Барьеры развития экологического туризма и пути их преодоления

Лебедева С.А.1, Паткина Е.В.1
1 Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 5 (Май 2021)

Цитировать:
Лебедева С.А., Паткина Е.В. Барьеры развития экологического туризма и пути их преодоления // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 5. – doi: 10.18334/epp.11.5.112046.

Аннотация:
Авторы статьи изучили историческое развитие экологического туризма и оценили текущее состояния этого сегмента туристического рынка в России. Принимая во внимание значительные площади охраняемых природных территорий, которые являются ключевой площадкой для развития экотуризма, а также международные экологические рейтинги, можно с уверенностью утверждать, что Российская Федерация обладает значительным потенциалом и конкурентными преимуществами для развития этого направления. Однако существует ряд факторов, негативно отражающихся и сдерживающих развитие экологического туризма в России. В статье авторы оценили возможные последствия бездействия и предложили меры по преодолению существующих проблем.

Ключевые слова: экологический туризм, особо охраняемые природные территории (ООПТ), национальные парки, государственные природные заповедники, проблемы развития экотуризма, сдерживающие факторы

JEL-классификация: L83, Z31, Z32, Q56



Введение

Экологический туризм является перспективным направлением развития туристской индустрии в Российской Федерации ввиду богатого природного наследия страны. Тем не менее на сегодняшний день существует перечень проблем, препятствующих успешному развитию этого сегмента.

Актуальность работы обусловлена возрастающей необходимостью ответственного отношения к окружающей среде в силу ограниченности природных ресурсов, популяризацией экологически ориентированных видов экономической деятельности, а также вниманием общественности к отдыху на природе, в частности на территории национальных парков и государственных природных заповедников. Отчасти интерес последних обусловлен пандемией коронавирусной инфекции, поразившей весь мир и усилившейся в связи с ней вирусофобией [1, 2] (Beliakova, 2020; Lebedeva, 2021). Государство также старается уделять внимание развитию этого направления, что отражается в целях и задачах национального проекта «Экология» и Стратегии развития туризма в Российской Федерации до 2035 года.

Цель исследования – оценка и анализ текущего состояния экологического туризма, в том числе сдерживающих факторов развития этого сегмента туристического рынка на территории России.

Методы исследования. Авторы провели ретроспективный анализ иностранной и отечественной научной литературы, начиная с истоков зарождения экологического туризма [3, 4] (Budowski, 1976; Boo et al., 1990) и заканчивая современными исследованиями подходов и проблем экологического туризма [5–8] (Snyman, 2017; Canteiro, Córdova-Tapia, Brazeiro, 2018; Tseng et al., 2019; Maksanova, Sharaldaeva, Andreeva, 2020). Использовались также методы сравнительного и структурного анализа, методы описательной статистики и приемы визуализации данных.

Научная новизна. В статье предложен авторский подход к пониманию проблем и барьеров, снижающих конкурентные преимущества Российской Федерации на международном рынке экологического туризма.

В качестве результата авторами предложены ряд мер для продвижения, популяризации и эффективного развития экологического туризма на территории России и повышения имиджа страны в экотуристическом сегменте на мировой арене.

Ретроспективный анализ развития экологического туризма

Вопрос развития такого направления, как экологический туризм, впервые был затронут мировым научным сообществом в середине 70-х годов XIX века в статье Жерардо Будовски из Йельского университета (США). Однако само понятие «экологический туризм», или «природный туризм», впервые было использовано в научных дискурсах в 1983 г. мексиканским экономистом-экологом Гектором Цебаллос-Ласкурейном. Данное понятие возникло как реакция общественности на негативные воздействия массового туризма на природные территории. В 80-90-е гг. появилась первая специализированная организация, занимающаяся изучением экологического туризма, – Международное сообщество экотуризма (The International Ecotourism Society, TIES). До начала XXI тысячелетия работы по природному туризму были нацелены на осознание места этого феномена в туристской отрасли и экономике различных стран, изучение его особенностей и составляющих компонентов, построение теоретических концепций продвижения экологического туризма и подтверждение его важной роли в сохранении биологического и природного разнообразия.

Одной из самых ранних работ по экотуризму стала книга, подготовленная сотрудниками Всемирного фонда дикой природы (World Wildlife Fund, WWF) и исследователями сферы туризма в 1990 году, в которой были предприняты первые попытки задокументировать статус экологического (природного) туризма и оценить его влияние на экономику и окружающую среду стран Латинской Америки и Карибского бассейна [4] (Boo, 1990). В 1994 году Ральф Бакли [9, с. 662] (Buckley, 1994, p. 662) из государственного исследовательского университета Гриффита (Австралия) представил рамочную структуру экотуризма, выделив четыре основных элемента, связывающих туризм и окружающую среду: компоненты природной среды – основа туристского продукта и достопримечательностей; управление туристскими операциями с целью минимизации воздействия на окружающую среду; экономический вклад туризма в сохранение окружающей среды; отношение туристов к окружающей среде и эколого-просветительская деятельность туроператоров. В 1995 году профессор Марк Орамс [10, с. 4] (Orams, 1995, p. 4) из Оклендского технологического университета (Новая Зеландия) в своей статье описал экологические путешествия как парадоксальное явление, находящееся между двух крайностей. С одной стороны, согласно автору, ни один из существующих видов туризма не может быть экологическим, так как в любом случае путешественники оказывают негативное влияние на природу, экосистему и биоразнообразие. С другой стороны, человек, будучи живым организмом, не может вести себя неестественно или «неэкотуристически», что является подтверждением того, что любой вид туризма – это экотуризм. В книге “The ecotourism equation: Measuring the impacts” авторы не только оценили воздействие экотуризма на природные заповедники в Латинской Америке и Африке, в том числе на популяцию животных в национальном парке Тикаль (Гватемала), но и впервые рассмотрели правовые основы регулирования экологического туризма [11] (Malek-Zadeh, 1996). В конце двадцатого тысячелетия Димитриос Диамантис [12, с. 116] (Diamantis, 1999, p. 116) из Центра туристических исследований Международной школы гостиничного менеджмента Ле Рош (Швейцария) выделил три элемента, характерных для определений экологического туризма того времени: природный компонент, включающий как охраняемых, так и неохраняемые природные территории, на которых может быть организован экотуризм; компонент устойчивого управления, отвечающий за ориентированность туристов на сохранение природы; образовательный компонент, который продемонстрировал явные различия между теоретическими аспектами экологического образования и применяемыми на практике методами.

С начала 2000-х экотуризм рассматривался как прогрессивный вид туризма и базис путешествий будущего. Интерес к этому виду путешествий со стороны научного сообщества и международных организаций неуклонно возрастал, что породило ряд исследований, касающихся форм и типов экологических путешествий, а также фундаментальных принципов и правил экотуризма.

В 2001 году вышла в свет «Энциклопедия экологического туризма» (англ. “The encyclopedia of ecotourism”) объемом 668 страниц, которая являлась как обобщением уже проведенных ранее исследований, в частности рассмотрением региональных особенностей развития экологического туризма, так и содержала новые на тот момент концепты. Австралийский ученый Рассел Блейми, например, перечислил основополагающие принципы экотуризма, которые, по его мнению, заключаются в:

· рациональном использовании ресурсов;

· снижении избыточного потребления и сокращении чрезмерного количества отходов;

· сохранении природного, социального и культурного разнообразия;

· интеграции сферы туризма в стратегические планы развития национальных и местных экономик;

· государственной поддержке местных экономик;

· вовлеченности местного населения и профессиональных сообществ в туристический сектор;

· консультациях с заинтересованными сторонами и широкой общественностью;

· постоянном обучении персонала и совершенствовании профессиональных навыков;

· работе с туристами и повышении уважения к культурным ценностям, социальной и естественной среде дестинаций;

· постоянном мониторинге за развитием отрасли и проведении исследований в сфере туризма [13, с. 13] (Blamey et al., 2001, p. 13).

Уже известный Орамс в той же книге описал возможные типы экотуризма не только в разрезе естественности и неестественности, но и с точки зрения поведения туристов, их заинтересованности в природных аттракциях и уровня физических нагрузок во время путешествия [14, с. 27-30] (Orams, 2001, p. 27-30). В этой же книге авторы рассмотрели такие разновидности природных путешествий, как горный, полярный, морской, островной и прочие виды туризма.

Постепенно все больше внимания уделялось не идеальным моделям взаимодействия туризма и природы, а тому, как в действительности обстоят дела с развитием и продвижением экологических путешествий и какое влияние экологический туризм оказывает на дестинации [15–17] (Stronza, 2007; Buckley, 2009; Wearing, Neil, 2009). Начиная с первой половины второго десятилетия XXI века ученые сосредоточились на развитии природного туризма в странах Африки [5; 18; 19; 20; 5] (Snyman, 2017; Chiutsi et al., 2011; Mbaiwa, 2015; Bluwstein, 2017) и Азии [7; 21; 22; 23] (Tseng et al., 2019; Bunruamkaew, Murayam, 2011; Lee, Lawton, Weaver, 2013; Masud et al., 2017), а также на расчетах показателей допустимых нагрузок на особо охраняемые природные территории и влияния туристов на природную и биологическую сохранность заповедников и национальных парков в процессе экологических путешествий [6; 24–27] (Canteiro, Córdova-Tapia, Brazeiro, 2018; Ríos-Jara et al., 2013; Cupul-Magaña, Rodríguez-Troncoso, 2017; Vujko et al., 2017; Wiyono, Muntasib, Yulianda, 2018).

Сегодня экологический туризм представляет собой «ответственное» путешествие на природные территории, которое оказывает минимальное воздействие на окружающую среду, способствует поддержанию благополучия местного населения и подразумевает постоянное обучение в области экологии как туристов, так и персонала особо охраняемых природных территорий, заповедников, национальных парков [28] (TIES, 2015).

В большинстве статей отечественных авторов анализируется понятие «экологический туризм», освещаются его различные аспекты. Многие работы посвящены проблемам развития экологического туризма за рубежом. Те научные работы, в которых уделяется внимание экологическому туризму в России, обычно освещают перспективы и возможности развития экологического туризма в российских регионах, а также описывают экономические и экологические преимущества для местной и национальной экономик от продвижения данного вида путешествий. Разумеется, многие российские исследователи отмечают такие проблемы развития экотуризма в субъектах, как нормативно-правовые ограничения, слабая развитость необходимой туристской инфраструктуры, низкий уровень жизни российского населения, обуславливающий отсутствие возможности путешествовать, труднодоступность некоторых туристских территорий, дороговизна транспортных перемещений по территории России [29, с. 47; 30, с. 21–23; 31, с. 275; 32, с. 266–268] (Gadzhieva, 2014, p. 47; Grushenko, 2018, p. 21–23; Arutyunyan, Ryabova, Ryndach, 2019, p. 275; Kobylyan, Borodkina, 2019, p. 266–268).

Текущее состояние экологического турима в России и мире

Исчезновение природных ресурсов и биологических видов, а также безответственное использование туристских природных дестинаций вынуждают мировое сообщество обратить особое внимание на вопросы экологии. В частности, признание мировым научным сообществом весомой роли экологического туризма в концепции устойчивого развития, а также значимого влияния развития экотуризма на глобальное изменение климата обусловили главенствующие позиции экологических путешествий в мировой туристской индустрии. По оценкам экспертов, на долю экологических путешествий приходится до 20% мирового туризма [33, с. 52] (Shadskaya et al., 2017, p. 52). Некоторые специалисты оценивают доходы от программ экологического туризма в 1 млрд долл. в день [34, с. 54] (Dzhandzhugazova, 2019, p. 54), а число посетителей охраняемых территорий по всему миру составляет более 8 млрд человек [8, с. 112] (Maksanova, Sharaldaeva, Andreeva, 2020, p. 112).

В Российской Федерации число посетителей особо охраняемых природных территорий не идет ни в какое сравнение с посещаемостью охраняемых природных объектов в других странах. Например, количество посетителей объектов эколого-просветительской деятельности, расположенных на территории национальных парков и государственных природных заповедников России, в 2019 году составляло 8 357 282 человек. При этом Йеллоустонский национальный парк (США) в тот же год посетили 4,02 млн туристов (рис. 1).

Рисунок 1. Количество посетителей объектов эколого-просветительской деятельности в НП и ГПЗ России и посетителей НП «Йеллоустон» в США

Источник: составлено авторами на основе [35; 36] (Statista, 2021; Rosstat, 2020).

В России, несмотря на впечатляющее разнообразие флоры и фауны, о развитии экологического туризма заговорили только в 2018 году после утверждения национального проекта «Экология». Актуальность направления усугубилась после утверждения Стратегии развития туризма в Российской Федерации до 2035 года. Согласно этим документам, на сегодняшний день экологический туризм является одним из приоритетных сегментов развития внутреннего и въездного туризма в нашей стране в связи с нереализованным потенциалом использования особо охраняемых природных территорий, которые составляют 13,94% общей площади территории России.

Особо охраняемые природные территории (ООПТ) включают государственные природные заповедники и заказники, дендрологические парки и ботанические сады, национальные и природные парки, а также иные категории особо охраняемых природных территорий регионального и местного значения. В России экологический туризм обычно рассматривается в разрезе посещения государственных природных заповедников (ГПЗ) и национальных парков (НП) как классических дестинаций для путешествий экологической направленности. На 2019 год ГПЗ и НП занимают уверенные позиции в структуре ООПТ России с общей площадью более 33,6 и 26,6 млн га, соответственно (рис. 2, 3).

Рисунок 2. Динамика количества и площади территорий государственных природных заповедников Российской Федерации за 1995–2019 гг.

Источник: составлено авторами на основе [36] (Rosstat, 2020).

Рисунок 3. Динамика количества и площади территорий национальных парков Российской Федерации за 1995–2019 гг.

Источник: составлено авторами на основе [36] (Rosstat, 2020).

Если оценить возможности развития экологического туризма в России с позиции международных экологических рейтингов, то можно уверенно отметить, что Российская Федерация является перспективным, но не самым привлекательным направлением. Например, с точки зрения показателя «Экологический след» (Ecological Footprint) Россия является одной из небольшого количества стран, в которой до сих пор существует экологический запас биоемкости, то есть экосистемы страны способны нормально восстанавливаться, при этом обеспечивая российское население необходимыми экосистемными услугами [37] (GFN, 2017).

Согласно Глобальному индексу путешествий по дикой природе (Global Wildlife Travel Index), разработанному туристической компанией True Luxury Travel, в 2019 году Российская Федерация занимала 14-е место среди 107 стран [38] (True Luxury Travel, 2019), что свидетельствует о наличии в стране необходимых ресурсов для развития экологического туризма.

Тем не менее некоторые международные показатели демонстрируют и слабые стороны России. Например, согласно Индексу экологической эффективности (Environmental Performance Index, EPI), разработанному Центром экологической политики и права при Йельском университете, Российская Федерация занимает только 58-е место из 180 стран. Наша страна значительно отстает от среднемировых показателей по ряду направлений, в том числе в области управления отходами (Waste Management / Controlled Solid Waste), достаточности экосистемных услуг (Ecosystem Services) и рыбных запасов (Fisheries), управления водными ресурсами и очистки сточных вод (Water Resources / Wastewater Treatment), а также изменения климата (Climate Change) [39] (EPI, 2020).

Некоммерческий фонд Green Destinations, возглавляющий глобальное партнерство экспертных организаций и академических институтов, занимающихся устойчивым развитием дестинаций, уже на протяжении семи лет составляет список топ-100 туристических дестинаций, успешно продвигающих экологический туризм. Среди стран, попавших в список лидеров в этом туристическом сегменте в 2020 году, оказались Австралия, Бразилия, Канада, Чили, Хорватия, Кипр, Чехия, Эквадор, Эстония, Финляндия, Германия, Япония, Мальта, Черногория, Намибия, Нидерланды, Новая Зеландия, государственное образование Ниуэ, Перу, Филиппины, Португалия, Республика Конго, Румыния, Руанда, Сейшелы, Словакия, Словения, Испания, Швеция, Тайвань, Танзания, Таиланд, Турция, Великобритания и США [40] (GD, 2020). За все время составления рейтинга Российская Федерация ни разу не была в нем отмечена.

Факторы, сдерживающие развитие экотуризма

Имеющиеся у России ресурсы для развития экологического туризма обделены вниманием отечественных и международных туристов по целому ряду причин, немного отличающихся в зависимости от направленности турпотока. К факторам, тормозящим развитие экологического туризма, можно отнести следующие.

Региональный и местный характер особо охраняемых природных территорий и центров развития экологического туризма с отсутствием координации этих центров в рамках Федерации. Согласно данным Федеральной службы государственной статистики, как в количественном соотношении, так и с точки зрения соотношения площадей в России преобладают ООПТ регионального и местного значения (рис. 4).


2014 год

2019 год
Соотношение количества ООПТ, ед.

2014 год

2019 год
Соотношение площадей ООПТ, млн. га

Рисунок 5. Изменение соотношения площадей особо охраняемых природных территорий России федерального, регионального и местного значения в 2014 и 2019 гг.

Источник: составлено авторами на основе [36] (Rosstat, 2020).

Природные объекты и территории локального значения, несомненно, могут быть привлекательными, в особенности для туристов из соседних регионов. Однако преуменьшение степени важности таких объектов может послужить причиной недостаточного финансирования на содержание и модернизацию экологических троп и музеев на территории национальных парков и государственных природных заповедников. Кроме того, это также имеет значение с точки зрения позиционирования и продвижения существующих на территории ООПТ экологических маршрутов на мировом туристическом рынке.

Разобщенность участников эколого-туристской деятельности проявляется в отсутствии специализированных туристических операторов, знакомых с нормативно-правовой базой, касающейся охраны окружающей среды и ООПТ, и специализирующихся на создании туристического продукта на базе НП и ГПЗ. Экскурсионно-познавательная и туристическая деятельность на территории нацпарков и заповедников на сегодняшний день осуществляется самими ООПТ. Из этого следует, что полноценные туры, включающие помимо базовых составляющих долговременное (в течение нескольких дней) пребывание туристов в пределах ООПТ, практически не представлены на рынке. Это порождает другую проблему.

Высокая стоимость существующих экологических туров. Некоторые экологические туры все же представлены на российском рынке. Например, компания Poseidon Expeditions предлагает туристам двухнедельные туры на территорию национального парка «Русская Арктика». Маршрут начинается в крупнейшем городе за Северным полярным кругом Мурманске, достигает архипелага Земля Франца-Иосифа, который является территорией национального парка, и заканчивается также в Мурманске. Однако стоимость такого захватывающего путешествия начинается от 2 286 918 рублей с человека [41] (PE, 2021), что при среднедушевых денежных доходах российского населения в 35 361 рублей в месяц является неподъемной, космической суммой. Разумеется, цена входа во многие НП и ГПЗ значительно ниже, так же как и стоимость посещения экотроп и маршрутов, но скорее всего, такое посещение ограничится обзорной экскурсией и посещением визит-центра. Кроме того, цена, запрашиваемая на входе, может отличаться от указанной на сайте, так как на абсолютном большинстве официальных сайтов ООПТ представлена информация о ценах за 2016–2017 гг. Отсюда вытекает следующая проблема.

Отсутствие публичной отчетности о деятельности ООПТ. Данный фактор порождает асимметрию информации между ООПТ и туристами, а также между ООПТ и органами власти. Более того, отсутствие отчетности об экскурсионно-туристической деятельности на сайте ООПТ не позволяет осуществлять грамотное стратегическое планирование охраняемых территорий. В частности, отсутствие достоверной информации о количестве посетителей национальных парков и государственных природных заповедников может способствовать возникновению «серой» деятельности и «браконьерской проблемы» на территории ООПТ, превышению максимально допустимых нагрузок на охраняемую территорию и, как следствие, возникновению природных катастроф. Примером этого может послужить вопиющий случай, произошедший в конце февраля 2021 года в НП «Лосиный остров» [1], где за февральские праздничные дни было убито десять пятнистых оленей. Помимо невозможности реализовывать стратегическое планирование и своевременно принимать необходимые меры по предотвращению экологических катастроф, отсутствие подобной информации лишает возможности видеть реальные доходы от эколого-просветительской и туристической деятельности на территории национальных парков и заповедников. Это, в свою очередь, ведет неэффективному перераспределению доходов, которые должны быть направлены на развитие и поддержку необходимой для экотуризма инфраструктуры, экологического обучения местных жителей и просвещения в области охраны окружающей среды.

Экологическая безграмотность населения. Данная проблема связана с привычкой российского населения, руководителей предприятий, а также властей рассматривать природные ресурсы как бесплатный источник дополнительных доходов. Несмотря на то, что количество объектов эколого-просветительской деятельности на территории ООПТ с начала 2000-х значительно возросло и имеет устойчивую тенденцию к увеличению (рис. 5), тем не менее встает вопрос оценки эффективности проводимых мероприятий и успехов в формировании общественного экологического сознания, что напрямую связано со специалистами, которые проводят работу с широкой общественностью.

Рисунок 6. Динамика объектов эколого-просветительской деятельности в национальных парках и государственных природных заповедниках

Источник: составлено авторами на основе [36] (Rosstat, 2020).

Дефицит квалифицированных кадров в сфере экологического туризма. Следствием этой проблемы является слабое понимание работниками заповедников и парков специфики организации экотуризма, сути туроператорской деятельности, ценовой политики, важности рекламы, маркетинга, информационного обеспечения посетителей.

Заключение

При всех недостатках экологический туризм в России – одно из наиболее перспективных направлений. Однако несмотря на уникальный природный потенциал нашей страны, годовая посещаемость всех ООПТ России сопоставима с посещаемостью 2–3 национальных парков стран – лидеров экологического туризма (США, Австралия, Кения). Кроме того, на сегодняшний день этот вид туризма имеет широкое распространение лишь в девяти российских регионах, характеризующихся выдающейся природой и наиболее материально обеспеченных ресурсами и специалистами в отрасли. Среди них лидируют Кавказский, Байкальский, Алтайский и Дальневосточный регионы, среднее положение принадлежит Волго-Уральскому, Центрально-Европейскому и Северо-Европейскому регионам, а последнее место за Камчатским и Арктическим регионами, но при этом данные регионы обладают достаточным эколого-туристским потенциалом.

При такой низкой посещаемости и неразвитости экотуризма иностранные туристы с охотой посещают российские дестинации. Лидерами по количеству иностранных посетителей можно признать север европейской части территории России (прежде всего, за счет туристов из Финляндии, направляющихся в Карелию), Байкальский регион, известный во всем мире, а также Дальний Восток и Камчатку – за счет прибытий туристов из Японии и Китая, США.

Анализ проблем, препятствующих развитию экотуризма в России, позволяет выделить ряд мер, которые могут помочь в их преодолении:

1. Создание ассоциаций и цепей эколого-туристских предприятий и туристических агентств поможет стремительно развить экотуризм в России и объединить разрозненные усилия множества малых и средних организаций, занимающихся вопросами развития экологического туризма.

2. Формирование специальных баз данных, создание справочно-информационной системы по природным и историко-культурным достопримечательностям, маршрутам и турам, распространение опыта успешных пилотных эколого-туристских проектов не только поможет в информационном распространении информации об экологическом туризме, но и может вдохновить все большее количество участников отрасли к продвижению революционных идей.

3. Развитие рекламно-информационного обеспечения и продвижения экологического туризма России на внутренние и внешние рынки помогает привлечь не только новых туристов, но и дополнительные частные инвестиции, которых сейчас недостаточно для популяризации экотуризма в России.

4. Разработка федеральной программы по развитию экологического туризма в России – мера, цель которой – консолидировать усилия множества законотворческих, гражданских и бизнес-инициатив.

5. Развитие международного сотрудничества в сфере развития экотуризма – ключ к принятию положительных мировых практик и традиций, которые уже доказали свою эффективность в других странах.

Подводя итог, можно отметить, что экологический туризм в России носит двойственный характер. С одной стороны, он достаточно неплохо развивается, но темпы его развития низкие и недостаточные для массового вовлечения туристов. Меры, требующиеся для минимизации либо устранения существующих проблем в отрасли, требуют консолидации самых разных сил как самих туристов, так и государственных органов.

[1] На сайте национального парка «Лосиный остров», как и на сайтах большинства НП и ГПЗ, нет информации о посещаемости.


Источники:

1. Белякова М.Ю. К вопросу возникновения логики угроз и возможностей для мирового туризма при трансформации временной перспективы с коронавирусной ситуации // Экономика и предпринимательство. – 2020. – № 6(119). – c. 1305-1309. – doi: 10.34925/EIP.2020.119.6.278.
2. Лебедева С.А. Последствия пандемии в сфере туризма. Некоторые пути восстановления отрасли // Перспективные направления в области физической культуры, спорта и туризма: материалы Х Всероссийской научно-практической конференции. Нижневартовск, 2021. – c. 167-171.– doi: 10.36906/FKS-2020/32.
3. Budowski G. Tourism and environmental conservation: conflict, coexistence, or symbiosis? // Environmental Conservation. – 1976. – № 1. – p. 27-31. – doi: 10.1017/S0376892900017707.
4. Boo E. et al. Ecotourism: the potentials and pitfalls: country case studies. WWF. - 1990
5. Snyman S. The role of private sector ecotourism in local socio-economic development in southern Africa // Journal of Ecotourism. – 2017. – № 3. – p. 247-268. – doi: 10.1080/14724049.2016.1226318.
6. Canteiro M., Córdova-Tapia F., Brazeiro A. Tourism impact assessment: A tool to evaluate the environmental impacts of touristic activities in Natural Protected Areas // Tourism Management Perspectives. – 2018. – p. 220-227. – doi: 10.1016/j.tmp.2018.09.007.
7. Tseng M.L. et al. Ecotourism development in Thailand: Community participation leads to the value of attractions using linguistic preferences // Journal of Cleaner Production. – 2019. – p. 1319-1329. – doi: 10.1016/j.jclepro.2019.05.305.
8. Максанова Л.Б.-Ж., Шаралдаева В.Д., Андреева А.М. Правовые основы государственно-частного партнерства для развития экологического туризма на особо охраняемой природной территории // Вестник Бурятского государственного университета. Экономика и менеджмент. – 2020. – № 4. – c. 111-117. – doi: 10.18101/2304-4446-2020-4-111-117 .
9. Buckley R. A framework for ecotourism // Annals of Tourism Research. – 1994. – № 3. – p. 661-665. – doi: 10.1016/0160-7383(94)90126-0.
10. Orams M.B. Towards a more desirable form of ecotourism // Tourism Management. – 1995. – № 1. – p. 3-8. – doi: 10.1016/0261-5177(94)00001-Q.
11. Malek-Zadeh E. The ecotourism equation: Measuring the impacts. / Yale School of Forestry & Environmental Studies Bulletin Series., 1996. – 300 p.
12. Diamantis D. The concept of ecotourism: Evolution and trends // Current Issues in Tourism. – 1999. – № 2-3. – p. 93-122. – doi: 10.1080/13683509908667847.
13. Blamey R.K. et al. Principles of ecotourism. / The encyclopedia of ecotourism. - Australia: School of Tourism and Hotel Management, Griffith University, 2001. – 5-22 p.
14. Orams M.B. et al. Types of ecotourism. / The encyclopedia of ecotourism. - Australia: School of Tourism and Hotel Management, Griffith University, 2001. – 23-36 p.
15. Stronza A. The economic promise of ecotourism for conservation // Journal of Ecotourism. – 2007. – № 3. – p. 210-230. – doi: 10.2167/joe177.0.
16. Buckley R. _Principles and practices. , 2009.
17. Wearing S., Neil J. Routledge. - London: Routledge, 2009. – 304 p.
18. Chiutsi S. et al. The theory and practice of ecotourism in Southern Africa // Journal of Hospitality Management and Tourism. – 2011. – № 2. – p. 14-21. – doi: 10.5897/JHMT.9000008.
19. Mbaiwa J.E. Ecotourism in Botswana: 30 years later // Journal of Ecotourism. – 2015. – № 2. – p. 204-222. – doi: 10.1080/14724049.2015.1071378.
20. Bluwstein J. Creating ecotourism territories: Environmentalities in Tanzania’s community-based conservation // Geoforum. – 2017. – p. 101-113. – doi: 10.1016/j.geoforum.2017.04.009.
21. Bunruamkaew K., Murayam Y. Site suitability evaluation for ecotourism using GIS & AHP: A case study of Surat Thani province, Thailand // Procedia - Social and Behavioral Sciences. – 2011. – p. 269-278. – doi: 10.1016/j.sbspro.2011.07.024.
22. Lee Y.S., Lawton L.J., Weaver D.B. Evidence for a South Korean model of ecotourism // Journal of Travel Research. – 2013. – № 4. – p. 520-533. – doi: 10.1177/0047287512467703.
23. Masud M.M. et al. Community-based ecotourism management for sustainable development of marine protected areas in Malaysia // Ocean & Coastal Management. – 2017. – p. 104-112. – doi: 10.1016/j.ocecoaman.2016.11.023.
24. Ríos-Jara E. et al. The tourism carrying capacity of underwater trails in Isabel Island National Park, Mexico // Environmental Management. – 2013. – № 2. – p. 335-347. – doi: 10.1007/s00267-013-0047-3.
25. Cupul-Magaña A.L., Rodríguez-Troncoso A.P. Tourist carrying capacity at Islas Marietas National Park: An essential tool to protect the coral community // Applied Geography. – 2017. – p. 15-23. – doi: 10.1016/j.apgeog.2017.08.021.
26. Vujko A. et al. Modelling of carrying capacity in National Park-Fruška Gora (Serbia) case study // Open Geosciences. – 2017. – № 1. – p. 61-72. – doi: 10.1515/geo-2017-0005.
27. Wiyono K.H., Muntasib E., Yulianda F. Carrying capacity of Peucang Island for ecotourism management in Ujung Kulon National Park // IOP Conference Series: Earth and Environmental Science. – 2018. – № 1. – p. 1-11. – doi: 10.1088/1755-1315/149/1/012018.
28. What Is Ecotourism?. The International Ecotourism Society. [Электронный ресурс]. URL: https://ecotourism.org/what-is-ecotourism (дата обращения: 21.04.2021).
29. Гаджиева Е.А. Экологический туризм, как одно из перспективных направлений туристской сферы Ленинградской области // Актуальные проблемы гуманитарных и социальных наук. – 2014. – c. 47-50.
30. Грушенко Э.Б. Экологический туризм как фактор устойчивого развития Западной Арктики // Арктика и Север. – 2018. – № 32. – c. 18-29. – doi: 10.17238/issn2221-2698.2018.32.18.
31. Арутюнян П.Р., Рябова Н.П., Рындач М.А. Экологический туризм в Крыму, его особенности, проблемы и перспективы // Повышение конкурентоспособности социально-экономических систем в условиях трансграничного сотрудничества регионов. Симферополь, 2019. – c. 274-276.
32. Кобылян Н.В., Бородкина К.С. Проблемы и перспективы развития экологического туризма в Республике Карелия // Бизнес-технологии в туризме и гостеприимстве. 2019. – c. 263-272.
33. Шадская И.Г. и др. Экологический туризм как направление развития туристского потенциала региона (на примере Тверской области) // Социальная политика и социология. – 2017. – № 3(122). – c. 51-59. – doi: 10.17922/2071-3665-2017-16-3-51-59.
34. Джанджугазова Е.А. Развитие экологического туризма на территории национальных парков России // Российские регионы: взгляд в будущее. – 2019. – № 2. – c. 52-62.
35. Number of recreational visitors to Yellowstone National Park in the United States from 2008 to 2020. Statista. [Электронный ресурс]. URL: https://www.statista.com/statistics/254231 (дата обращения: 22.04.2021).
36. Окружающая среда. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/11194 (дата обращения: 21.04.2021).
37. Ecological Deficit. Global Footprint Network. [Электронный ресурс]. URL: https://data.footprintnetwork.org/# (дата обращения: 21.04.2021).
38. Global Wildlife Travel Index 2019. True Luxury Travel. [Электронный ресурс]. URL: https://www.true.travel/global-wildlife-travel-index (дата обращения: 21.04.2021).
39. Russia 2020. Environmental Performance Index. [Электронный ресурс]. URL: https://epi.yale.edu/epi-results/2020/country/rus (дата обращения: 21.04.2021).
40. Green Destinations TOP 100. Green Destinations. [Электронный ресурс]. URL: https://greendestinations.org/programs-and-services/top-100-destinations (дата обращения: 21.04.2021).
41. Экспедиционный круиз на Северный полюс. Poseidon Expeditions. [Электронный ресурс]. URL: https://poseidonexpeditions.ru/severnyj-poljus/na-ledokole-k-vershine-planety/201 (дата обращения: 21.04.2021).

Страница обновлена: 27.04.2021 в 13:30:01