Индикативный и комплексный подходы к оценке устойчивого развития региона на примере города Санкт-Петербурга

Голубева А.С.1, Волков А.Р.1,2, Черникова С.А.3,2, Макаренко Е.Д.1
1 Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Национальный исследовательский университет ИТМО», Россия, Москва
2 Институт экономики УрО РАН - Пермский филиал
3 Пермский государственный аграрно-технологический университет им. акад. Д.Н. Прянишникова

Статья в журнале

Креативная экономика (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 16, Номер 2 (Февраль 2022)

Цитировать:
Голубева А.С., Волков А.Р., Черникова С.А., Макаренко Е.Д. Индикативный и комплексный подходы к оценке устойчивого развития региона на примере города Санкт-Петербурга // Креативная экономика. – 2022. – Том 16. – № 2. – С. 757-770. – doi: 10.18334/ce.16.2.114237.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=48201611
Цитирований: 10 по состоянию на 07.12.2023

Аннотация:
Для оценки устойчивого развития территории (социально-экономической системы) применяются подходы, основанные на использовании индикативных социо-эколого-экономических показателей и сопоставлении их значений с некоторыми критическими (пороговыми) значениями. В данной работе проведен анализ авторского подхода к исследованию устойчивого развития на примере города Санкт-Петербурга, актуальность которого обусловлена требованиями к экологизации экономики. Полученные результаты подтверждает научную и практическую значимость авторских исследований, исследуемый подход позволил определить основные проблемные области и стабильно проявляющиеся динамические социо-эколого-экономические диспропорции, при этом подтверждаются основные рекомендации авторов: отсутствие прямой связи между устойчивым социально-экономическим развитием региона и реализацией проектов, направленных на защиту окружающей среды и основные выводы, отображающие анализ уровня устойчивости региона в сравнении с эталонными показателями по субъектам и уровню устойчивости региона в сравнении с нормативными показателями, позволяющие определить фактический уровень социально-эколого-экономического развития региона. Работа будет интересна специалистам в области устойчивого развития, исследователям в сфере статистики и статистического анализа, а также всем заинтересованным в социально-экономическом развитии города Санкт-Петербурга.

Ключевые слова: устойчивое развитие, индикаторы оценки устойчивого развития, триада устойчивого развития, оценка устойчивого развития, социо-эколого-экономическая сбалансированность

Финансирование:
Публикация подготовлена в соответствии с Планом НИР Института экономики УрО РАН на 2021–2023 гг.

JEL-классификация: Q01, R11, R12, R13



Введение

Актуальность исследования обусловлена тем, что в последние годы остро встает вопрос об обеспечении устойчивого развития (УР) стран с целью сохранения окружающей среды, преумножения человеческого капитала, роста социальной ответственности и экологизации экономики. Для того чтобы быть устойчивым, развитие должно обеспечивать рост во времени активов триады устойчивого развития: экономики, социума и экологии. Только таким образом можно остановить пагубное антропогенное воздействие для сохранения и укрепления будущего ресурсного, демографического и экономического потенциала.

С целью мониторинга приверженности выявленной концепции и подтверждения ее актуальности для любого развивающегося региона необходимо проводить оценку устойчивости в сравнении с эталонными показателями для оперативного реагирования и выявления несоответствующих аспектов с возможностью их корректировки. В случае, если показатели оцениваемого региона являются самостоятельными эталонными показателями, то на основе опыта субъекта формируются рекомендации для менее устойчивых регионов. Только таким образом возможно обеспечить всестороннее, комплексное и постепенное развитие обширной территории Российской Федерации.

Для того чтобы избавиться от явной дифференциации в области устойчивого социально-экономического развития субъектов РФ, первостепенно необходимо анализировать крупнейшие города федерального значения: Москва, Санкт-Петербург, Севастополь, в сравнении с эталонными показателями регионов, так как невозможно переоценить влияние выделенных городов на соседствующие субъекты в вопросах экономического и социального развития. Становится очевидным тот факт, что при несбалансированном развитии ядра Московской, Санкт-Петербургской и Севастопольской агломерации проблематично добиться устойчивости первым и вторым поясам поселений-спутников, а значит, и ближайшим субъектам РФ. Таким образом, совершенствование социо-эколого-экономической сбалансированности агломерации позволяет добиться снижения издержек, формирования единого рынка труда и услуг, создать более интенсивную среду для производственных и культурных связей.

Исследование ориентировано на разработку подхода комплексной оценки социо-эколого-экономической сбалансированности региона в системе координат «природа – общество – человек».

Основу исследования составили данные Федеральной службы государственной статистики (РОССТАТ) [4, c. 1–1242; 8], Единой межведомственной информационно-статистической системы (ЕМИСС) [9], Рейтинг социально-экономического положения субъектов РФ [3, c. 1–57], отчетные документы Министерств Российской Федерации [5, c. 61–63; 6, c. 5; 7, c. 1–1000], а также тезисы и предположения относительно социально-экономического развития российский и зарубежных ученых [1, c. 651–669; 11, c. 31–34; 12, с. 115; 13, с. 114; 14, с. 621; 15, с. 1367–1368; 16, с. 69–72; 17, с. 99–100; 18, с. 570–573; 19, с. 636; 20, с. 9–11] (Ezangina, Gromyshova, 2020, р. 115; Kirillova, Danilenko, 2021, р. 114; Kovaleva, Pytkina, 2021, р. 621; Pytkin, 2021, р. 1367–1368; Stroev, Milchakov, Pivovarova, 2021, р. 69–72; Fattakhov, Nizamutdinov, Oreshnikov, 2019, р. 99–100; Karunathilake, 2021, р. 570–573; Khmelnitskaya, 2021, р. 636; Miladinov, 2020, р. 9–11).

Цель исследования состоит в анализе устойчивости города Санкт-Петербурга за 2019 год для выявления отстающих компонент развития в случае несбалансированного положения триады устойчивого развития, отслеживания взаимного влияния социо-эколого-экономических показателей, определения базиса для дальнейшего сравнительного анализа города за 2019–2020 гг. в условиях масштабной пандемии.

Авторы выдвигают гипотезу о том, что существует прямая зависимость между аспектами триады устойчивого развития: экономическим, социальным и экологическим – отставание или превалирование показателей в одной из представленных компонент неизменно ведет к дисбалансному состоянию развития остальных, что негативно отражается на состоянии субъекта; а также между устойчивым социально-экономическим развитием региона и реализацией проектов в области защиты окружающей среды.

Методология исследования базируется на «методическом подходе к комплексной оценке устойчивого развития региона», выявленном исследователями-соотечественниками Е.А. Третьяковой, Т.В. Миролюбовой, Ю.Г. Мысляковой и Е.А. Шамовой, а также на использовании комплексного и индикативного подходов, разработанных авторами данного исследования, статистического и сравнительного анализа официальных данных Федеральной службы государственной статистики и Единой межведомственной информационно-статистической системы по тридцати критериям оценки экономической, социальной и экологической триады [11, c. 117].

Научная новизна заключается в апробации выдвинутой методологии оценки устойчивого развития региона на примере города Санкт-Петербурга, а также в выявлении отстающих показателей развития субъекта с целью определения взаимосвязи аспектов триады УР.

Анализ устойчивости города Санкт-Петербурга

В рамках научно-исследовательской работы «Индикативный и комплексный подходы к оценке устойчивого развития региона на примере города Санкт-Петербурга» был проведен анализ устойчивости города Санкт-Петербурга как города федерального значения, стратегического центра и ядра Санкт-Петербургской агломерации, непосредственно граничащего со странами Европейского союза, в 2019 году на основе тридцати критериев – по десять в каждом из аспектов устойчивого развития (УР) (экономика, экология, социум), выявленных исследователями: Е.А. Третьякова, Т.В. Миролюбова, Ю.Г. Мыслякова и Е.А. Шамова в своей работе «Методический подход к комплексной оценке устойчивого развития региона в условии экологизации экономики» [1, с. 655–656] (Tretiakova, Mirolyubova, Myslyakova, Shamova, 2018, р. 655–656). Анализируемые индикаторы, оценивающие показатели характеристик триады устойчивого развития, представлены на рисунке 2.

Изображение выглядит как текст

Автоматически созданное описание

Рисунок 2. Индикаторы устойчивого развития региона

Источник: [2, с. 117] (Volkov, Golubeva, 2021, р. 117).

На основе выдвинутых тридцати критериев оценки была составлена таблица, включающая показатели в экономическом, социальном и экологическом аспектах города Санкт-Петербурга, а также эталонного показатели по каждому из критериев лучшего субъекта Российской Федерации за 2019 год (табл. 1).

Таблица 1

Критерии для оценки устойчивого развития региона

Наименование показателя, ед. изм.
Санкт-Петербург, 2019 год
Наивысший показатель по РФ, 2019 год
1
2
3
Экономические показатели
Индекс численности занятых в экономике, %
95,95
121,49 (Республика Адыгея)
Валовый региональный продукт (ВРП) в сопоставимых ценах в расчете на одного занятого, руб.
1 664 693,207
15 914 082, 371
(Ненецкий автономный округ)
Индекс физического объема инвестиций в основной капитал, %
75,6
141,9
(Чукотский автономный округ)
Уровень фондоотдачи
20,55
158,67
(Республика Дагестан)
Степень износа основных фондов, %
39,9
24,4 (г. Севастополь)
Индекс промышленного производства, %
105,6
164,4 (г. Севастополь)
Величина оборота в сопоставимых ценах, приходящаяся в среднем на одну организацию, руб.
5 183 212,96
16 103 063,04
(Чеченская Республика)
Доля убыточных организаций, %
26,5
22,6 (Республика Адыгея)
Рентабельность активов, %
5,78
27,56 (Республика Карелия)
Рентабельность продаж, %
7,28
56,83 (Астраханская область)
Социальные показатели
Индекс численности населения, %
100,43
101,93
(Республика Ингушетия)
Коэффициент демографической нагрузки
736
555 (Ямало-Ненецкий АО)
Ожидаемая продолжительность жизни, лет
76,31
83,4 (Республика Ингушетия)
Площадь жилых помещений в среднем на одного человека, м2
26,19
68,2 (Республика Ингушетия)
Удельный вес ветхого и аварийного жилья, %
0,48
0,48 (г. Санкт-Петербург)
Удельный вес населения с доходами ниже прожиточного минимума, %
6,6
5,6 (Ямало-Ненецкий АО)
Уровень безработицы, %
1,4
1,4
(г. Москва, г. Санкт-Петербург)
Децильный коэффициент
6,9
4,7
(Республика Крым и Ингушетия)
Уровень преступности, кол-во на 100 тыс. чел.
902
257, 45 (Чеченская Республика)
Уровень заболеваемости, кол-во на 100 тыс. чел
100 495,5
39 868,7
(Чеченская Республика)
Экологические показатели
Объем выбросов, отходящих от стационарных источников, приходящийся на единицу стоимости ВРП, тонн
0,04
0,004
(Ненецкий автономный округ)
Объем использования свежей воды на производственные нужды на единицу стоимости ВРП, м3
202,14
0,25
(Ненецкий автономный округ)
Объем сброса загрязненных сточных вод на единицу стоимости ВРП, м3
585, 694
0 (Чеченская Республика)
Площадь погибших лесных насаждений на единицу стоимости ВРП, га
0,00084 (Ленинградская область)
0,0000025 (Орловская область)
Процент улавливания загрязняющих атмосферу веществ, отходящих от стационарных источников, %
99,2
99,2 (г. Санкт-Петербург)
Объем оборотной и повторно используемой воды на единицу стоимости ВРП, м3
443,93
9857,6 (Саратовская область)
Уровень текущих затрат на охрану окружающей среды по отношению к величине ВРП
3,14
46,43 (Мурманская область)
Уровень инвестиций в основной капитал, направленных на охрану окружающей среды, по отношению к величине ВРП
1,25
33,18 (Мурманская область)
Доля очищенных сточных вод, %
1,05
100 (Чеченская Республика)
Доля населения, обеспеченного питьевой водой, %
100
100
(г. Санкт-Петербург, Кабардино-Балкарская Республика)
Примечание: в связи с отсутствием актуальной информации за 2019 год Удельный вес аварийного и ветхого жилья был рассчитан по средним удельным значениям субъектов РФ с 2004 по 2017 год. Чеченская Республика – единственный регион Российской Федерации со 100%-й долей условно-чистых и нормативно-очищенных сточных вод. При расчете Площади погибших лесных насаждений на единицу стоимости ВРП анализировались субъекты, имеющие актуальные показатели по площади погибших лесных насаждений. В связи с отсутствием в СПб показателя по площади погибших лесных насаждений, были выбраны показатели ближайшего субъекта – Ленинградской области.

Источник: составлено авторами по [1, с. 655–656; 2, с. 117; 3, с. 1–57; 4, с. 1–1242; 5, с. 61–63; 6, с. 5; 7, с. 1–1000; 8; 9] (Tretiakova, Mirolyubova, Myslyakova, Shamova, 2018, р. 655–656; Volkov, Golubeva, 2021, р. 117).

После рассмотрения системы индикаторов проводится комплексная оценка устойчивого развития региона.

Первый этап заключается в «статистической оценке устойчивого развития», где по каждому из критериев необходимо провести стандартизацию фактических значений по отношению к наилучшему достигнутому значению среди субъектов РФ (формула 1, 2) [1, с. 656] (Tretiakova, Mirolyubova, Myslyakova, Shamova, 2018, р. 656).

,
(1)

(2)
где – стандартизированное значение i-го индикатора; – фактическое значение i-го индикатора.

В случае правильного расчета стандартизированные значения располагаются в промежутке от нуля до единицы. Близость показателя к единице указывает на высокий уровень достигнутых результатов анализируемого субъекта в сравнении с эталонным показателем рассматриваемого индикатора.

Найденные стандартизированные значения критериев приводятся к общему среднему стандартизованному значению по каждому из показателей – экономическому, социальному, экологическому.

В таблице 2 представлены стандартизированные значения по каждому из показателей критериев триады устойчивого развития и общее стандартизированное значение показателя в городе Санкт-Петербурге.

Таблица 2

Стандартизированные значения показателей триады устойчивого развития в городе Санкт-Петербурге

Наименование показателя
Стандартизированное значение показателя
1
2
Экономические показатели
Индекс численности занятых в экономике
0,790
Валовый региональный продукт (ВРП) в сопоставимых ценах в расчете на одного занятого
0,105
Индекс физического объема инвестиций в основной капитал
0,533
Уровень фондоотдачи
0,130
Степень износа основных фондов
0,612
Индекс промышленного производства
0,642
Величина оборота в сопоставимых ценах, приходящаяся в среднем на одну организацию
0,322
Доля убыточных организаций
0,853
Рентабельность активов
0,210
Рентабельность продаж
0,128
Общее стандартизированное значение по показателю:
0,4325
Социальные показатели
Индекс численности населения
0,985
Коэффициент демографической нагрузки
0,754
Ожидаемая продолжительность жизни
0,915
Площадь жилых помещений в среднем на одного человека
0,384
Удельный вес ветхого и аварийного жилья
1
Удельный вес населения с доходами ниже прожиточного минимума
0,848
Уровень безработицы
1
Децильный коэффициент
0,681
Уровень преступности
0,285
Уровень заболеваемости
0,397
Общее стандартизированное значение по показателю:
0,7249
Экологические показатели
Объем выбросов, отходящих от стационарных источников, приходящийся на единицу стоимости ВРП
0,1
Объем использования свежей воды на производственные нужды на единицу стоимости ВРП
0,0012
Объем сброса загрязненных сточных вод на единицу стоимости ВРП
0
Площадь погибших лесных насаждений на единицу стоимости ВРП
0,0030
Процент улавливания загрязняющих атмосферу веществ, отходящих от стационарных источников
1
Объем оборотной и повторно используемой воды на единицу стоимости ВРП
0,0450
Уровень текущих затрат на охрану окружающей среды по отношению к величине ВРП
0,0676
Уровень инвестиций в основной капитал, направленных на охрану окружающей среды, по отношению к величине ВРП
0,0377
Доля очищенных сточных вод
0,0105
Доля населения, обеспеченного питьевой водой
1
Общее стандартизированное значение по показателю:
0,2265
Источник: составлено авторами по [1, с. 655–656; 2, с. 117] (Tretiakova, Mirolyubova, Myslyakova, Shamova, 2018, р. 655–656; Volkov, Golubeva, 2021, р. 117).

Итоговая комплексная оценка производится с помощью расчета и интерпретации значения интегрального индекса по формуле 3 [1, с. 657] (Tretiakova, Mirolyubova, Myslyakova, Shamova, 2018, р. 657):

,
(3)
где – статистический интегральный индекс устойчивого развития региона; – статистический групповой индекс развития по экономическому, социальному и экологическому показателю.

Согласно формуле 3, статистический интегральный индекс устойчивого развития города Санкт-Петербурга:

=0,4613.

Таким образом, статистический интегральный индекс комплексно характеризует уровень социо-эколого-экономического развития региона. В случае, если показатель находится в диапазоне [0,75; 1], то анализируемый регион достиг достаточно высоких результатов по уровню устойчивого социально-экономического развития, в противном случае – регион существенно отстает в сравнении с наилучшими достигнутыми эталонными показателями развития и нуждается в принятии ряда решений, ориентированных на ликвидацию проблемных отраслей с целью обеспечения сбалансированного состояния всех показателей.

Заключение

Уровень устойчивого развития города Санкт-Петербурга характеризуется низким интегральным показателем по сравнению с эталонными значениями. Наибольшее отставание заметно по экологическому показателю (0,2265), среднее – по экономическому (0,4325), социальный показатель практически соответствует устойчивости (0,7249). Полученные результаты определили негативную тенденцию превалирования социального аспекта, что привело к снижению экологических показателей в регионе. Даже присутствие единственного на территории Российской Федерации Кластера чистых технологий для городской среды с высоким уровнем организационного развития не смогло усилить влияние экологической компоненты, что говорит о целесообразности снижения влияния социального аспекта на все сферы с целью усиления отстающих компонент. Следовательно, не существует прямой связи между устойчивым социально-экономическим развитием региона и реализацией проектов, направленных на защиту окружающей среды. Одна из выдвинутых авторских гипотез не подтверждается. Только выбор оптимального сочетания темпов изменения различных показателей, обеспечивающих общее устойчивое развитие региона, является важнейшей задачей в определении стратегических приоритетов устойчивого социально-экономического развития, влияющих на реализацию инновационных проектов в области, а не наоборот.

Без грамотного, действенного и постепенного внедрения чистых технологий невозможно устойчивое социально-экономическое развитие региона, так как отставание или превалирование в одном из аспектов триады устойчивого развития неизменно ведет к дисбалансному состоянию остальных, что негативно отражается на всем состоянии субъекта, влияющем на уровень жизни населения в регионе и всей территории Российской Федерации в целом [15, c. 1372] (Pytkin, 2021, р. 1372).

Однако следует отметить, что при сравнении устойчивости были взяты лучшие показатели по всем регионам Российской Федерации. Очевидно, что для страны с 85 субъектами довольно проблематично достичь высоких показателей по всем выявленным критериям, а территориальное разнообразие открывает возможность для значительных перевесов в каждом из показателей: высокая позиция региона по одному из рассматриваемых направлений анализа не всегда коррелирует с уровнем по другим показателям. Например, Чеченская Республика – единственный регион России со 100%-ной долей условно чистых и нормативно очищенных сточных вод. Это приводит к выводу о том, что любой регион, сравниваемый по данному критерию, будет не соответствовать по сравнению с Чеченской Республикой. Такой показатель может быть связан с тем, что промышленный комплекс республики сильно отличается от агропромышленного комплекса других более крупных и развитых субъектов РФ. Именно поэтому дальнейшее исследование устойчивости города Санкт-Петербурга планируется провести согласно с нормативными, установленными Правительством РФ и выявленными авторами данной исследовательской работы показателями и экспертными оценками. Итоговый анализ уровня устойчивости региона в сравнении с эталонными показателями по субъектам и уровня устойчивости региона в сравнении с нормативными показателями позволит определить фактический уровень социально-эколого-экономического развития региона. Последующий анализ показателей устойчивости Санкт-Петербурга в 2020 году в условиях крупномасштабной всемирной пандемии в сравнении с 2019 годом до COVID-19 также позволит определить уровень реагирования и устойчивости региона на фоне изменяющихся условий.


Источники:

1. Третьякова Е.А., Миролюбова Т.В., Мыслякова Ю.Г., Шамова Е.А. Методический подход к комплексной оценке устойчивого развития региона в условии экологизации экономики // Вестник УрФУ. Серия: Экономика и управление. – 2018. – № 4. – c. 651-669. – doi: 10.15826/vestnik.2018.17.4.029 .
2. Волков А.Р., Голубева А.С. Устойчивое развитие регионов: подходы к исследованию // Инновационные технологии управления социально-экономическим развитием регионов: Материалы XIII Международной научно-практической конференции, посвященной 70-ти летнему юбилею со дня основания Института социально-экономических исследований УФИЦ РАН. Уфа, 2021.
3. Рейтинг социально-экономического положения субъектов РФ Итоги 2019 года. ООО «Рейтинговое агентство РИА Рейтинг». [Электронный ресурс]. URL: http://vid1.rian.ru/ig/ratings/rating_regions_2020.pdf.
4. Регионы России. Социально-экономические показатели: статистический сборник. Росстат. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/LkooETqG/Region_Pokaz_2020.pdf.
5. Состояние преступности в России за январь-декабрь 2019. Министерство внутренних дел Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: https://xn--b1aew.xn--p1ai/reports/item/19412450.
6. Заболеваемость всего населения России в 2019 году с диагнозом, установленным впервые в жизни: статистические материалы. Ч.1. Министерство здравоохранения Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: http://miaceao.ru/wp-content/uploads/2020/07/01_Zabolevaemost-vsego-naseleniya-Rossii-v-2019-godu.pdf.
7. О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2019 году. Государственный доклад. Минприроды России. [Электронный ресурс]. URL: http://www.mnr.gov.ru/upload/iblock/a21/%D0%93%D0%BE%D1%81%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B4.pdf.
8. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru (дата обращения: 15.01.2022).
9. Единая межведомственная информационно-статистическая система (ЕМИСС). [Электронный ресурс]. URL: https://www.fedstat.ru (дата обращения: 17.01.2022).
10. Карта кластеров России. [Электронный ресурс]. URL: http://map.cluster.hse.ru (дата обращения: 19.01.2022).
11. Третьи «Назаровские чтения» «От Концепции агломерации к Схеме территориального планирования Санкт-Петербурга и части Ленинградской области, и далее – к территориально-пространственному развитию каждого субъекта Российской Федерации». Архитектурный Петербург МОНО. [Электронный ресурс]. URL: http://archpeter.ru/upload/information_system_19/0/0/3/8/8/group_388/information_groups_property_553.pdf.
12. Езангина И.А., Громышова О.С. Направления совершенствования системы мониторинга государственных программ социально-экономического развития России // Финансы: теория и практика. – 2020. – № 5. – c. 112-127. – doi: 10.26794/2587-5671-2020-24-5-112-127 .
13. Кириллова Е.А., Даниленко Н.А. Критический анализ факторов, определяющих устойчивое развитие территорий в стратегической перспективе // Вестник университета. – 2021. – № 11. – c. 110-123. – doi: 10.26425/1816-4277-2021-11-110-123 .
14. Ковалева Е.Б., Пыткина С.А. Промышленное производство как приоритетное направление развития региональных пространственно-отраслевых структур в рыночной среде // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 2. – c. 6113-626. – doi: 10.18334/vinec.11.2.112108 .
15. Пыткин А.Н. Формирование направлений и приоритетов стратегического развития пространственно-отраслевой структуры региона с учетом информатизации российской экономики // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 6. – c. 1361-1372. – doi: 10.18334/epp.11.6.112198 .
16. Строев П.B., Мильчаков М.В., Пивоварова О.В. Опорные регионы пространственного развития России: бюджетный аспект // Финансы: теория и практика. – 2021. – № 2. – c. 53-75. – doi: 10.26794/2587-5671-2021-25-2-53-75 .
17. Фаттахов Р.В., Низамутдинов М.М., Орешников В.В. Оценка устойчивости социально-экономического развития регионов России // Мир новой экономики. – 2019. – № 2. – c. 97-110. – doi: 10.26794/2220-6469-2019-13-2-97-110 .
18. Karunathilake K. Positive and negative impacts of COVID-19, an analysis with special reference to challenges on the supply chain in South Asian countries // Journal of Social and Economic Development. – 2021. – p. 568-581. – doi: 10.1007/s40847-020-00107-z.
19. Khmelnitskaya M. Socio-economic Development and the Politics of Expertise in Putin’s Russia: The ‘Hollow Paradigm’ Perspective // Europe-Asia Studies. – 2021. – № 4. – p. 625-646. – doi: 10.1080/09668136.2020.1853680.
20. Miladinov G. Socioeconomic development and life expectancy relationship: evidence from the EU accession candidate countries // Genus. – 2020. – № 2. – p. 2. – doi: 10.1186/s41118-019-0071-0 .

Страница обновлена: 07.12.2023 в 17:58:31