифровизации – является экспоненциальный рост использования интеллектуальных устройств, скорости интернета и масштабов его проникновения в экономическую и социальную жизнь общества. В докладе Организации Объединенных Наций о развитии цифровой экономики в 2021 году отмечается, что мировой внутренний и глобальный трафик интернет-протокола (IP) в 2022 году превысит весь интернет-трафик до 2016 года [11, с.2].

Статистические данные (табл.1) отражают ускоренное проникновение цифровых, сетевых технологий, освоение интернет-пространства: организации постепенно отказываются от локальных вычислительных сетей в пользу глобальных, переходят на мобильные средства получения и обработки информации (снижается процент организаций, использующих персональные компьютеры и локальные вычислительные сети). В пользу ускорения цифровизации общества свидетельствует и тенденция уменьшения числа телефонных аппаратов местной телефонной сети на фоне увеличения числа устройств сотовой связи (табл.1).

Таблица 1 - Использование информационных и коммуникационных технологий (ИКТ) в организациях

Организации, использующие (%)
персональные компьютеры
2010
2017
2018
2019
2020
93,8
92,1
94,0
93,5
80,7
серверы
18,2
50,6
53,4
53,8
46,4
локальные вычислительные сети
68,4
61,1
63,9
63,5
54,7
глобальные информационные сети
83,4
89,7
92,0
92,0
-
из них сеть Интернет
56,7
88,9
91,1
91,2
-
специальные программные средства
89,1
83,9
85,9
85,9
65,4
Организации, имевшие
веб-сайт (%)
28,5
47,4
50,9
51,9
44,3
Число телефонных аппаратов местной телефонной сети на 100 жителей
31,4
22,2
20,8
19,1
18,7
Число устройств сотовой связи на 100 жителей
166,4
200,3
196,9
211
208,1
Оказанные услуги связи в расчете на одного жителя, руб.
5253,9
6151,5
6126,0
6352,8
6473,1
Источник: Росстат – [12], [13]

Цифровые технологии являются генеративными, легко модифицируются и интегрируются с другими, обусловливая новые вариации возможностей ( [14], [15], [16]). «Генеративность» как следствие открытости и повторного комбинирования, позволяет быстро реструктурировать ценностное предложение продуктов, услуг и бизнес-моделей в целях адаптации как глобальным, так и локальным потребностям. Цифровизация приводит к трансформации потребительского спроса: создается запрос на быстрые покупки в сети, доступность и возможность применения устройств для поиска, заказа, получения и оплаты товара. Сокращение доли организаций, использующих ИКТ стационарно на рабочих местах (данные 2019-2020, табл.1), происходило параллельно росту платформенной занятости – увеличения числа гиг-работников, использующих цифровые платформы для осуществления экономической деятельности, о чем свидетельствует динамика индекса онлайн-труда. Индекс демонстрирует тенденцию общего роста: с 140,1 на ноябрь, 2019 г. до 217,5 в апреле 2022 г. [17] (рис.1).

Рисунок 1. Индекс онлайн-труда, 2017-2022 гг. Источник: [17]

Среди затрат на ИКТ ускоренный рост характерен для средств, направляемых на оплату услуг, предоставляемых сторонними организациями или специалистами в области информационных технологий (рис.2), что отчасти свидетельствует о распространении аутсорсинговых практик и стремлении переложить часть рисков на подрядчика. Гиг-экономика, получившая толчок к развитию в результате пандемии и ковид-ограничений, только способствовала цифровизации: в 2020 г. прирост Интернет-трафика составил 35 %, что превысило ежегодно рассчитываемые темпы с 2013 г. [11, c.2]. Увеличиваются затраты на оплату услуг электросвязи; появляется статья затрат на борьбу с кибер-угрозами, которая выделяется из статьи «прочие затраты»; обособляются и растут затраты на обучение сотрудников в области использования ИКТ (с 0,3% в 2018 г. до 1,5 % в 2020 г. – рис.2).

Рисунок 2. Затраты на информационные и коммуникационные технологии (Источник: составлено автором по данным Росстата - [13]

Цифровая связь, а также дистанцирование рабочих мест и распространение платформенной занятости делает организации зависимыми друг от друга, что прибавляет к их собственным рискам угрозы, действующие со стороны независимых подрядчиков или других участников экономической цепочки. В условиях цифровизации взаимодействий усиливается их взаимозависимость, чувствительность к внешнему воздействию, а волновые эффекты распространяются быстрее. Видна синхронизация динамики как числа интернет-пользователей в мире, так и индекса онлайн-труда и глобального валового национального продукта (ВВП) (рис.3).

Рисунок 3. Валовая добавленная стоимость, индекс онлайн-труда и количества Интернет-пользователей в мире (Источники: Всемирный Банк - [17], [18] Международный союз электросвязи - [19])

Стандартный корреляционный анализ данных в MS Excel показал наличие сильной прямой связи между количеством интернет-пользователей и глобальным ВНП (доллары США): коэффициент корреляции = 0,86, что подтверждает тесное взаимодействие пользователей в гиг-экономике и хозяйствующих субъектов, работающих в реальном экономическом пространстве.

В литературе рассматриваются «эффекты заражения», возникновение которых спровоцировано развитием цифровых коммуникаций. Цифровизация делает поддержание глобальной репутации и управление кризисными ситуациями чрезвычайно важными, сложными и деликатными. «Эффекты заражения», которые ставят под угрозу репутацию крупных компаний, преумножаются через социальные сети и другие каналы связи. Использование открывающихся возможностей цифровизации во избежание новых рисков, связанных с глобальными операциями, становится предметов отдельных исследований ( [20], [21] и т.п.)

Формируется рисковая область, которую можно назвать системой цифровых рисков, если исходить их основной их детерминанты. Цифровой риск - это термин, охватывающий все цифровые возможности, обусловливаемый ИКТ, автоматизацией обработки данных, автоматизацией решений. К цифровым рискам приводит использование цифровых технологий. Риски цифровизации представляют собой последствия их внедрения.

По сути, цифровой риск подразумевает согласованную настройку процессов, данных, аналитики и информационных технологий (ИТ), а также общей организационной структуры, включая управление развитием человеческих ресурсов и организационную культуру.

Разновидности рисков и угроз

В качестве наиболее рисковых областей функционирования организации в литературе различаются: 1) по критерию источника возникновения - внешние, действующие на организацию со стороны внешней среды, и внутренние, действующие во внутренней среде; 2) по критерию области возникновения – технологические, экономические, нормативно-правовые, кадровые и т.п.; 3) по временному отрезку – операционные, стратегические; 4) по критерию частоты возникновения – статические, динамические; 5) в банковском секторе – финансовые и нефинансовые [22] и т.д. Оценка Белановой Н.Н. показала, что в настоящее время на организацию сильное воздействие оказывают геополитические, инфляционные, коммерческие, технико-технологические риски, а также риски, обусловленные проблемами в цепях поставок и кибербезопасностью [23].

Исходя из специфики проникновения цифровых технологий в хозяйственную практику и сферы их непосредственного использования Хачатурян М.В. выделяет три критических поля возникновения рисков и угроз: «безопасность данных; трансформация бизнес-процессов; надежность цифровых систем и инфраструктуры» [24, с. 47]. В работе [25] приводится подробная классификация рисков промышленных предприятий, возникающих в процессе внедрения цифровых решений.

Анализ практики и литературных источников позволит выделить наиболее рисковые области возникновения рисков организаций в современных условиях, представить из во взаимосвязи с угрозами и ключевыми областями управления. Наибольшего внимания в условиях цифровизации требуют следующие виды рисков и угроз в деятельности организации: стратегические, технологические, операционные, сторонние, нормативные, кибернетические, риски устойчивости, утечки данных, конфиденциальности и т.д. (табл.2).

Таблица 2 - Содержание рисков в цифровой экосистеме организации

Детерминанта / вид риска
Угроза потерь
Ключевые области управления
Технология / технологические
Угроза потерь из-за технологических сбоев или устаревших технологий
Масштабируемость, совместимость и функциональная точность внедренной технологии
Киберпространство / кибернетические
Несанкционированный доступ (эксплуатация сети) с последующим использованием проникновения для злонамеренных действий, например, вымогательства и препятствования нормальному ходу бизнес-процессов
Укрепление платформы, сетевой архитектуры; безопасность приложений; управление уязвимостями и мониторинг безопасности
Стратегия / стратегические
Угроза потерь обычно связана с целями и задачами организации. Риск может быть внешним по отношению к организации и при возникновении вызывает изменение стратегического направления ее деятельности. Как правило, это влияет на взаимодействие с клиентами, ценность бренда, репутацию и конкурентные преимущества на рынке
Развитие системы мониторинга; достижение соответствующего уровня контроля в операционных процедурах.
Данные / риски утечки данных
Угроза утечки или потери данных
Обеспечение защиты данных в цифровой экосистеме на различных этапах жизненного цикла; области управления фокусом будут касаться классификации, хранения, обработки, шифрования данных и т.д.
Третьи лица (потребители, поставщики) / сторонние
Включает риски, возникающие из-за ненадлежащего контроля со стороны поставщиков, сторонних операционных сред, их кибер-уязвимости
Ключевые элементы управления будут касаться обмена данными, интеграции технологий, зависимости от операций, отказоустойчивости поставщиков и т. д.
Конфиденциальность / риски конфиденциальности
Угроза, возникающая из-за ненадлежащего обращения с личными и конфиденциальными персональными данными клиента, сотрудника
Соблюдение принципов конфиденциальности: уведомления, выбора, согласия, точности и других
Нормативно-правовая среда / нормативные
Угроза потерь относится к любым новым требованиям или правилам, создаваемым государством и выходящим за рамки существующих команд управления и/или риск-менеджмента. Организация подвергается риску несоблюдения нормативных требований в отношении бизнес-операций, хранения данных и других правил ведения бизнеса
Соблюдение законодательных требований, включая законы о технологиях, отраслевые законы и нормативные акты.
Устойчивость / риски потери устойчивости
Риск сбоев в работе или недоступности услуг из-за высокой зависимости от тесно связанных технологий
Непрерывность бизнеса, аварийное восстановление ИТ-сетей, кибер-устойчивость и антикризисное управление
Персонал / кадровые
Низкая цифровая грамотность сотрудников, текучесть персонала
Развитие человеческих ресурсов, обучение и повышение цифровой грамотности; аутсорсинг персонала
Источник: составлено автором

Общие подходы к управлению рисками

Борьба с цифровыми рисками требует коллективных действий организаций, имеющих общие интересы в борьбе с угрозами, такими как риск цифрового регулирования или риск кибербезопасности. Базовые подходы управления рисками изложены Международной организации по стандартизации (ISO) в стандартах, посвященных менеджменту риска, а также информационной и кибер-безопасности. Однако улучшение физической и институциональной цифровой инфраструктуры находится в компетенции как правительства, так и частного сектора, равно как и других участников отношений, например, международных экономических организаций или промышленных ассоциаций. Методические принципы минимизации цифровых угроз обозначены в докладе ООН «О цифровой экономике за 2021 год» и направлены на создание условий для мониторинга и стандартизации процессов использования данных, в том числе: формирование отношения к данным как к (глобальному) общественному благу; изучение новых форм управления данными; согласование прав и принципов, связанных с цифровыми технологиями и данными; разработку норм, связанных с данными; расширение международного сотрудничества в вопросах управления платформами, в том числе в отношении политики конкуренции и налогообложения в цифровой экономике. В докладе отмечается необходимость международной технической координации на глобальном уровне во избежание дальнейшей фрагментации инфраструктуры Интернета и цифрового пространства [11, с.11].

Регулирующие меры, предпринимаемые на государственном уровне, и способствующие минимизации системного риска цифровой трансформации, могли бы включать:

· установление четких правил и норм в отношении онлайн-контента, конфиденциальности и использования данных;

· поддержку конкуренции, которая поможет стимулировать инвестиции и инновации в цифровую инфраструктуру и деятельность, прежде всего, в области отечественных цифровых решений;

· пресечение попыток установления иностранного контроля в российских сегментах цифровой экономики;

· поощрение совместного инвестирования через государственно-частное партнерство;

· развитие цифровой инфраструктуры государственных сервисов и расширение спектра услуг, предоставляемых онлайн.

На уровне организации система управления рисками детерминирована стратегией (подробнее – в [26]), зависит от рыночной ситуации, ее внутреннего и внешнего окружения. Цифровая трансформация обусловливает расстановку акцентов на критических областях возникновения рисков (табл.1). Существует три подхода к построению системы защиты от цифровых рисков: тактический, оперативный, стратегический. В рамках тактического подхода специалисты рекомендуют идентифицировать уязвимые системы и удалить их. Кроме того к минимизации цифровых рисков приведут действия по блокировке сети (домена и IP-адреса через существующие прокси-серверы или элементы управления периметром).

Для постоянного отслеживания рисков цифровизации используется операционный подход: реализуется стратегия мониторинга (мониторинг домена, затем дополнительный мониторинг), в том числе мониторинг риска инцидентов (обнаружение, изучение и учет).

Стратегический подход связан с необходимостью обновления моделей рисков и угроз. Группы безопасности обязаны постоянно обновлять модели угроз с учетом критических цифровых активов, в том числе связанных с третьими сторонами и цепочками поставок. Рекомендуется интегрировать управление цифровыми рисками в общие процессы управления инцидентами.

На основе изучения областей риска для цифровых инициатив необходимо разработать различные меры контроля в соответствии с базовыми стандартами и отраслевой практикой. Критическим аспектом при определении средств контроля является учет характера и уровня оцифровки операций, поскольку большинство из этих областей находятся на стадии зарождения и тесно связаны с ручными процессами, обусловливающими ограничения для реализации элементов управления.

Общие направления минимизации цифровых рисков на уровне организации, на наш взгляд, тесно связаны с дальнейшим прогрессом цифровых технологий – искусственного интеллекта, Интернета-вещей и «умных» сетей, блокчейн, интегрированных системных центров по обработке больших данных, с развитием технологий десенсибилизации данных, оценки и сертификации соответствия требованиям безопасности, механизмов защиты шифрования и связанных с ними методов технического мониторинга для сбора и интеграции массовых данных и т.п.

Заключение

Полностью избавиться от рисков не может ни одна организация, поскольку прогресс цифровизации постоянно порождает новые области флуктуаций и новые угрозы. Компании вынуждены прибегать к стратегиям, позволяющим лучше всего предвидеть риски и снижать их, выявлять критически важные активы и области, функционирование которых сопряжено с риском потерь. Управление рисками цифровизации как целостная система только начинает формироваться в современных организациях. Необходимо прийти к пониманию того, что представляет собой цифровой риск и какой тип наиболее характерен для рассматриваемой организации.

В представленном исследовании достигнуты следующие результаты: системные риски обоснованы фактором цифровой трансформации; в качестве основных рисков, связанных с цифровизацией, определены стратегические, технологические, нормативно-правовые, кибернетические, кадровые риски, риски потери данных, конфиденциальности, третьих лиц; выявлены области управления во взаимосвязи направлениями минимизации рисков; определены основные подходы к управлению рисками в условиях цифровизации.

Развитие системы управления риском в условиях цифровизации внесет определенный вклад в повышение устойчивости и эффективности деятельности организации.


Источники:

1. Soomro M.A., Hizam-Hanafiah M., Abdullah N.L. Digital readiness models: A systematic literature review // Computer. – 2020. – № 3. – p. 3596-3605.
2. Gfrerer А., Hutter K., Füller J., Ströhle T. Ready or Not: Managers’ and Employees’ Different Perceptions of Digital Readiness // California Management Review. – 2021. – № 2. – p. 23-48. – doi: 10.1177/0008125620977487.
3. Blanka С., Krumay В., Ruecke D. The interplay of digital transformation and employee competency: A design science approach // Technological Forecasting and Social Change. – 2022. – p. 121575. – doi: 10.1016/j.techfore.2022.121575.
4. Technology Futures: Projecting the Possible, Navigating What’s Next. Weforum.org. [Электронный ресурс]. URL: https://www3.weforum.org/docs/WEF_Technology_Futures_GTGS_2021.pdf (дата обращения: 28.05.2022).
5. Василенко И.В., Придачук М.П., Василенко Ил.В. Социальные риски цифровой экономики организаций: критерии знания и уровня согласия // Международный научно-исследовательский журнал. – 2021. – № 9-2(111). – c. 119-123. – doi: 10.23670/IRJ.2021.9.111.056.
6. Антонова Н.Л., маджар Д.О. Планирование деятельности организации в условиях неопределенности и риска // Наукосфера. – 2021. – № 1-2. – c. 170-174.
7. Юрьева Л.В., Долженкова Е.В. Рискоориентированная концепция адаптации промышленных предприятий к условиям цифровой экономики. / Монография. - Нижний Тагил: НТИ (филиал) УрФУ, 2019. – 100 c.
8. Бердникова Л.Ф., Вокина Е.Б. Функции и виды рисков, влияющих на экономическую безопасность организации в условиях цифровизации бизнеса // Вестник СамГУПС. – 2019. – № 4(46). – c. 72-77.
9. Беланова Н.Н. Оценка ключевых бизнес-рисков компаний // Креативная экономика. – 2022. – № 4. – c. 1329-1340. – doi: 10.18334/ce.16.4.114515.
10. Bencsik А., Hargitai D.M., Kulachinskaya А. Тrust in and Risk of Technology in Organizational Digitalization // Risks. – 2022. – № 5. – p. 90. – doi: 10.3390/risks10050090.
11. Digital Economy Report 2021. United Nations Conference on Trade and Development. [Электронный ресурс]. URL: https://unctad.org/system/files/official-document/der2021_overview_ru.pdf (дата обращения: 28.05.2022).
12. Основные показатели в сфере телекоммуникаций (по данным Минцифры России и Росстата). Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/statistics/science https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/Osn_pok_sv.xlsx (дата обращения: 28.05.2022).
13. Использование цифровых технологий организациями по Российской Федерации, субъектам Российской Федерации и видам экономической деятельности (с 2003 г.). Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/Ikt_org.xlsx (дата обращения: 28.05.2022).
14. Alieva K.Sh., Losev V.S. Development of the information and communication technologies sector in the digital economy // Ученые заметки ТОГУ. – 2021. – № 4. – p. 33-37.
15. Калашникова Е.Б., Воронина П.А. Развитие цифровой экономики и информационных технологий в Российской Федерации // Международный журнал гуманитарных и естественных наук. – 2020. – № 11-4(50). – c. 115-117. – doi: 10.24411/2500-1000-2020-11261.
16. Варнавский В.Г. Цифровые технологии и рост мировой экономики: верификация трендов и прогноза // Друкеровский вестник. – 2020. – № 3(35). – c. 5-18. – doi: 10.17213/2312-6469-2020-3-5-18.
17. Тhe iLabour Project Investigating the Construction of Labour Markets, Institutions and Movements on the Internet. The Online Labour Index. [Электронный ресурс]. URL: https://ilabour.oii.ox.ac.uk/online-labour-index (дата обращения: 28.05.2022).
18. GDP (current US$). World Bank national accounts data, and OECD National Accounts data files. The World Bank. [Электронный ресурс]. URL: https://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.CD?view=chart (дата обращения: 28.05.2022).
19. Statistics. International Telecommunication Union. [Электронный ресурс]. URL: https://www.itu.int/en/ITU-D/Statistics/Pages/stat/default.aspx (дата обращения: 28.05.2022).
20. Зубков С.А., Панов А.И. Технологии защиты репутации бизнеса в цифровой экономике // Социально-гуманитарные знания. – 2020. – № 5. – c. 295-309. – doi: 10.34823/SGZ.2020.5.51461.
21. Sachs J.D. The ages of globalization. - Nueva York: Columbia University Press, 2020. – 5 p.
22. Орлова Л.Н., Одинцов В.О., Санникова К.А. Анализ существующих систем управления рисками в финансовых и нефинансовых организациях // Креативная экономика. – 2022. – № 4. – c. 1341-1358. – doi: 10.18334/ce.16.4.114520.
23. Беланова Н.Н. Оценка ключевых бизнес-рисков компаний // Креативная экономика. – 2022. – № 4. – c. 1329-1340. – doi: 10.18334/ce.16.4.114515.
24. Хачатурян М.В. Особенности управления рисками цифровой трансформации бизнес-процессов организации в условиях пандемии // Креативная экономика. – 2021. – № 1. – c. 45-58. – doi: 10.18334/ce.15.1.111515.
25. Фролов В.Г., Сидоренко Ю.А., Мартынова Т.С. Формирование модели оценки и предупреждения рисков в условиях цифровизации промышленных предприятий // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 6. – c. 1547-1562. – doi: 10.18334/epp.11.6.112163.
26. Яркина Н.Н. Концептуальность управления предпринимательскими рисками // Экономическая безопасность. – 2022. – № 1. – c. 77-90. – doi: 10.18334/ecsec.5.1.114362.

Страница обновлена: 07.04.2024 в 10:20:24