Межсекторное партнерство в контексте корпоративной социальной ответственности: оценка и перспективные модели

Притворова Т.П.1, Замбинова З.2, Акенов С.Ш.3
1 Карагандинский государственный университет им. Е.А. Букетова, Казахстан, Караганда
2 Карагандинский Университет Казпотребсоюза, Казахстан, Караганда
3 Карагандинский технический университет, Казахстан, Караганда

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 6 (Июнь 2021)

Цитировать:
Притворова Т.П., Замбинова З., Акенов С.Ш. Межсекторное партнерство в контексте корпоративной социальной ответственности: оценка и перспективные модели // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 6. – С. 1469-1484. – doi: 10.18334/epp.11.6.112244.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=46332122

Аннотация:
В статье рассматриваются формы реализации 25 крупными корпорациями Казахстана социальной ответственности в общественном секторе. Выявлено, что доминируют инвестиционные проекты по сооружению инфраструктуры, перечисления в аффилированные благотворительные фонды и разовые спонсорские расходы. Авторами предлагается перенос акцента на стратегические проекты развития человеческого потенциала, основанные на участии всех трех секторов (государственного, частного и некоммерческого). В статье представлены модели 3 проектов с участием корпораций и их волонтеров, которые направлены на повышение потенциала человеческих ресурсов некоммерческого сектора и социальных предпринимателей, профессиональную подготовку молодых работников, профессиональную реабилитацию работников с профзаболеваниями или инвалидностью.

Ключевые слова: межсекторное партнерство, корпоративная социальная ответственность, общественный сектор, некоммерческие организации, модели сотрудничества



Введение

Актуальность. Сетевой подход к управлению общественным сектором экономики предполагает партнерство секторов в предоставлении его благ населению. При этом каждый партнер участвует имеющимися у него ресурсами, но вместе они решают поставленные задачи более эффективно, как для граждан, так и в конечном счете для себя. Сложность управления сетевыми конструкциями оправдывается взвешенностью принятых решений и обоснованностью реализованных проектов, которые являются результатом согласования позиций государства, субъектов рынка и гражданского общества.

Обзор литературы

Методы сетевого подхода в управлении общественным сектором исследуются в работах [1–4] (Khuriyatul, Bevaola, Agus, 2019; Kapucu, Hu, Khosa, 2017; Catlaw, 2009; Alonso, Clifton, Díaz-Fuentes, 2017). Подробно вопросы управления сетевыми конструкциями исследуются в работах [5–8] (Scharpf, 1994; Agranoff, McGuire, 2001; Span, Luijkx, Schols et al., 2012; Casey, 2015). Сложностей у такой системы управления больше, так как традиционные для коммерческого, некоммерческого или государственного сектора методы управления здесь не работают [9, 10] (Yakimec, Nikovskaya, 2018; Yakimec, Nikovskaya, Konovalova, 2004). Многие стороны партнерства некоммерческого сектора и государства всесторонне рассмотрены в работах [11–15] (Herranz, 2010; Salamon, Toepler, 2015; Mersiyanova, Yakobson, 2011; Moskovskaya, 2018; Brinkerho, 2002). Специфика партнерства корпораций и государства в общественном секторе рассмотрена в исследованиях корпоративной социальной ответственности и государственно-частного партнерства [16–22] (Garriga, Melé, 2004; Barnea, Rubin, 2010; Roth, Valentinov, Heidingsfelder et al., 2020; Halme, Laurila, 2009; Drobot, Yarikova, 2019; Drobot, 2021; Patrunina, 2017). Исследование природы и импульсов развития социального предпринимательств неразрывно связано с его гибридной формой и признаками всех трех секторов экономики, пересечений их интересов [23–25] (Hota, Subramanian, Narayanamurthy, 2020; Hockerts, 2015; Pritvorova, Gelashvili, Spanova, 2020)

В то же время исследование межсекторного партнерства в социальной сфере с позиций конкретных его моделей и механизмов через призму корпоративного сектора представлено малым числом работ.

Цель исследования. Провести типологию проектов межсекторного партнерства крупных корпораций Казахстана для разработки стратегических моделей развития человеческого потенциала с участием всех трех секторов экономики (государственного, частного и некоммерческого).

Методы исследования. Применялся экспертный опрос администраторов крупных корпораций Казахстана и представителей государственных органов для классификации форм реализации межсекторного партнерства. В выборку были включены 20 крупных корпораций Казахстана: АО «Kazzinc», АО «АрселорМиттал Темиртау», АО «Казахмыс» и др.

Основные результаты

Согласно результатам социологического исследования, можно выделить следующие формы реализации социальной ответственности корпораций Казахстана:

- инвестиции в объекты социальной и жизнеобеспечивающей инфраструктуры региона, осваиваемые через собственные подразделения (или самостоятельно реализуемые проекты) или передаваемые для освоения через АО «Социально-предпринимательская корпорация» или АО «Государственно-частное партнерство»;

- благотворительная помощь для организации работы культурных, спортивных, образовательных, религиозных и других объектов социальной сферы;

- спонсорская помощь спортсменам, танцевальным ансамблям, мастерским народных промыслов и другим субъектам народного творчества;

- благотворительные средства, передаваемые в аффилированные или неаффилированные общественные фонды или любые другие некоммерческие организации для реализации их миссии;

- разовые мероприятия разной природы и целевой направленности, которые преследуют цели повышения благосостояния граждан (например, благотворительные ярмарки/марафоны).

Качественный анализ форм межсекторного партнерства показывает, что большая часть проектов направлена на строительство объектов инфраструктуры, мероприятия компенсаторного или разового характера.

На наш взгляд, перспективными формами межсекторного партнерства с некоммерческим сектором и социальными предпринимателями при возможном участии государства может стать:

1) корпоративное волонтерство;

2) сетевой консалтинг (с включением интеллектуального волонтерства);

3) трудоустройство работников с профессиональной заболеваемостью и инвалидностью, полученной на производстве.

Активные формы межсекторного партнерства между частным и некоммерческим сектором, в которых имеет место взаимное обучение и развитие, в настоящее время практически отсутствуют, за исключением единичных примеров.

Корпоративное волонтерство основано на следующих принципах для его участников:

- деятельное участие руководства компании и финансирование в случае реализации ресурсоемких проектов (конкурсы, аукционы, поездки в другие города, где размещены подразделения компании);

- добровольное участие сотрудников, но поощрение участия в этой деятельности через нематериальные формы продвижения по профессиональной лестнице, если сотрудник проявляет себя в волонтерском проекте (новая должность, стажировка и т.п.);

- безвозмездность услуги для некоммерческой организации (далее – НКО) и социальных предпринимателей (далее – СП) с дальнейшим социальным воздействием и производством социального эффекта для населения.

Все заинтересованные лица корпоративного волонтерства: компания, сотрудник, целевая группа, общество, некоммерческий сектор извлекают свой эффект от этой деятельности.

Содержание эффектов для всех участников представлено на рисунке 1.

Рисунок 1. Эффекты корпоративного волонтерства для всех стейкхолдеров

Источник: составлено авторами.

Одной из востребованных форм, на наш взгляд, может стать проект «Корпоративное наставничество».

Проект предполагает совместную работу с НКО и основан на постоянно действующей связи между ней и корпорацией.

Идея проекта заключается в том, чтобы объединить технологию наставничества и профессиональную подготовку с формированием практических навыков и умений.

В этой модели целевая группа подростков и юношества в трудной жизненной ситуации (дети-сироты из детских домов, выпускники пенитенциарных учреждений, молодые люди, прошедшие лечение от наркомании, и т.п.) могла бы не просто пройти подготовку в профессионально-технической школе (ПТШ) или колледже, но и получить опыт работы под руководством конкретного специалиста – наставника. Эта целевая группа традиционно опекается некоммерческими организациями, которые помогают им адаптироваться к жизни в обществе, могут оказывать психологические и другие актуальные для конкретного случая социальные услуги.

Социальная проблема заключается в том, что молодые люди из этой социальной группы часто становятся представителями когорты NEET, то есть группы молодежи, которая нигде не учится и не работает. Центры занятости населения не работают с этой целевой группой с учетом всех ее особенностей, так как она не только нуждается в профессиональной подготовке или повышении квалификации, но и в решении социальных проблем. Государственные центры занятости не владеют технологией работы с такими социальными группами и не могут обеспечить для ее представителей системную социальную поддержку, в которой она нуждается.

Корпорация в этом проекте в лице службы HR может организовывать их профориентацию по профессиям, которые необходимы в корпорации и в ближайшем времени могут быть востребованы.

Корпоративное наставничество предполагает следующие действия:

- профориентирование молодого человека на стадии выбора профессии, профориентационные экскурсии и подбор для него наставника – ментора, который, в свою очередь, также нуждается в подготовке к исполнению данной функции;

- проведение для молодого человека установочных занятий, тренингов и мастер-классов параллельно с его обучением в ПТШ или колледже;

- проведение стажировок, вовлечение в трудовой процесс и решение конкретных производственных задач;

- возможное трудоустройство в результате успешного прохождения претендентом всех испытаний и трудовая карьера при поддержке наставника.

Сетевое межсекторное партнерство в данной модели выглядит следующим образом (рис. 2).

В данной модели межсекторного партнерства участвуют некоммерческая организация, государственный центр занятости (возможно и желательно, но не необязательно, то есть, в принципе, модель может работать и без Центра занятости), местные корпорации/компании на территории региона. Чем больше число вовлеченных в проект компаний, тем шире спектр возможной профподготовки и, соответственно, возможности учитывать интересы и внутреннюю мотивацию молодого человека.

В этой модели все субъекты извлекают свои эффекты:

- молодой человек с профессиональными и социальными проблемами не просто заканчивает ПТШ, а при участии профессионального наставника осваивает базовые навыки и умения в профессии, а при соответствующем усердии, возможно, и рабочее место. Он может увидеть профессию глазами специалиста, удовлетворенного своей работой и ее перспективами, получить успешный опыт работы;

- корпорация получает мотивированного работника, который сознательно выбрал профессию и привержен корпорации на стартовом этапе своей профессиональной карьеры. Кроме этого, компания закрепляет свой положительный имидж в обществе как социально ответственная корпорация с привлекательными местами работы;

Рисунок 2. Схема взаимодействия субъектов в рамках сетевого проекта межсекторного партнерства «Корпоративный наставник»

Источник: составлено авторами.

- общество получает позитивно настроенного молодого человека, нацеленного на профессиональный рост и позитивное участие в жизни общества;

- наставники осваивают новую роль, приобретают опыт инструктора/преподавателя и, возможно, получают и материальные и нематериальные вознаграждения от корпорации;

- некоммерческая организация имеет возможность успешно реализовать свою миссию, получить грант на свою деятельность и оплату своей деятельности за трудоустройство каждого конкретного молодого человека от государственной службы, поскольку именно она является менеджером проекта. Именно некоммерческая организация ведет этот деловой процесс, составляет индивидуальный план развития для молодого человека, содействует в решении его социальных проблем, инструктирует корпоративных наставников и помогает в решении возникающих проблем пары «наставник – молодой человек» и осуществляет сопровождение каждого участника проекта вплоть до его трудоустройства.

Эффективным будет создание сайта некоммерческой организации, на котором специалисты-волонтеры разных профессий и компаний региона будут представлять свой профиль деятельности, рассказывать о его преимуществах и трудностях, а также приглашать к личным контактам. В зависимости от вида деятельности компании это могут быть промышленные, строительные, экономические, логистические и другие профессии.

Конечным результатом проекта является его социальный эффект, который измеряется на основе показателя «Доля участников проекта, трудоустроившихся на постоянное рабочее место и работающих не менее 1 года, %».

Данная модель представляет системный подход всех субъектов экономики к социальной ответственности, основанный на сетевом межсекторном сотрудничестве, которое использует преимущества каждого сектора:

- государство может эффективно распорядиться ресурсами общественного сектора для обеспечения более устойчивого результата в вопросе трудоустройства молодого человека из целевых групп, который получит многоканальную поддержку со стороны некоммерческого и коммерческого секторов экономики в процессе обретения занятости и обеспечения позитивного настроя на будущее благосостояние;

- некоммерческий сектор может реализовать индивидуальный подход к каждому молодому человеку с учетом всего своего опыта решения социальных проблем. Приоритетной задачей будет организация профессиональной ориентации (психологическое тестирование, экскурсии, мастер-классы, тренинги) и содействие результативному сотрудничеству с избранным профессиональным наставником;

- корпорация реализует свою социальную ответственность, обеспечивает новые меры активизации своих работников на основе их самореализации, осуществляет полноценную практическую подготовку молодого человека к профессиональной деятельности, трудоустраивает избранных молодых людей.

Второй перспективной моделью корпоративной социальной ответственности, которая предлагается нами для казахстанского межсекторного партнерства, является сетевой консалтинг с использованием интеллектуального волонтерства.

Логическая схема этой модели представлена на рисунке 3.

В условиях отсутствия в Казахстане финансово устойчивых коммерческих акселераторов, которые в развитых странах успешно развивают направление социального предпринимательства в структуре своей деятельности, эта модель может стать протоакселератором для социальных предпринимателей.

Источником финансовых ресурсов в данном случае выступает крупная или средняя корпорация, которая имеет в своем окружении аффилированный благотворительный фонд или устойчиво сотрудничает с неаффилированным благотворительным фондом.

Корпорация, делающая акцент на активных формах развития, может оплатить необходимую консалтинговую помощь для своего аффилированного или курируемого фонда, а также для начинающего социального предпринимателя, который нуждается в консалтинговых услугах для запуска своей бизнес-модели.

Консалтинговая компания, которая имеет в своем штате, а также вне штата множество квалифицированных сотрудников в самых разных сферах деятельности, может консультировать всю команду благотворительного фонда или социального предпринимателя, в том числе в режиме онлайн. В этом случае команда проекта встречается с группой консультантов на платформе и обсуждает все стороны своей деятельности или предполагаемого к реализации проекта. Планируется несколько встреч, обсуждаются результаты предыдущей сессии и продвижение вперед с учетом мнений консультантов.

Рисунок 3.Модель активного межсекторного сотрудничества между частным и некоммерческим сектором/социальными предпринимателями

Источник: составлено авторами.

Поддержка может осуществляться не только в форме консультаций, но и в разработке дорожной карты по преодолению проблем, возникших при реализации бизнес-модели, включающей конкретный пакет рекомендаций. Причем по мере реализации дорожной карты возможно поддержание постоянного контакта для отработки в прямом режиме возникающих затруднений.

Если есть возможность одновременного участия более чем одной команды в этом процессе, то все команды могут участвовать в обсуждении на платформе и высказывать свое «постороннее» мнение по отдельным сторонам бизнес-модели социального предпринимателя или социального проекта некоммерческой организации.

На этой же платформе могут быть зарегистрированы индивидуально специалисты-волонтеры самых разных сфер деятельности, которые по мере необходимости и по индивидуальному запросу руководства консалтинговой компании могут подключаться к обсуждению и вносить свой вклад в оформление бизнес-идеи или улучшение социального проекта. Контакты с волонтерами впоследствии могут осуществляться организациями самостоятельно, поскольку эти специалисты являются интеллектуальными волонтерами и оказывают помощь на добровольных безвозмездных началах.

Государство может участвовать в этом процессе через НАО «ЦПГИ», выдавая гранты на обучение для потенциальных социальных предпринимателей.

Третья модель, в которой заинтересованы крупные корпорации горно-металлургического профиля и другие субъекты, у которых производственные процессы характеризуются как вредные и опасные, это трудоустройство работников после того, как у них было диагностировано профессиональное заболевание или инвалидность на производстве.

Проблемой является тот факт, что не всегда работника можно достойно трудоустроить внутри корпорации, т.е. найти для него подходящее рабочее место согласно его состоянию здоровья и уровню образования. Например, шахтерам и металлургам, которые не дорабатывают до пенсии на своем рабочем месте по причине снижения трудоспособности или травматизма, трудно в рамках корпорации найти удовлетворяющее их и корпорацию рабочее место.

В этом случае кроме медицинской реабилитации необходима еще и профессиональная реабилитация и трудоустройство на новое рабочее место, то есть индивидуальный подход, который в Центре занятости чаще всего не реализуется.

В настоящее время проблема не решается системно, на основе межсекторного взаимодействия, но есть возможность для решения, в которой реализуются сильные стороны каждого субъекта:

- государство предоставляет инфраструктуру медицинского реабилитационного центра;

- некоммерческая организация является основным менеджером процесса переобучения и трудоустройства, включая психологическое тестирование на профессиональных платформах, которые выводят на группу профессий, к которым есть наибольшая предрасположенность;

- корпорация оплачивает услуги НКО, но в конечном счете это для нее выгодно, если работник не может быть трудоустроен на полноценную, удовлетворяющую его и компанию работу в рамках корпорации.

В этом случае некоммерческая организация, специализирующаяся в том числе на содействии занятости целевых групп, может взять на себя вопрос трудоустройства работников с неполной трудоспособностью и за каждого такого работника получать от корпорации вознаграждение.

Если в эту модель включить государственный инфраструктурный потенциал, то в государственном центре медицинской реабилитации инвалидов некоммерческими организациями могут быть организованы курсы профессионального обучения специальностям с перспективным спросом. В результате параллельно с медицинской реабилитацией может быть проведена профессиональная реабилитация при содействии НКО, результатом которой с большей вероятностью будет трудоустройство.

Заключение

В межсекторном партнерстве Казахстана много инфраструктурных и благотворительных проектов разового характера, но почти нет проектов межсекторного партнерства корпораций с некоммерческими организациями.

Обобщая сделанные нами предложения, можно сказать, что мы выявляем новые возможности для корпоративной социальной ответственности, которые возникают при активизации связей между секторами экономики.

Нами разработаны три модели межсекторного сотрудничества с участием корпораций (КСО) и некоммерческих организаций:

- корпоративное волонтерство: проект «Корпоративное наставничество»;

- сетевой консалтинг с использованием интеллектуального волонтерства;

- профессиональная реабилитация и трудоустройство работников, которые приобрели профессиональное заболевание или инвалидность в результате трудовой деятельности в корпорации.

Все три модели базируются на устойчивом деловом сотрудничестве между корпоративным и некоммерческим сектором, которое может работать как само по себе, так и при участии государственных органов, что дает партнерству дополнительные возможности.

Каждый из субъектов проявляется в моделях свои сильные стороны, которые позволяют извлечь синергетический эффект из этого сотрудничества:

- корпорации привносят в партнерство свой опыт ведения бизнеса и свои финансовые ресурсы, а также решают проблему формирования социально ответственного работодателя, повышающего устойчивость развития общества. Такой работодатель решает свои проблемы с учетом интересов своих работников и развивает не только свой персонал, но и человеческие ресурсы в некоммерческом секторе, но и в обществе в целом;

- некоммерческий сектор получает возможность и осваивает технологии работы бизнеса и профессиональные консультации, преломляя их применение с учетом своей социальной миссии. Эти знания важны также для действующих и потенциальных социальных предпринимателей. Сектор получает дополнительные финансовые ресурсы от государства по социальному заказу, поскольку, например, трудоустройство молодежи это одна из важнейших его целей. Дополнительные доходы могут быть получены от корпораций, которые заинтересованы в решении проблемы трудоустройства своих работников с профессиональными заболеваниями и инвалидностью, полученными на производстве;

- государство решает свои задачи по выполнению социальных обязательств перед своими гражданами и обществом в целом, так как занятость населения является одной из важнейших гарантий современного социального государства.

В дальнейших исследованиях планируется выявить предпочтения НКО в формах сотрудничества с корпорациями.


Источники:

1. Khuriyatul H., Bevaola K., Agus P. Building a network concept in contemporary public administration // Public Administration. – 2019. – № 1. – p. 46-61. – doi: 10.17323/1999-5431-2019-0-5-46-61.
2. Kapucu N., Hu Q., Khosa, S. The State of Network Research in Public Administration // Administration and Society. – 2017. – № 8. – p. 1087-1120. – doi: 10.1177%2F0095399714555752.
3. Catlaw T. Governance and Networks at the Limits of Representation // American Review of Public Administration. – 2009. – № 5. – p. 478-498. – doi: 10.1177%2F0275074008323975.
4. Alonso J., Clifton J., Díaz-Fuentes D. The Impact of Government Outsourcing on Public Spending: Evidence from European Union Countries // Journal of Policy Modeling. – 2017. – № 2. – p. 333-348. – doi: 10.1016/j.jpolmod.2017.01.007.
5. Scharpf F.W. Games Real Actors Could Play: Positive and Negative Coordination in Embedded Negotiations // Journal of Theoretical Politics. – 1994. – № 1. – p. 27-53. – doi: 10.1093/OXFORDJOURNALS.JPART.A003504.
6. Agranoff R., McGuire M. Big Questions in Public Network Management Research // Journal of Public Administration Research and Theory. – 2001. – № 3. – p. 295-326. – doi: 10.1093/OXFORDJOURNALS.JPART.A003504.
7. Span K., Luijkx K., Schols J., Schalk R. The Relationship Between Governance Roles and Performance in Local Public Interorganizational Networks: A Conceptual Analysis // American Review of Public Administration. – 2012. – № 2. – p. 186-201. – doi: 10.1177/0275074011402193.
8. Casey C. Public Values in Governance Networks Management Approaches and Social Policy Tools in Local Community and Economic Development // American Review of Public Administration. – 2015. – № 1. – p. 106-127. – doi: 10.1177%2F0275074014531072.
9. Якимец В.Н., Никовская Л.И. Механизмы и принципы межсекторного социального партнерства как основа развития общественно-государственного управления // Власть. – 2018. – № 4. – c. 15-25. – doi: 10.31171/vlast.v26i4.5757 .
10. Якимец В.Н., Никовская Л.И., Коновалова Л.Н. Межсекторное социальное партнёрство. - М.: ГУУ, 2004. – 208 c.
11. Herranz J. Multilevel Performance Indicators for Multisectoral Networks and Management // American Review of Public Administration. – 2010. – № 4. – p. 445-460. – doi: 10.1177%2F0275074009341662.
12. Salamon L., Toepler S. Government–Nonprofit Cooperation: Anomaly or Necessity? // Voluntas: International Journal of Voluntary and Nonprofit Organizations. – 2015. – № 6. – p. 2155-2177. – doi: 10.1007/s11266-015-9651-6.
13. Мерсиянова И.В., Якобсон Л.И. Сотрудничество государства и структур гражданского общества в решении социальных проблем // Вопросы государственного и местного управления. – 2011. – № 2. – c. 5-24.
14. Московская А.А. Стимулы и барьеры привлечения негосударственных поставщиков к оказанию социальных услуг: российский и зарубежный опыт // Вопросы государственного и местного управления. – 2018. – № 3. – c. 88-116.
15. Brinkerho J. Government-Nonprofit Partnership: A Defining Framework // Public Administration and Development. – 2002. – № 1. – p. 19-30. – doi: 10.1002/pad.203.
16. Garriga E., Melé D. Corporate Social Responsibility Theories: Mapping the Territory // Journal of Business Ethics. – 2004. – № 1-2. – p. 51-71. – doi: 10.1023/B:BUSI.0000039399.90587.34.
17. Barnea A., Rubin A. Corporate Social Responsibility as a Conflict Between Shareholders // Journal of Business Ethics. – 2010. – № 1. – p. 71-86. – doi: 10.1007/s10551-010-0496-z.
18. Roth S., Valentinov V., Heidingsfelder M. et al. CSR Beyond Economy and Society: A Post-Capitalist Approach // Journal of Business Ethics. – 2020. – № 3. – p. 411-423. – doi: 10.1007/s10551-018-4068-y.
19. Halme M., Laurila J. Philanthropy, Integration or Innovation? Exploring the Financial and Societal Outcomes of Different Types of Corporate Responsibility // Journal of Business Ethics. – 2009. – № 3. – p. 325-339. – doi: 10.1007/s10551-008-9712-5.
20. Дробот Е.В., Ярикова Е.В. Институциональный анализ организации государственно-частного партнерства в реализации инфраструктурных проектов // Экономические отношения. – 2019. – № 4. – c. 2989-3000. – doi: 10.18334/eo.9.4.40838.
21. Дробот Е.В. Анализ критериев устойчивости, используемых в современных индексах корпоративной социальной ответственности // Социальное предпринимательство и корпоративная социальная ответственность. – 2021. – № 3. – doi: 10.18334/social.2.3.112090.
22. Патрунина К.А. Корпоративная социальная ответственность в реализации проектов государственно-частного партнерства // Государственно-частное партнерство. – 2017. – № 3. – c. 165-178. – doi: 10.18334/ppp.4.3.38448.
23. Hota P., Subramanian B., Narayanamurthy G. Mapping the Intellectual Structure of Social Entrepreneurship Research: A Citation/Co-citation Analysis // Journal of Business Ethics. – 2020. – № 1. – p. 89-114. – doi: 10.1007/s10551-019-04129-4.
24. Hockerts K. How Hybrid Organizations Turn Antagonistic Assets into Complementarities // California Management Review. – 2015. – № 3. – p. 83-106. – doi: 10.1525%2Fcmr.2015.57.3.83.
25. Притворова Т.П., Гелашвили Н.Н., Спанова Б.К. Институциональная поддержка социального предпринимательства: мировая практика и возможности для Казахстана // Экономика: стратегия и практика. – 2020. – № 1. – c. 71-87.

Страница обновлена: 25.11.2021 в 15:01:30